ГлавнаяКаталог работИностранные языки → Антонимия в немецком языке
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Антонимия в немецком языке

Содержание


Введение 3
1. Сущность языковой антонимии 8
1.1 Выражение полярности в языке 8
1.2 Виды антонимов 14
2. Словообразовательные средства маркирования полярности 21
2. 1 Средства создания антонимичности в субстантивном
словообразовании 21
2.2 Средства создания антонимичности в адъективном словообразовании 30
3. Лексические и грамматические средства выражения полярности
в современном немецком языке 35

3.1 Лексические средства выражения полярности 35
3. 2 Грамматические средства выражения полярности 45
Заключение 47
Список литературы 51
Список литературных источников 54

Введение

Cовременная лингвистика исходит из положения о том, что язык представляет собой определенным образом организованную систему, т. е. такое органическое целое, элементы которого закономерно связаны друг с другом и находятся в строго определенных отношениях.
Одним из важных проявлений системных отношений в языке является соотносительная противоположность его элементов. Антонимические отношения буквально пронизывают язык. Значение противоположности отмечается, например, в отношениях залоговых форм глагола: строить — строиться (Рабочие строят дом—Дом строится рабочими), угнетающий — угнетаемый, покупать — продавать и т. д. Противоположными по смыслу могут быть и целые предложения: Все собравшиеся были спортсменами — Ни один из собравшихся не был спортсменом (ср. Некоторые из собравшихся (не) были спортсменами). Логические формулы этих предложений (суждений) имеют следующий вид: «Все S суть Р», «Ни одно S не есть Р», «Некоторые S (не) суть Р».
И все же антонимия — явление, прежде всего лексическое. В этом нетрудно убедиться, обратившись, скажем, к только что приведенному примеру. Синтаксическая антонимия «Все собравшиеся были спортсменами — Ни один из собравшихся не был спортсменом» опирается, прежде всего, на лексическую противоположность компонентов конструкции: все (были) — ни один (не был) (ср. подчеркивание соотносительной противоположности самой терминологией: общеутвердительное — общеотрицательное суждение, высказывание).
Принципиальная важность классификации слов по противоположности их значений для осознания системности лексики отмечалась в лингвистике неоднократно. Так, например, акад. М. М. Покровский еще на заре развития науки о значении писал, что «слова и их значения живут не отдельной друг от друга жизнью, но соединяются (в нашей душе), независимо от нашего сознания, в различные группы, причем основанием для группировки служит сходство или прямая противоположность по основному значению» [Покровский, 1959, 82]. Ш. Балли видел в антонимических противопоставлениях проявление природной склонности человеческого ума. Он указывал на легкость, с которой в сознании говорящего вызывается логический антоним (например la chaleur «тепло» — le froid «холод») или вообще «парное» слово (типа droit «правый» — gauche «левый»). «Это одно из проявлений той относительности, — писал Ш. Балли, — которая определяет (и ограничивает) всю деятельность разума. Таким образом, в нашем сознании абстрактные понятия заложены парами, причем каждое из слов всегда так или иначе вызывает представление о другом» [Балли, 1961, 139].
Л. Ельмслев подчеркивал, что структурное описание языка возможно лишь при условии, когда открытые классы удается свести к замкнутым. «Замкнутые классы, — отмечал он, — встречаются и в области лексики: так, среди непроизводных прилагательных можно указать небольшие замкнутые классы, часто состоящие всего из двух членов (большой - маленький, длинный - короткий, красивый - безобразный, горячий - холодный)» [Ельмслев, 1962, 135]. Такие антонимические структуры представляют собой своеобразные семантические микросистемы (микрополя), имеющие важное значение как для изучения собственно внутрисистемных отношений в лексике, так и для исследований культурно-исторического характера.
Осознание разного рода соотносительной противоположности слов помогает лучше определить их значение, выявить их взаимные связи и место в системе.
Располагая слова таким образом, чтобы их значения взаимно отрицали, друг друга (высокий — невысокий) и, далее, противопоставлялись (высокий — низкий), мы получаем достаточно упорядоченный словарь, отражающий некоторые существенные структурно-семантические черты антонимии и лексической системы языка в целом.
Организуя и «оформляя» важнейшие фрагменты языковой системы, антонимы образуют целые парадигмы качественных слов (ср. тощий, тщедушный, худой, сухопарый, нормальный, упитанный, полный, толстый, тучный, жирный...) и используются как важнейшие координационные понятия при выражении пространственных и других отношений. Таковы, например, наречия типа вперед—назад; влево—вправо, вверх—вниз, обозначающие направление движения от определенной точки.
Антонимичные слова не только образуют «собственные» микросистемы, но и включаются в качестве одной из основных координат в общую схему тематической (понятийной) классификации лексики, вступая в тесную органическую связь с синонимами и другими словами той же тематической группы.
При изучении и описании антонимии немецкого языка необходимо поставить прежде всего две взаимосвязанные задачи: 1) исследование антонимии как системного явления и 2) определение места и роли антонимии в лексической системе языка в целом.
Явление антонимии достаточно часто привлекало внимание языковедов. Только во второй половине 20 века появляется множество отдельных специальных работ, в основном, отечественных ученых, посвященных проблемам антонимии (Введенская 1969, 1971, 1976, 1982; Завьялова 1969, 1973; Корпеева 1973; Новиков 1973, 1976, 1982; Морозова 1974; Иванова 1977, 1982; Соколова 1977; Шмелев 1977; Agricola 1978, 1980; Лайонз 1978; Львов 1978,1984; Тихонов, Саидова 1980; Михайлов 1983, 1987; Миллер 1985, 1990; Никитина 1987; Маргарян 1988; Сафин 1989; Меркурьева 1996; Огрохина 1997; Ягодкина 2000; Боева 2001).
Активно изучаются межуровневые антонимические отношения между словом и фразеологизмом, между словом и свободным словосочетанием. Ряд исследований посвящен изучению собственно фразеологической антонимии (Л.П.Зимина, Е.Н.Миллер, М.И.Сидоренко и др.).

Антонимичность по-разному выражается в языке. Не¬которые языковеды (Л.А. Булаховский, В. Шмидт) считают антонимами только слова с разной основой (как, например, stark—schwach). Другие лингвисты (А. А. Реформатский, К. А. Левковская, Т. Шиппан, В. Флайшер, М. Д. Степа¬нова, И. И. Чернышева, В. М. Завьялова) относят к ним, как представляется справедливым, и лексические еди¬ницы, у которых значение противоположности реализуется с помощью словообразовательных средств, как например, klar—unklar, Dank—Undank, Erfolg—Mißerfolg, vitamin¬reich — vitaminarm, gedankenarm — gedankenreich, ge¬schmackvoll—geschmacklos, inhaltsvoll—inhaltsleer и т. д.
Актуальность работы обусловлена неразработанностью проблем антонимии в современном немецком языке.
Цель настоящей работы - представить систему средств выражения антонимичности в современном немецком языке.
Проблемой нашего исследования является антонимия в современном немецком языке.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
1. Проведение анализа научных работ по проблемам антонимии для определения исходных теоретических положений и основных направлений исследования. Уточнение понятия антонима и типов антонимических отношений.
2. Рассмотреть лексические средства выражения полярности в немецком языке.
3. Рассмотреть выражение полярности в немецком языке с помощью грамматических средств.
4. Представление общей системы словообразовательных средств создания антонимичности в современном немецком языке.
При написании данной работы использовались труды современных лингвистов в области антонимии и теории словообразования: Р. Миллера, К. Зоммерфельда, Т. Пауля, В.Н.Комиссарова, Л.А.Новикова, М.Р.Львова, Л.А.Введенской, В.М. Завьяловой, Д.Н.Шмелева, Н.Л.Степановой и др.
Практическое значение состоит в возможности использования материала в курсах теории и практики лексикологии и перевода.
Научная новизна работы выразилась в сочетании лингвистического, литературоведческого и переводческого подходов к изучению проблемы.
Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемой литературы и списка литературных источников.
При написании данной курсовой работы применялись следующие методы научного исследования:
1) теоретический анализ работ отечественных и зарубежных лингвистов, посвященных данной проблеме;
2) интерпретационный метод (объяснение, сравнение).


1. Сущность языковой антонимии
1.1 Выражение полярности в языке

Явление антонимии издавна интересовало философов и ученых. Изучение антонимии началось с логики древнегреческого философа
Аристотеля. Аристотель выделяет четыре типа противоположностей:
1) соотнесенность между собой,
2) собственно противоположность,
3) лишенность и обладание,
4) утверждение и отрицание.
Таким образом, труды Аристотеля являются основой для развития современной теории противоположности.
Современная философия определяет противоположность как категорию, выражающую одну из ступеней развития противоречия.
Противоположность, как логическая категория, характеризуется диалектической взаимосвязью противоположных понятий. Противоположности обладают свойством уравновешивать друг друга» обнаруживая симметричность. Они снимают взаимно свои признаки таким образом, что результат равен нулю.
Одним из ярких проявлений системных отношений в лексике является соотносительное противопоставле¬ние двух и более слов, противоположных по самому общему и наиболее существенному для их значения семантическому признаку. Такие слова называются лексическими антонимами (гр. anty — про¬тив + опута — имя).
Соотносительным противопоставление называется потому, что в подобные отношения вступают лишь слова, находящиеся в одной и той же лексической и грамматической (по признаку отнесенности к одной и той же части речи) парадигме, обозначающие ло¬гически совместимые понятия. В основу их сопостав¬ления положен один и тот же общий и существенный для них признак. Так, семантически (и, естественно, логически) соотносительными являются слова, характе¬ризующие разного рода качественные признаки, на¬пример: красоту, цвет, вкус и др. (schön - ¬ hässlich, hell - dunkel, bitter - süß); эмо¬ции (die Liebe - der Hass, die Heiterkeit - die Traurigkeit, die Liebkosung - die Grobheit); понятия пространства, времени ( oben - unten, den Norden - der Süden, heute - morgen, der Winter - der Sommer); действие и состояние (schließen - öffnen, erröten - erblassen,) и многие другие.
Обязательность признака логико-семантической соотноситель¬ности понятий при определении антонимичности слов, называющих эти понятия, впервые четко сформулировал Н. М. Шанский. Однако на одновременное наличие сходства в каком-то отношении у подобных слов указывал и Л. А. Булаховский [Шанский, 1995, c. 64; Булаховский, 1953., c.44].
Одной из первых работ, в которой сделана попытка рассмотреть явление антонимии с лингвистических позиций, является работа В.Н. Комиссарова, которая, по мнению большинства исследователей, положила начало современному этапу развития теории антонимии. Автор считает антонимами те слова, у которых противопоставленность друг другу отражена в лексическом значении. Особо отмечается важность регулярной воспроизводимости слов-антонимов в речи, как фактора, необходимого для их существования в языке [Комиссаров: 1957].
Что же понимается под антонимами в языкознании? Несмотря на кажущуюся простоту и отсутствие принципиальных противоречий в определении антонима между лингвистами, понятие антонима может толковаться по разному и критерии выделения антонимов их признаки также могут различаться.
В большинстве работ лексическая антонимия определяется как тип семантических отношений, устанавливаемых, прежде всего, в парадигматическом плане между лексическими единицами, имеющими противоположные значения (М.А.Николаева, Л.А.Новиков).
Ни в самом определении антонимии, ни в выделении типичных черт антонимов не существует полного понимания между лингвистами. Однако основные признаки антонимов отмечаются практически всеми.
В свойствах антонимов находят отражение свойства объективных
противоположностей. Это проявляется в том, что значения антонимов имеют
общие черты, характеризуются взаимодополняемостью и взаимоисключаемостью. Противоположность, лежащая в основе антонимии, есть различие внутри одной и той же сущности (качества, свойства, отношения, движения, состояния и т. д.).
Таким образом, антонимами называются слова, противоположные по значению. Способностью образовать антонимические пары обладают слова, обозначающие понятия соотносительные в пространстве, во времени или по качеству, например: oben — unten, früh — spät, gut — schlecht.
Необходимо различать антонимы, т. е. слова, которые в семантическом отношении являются антиподами, от слов коррелативных, лишь в какой-то мере (но не абсолютно) противопоставляемых друг другу. Так, например, слова: Freund друг и Feind враг, Liebe любовь и Haß ненависть, gut хороший и schlecht плохой, kurz короткий и lang длинный — это действительно антонимы, так как они обо¬значают диаметрально противоположные понятия. Но, напри¬мер, Sommer лето и Winter зима, Süden юг и Norden север по своей природе не антонимы (но противопоставля¬емые друг другу коррелативные слова, могущие иногда функционировать как антонимы), так как помимо слов Sommer лето и Winter зима имеются еще и слова Frühling весна и Herbst осень, а помимо слов Süden юг и Nor¬den север еще и слова Osten восток и Westen запад. Таким образом, Sommer и Winter, с одной стороны, Süden и Norden, с другой, не представляют собой таких абсолют¬ных антиподов, как, например, Freund и Feind или gut и schlecht.
Не являются антонимами по своей специфике, но лишь в какой-то мере противопоставляемыми коррелативными словами и такие лексические единицы, как Wald лес и Feld поле и другие подобные, т. е. лексические единицы, не представляющие собой таких антиподов, какими явля¬ются подлинные антонимы, поскольку обозначают они предметы, имеющие не только черты различия, но и черты сходства.
Подлинные же антонимы, как Freund и Feind, или gut и schlecht являются именно антиподами.
Однако встречаются и более сложные антонимические отношения. Так, прилагательному alt противополагается не только neu, но и jung, которые между собой не связаны; такие же отношения мы находим в антонимах süß — sauer, süß — bitter, süß — salzig. В прилагательных же kalt — warm — heiß, trocken — feucht — naß, равно как и в глаголах stehen — gehen — sitzen — liegen, schweigen — schreien — sprechen все антонимы связаны между собой.
Антонимия характеризуется парадигматическими и синтагматическими свойствами. Синтагматические свойства слова могут служить критерием для выделения антонимов.
Антонимия понимается, прежде всего, как лексическое явление. Вопросами лексической антонимии занимался целый ряд исследователей (В.Н.Комиссаров, Л.А.Новиков, М.Р.Львов, Л.А.Введенская, В.М. Завьялова, Д.Н.Шмелев, Н.Л.Соколова и др.). Многочисленные определения лексического антонима во многом совпадают и сводятся к указанию на содержание противоположного значения, хотя существуют и разногласия по поводу наличия противоположного значения, типов противоположности, типов антонимов, семантических и морфологических признаков антонимов, по поводу классификации самих языковых антонимов.
В результате анализа ряда теоретических работ по общему и немецкому языкознанию в качестве основного определения антонимии нами принимается определение антонима - как взаимопротивоположных по значению номинативных единиц языка, которые служат для обозначения взаимопротивоположных односущностных явлений объективной реальности.
Можно выделить следующие признаки антонимов:
- наличие антонимического отрицания (в оппозиции антонимов - предельного);
- способность вызывать ассоциации по тождеству и (развитому до предела) различию значений,
- отображать в оппозициях противоположности природы и общества,
- выполнять текстообразующую функцию,
- образовывать малую (базовую), серединную (перманентно-волновую), большую (концептуально завершенную) антонимию,
- создавать системность и целостность речи (текста).
Антонимические отношения охватывают всю систему номинации, т.е. антонимичность есть внутреннее фундаментальное свойство языка.
Среди лингвистов существуют разногласия по поводу однокоренных антонимов, которые часть ученых исключает из числа лексических антонимов [Чурносова Т. Ф, 2004, c.8].
Мы придерживается точки зрения большинства лингвистов, которые к лексической антонимии относят и однокоренные слова, поскольку такие антонимы представляют целую семантическую группу в спектре семантики противоположности, а именно контрадикторности.
Большинство исследователей полагают, что антонимия существует на всех уровнях языковой системы: на лексическом, морфологическом и синтаксическом.
Содержание понятия «антоним» в последнее время существенно дополнено. Так, до недавнего времени ан¬тонимами считались только слова, содержащие в своем значении указание на качество. Современные исследователи усматривают антонимию и у слов, принадлежа¬щих к одной и той же части речи, обозначающих разного рода чувства, действие, состояние, оценку, пространственные и временные отношения и т. д., т. е. все более укрепляется широкое понимание антонимии [Новиков, 1973, c.139-140].
Антонимические связи присущи как семантически моно¬вариантным словам, так и семантически поливариантным лексическим единицам. Причем, иногда слова, характеризу¬ющиеся антонимическими отношениями, употребляются в одном контексте: Stanislaus ... verteilte Lobe und Tadel. (Strittmatter E. Der Wundertäter. Moskau, 1962, 380); Susanne kannte alle Freundschaften und Rivali¬täten in der Klasse, ... bedachte genau, welches Kind sie wann loben oder tadeln durfte ... (Otto H. Zeit der Störche. Berlin, 1967, 204) [Ивлева, 1978, c. 75].
В антонимические связи могут вступать и поливариант¬ные слова по своим основным вариантам. Тесная взаимосвязь антонимии с многозначностью подчеркивает системность отношений лексических еди-ниц, их взаимозависимость и взаимообусловленность при сохранении, однако, каждым из явлений своих раз¬личительных (дифференциальных) признаков.
Отметим, что не всегда каждое из значений мно¬гозначного слова имеет в языке антонимы. Например, слово Der Tag обладает четырьмя основными значениями: 1) «часть суток, от восхода до захода солнца, с утра до вечера»; 2) «сутки, промежуток времени в 24 ча¬са»; 3) «календарная дата, число месяца, посвящен¬ные какому-нибудь событию, лицу»; 4) «время, пора». Но в антонимические отношения оно вступает только в первом значении: Der Tag - die Nacht. В этом случае дей¬ствуют уже внутренние закономерности лексической системы, характер предмета и понятийные признаки.
К числу языковых признаков антонимов, кроме свя¬зи с полисемией и спецификой синтагматических от¬ношений, относится регулярность их контрастирующих ассоциативных связей, иными словами, упоминание об одном члене антонимической пары может вызвать пред¬ставление о другом. Называя, например, такие свойства человеческого характера, как die Güte, die Feinheit, ¬ die Feinfühligkeit, говорящий и слушающий может сопоставить их с противоположными — die Bosheit, die Grobheit, die Herzlosigkeit.
Слова-антонимы, как и синонимичные слова, неред¬ко образуют в языке и речи группы единиц, семан¬тически близких по функции противопоставления. Понятие об антониме воз¬никает лишь в том случае, когда существует не менее двух семантически соотносимых слов, противополож¬ных по значению. Поэтому нельзя, например, сказать, что слово weiße — антоним. При этом необходимо сра¬зу уточнить: weiße — антоним слова schwarz. Следо¬вательно, антонимы (как и синонимы) существуют как минимум попарно.
Нередко каждое из двух (и более) семантически противопоставленных слов, в свою очередь, имеет сино¬нимы, которые и образуют ряды единиц, синонимич¬ных (по вертикали) и антонимичных (по горизонтали) между собой, например:
Die Welle: schwer - schwach
stark - leicht
kräftig – schwach и т. д.;
Das Jahr: zukünftig - vergehend
tretend - vorig
künftig – gehend и т. д. [Фомина, 1990, c. 144-147].
Таким образом, два (и более) близких по значе¬нию слова образуют антонимический ряд.
Итак, антонимы это взаимопротивоположные по значению номинативные единицы языка, которые служат для обозначения взаимопротивоположных односущностных явлений объективной реальности. Антонимия связывает языковые единицы с противоположным значением и свойственна всем естественным языкам.

1. 2 Виды антонимов

По своей структуре антонимы неоднородны. Одни являются разнокорневыми: (munter - ermüdet, den Reichtum - das Elend, ¬ schnell - langsam, schädlich - nützlich, das Leben - der Tod, geräumig - eng, der Feigling - храбрец и др. Та¬кие антонимы называют собственно лексическими. Дру-гие — однокорневыми: Einfahrt – Ausfahrt, Abbau - Aufbau, Abflug - Anflug и т. д. По¬добные антонимы называют грамматическими, а точ¬нее, лексико-грамматическими.
Грамматическая антонимия может быть выражена формально посредством особых морфем — префиксов или суффиксов. Широко распространен в этой функции префикс um- в именах существительных, прилагательных, адъективированных причастиях и наречиях, например: Ruhe — Unruhe, Schuld — Unschuld, Einigkeit—Uneinigkeit, Frieden — Unfrieden, Ordnung — Unordnung; beweglich — unbeweglich, endlich — unendlich, treu — untreu, angenehm — unangenehm, ausführbar — unausführbar, geduldig — ungeduldig, logisch — unlogisch, ratsam — unratsam; bedeutend — unbedeutend, wissend — unwissend, begrenzt — unbegrenzt, gezwungen — ungezwungen, gesättigt — ungesättigt, gesalzen — ungesalzen; gern — ungern, fern —unfern, längst — unlängst и т. п.
Аналогичную функцию с um- имеет префикс miß-, встречающийся в именах существительных и в глаголах, например: Erfolg — Mißerfolg, Kredit — Mißkredit, Vergnügen — Mißvergnügen; achten — mißachten, billigen — mißbilligen, glücken — mißglücken, gelingen — mißlingen, trauen — mißtrauen и т. п.
Префикс ent- служит для образования антонимических пар глаголов и производных от этих глаголов существительных; иногда ему противопоставляются префиксы bе- и ver-, например: falten — entfalten, färben — entfärben, vergiften — entgiften, bekleiden — entkleiden, kräftigen — entkräftigen, satteln — entsatteln, belasten — entlasten, bevölkern — entvölkern, bewaffnen — entwaffnen, bewässern — entwässern, sich bewölken — sich entwölken, verschleiern — entschleiern, versiegeln— entsiegeln, verwirren — entwirren; Bewässerung — Entwässerung, Versiegelung — Entsiegelung, Vergiftung — Entgiftung и т. п.
Антонимические пары глаголов и производных от них существительных образуются также при помощи префиксов ein-, zu- и противополагающихся им aus-, ab-, например: einatmen — ausatmen, einfließen — ausfließen, eingehen — ausgehen, einkleiden — auskleiden; Einatmung — Ausatmung, Eingang—Ausgang и т. п.; zudrehen — abdrehen, zufahren — abfahren, zunehmen — abnehmen; Zunahme — Abnahme, Zufluß — Abfluß. Из этого не следует, что слова с соответствующими префиксами всегда являются антонимами; ср.: einsehen — aussehen, abschreiben — zuschreiben и др.
Ряд антонимов прилагательных и совпадающих с ними наречий образуется при помощи полусуффикса -los, которым иногда противополагаются слова с полусуффиксом -voll, например: ehrlich — ehrlos, ruhig — ruhelos, farbig — farblos, taktvoll — taktlos, kraftvoll — kraftlos и т. п. В ряде случаев один член антонимической пары имеет полусуффикс -reich или -haltig, а противополагающийся ему член соответственно -arm или -frei, например: wasserreich — wasserarm, stickstoffhaltig — stickstoffrei, zuckerhaltig — zuckerfrei [Зиндер, Строева, 1957,356-357].
Большое число антонимов не имеет никаких специальных морфем. Наиболее четко антонимы ощущаются в прилагательных: gut — schlecht, groß — lein, hart—weich, roh — reif, dunkel — hell, früh — spät, voll — leer, reich — arm, breit — schmal, schwarz — weiß и др.
В качестве примеров формально необозначенных антонимов имен существительных могут также служить: Nutzen — Schaden, Reichtum — Armut, Angriff — Abwehr, Prolet — Kapitalist, Mangel — Überfluß, Frieden — Krieg, Tag — Nacht, Morgen — Abend, Sommer— Winter, Norden — Süden, Westen — Osten, Meer — Festland, Bewegung — Ruhe, Leben — Tod и др.
Распространены антонимы и в наречиях; кроме наречий, совпадающих по основе с прилагательными, можно привести еще следующие примеры: oben — unten, vorn —hinten, rechts — links, aufwärts — abwärts, außen — innen, hin — her и др.
Из формально необозначенных, но очевидных антонимов-глаголов можно привести: heben — senken, nehmen — geben, vergrößern — verkleinern, kaufen — verkaufen, bejahen — verneinen, schließen— öffnen и др.
Некоторое количество антонимов имеется и среди предлогов, например: vor — nach, über — unter, innerhalb — außerhalb, in — aus, mit — ohne и др. [Зиндер, Строева, 1957,356-358].
Среди однокорневых антонимов выделяются еще две группы: антонимы - энантиосемы и антонимы - эвфемиз¬мы. У энантиосемов (гр. enantios — противопо¬ложный sema — знак) значение противоположности выражается одним и тем же словом. Такую антони¬мию называют внутрисловной. Семантические возможности этого антонима реализуются при помощи контекста (лексически) или особыми конструкциями (синтаксически). Энантиосемия наблюдается, напри¬мер, у слов: tragen (hierher zu tragen, ins Haus) - bringen und (von hier aus, aus dem Haus).
Развитие противопо¬ложных значений в семантической структуре одного и того же слова давно заинтересовало исследователей. Так, еще в 1883—1884 гг. В. И. Шерцель опубликовал работу «О словах с противополож¬ными значениями (или о так называемой энантиосемии)». В 1954 г. Л. А. Булаховский отмечал, что «значения могут изменяться в языке до прямой своей противоположности»[Булаховский, 1953, c.75]. В 1960 г. В. В. Виноградов указал на случаи формирования в языке «своеобразных омоантонимов» [Виноградов, 1953, c. 9; 1966, c. 12].
Это явление давно привлекает к себе внимание не только лингвистов, но и философов. В предисловии ко второму изданию «Науки логики» Гегель писал, что многие слова «обладают не только различными, но и противоположными значениями» [Гегель, 1970, с. 82]. Гегель приводил примеры таких слов. Так, в немецком языке Sinn есть «то чудесное слово, которое само употребляется в двух противоположных значениях. Оно обозначает, во-первых, органы непосредственного восприятия. Но мы, кроме того, называем Sinn значение, мысль, всеобщие вещи», т. е. в одном слове здесь соединяется и чувственное и рациональное [Гегель, 1954, с. 132]. Слово Aufheben «снятие» имеет двоякий смысл: оно означает сберечь, сохранить и вместе с тем прекратить, положить конец. Само сбережение уже
заключает в себе тот отрицательный смысл, что нечто изымается из
своей непосредственности и, значит, из открытой внешним воздействиям [сферы] наличного бытия для того, чтобы сохранить его
[Гегель, 1970, с. 168].
Таким образом, противопоставление полярных значений слова возможно только в контексте путем выявления их контрарности синтаксическими или лексическими средствами языка, а не на уровне изолированных слов.
Как разновидность антонимии рассматривают это явление Р. А. Будагов и Л. А. Новиков, хотя в работе последнего есть за¬мечание о том, что для современного языка явление энантиосемии непродуктивно и что нередко внутрисловное расщепление значения приводит к возникновению омонимов [Будагов, 1965, c. 67; Новиков, 1973, c. 181-192].
Н. М. Шанский рассматривает слова, заключающие в себе два противоположных значения, как одну из разновидностей омо¬нимов [Шанский, 1995, c. 64].
Антонимы - эвфемизмы — слова, выражающие семантику противоположности сдержанно, мягко. Сравните, например: schön - hässlich и schön - unschön,¬ gut - böse и gut - nicht gut.
Итак, с точки зрения формально-структурных приз¬наков можно выделить две основные группы слов-антонимов: 1) разнокорневые и 2) однокорневые. Сре¬ди первых, в свою очередь, по соотнесенности с предметом (одним и тем же или разными) выделяют допол¬нительно группу так называемых антонимов - конверсивов. Среди вторых, кроме собственно однокорневых, по дополнительно выражаемым семантическим призна¬кам различают антонимы - энантиосемы и антонимы - эвфемизмы. Однако общим, самым существенным при¬знаком каждой группы остается противопоставленность их значений, которые относятся к одному и то¬му же ряду объективной действительности.
Таким образом, понимание структурных и семантических возмож-ностей антонимических оппозиций позволяет наиболее правильно и рационально использовать языковые анто¬нимы в речи, выбирать информативно самые значи¬мые из них. А это является важным характерным признаком творческого использования лексического бо-гатства немецкого языка.
Выводы по 1 главе
Итак, антонимы это взаимопротивоположные по значению номинативные единицы языка, которые служат для обозначения взаимопротивоположных односущностных явлений объективной реальности. Антонимия связывает языковые единицы с противоположным значением и свойственна всем естественным языкам.
Функциональное понимание антонимии отнюдь не отрицает инвентаризации слов с противоположными значениями, а, напротив, предполагает ее как некоторую исходную схему. В лингвистической литературе существует несколько видов классификаций антонимов, предложенных различными авторами.
Исходя из формальной и содержательной стороны слов-антонимов, можно классифицировать их с точки зрения структуры (принадлежность к разнокорневым и различного рода однокорневым антонимам), семантики (распределение по семантическим полям) и типов самой противоположности. Эти основные типы классификации допускают различные модификации, переходные ступени и частичное объединение.
И разнокорневые, и однокорневые антонимические парадигмы представлены в языке словами важнейших частей речи (существительными, прилагательными, гла¬голами и наречиями).
В однокорневых анто¬нимах противоположность значения обусловлена при¬соединением семантически различных приставок, ко-торые, как и слова, могут вступать в антонимические отношения, например: Un-, Miß-, Ein-, Aus-, Unter-, Ober- и т. д. В данном случае лексическая антонимия является следствием словообразовательных процессов.
2. Словообразовательные средства маркирования полярности
2. 1 Средства создания антонимичности в субстантивном словообразовании

В своих работах Т. Ф. Чурносова вводит понятие словообразовательной антонимии [22, 23, 24, 25]. Под словообразовательной антонимией понимаются антонимичные отношения между различными единицами словообразовательной системы, между отдельными словообразовательными моделями, между производным и мотивирующим, а также способность образовывать слова с противоположным значением к уже существующим лексическим единицам от основ этих слов при помощи определенных аффиксов или образование антонимических пар от основ одного и того же слова.
Под словообразовательной моделью, М. Д. Степанова, понимает «типовую структуру, обладающую обобщенным лексико-категориальным содержанием и способную наполняться разным лексическим материалом (то есть разными лексическими основами) при наличии определенных закономерностей сочетаемости ее элементов друг с другом» [Степанова, 1979, c. 32].
Cловообразовательная система является многоуровневой иерархически организованной системой моделей. Каждый уровень характеризует определенный набор признаков:
1) имплицитность / эксплицитность словообразовательной структуры;
2) количество компонентов, взаимодействующих в словообразовательном акте;
3) тип семантических отношений между компонентами;
4) тип словообразовательного средства;
5) частеречная принадлежность производящей основы;
6) категориально-семантическая характеристика производящей основы.
Наличие в языке такого явления, как антонимия, привело к развитию специальных словообразовательных средств для образования антонимов. Так, в частности, префикс un- (ср. русское не-) служит для образования антонимов среди существительных и прилагательных, например, Glück счастье и Unglück несчастье, aufmerksam внимательный и unaufmerksam невнимательный. Эти слова составляют антонимические пары, где второе (производное от первого) слово представляет собой антоним по отношению к пер¬вому.
Однако не все слова с префиксом un- являются анто¬нимами по отношению к соответствующим словам без префикса, так как префикс un- используется и как пре¬фикс, образующий слова с другим значением (и с опре¬деленной эмоциональной окраской), а не только слова-антиподы, по отношению к словам без префикса. Ср.: 1) Untiefe невероятная глубина, бездна, Unmenge неве¬роятное (огромное) количество; 2) Unmensch изверг, чудовище (т. е. человек, потерявший человеческий облик), Untier чудовище (страшный зверь). Кроме того, среди прилагательных с префиксом un- встречаются и такие (суффиксально-префиксальные) образования, которые не имеют рядом с собой антонима без префикса. Ср. unaufhaltsam неудержимый (слова aufhaltsam удержимый не существует). Приведенные данные свидетельствуют о том, что следует говорить о двух аналогичных префиксах: un-1 и un-2.
Антонимы образуются также и среди сложных слов. Ср. например, wasserreich многоводный, богатый водой и wasserarm бедный водой, taktvoll тактичный и taktlos бестактный, talentvoll талантливый, talentlos бесталанный, бездарный и т. п. [Левковская, 1956, c. 144-146].
Существуют также словообразовательные элементы переходного статуса между словосложением и аффиксацией. Словообразовательными элементами мы, вслед за М.Д.Степановой, определяем как полуаффиксы. Под полуаффиксами понимаются словообразовательные элементы, обладающие следующими признаками:
1) формальная и семантическая соотнесенность с автономным словом;
2) наличие определенного семантического сдвига по сравнению с самостоятельным словом;
3) регулярность однотипного семантического сдвига в серии производных.
К полуаффиксам можно отнести все так называемые отделяемые приставки, ряд препозитивных морфем, коррелирующих с полнозначными словами, и некоторые постпозитивные морфемы в адъективном словообразовании, например: - arm, - reich, - voll, - los, -frei, - leer и другие.
Рассмотрим средства создания антонимичности в субстантивном словообразовании немецкого языка.
Для выражения антонимичности существительных в немецком языке используются только префиксы и полупрефиксы. В лингвистической литературе традиционно выделяют четыре именных префикса немецкого происхождения: Un-, Ur-, Miß- и Erz-, из них Un- и Miß- участвуют в образовании антонимов. Для образования антонимов-существительных используется также словообразовательный элемент Nicht-. Как отмечается многими лингвистами, префиксация играет незначительную роль в системе словообразования немецкого существительного. В немецком языке существуют также и другие именные префиксы немецкого происхождения: Ein- - Aus- (Einfahrt -Ausfahrt), Ab— Auf- (Abbau - Aufbau), Ab- - An- (Abflug - Anflug) и др. Большинство ученых относит их к отглагольным образованиям: Einfahrt (einfahren)-Ausfahrt (ausfahren). Данные префиксы в настоящее время могут присоединяться непосредственно к отглагольным существительным. Например, более поздние образования с суффиксом -ung (Zuneigung - Abneigung) можно трактовать и как производные, по меньшей мере, с двойной мотивацией (zuneigen, Neigung). Об этом свидетельствуют многочисленные серии подобных производных, их регулярность, прозрачность их словообразовательной структуры. Кроме того, в словарях немецкого языка можно обнаружить множество отсубстантивных образований с подобными «глагольными» префиксами: Abgas, Abseite, Andauer, Anprobe, Anspiel, Anzahl, Aufgeld, Auslinie, Vorteil - Nachteil и многие другие. Такие производные иногда трактуются как композиты с предлогами и наречиями наряду с образованиями типа Vordergrund - Hintergrund, однако это не отменяет того факта, что многочисленные подобные производные представляют собой образцы для образований по аналогии от различных субстантивных основ и дает все основания включить указанные элементы в систему субстантивного словообразования и рассматривать их как субстантивные префиксы, а часть из них - как полупрефиксы в силу их большей лексической самостоятельности [Чурносова, 2004, c. 11-10].
Таким образом, можно утверждать, что исконно немецких именных префиксов, участвующих в образовании антонимов, значительно больше, чем традиционно отмечается в работах по немецкому словообразованию.
Зарегистрированные в сфере антонимичного словообразования именные префиксы делятся на две группы: одни из них образуют антонимы к мотивирующему слову (Un-, Miß-, элемент Nicht-): Sicherheit - Unsicherheit, Verstand - Mißverstand, Befolgung - Nichtbefolgung; другие образуют пары с противоположными значениями (Ein- -Aus-, Unter- - Ober-, Vor- -Nach-, Ab- - Zu-, Ab- -Auf, Unter- - Über-, Ab- - An-, Ab- - Ein- и другие), которые, присоединяясь к одним и тем же существительным, образуют лексические антонимические пары: Einzug - Auszug, Unterlauf - Oberlauf, Vorwort - Nachwort, Abfuhr - Zufuhr, Abfahrt - Auffahrt, Unterführung - Überführung, Abflug — Anflug, Abmarsch - Einmarsch..
Модели существительных с продуктивным частотным префиксом Un- представлены наиболее широко. Значительная часть субстантивных производных образована от существительных, обозначающих положительные качества, свойства, состояния: Ehrlichkeit «честность, порядочность» - Unehrlichkeit «нечестность, бесчестность»; Beliebtheit «популярность» - Unbeliebtheit «непопулярность»; Barmherzigkeit «милосердие, сострадание» - Unbarmherzigkeit «немилосердие».
Многоморфемные производные существительные с Un- часто имеют множественную мотивацию. Так, существительное Unabhängigkeit может быть образовано в результате присоединения префикса Un- к существительному Abhängigkeit, по префиксально-суффиксальной модели непосредственно от основы прилагательного (Un + abhängig + keit), а также по суффиксальной модели (Unabhängig + keit). В любом случае данное производное должно рассматриваться как антоним к существительному Abhängigkeit.
В субстантивном словообразовании префикс Un- может служить не только для создания антонимов, но и в соединении с существительными придает им другие значения, например, служит средством усиления основного значения слова, обозначающего большей частью множественность, собирательность, количество, меру [Фомина, 1990, c.109]. В некоторых случаях в семантической структуре производного объединены оба значения: значение отрицания и значение усиления. Так, например, существительные Untiefe: 1. (мелководье) flache, seichte Stelle in einem Gewässer. 2. «бездна» große Tiefe. Таким образом, префикс Un- приводит к лексической энантиосемии.
Большинство производных с префиксом Un- мотивированы субстантивированными безпрефиксными прилагательными и причастиями или корневыми существительными, обозначающими различные свойства, качества предметов, черты характера человека и т.п., то есть преимущественно существительными с основной адъективной категориальной семой. С основами существительных другой семантики префикс Un- либо не сочетается вообще, либо создает производные с другими значениями, например, отрицательной оценки, отклонения от нормального к ложному, плохому: Fall «случай, происшествие» - Unfall «несчастный случай, авария»; Tat «действие, поступок, дело» - Untat «(чудовищное) преступление, злодеяние»; Wetter «погода» -Unwetter «непогода». Тем не менее, и в таких производных можно отметить либо оттенок противопоставления, либо ярко выраженную противоположность значению мотивирующих существительных: Stern «звезда, светило, (счастливая) судьба» - Unstern «несчастливая звезда, злой рок, злая участь»; Bestand «постоянство» - Unbestand «непостоянство»; Moral «мораль, нравственность» - Unmoral «аморальность, безнравственность»; Geschmack «вкус» - Ungeschmack «дурной вкус, безвкусица»; Frieden «мир, спокойствие, согласие, покой» - Unfrieden «раздор(ы), несогласие, разлад».
Тот факт, что большинство подобных производных обладают определенной противоположностью значений по сравнению с исходными мотивирующими словами, объясняется тем, что в исходных существительных изначально присутствует сема положительной оценки: Geschmack наряду с нейтральным значением «вкус» имеет значение «хороший вкус», безусловно положительной оценкой обладают значения существительных Frieden, Moral, Bestand и некоторые другие. Таким образом, противопоставление в подобных парах существительных проводится не по линии наличия / отсутствия какого-либо качества, а по линии оценки денотата хороший - плохой.
Префикс Un-, как правило, не сочетается с основами существительных, имеющих негативную оценку. Образования такого рода крайне редки: Unschuld, Unmißverständlichkeit. Однако среди редких образований такого рода также встречаются антонимичные пары: Schuld - Unschuld.
Сочетаемость префикса Un- с субстантивными основами ограничена в ряде случаев причинами семантического характера. Так, данный префикс не взаимодействует с основами конкретных и вещественных существительных, например, от слова Tisch нельзя образовать антоним Untisch, от слова Fenster - существительное Unfenster, от слова Zucker - Unzucker и т.д. Не участвуют в образовании производных с Un- имена собственные, например, наименования стран, континентов, рек, озер, гор и другие географические названия. Такие существительные не выражают степень качества или признака, не характеризуют какое-либо направление в пространстве, указывают лишь изредка, местоположение, но локальная характеристика такого рода редко связана с противопоставлением.
Второй по частотности является модель существительных с префиксом Miß-. Префикс Miß- семантически близок к префиксу Un-. Так, он может придавать и другие оттенки значения мотивирующему существительному (значение ложности, неправильности, отрицательной оценки) за исключением усилительного значения: Mut «расположение духа, настроение, самочувствие» - Mißmut «досада, недовольство, угрюмость, дурное настроение». Префикс Miß- является весьма продуктивным в современном немецком языке: Gönner «покровитель, меценат» -Mißgönner «недоброжелатель, завистник»; Kredit «кредит, доверие» - Mißkredit «недоверие».
Некоторые существительные с Miß- имеют множественную мотивацию, они могут рассматриваться как отглагольные дериваты с суффиксом -ung (mißachten > Mißachtung) и с гораздо меньшей вероятностью как отсубстантивные префиксальные образования (Achtung > Mißachtung), другие существительные с Miß - мотивированы прилагательным (mißliebig > Mißliebigkeit). Такие производные не относятся к сфере субстантивной словообразовательной антонимии. Только, безусловно, префиксальные производные, мотивированные существительными (Form > Mißform), могут быть признаны антонимами, возникшими в словообразовании существительных. Семантическая сочетаемость префикса Miß- в значении отрицания близка к семантической избирательности префикса Un-; здесь также предпочтение отдается абстрактным именам существительным.
Несколько меньше число производных существительных с полупрефиксом Nicht-. Полупрефикс Nicht- придает значение отрицания или противоположности мотивирующим существительным преимущественно с абстрактной семантикой и положительной оценкой: Achtung «внимание» - Nichtachtung «невнимание»; Anerkennung «признание» - Nichtanerkennung «непризнание»; Beachtung «принятие во внимание, соблюдение» - Nichtbeachtung «непринятие во внимание, пренебрежение, несоблюдение».
Формально следует рассматривать подобные производные только как образования от прилагательных с суффиксом -los (geschmacklos > Geschmacklos-igkeit) при помощи суффикса -igkeit, поскольку конечные существительные отстоят от прилагательных на один деривационный шаг, а от исходных существительных - на два шага. Тем не менее, семантическая соотнесенность таких производных на -igkeit с исходным существительным, мотивировавшим прилагательное с суффиксом -los, остается такой же очевидной, как и с прилагательным, и возникает двойная мотивированность: подобное конечное существительное можно равным образом считать производным как от прилагательного, так и от исходного существительного. В последнем случае речь идет о зарождении новой антонимической модели с суффиксом -losigkeit в сфере субстантивного словообразования. Подтверждением тому являются пары существительных, в которых отсутствует промежуточное звено - прилагательное с суффиксом -los: Kultur - Kulturlosigkeit, Substanz - Substanzlosigkeit и некоторые другие.
Существительные на -losigkeit обладают исключительно прозрачной словообразовательной структурой, однозначной семантической соотнесенностью с исходными существительными, многочисленны и поэтому могут служить образцом для образований по аналогии. Иначе говоря, они представляют собой словообразовательную модель, которой можно воспользоваться даже в том случае, когда налицо промежуточное прилагательное (Respekt «уважение, почтение» - Respektlosigke «непочтительность, неуважение», Vorurteil «предрассудок» -Vorurteilslosigkeit «отсутствие предрассудков», Teilnahme «участие, сочувствие, сострадание» - Teilnahmslosigkeit «безучастность, равнодушие, индифферентность»; Verantwortung «ответственность» - Verantwortungslosigkeit «безответственность» и т.д.).
Таким образом, мы наблюдаем здесь процесс становления новой модели, единственной суффиксальной модели с антонимичным значением в субстантивном словообразовании.
В 20 веке регистрируется расширение именной префиксации в немецком языке за счет иноязычных препозитивных элементов, и это явление отмечается как универсальная тенденция развития немецкого языка [Чурносова, 1999, c. 26].
Заимствованные словообразовательные элементы, используемые для образования антонимов - существительных представляют собой связанные морфемы греко-латинского происхождения, включающие безусловные префиксы и ряд полупрефиксов, большинство из которых относятся к интернациональным словообразовательным морфемам.
Под заимствованными словообразовательными средствами понимаются средства, заимствованные из других языков. При этом не имеется в виду социальные, профессиональные подъязыки, территориальные и национальные варианты немецкого языка и его функциональные стили.
Среди заимствованных словообразовательных средств значительную часть составляют интернациональные словообразовательные элементы, которые встречаются и в других преимущественно европейских языках.
Интернационализмы как лексические, так и словообразовательные являются составной частью того национального языка, в котором они функционируют, поскольку они ассимилируются в нем.
Заимствованные префиксы и полупрефиксы распадаются на две группы:
1. Одни из них, как и немецкие, способны создавать антонимы к мотивирующим основам, например: Dynamie «динамия» - Adynamie «адинамия», Feminist «феминист» - Antifeminist «антифеминист», Diskretion «такт» - Indiskretion «бестактность», а также Literat - Illiterat, Moralität- Immoralität, Realität- Irrealität, Organisation - Desorganisation, Harmonie -Disharmonie, Responder - Nonresponder. К числу таких заимствованных префиксов в немецком языке относятся А- (An-, Ab-), Anti- (Ant-), In- (II-, Im-, Ir-), Dis- (Dys-), De- (Des-), Non-.
2. Вторую группу составляют префиксы и полупрефиксы, образующие антонимические пары между собой. Они представляют собой связанные препозитивные морфемы, развившиеся из знаменательных слов (большей частью из прилагательных или числительных), и обладающие относительно высокой степенью семантической обобщенности. К числу иноязычных препозитивных элементов, образующих антонимические пары между собой, относятся, как правило, префиксы количественной характеристики производящей основы: Mikro- - Makro- (Mikrokosmos - Makrokosmos), Super- - Sub-(Suprasystem- Subsystem), Hyper- - Hypo- (Hyperfunktion -Hypofunktion), Mini- - Maxi- (Minirock - Maxirock), Mono- - Poly -(Monokultur - Polykultur), а также оппозиция Prä- - Post- (Präform ~ Postform) с локально-временным значением [Чурносова, 2004, c.12-16].
Наиболее продуктивными среди иноязычных префиксов в сфере существительных является Anti- (Ant-), образующий производные со значением прямой противоположности. Большинство иноязычных префиксов и полупрефиксов используются в терминологии и книжной письменной речи. В подавляющем большинстве они взаимодействуют с заимствованными же производными основами.


2.2 Средства создания антонимичности в адъективном словообразовании

В именной сфере антонимия представлена наиболее широко в словообразовании прилагательных и стала для этой части речи существенным признаком, что отмечают многие исследователи (Завьялова, Schippan, Введенская, Куманичкина, Jung, Engel, Fleischer, Barz, Огрохина).
В отличие от субстантивного словообразования в адъективном можно отметить продуктивность не только префиксации, но и полусуффиксации. Состав препозитивных элементов, используемых для образования прилагательных - антонимов фактически совпадает с корпусом субстантивных препозитивных морфем:
- исконно немецкие префиксы ип-, miß-;
- полупрефикс nicht-;
- пары антонимичных префиксов: ent— bе-, ent— ver-, vorder— hinter- и другие;
- заимствованные препозитивные элементы: а-(ап-, ab-), in-(il-, im-, ir-), anti-(ant-), de-(des-), dis-(dys-), non-;
- заимствованные префиксы и полупрефиксы, образующие антонимические пары между собой: prä- - post- и некоторые другие.
Точно так же, как среди существительных, адъективные препозитивные элементы распадаются на две группы по происхождению и на две группы по семантике, т.е. среди указанных словообразовательных элементов одни образуют антонимы к мотивирующему слову, другие образуют антонимические пары между собой.
Наибольшую долю среди прилагательных составляют антонимы с префиксом un-. Между тем un- образует антонимы не от всех адъективных основ. Существуют ограничения двух типов: семантического и структурного.
Ряд производных, являющихся антонимами к производным же прилагательным может иметь множественную мотивацию, например, ungeduldig соотносится с прилагательным geduldig (un- + geduldig), с одной стороны, и с существительным Ungeduld (Ungeduld + ig), с другой, а также может быть образованно непосредственно от основы существительного Geduld путем одновременного присоединения префикса и суффикса (ип + geduld + ig). Все данные модели должны рассматриваться как модели, функционирующие в сфере словообразовательной антонимии, хотя эти же модели могут иметь и другие функции, например, выражать значение отрицания, отсутствия чего-либо при том, что в языке не существует антонимов к понятиям, создаваемым такими словами.
В немецком адъективном словообразовании при создании антонимов участвуют и производные с иноязычными префиксами так же как и при создании антонимов-существительных: in-, anti-, а-, dys-, поп- и их варианты.
Заимствованный префикс in- (il-, im-, ir-) наиболее продуктивен в сфере прилагательных.
Для образования антонимов-прилагательных, в отличие от существительных, наряду с префиксами используется целый ряд постпозитивных морфем, подавляющее большинство которых по всем признакам можно отнести к словообразовательным элементам переходного статуса, то есть к полусуффиксам. Отличительной особенностью адъективных суффиксов и полусуффиксов является то, что они образуют антонимические пары между собой, но по отдельности неспособны создавать антонимы к мотивирующим словам, как большинство префиксов.
Полусуффиксы -los, -frei, -arm, -leer образуют антонимические пары преимущественно с полусуффиксами -voll, -reich, а также несколько реже с суффиксами -ig, -haß, -isch, -lieh, -bar и некоторыми другими.
Словообразовательный элемент -los может выступать как антонимичный суффикс к постпозитивным морфемам -voll, -reich, -ig, -lieh, -haft, -mäßig и другие. Производные с полусуффиксом -voll являются наиболее многочисленной группой антонимов к производным с полусуфиксом -los: anspruchsvoll «требовательный, взыскательный» - anspruchslos «невзыскательный, нетребовательный»; ausdrucksvoll «выразительный, красноречивый» - ausdruckslos «невыразительный, без выражения», aussichtsvoll «перспективный, многообещающий» - aussichtslos «бесперспективный, безнадежный».
Полусуффикс -voll образует производные, преимущественно от основ абстрактных существительных. Производные с полусуффиксом -voll всегда ограничены одним значением наличия признака в отличие, например, от производных с суффиксами -ig, -haft, -isch, -lieh, -bar, -sam, -haltig и ряда других, которые могут быть многозначны и группироваться в различные блоки по семантике[Чурносова, 2004, c. 17-18]. Т. Пауль утверждал, что производные с полусуффиксом -voll в большей мере соответствуют антонимичным производным с полусуффиксом -los, чем с полусуффиксом –leer.
Близким по значению к полусуффиксу -los является полусуффикс -frei. На высокую продуктивность полусуффиксов -los и -frei указывают многие лингвисты [1, c. 3-18].
Антонимами к дериватам с полусуффиксом -frei являются производные прилагательные с суффиксами: -ig, -haft, -bar, -lieh, -haltig, -isch, -eil, полусуффиксами -voll, -reich, -weise, а также комбинированным постпозитивным элементом -pflichtig.
К производным с полусуффиксом -frei антонимы чаще всего создаются при помощи суффикса -ig.
Полусуффикс -leer придает значение отсутствия чего-либо и сочетается с основами существительных, которые имеют значение вещественности, собирательности, абстрактности и т.д., иногда с соединительным элементом. Полусуффикс -leer придает основам прилагательных значения отсутствия, которые рассматриваются как недостаток в противоположность к производным с полусуффиксом -frei, где значение отсутствия расценивается как положительный факт, ср.: ausdrucksleer «лишенный выражения», gehaltleer «бессодержательный, пустой», freudenleer «безрадостный», vorwurfsfrei «безупречный, безукоризненный», gefahrfrei «безопасный», lasterfrei «беспорочный». Эти оттенки значения свидетельствуют о том, что -leer, как -frei еще не полностью утратили связь с соответствующими самостоятельными лексемами frei и leer. Однако полусуффикс -leer представлен незначительным количеством производных, что объясняется высокой продуктивностью конкурентного полусуффикса
-los.
Антонимами к производным прилагательным с полусуффиксом -leer чаще всего являются производные с полусуффиксами -reich, -voll, суффиксом -ig, реже с -haltig, -fähig.
Полусуффикс -arm при образовании производных сочетается с основами абстрактных и конкретных (часто вещественных) существительных (иногда с соединительным элементом) придавая им значение наличия чего-либо в небольшом, недостаточном количестве и антонимичен в этом значении полусуффиксу -reich и иногда -voll, -ig, -haltig [Чурносова. 2006, c. 19-20].
Таким образом, в создании адъективной антонимии участвует две группы словообразовательных элементов с противоположными значениями. С одной стороны - полусуффиксы -los, -frei, -arm, -leer, с другой стороны - полусуффиксы -voll, -reich и суффиксы -ig, -lieh, -haft, -isch, -bar, -sam, -haltig и некоторые другие. Между элементами той и другой группы существуют некоторые семантические различия, которые выражаются в предпочтении тех или иных элементов противоположной группы при образовании антонимических пар.

3. Лексические и грамматические средства выражения полярности в современном немецком языке
3. 1 Лексические средства выражения полярности

В данном параграфе речь будет идти об лексических средствах выражения полярности. Объектом анализа послужили наиболее распространенные и употребительные антонимы немецкого языка.
Как уже упоминалось, в антонимические отношения вступают слова, которые обозначают связанные ассоциацией по контрасту противоположные понятия. Хотя антонимия и не так распространена в языке, как синонимия, тем не менее, писатели охотно пользуются системой противопоставления в художественных произведениях:
Dieses Wir besteht aus Klugheit und Dummheit, Wachheit und Schläfrigkeit, Fleiß und Faulheit, Gesundheit und Krankheit, Reichtum und Armut, Schärfe und Stumpfe, Jugend und Alter, Kraft und Schwäche, Erfolg und Niederlage, Überfluß und Mangel ... (Kant H. Das Impressum, 475)
Антонимические связи присущи как семантически моновариантным словам, так и семантически поливариантным лексическим единицам.
Семантически моновариантные Lob — Tadel, loben — tadeln выступают в данном случае как антонимы: Lob — похвала, Tadel — порицание, loben — хвалить, tadeln— порицать. Их антонимические связи не распространяются на другие лексические единицы. Здесь устанавливают антонимические контакты пары слов.
Несколько иные антонимические отношения наблюдаются между моновариантным существительным Stille и словом Lärm:
Lokomotivenpliffe zerstachen die Stille (Strittmatter E. Der Wundertäter, 423).
Draußen war Lärm, als sei der helle Tag schon da. (Strittmatter E. Der Wundertäter, 429).
Основной вариант Lärm обозначает совокупность всяких звуковых воздействий (шорохов, криков и т. д.), а Stille — их отсутствие, покой, безмолвие. Однако есть еще ряд существительных, которые обозначают шум, шорохи, выражая при этом меньшую интенсивность звукового воздействия (например, Unruhe) или большую интенсивность звука (например, Krach). Антонимические связи существительного Stille с этими словами известным образом отличаются от антонимических отношений со словом Lärm, так как указанные лексические единицы обозначают не совокупность звуков, а специфические звуки и выражают другую интенсивность звукового воздействия. В этом проявляется различие отношений Stille в плане антонимии с данными лексическими единицами и словом Lärm (по его основному варианту).
Подобно синонимическим отношениям, антонимические связи лексических единиц могут быть разносторонними. В частности, моновариантное существительное Ernst выступает в качестве антонима не только к моновариантным словам Spaß, Scherz, но и к поливариантной лексеме Witz (только по основному ее варианту).
Например:
Fran lachte, aber dann dachte sie: Und ich, würde ich es mitmachen, wenn er käme, wirklich, im Ernst, und sagte:Du, ich soll Minister werden? Hier war der Spaß zu Ende. (Kant H. Das Impressum, 105).
Существительное Ernst выражает вдумчивый, глубоко осознанный подход к явлениям жизни, а слово Scherz (как и Spaß) обозначает поверхностное, несерьезное отношение к явлениям окружающей действительности.
Ср.: „Lieber Sonntag", sagte liebenswürdig lächelnd der Reindl, „machen Sie, was Sie wollen. Aber wenn Sie es falsch machen, fliegen Sie". Der Redakteur entschloß sich, es für einen Scherz zu nehmen... (Feuchtwanger L. Erfolg, 437)
Основной вариант лексемы Witz — «шутка, забава, острота», взаимодействующий в плане синонимии с существительными Spaß, Scherz, антонимичен слову Ernst:
Hatte etwa unterernährten Proletariern eine Diät verordnet, die Austern vorsah, Kaviar, geschabtes zartes Fleisch, Frühgemüse, hatte ihnen Margarine und jedes andere Ersatzmittel streng verboten. Das erstemal hatte man es für einen guten Witz gehalten, gelacht. (Feuchtwanger L. Erfolg, 439)
Но по производному от основного варианта («остроумие») Witz не имеет антонимических связей с существительным Ernst:
Vor einer Schultafel entfaltete Angelhoff eine Fülle von Witz, Charme und menschlicher Wärme. (Kant H. Die Aula, 148).
Здесь налицо определенный синонимический контакт лексемы Witz по данному производному варианту со словом Geist по его основному варианту «ум, разум, остроумие»: eine Unterhaltung voller Geist.
С другой стороны, у существительного Ernst наблюдаются известные антонимические контакты с лексемой Spiel по ее основному лексико-семантическому варианту «игра, развлечение, несерьезное занятие».
Например: Und dann, wir wollen hier zwar keine Philologie machen, aber Sie selbst treiben ja gerade ein gewisses ironisches Spiel mit eben diesen Begriffen... (Neue deutsche Literatur, 7/1975, 138)
В антонимические связи могут вступать и поливариантные слова по своим основным вариантам. Таковы Geist и Materie.
С другой стороны, основной вариант существительного Natur тоже обозначает реальную действительность, материю во всем многообразии ее органических и неорганических явлений:
Dort aber in der obersten Abteilung sitzen keine Zeichner und Maler mit einem Faible für Übernatur, Natur allein genüngt ihnen...( Kant H. Das Impressum, 8)
В то время как основной вариант существительного Geist обозначает способность человека мыслить, его разум:
Er wollte Erleuchtung, ein Leben im Geiste. (Feuchtwanger L. Erfolg, 385).
Вместе с тем лексема Natur характеризуется антонимическими отношениями со словом Kultur. Основной вариант существительного Natur обозначает все то, что создано природой (не руками человека)ˆ
Nichts stand dem bedrückten Bürger der Restaurationsepoche so fest wie die Überzeugung, daß der gequälte und unmutvolle Mensch in der Einsamkeit der menschenleeren Natur seinen Frieden und seine Ruhe fände.(Böttger Fr. Erläuterungen, 491).
А основной вариант лексемы Kultur — все то, что создано человеком в результате его взаимодействия с окружающей действительностью:
Die schöne Literatur bildet zusammen mit den anderen Künsten, wie Musik, Malerei, Bildhauerei, Architektur, einen wesentlichen Teil der menschlichen Kultur, d. h. der Gesamtheit der materiellen, geistigen und künstlerischen Werte, die die Menschheit im Verlauf ihrer gesellschaftlichen Entwicklung geschaffen hat. (Kleine Literaturfibel, 9);
... die Errungeschaf ten der Menschheit auf diesen Gebieten sind ... das Ergebnis der internationalen Zusammenarbeit und der Ausfluß des internationalen Charakters und der internationalen Verflechtung aller Kultur und Zivilisation.( W. Schmidt Deutsche Sprachkunde, 80)
По производным вариантам у них антонимических связей не наблюдается. У слова Kultur есть еще три производных варианта:
1) «возделывание, обработка почвы», «разведение растений» (die Kultur des Bodens, die Kultur von Rosen);
2) «разводимые, выращиваемые растения»;
3) «эксплантация, экспериментальный метод выращивания ткани вне организма», «разведение бактерий» (eine Kultur von Bakterien).
Как можно убедиться на примерах, антонимические отношения охватывают не всю сферу сочетаемости антонимичных вариантов разных лексем. Основной вариант слова Kultur не антонимичен Natur при выражении уровня и вида культуры отдельных народностей, определенных эпох истории человечества: die antike Kultur, die orientalische Kultur. ... der Verfall des Rittertums und der ritterlichen Kultur hatte zwangsläufig auch den Untergang der sog. mittelhochdeutschen Dichtersprache zur Folge.(Deutsche Sprachkunde von W. Schmidt, 1967, 77);… so übernahm im hohen Mittelalter das deutsche höfische Rittertum den Wortschatz der französischen Kultur ... Ibidem, .(Deutsche Sprachkunde von W. Schmidt, 1967, 76); Schulter an Schulter mit der Arbeiterklasse wirken wir für das weitere Erblühen der sozialistischen Kultur ...( Neues Deutscland, 15. IX. 1974, 4), культивированной формы в какой-либо области степени совершенства в овладении чем-либо, например: Die hohe Kultur, zu der hier die grafischen Ausdrucksmittel entwickelt wurden ..(Neues Deutschland, 9/1974, 4) образованности, благовоспитанности: Er hat Kultur. Er ist ein Mensch von Kultur.( Wörterbuch der deutschen Gegenwartssprache, III, 2254). Здесь можно говорить об относительных синонимических отношениях с вариантом лексемы Welt (Er ist ein Mann von Welt).
Антонимические связи возникают и между производными вариантами слов Natur — «естественность, природой созданное» и Kunst — «неестественность, искусственно созданное» (Das ist unverfälschte Natur. Das ist nicht echt, das ist nur Kunst), а так же словом Unnatur — «неестественность, наигранность, аффектация»: War meine Härte gegen uns beide — Unnatur? (Wolf Chr. Der geteilte Himmel, 127).
Как можно убедиться на приведенных примерах, существительное Natur вступает в антонимические отношения по своим лексико-семантическим вариантам с разными лексемами. Однако есть случаи, когда определенные слова устанавливают антонимические контакты друг с другом по целому ряду лексико-семантических вариантов. Это особенно характерно для качественных прилагательных. Достаточно сопоставить, в частности weich и hart в их основных вариантах: weich —«мягкий, поддающийся давлению, деформации» и hart — «твердый, жесткий, упругий, не поддающийся давлению, деформации». Они употребляются при описании:
а) предметов домашнего обихода:
...die helle Vorsommernacht mit dem unruhigen Spiel von Mondlicht und Schatten auf der Wasserfläche des Sees, den man vom Zimmer, von dem weichen Bett aus gesehen hatte.( Weiskopf F. С Lissy, 17);
...wir hockten auf harten Feldbetten im Zelt.( Reimann Br. Das grüne Licht der Steppen,150);
б) почвенного или снежного покрова:
Hat mal einer gehört, wie ein Kuhfladen auf die Erde fällt, auf weiche Erde? (Kant H. Die Aula, 275);
...und ganz unten ist eine sehr harte Erde. ( Kant H. Das Impressum, 450);
в) пищевых продуктов:
Das Brot ist weich. Das Brot ist hart.
Оба прилагательных встречаются (по основным вариантам) в сочетании с существительными, обозначающими:
а) неорганические вещества:
Der Boden war felsig, und die Wände gefügt aus weichem Gestein. (Noll D. Die Abenteuer des Werner Holt, 24);
Hier ... durch die harten Mahlsteine einer Mühle gedreht. (Strittmatter E. Der Wundertäter 379);
б) металлы: weiches Eisen, hartes Eisen;
в) дерево, деревянные предметы:
Der Schrank, aus weichem Holz, ... war sicher ein Werk von Max ... (Weiskopf F. С., Lissy, 117);
Zu manchem Bau kann nur hartes Holz verwendet werden. (Weiskopf F. С., Lissy, 424);
г) кожный, травянистый покров:
Er gab Oskar eine weiche und trotzdem kräftige Hand. (Feuchtwanger L. Die Brüder Lautensack , 32);
Die Frau war blaß und hatte harte, dürre Hände. (Strittmatter E. Der Wundertäter, 215);
Ich springe in die Dunkelheit hinein und falle ins Weiche, dichte Gras. (Görlich G. Der schwarze Peter, 50);
Der Bus schaukelte uns über die wilden Taigawege, durch hohe Birkenwälder und Wiesen, die mit hartem Gras und rotvioletten Blumen bedeckt sind ... (Reimann Br. Das grüne Licht der Steppen, 112).
Эти прилагательные антонимичны и по производным лексико-семантическим вариантам, например, по варианту «мягкий, неяркий, нерезкий» (weicher Glanz, weiches Licht, weiche Farben) и «резкий» (harter Glanz, hartes Licht, harte Farben), а также «мягкий, благозвучный, нерезкий» и «резкий, грубоватый» (weiche Stimme — harte Stimme) [Ивлева, 1978, с.78-79].
Антонимические отношения проявляются здесь не только при описании человеческого голоса, его мягкого или резкого тембра, но также и при описании мягкого или твердого произношения:
Sie redete ein hartes, akzentfreies Deutsch ... (Österreichische Erzähler, 241).
Не всю сферу сочетаемости охватывают антонимические отношения по вариантам «мягкий, теплый, умеренный» и «суровый, резкий, холодный»:
Jetzt war es Winter, ein weicher, nasser Tag ohne Frost und Schnee ... (Böttger Fr. Erläuterungen, 141);
Unvorstellbar harter Winter ... Erfrierungen dritten Grades ... Schnee bis unter die Arme ... (Strittmatter E. Der Wundertäter, 522)
В то время как прилагательное weich используется в художественной литературе (в сочетаниях ein weiсher Wind, eine weiche Luft, ein weicher Abend, weiches Klima, weiche Wärme, weiche Kälte), hart в сочетании с существительными, обозначающими определенное время суток (Tag, Abend), климатические условия или тепловое излучение, обычно не встречается.
То же характерно и для вариантов «кроткий, добрый, мягкий, безвольный» и «суровый, жестокий, черствый, строгий».
Антонимические отношения по указанным вариантам распространяются также не на всю сферу сочетаемости. Они обнаруживаются в ситуациях, когда речь идет о человеке податливом, безвольном, кротком, лишенном грубости и резкости, и, наоборот, о жестоком человеке, крутого нрава, не способном пойти на уступки, грубом, резком:
Ein harter Mann, der nicht auch weich sein kann, ist ebenfalls nicht tauglich für das Spiel da oben. (Frank L. Gesammelte Werkein sechs Bänden, 486).
Ср. сочетания ein weiches Herz — ein hartes Herz, ein weicher Sinn— ein harter Sinn («кроткий нрав — крутой нрав»), сочетание weiches Leben обозначает легкую жизнь, а hartes Leben — суровую, трудную, тяжелую жизнь.
Прилагательное hart употребляется в данном варианте с целым рядом существительных, в сочетании с которыми не встречается weich. Например, Harte Zeiten, wie (Wolf Chr. Der geteilte Himmel, 124) — суровые, трудные времена;
Er jedenfalls habe eine harte Schule in der Partei hinter sich. (Wolf Chr. Der geteilte Himmel, 190) — суровая школа;
Und Lernen ist nicht nur ein Vorrecht, sondern auch harte Arbeit. (Reimann Br. Das grüne Licht der Steppen, 21) — трудная, напряженная работа;
Leo erinnert mich an meinen Freund. A., der so sicher war,... und der bei der ersten harten Probe so bös hinfiel. (Reimann Br. Das grüne Licht der Steppen, 36) — суровое, жестокое испытание;
Die härstete Bestrafung, die das Gesetz zuläßt. (Otto H. Zeit der Störche, 259) — тяжкое, суровое наказание и т. д.
Но при выражении характера высказывания между ними устанавливаются антонимические отношения (weiche Worte — нерезкие, негрубые, ласковые слова, harte Worte — резкие, грубые, суровые слова).
Эти прилагательные взаимодействуют в плане антонимии и по вариантам «кроткий, нежный», «суровый, ожесточившийся», когда речь идет о выражении лица, улыбке, взгляде:
Auf dem Sofa sitzt der Junge... mit weichem, hübschem, humoristischem Gesicht... (Mann Th. Der Zauberberg, 322);
„Alles hab ich verstanden", sagte einer der grau ah Haar und Haut war mit hartem Gesicht ... (Seghers А. Das Duell, 98).
Оба прилагательных встречаются в сочетании с абстрактными существительными: ein weicher Widerstand — «слабое, мягкое сопротивление», ein harter Widerstand — «упорное, ожесточенное сопротивление»; weiche Vorwürfe— «нежные упреки», harte Vorwürfe — «грубые, резкие упреки». Но weich, в отличие от hart, употребляется по варианту «мягкий, слабо выраженный» также в сочетаниях weiches Mitleid, weiche Schwermut.
Антонимические отношения выявляются и при сравнении вариантов «нерезкий, несильный» и «резкий, тяжелый, болезненный», когда речь идет о движениях, их интенсивности.
Eva stand unter der Tür ... und streckte dem jungen Besucher die Hand hin, mit einer weichen Bewegung, ohne jede Hast. (Kellermann B. Das blaue Band, 149);
Christian stand blitzschnell auf und versetzte dem anderen einen harten Schlag. (Otto H. Zeit der Störche, 168)
В этих предложениях weich характеризует нерезкое, плавное движение, а hart — сильный, резкий удар, причиняющий боль. Но weich в этом варианте отличается широкой сферой сочетаемости и встречается, например, при описании походки человека (weicher Schritt, weicher Gang).
Вариант прилагательного weich — «мягкий, покатый, пологий» — употребляется при описании ландшафта, формы предметов:
... unten erglänzte der Fluß, und in seine wechen Bogen schmiegten sich traumhaft still die Dörfchen. (Frank L. Gesammelte Werkein sechs Bänden, 63).
Сp. Weiche Bogen des Flusses — плавные излучины реки и die harten Konturen der Berge — резкие очертания гор и, в отличие от hart, используется при описании форм прически, одежды, головных уборов, фигуры, овала лица. Кроме того, антонимические отношения этих слов наблюдаются в речи (weiche Preise — неустойчивые, нетвердые цены, harte Währung — твердая, стабильная валюта).
Следует заметить, что антонимические отношения слов weich, hart не ограничиваются только их взаимодействием друг с другом. По некоторым вариантам они антонимичны целому ряду других слов. Причем, антонимические отношения переплетаются с синонимическими. Например, прилагательное hart (ein harter Winter) выступает по варианту, обозначающему метеорологические условия, в качестве антонима к прилагательному mild (welch ein milder Winter), и в качестве синонима к прилагательному streng (Im strengen Winter Anfang dreiundsechzig... Otto H. Zeit der Störche, 24), а также по вариантам «нестрогий, снисходительный» (eine milde Strafe) и «строгий, суровый, жестокий» (eine harte Strafe, eine strenge Rüge bekommen).
Антонимические отношения этих прилагательных распространяются на целый ряд других слов, как sanft, rauh, lind, gelind (eine weiche Welt — eine rauhe Welt, ein sanfter Mensch — ein harter Mensch, ein milder Mensch — ein rauher Kerl, ein weicher Blick — ein strenger Blick, ein sanftes Lächeln — ein hartes Lächeln, ein sanfter Wind — ein harter Wind, ein gelinder Stoß — ein harter Schlag и т. д.).
Порою лексико-семантический вариант слова может приобретать в речи антонимичное употребление[Ивлева, 1978, с. 80 - 82].
Интересно отметить, что у лексемы gelind есть вариант «слабо выраженный, легкий»:
Aber am nächsten Tag, als der Zorn etwas gelinder geworden war ... (Fallada H. Jeder stirbt für sich allein, 236).
Вариант слова gelind характеризует здесь нерезкое проявление чувства гнева. В разговорном языке прилагательное gelind употребляется для обозначения сильного чувства:
Zu meinem gelinden Schrecken, Entsetzen sah ich, wie sich plötzlich das Gerüst von der Hauswand löste. (Wörterbuch der deutschen Gegenwartssprache, 1519).
Таким образом, антонимические отношения охватывают не только систему языка, но и речь. Антонимические отношения семантически поливариантных лексем также отличаются большим разнообразием (как можно было убедиться на приведенных примерах из литературных произведений и словарей современного немецкого языка) и носят сложный, многосторонний характер.
Приведенные факты показывают, насколько сложны семантические процессы. Проводить резкие грани при семантическом взаимодействии иногда очень трудно. Подобно тому, как переходы в понятиях постепенны, порою едва уловимы, так же постепенно меняется смысловая направленность в словах и соответственно меняется характер их семантических связей.

3.2 Грамматические средства выражения полярности

У однокорневых (или грамматических, аффиксальных) антонимов значение полярности выражается не корнями слов, а аффиксальными морфемами. В немецком языке основным средством выражения антонимии однокорневых слов являются приставки.
Значение антонимичности возникает либо как результат корреляции противоположных по смыслу приставок, присоединяемых к одному и тому же слову, либо как результат употребления приставки, придающей слову противоположный смысл:

Выводы по 2 главе

В антонимические отношения вступают слова, которые обозначают связанные ассоциацией по контрасту противоположные понятия. Антонимические группы гораздо малочисленнее в языке, чем синонимические. В отличие от антонимических связей семантически моновариантных слов, поливариантные лексические единицы могут характеризоваться разнообразными антонимическими отношениями, хотя моновариантные слова тоже выступают в качестве антонимов и к поливариантным лексемам (по тому или иному лексико-семантическому варианту последних). Поливариантные же слова нередко устанавливают антонимические контакты друг с другом по целому ряду лексико-семантических вариантов, что особенно характерно для качественных прилагательных немецкого языка. Их антонимические отношения могут при этом выходить за рамки двух слов.
Так же, как и синонимические отношения, антонимические связи охватывают не только систему языка, но и речь. Порою, они тесно переплетаются с синонимическими отношениями. Все это свидетельствует о сложности семантических процессов.

Заключение

Теория антонимии не стоит на месте, непрерывно совершенствуется и развивается, как развивается язык и формы его существования. Любое изменение значения слов, фразеологизма, употребление слова в новом словосочетании приводит как к появлению новых антонимичных оппозиций, так и к разрушению какой-то части антонимических пар в результате утраты словом противоположного значения или исчезновения из языка слова в целом. Однако антонимия постоянно обогащается и за счет возникновения новых слов и словосочетаний, и за счет развития полисемии.
Антонимические оппозиции характерны для всех сфер устного и письменного общения. В любой системе языка обязательно имеются пары знаков, связанных отношениями противоположности. Изучение антонимии привело к заключению о том, что антонимические отношения характерны для единиц не только лексического, но и грамматического уровня языка. Тем не менее, лексическая антонимия представлена в языке наиболее полно на лексическом уровне.
Семантическую основу антонимии образует различного рода логическая противоположность внутри одной сущности (качества, свойства, действия, процесса, отношения и т. п.).
Существенные для практики различия объективной действительности отражаются в виде противоположных понятий в логике и антонимических значений слов в языке.
Антонимы выступают как знаки «раздвоенного» на противоположности единства, одновременно и определяя предел проявления того или иного качества, свойства, действия, отношения и т. п., и указывая на неразрывную связь противоположностей в каждом конкретном проявлении сущности.
Лексическое значение антонимов имеет ярко выраженный оценочный (и в силу этого относительный) характер.
Антонимы представляют собой противоположные по семантике слова одной и той же части речи. Всесторонний учет аспектов парадигматики (места слов в антонимических парадигмах, блоках слов и др.), синтагматики (сочетаемости слов и характера их употребления в типовых контекстах) и прагматики позволяет наметить достаточно ясные языковые критерии определения антонимов. Противоположность антонимичных слов по одному дифференциальному признаку в парадигматике вполне определенно соответствует их в высокой степени сходному употреблению в языке (общая «зона» сочетаемости, частая совместная встречаемость в тексте и др.).
Антонимия как противопоставление (противоположность) является понятием абсолютным, в то время как сами антонимы, т. е. языковые средства ее реализации, относительны и различаются степенью их антонимичности. Основная языковая сущность антонимии — выражение функции противоположности, поляризация значений слов в тождественных позициях. С этой точки зрения антонимы можно определить как слова, максимально приспособленные для выражения функции полярности (противоположности).
В структурном отношении выделяются три типа антонимов: разнокорневые, однокорневые и «внутрисловные» (энантиосемия).
Исследование антонимов в немецком и других языках и выявление не только специфических для каждого языка, но и общих для многих языков черт в этой семантической категории позволяют рассматривать антонимию как одну из универсалий лексической системы языка.
Принципиальная возможность структурного, типологического и функционального описания антонимов, с одной стороны, и тот значительный удельный вес, который имеют эти слова в лексике, — с другой, позволяют с полным правом говорить об антонимии не только как о внутреннем системном явлении, но и как об одном из проявлений лексической системы языка в целом.
В заключении представим выводы, основные из которых сводятся к следующему:
- Антонимы это взаимопротивоположные по значению номинативные единицы языка, которые служат для обозначения взаимопротивоположных односущностных явлений объективной реальности.
- Антонимия связывает языковые единицы с противоположным значением и свойственна всем естественным языкам.
- Под словообразовательной антонимией следует понимать антонимичные отношения между различными единицами словообразовательной системы, между отдельными словообразовательными средствами и моделями, между производным и мотивирующим, а также способность образовывать слова с противоположным значением к уже существующим лексическим единицам от основ этих слов при помощи определенных аффиксов или образование антонимических пар от основ одного и того же слова.
- С точки зрения формально-структурных приз¬наков различают две основные группы слов-антонимов: разнокорневые и однокорневые.
- Понимание структурных и семантических возмож¬ностей антонимических оппозиций позволяет наиболее правильно и рационально использовать языковые анто¬нимы в речи, выбирать информативно самые значи¬мые из них. А это является важным характерным признаком творческого использования лексического бо¬гатства немецкого языка.
- В субстантивном словообразовании наблюдается становление единственной антонимичной суффиксальной модели с -losigkeit.
- В именной сфере антонимия представлена наиболее широко в словообразовании прилагательных, поскольку, в отличие от субстантивного словообразования, в адъективном отмечается продуктивность не только префиксации, но и полусуффиксации. Состав препозитивных элементов, используемых для образования прилагательных-антонимов, фактически совпадает с корпусом субстантивных препозитивных морфем немецкого языка.
- Как и среди существительных, среди прилагательных препозитивные элементы распадаются на две группы по происхождению и на две группы по семантике. Среди указанных словообразовательных элементов одни образуют антонимы к мотивирующему слову, другие образуют антонимические пары между собой. Таким образом, в именном словообразовании существует два типа антонимичных префиксальных моделей, каждая из которых имеет свою мотивационную базу.
- Для образования антонимов в адъективной сфере, в отличие от субстантивной, наряду с префиксами используется целый ряд постпозитивных морфем, большинство из них по всем признакам относится к словообразовательным элементам переходного статуса, т. е. к полусуффиксам.
- Отличительной особенностью суффиксов и полусуффиксов является их способность образовывать антонимические пары между собой и неспособность создавать антонимы к мотивирующим словам по отдельности, как, например, у большинства префиксов.
- Наличие множественной мотивации способствует увеличению числа моделей, используемых в сфере словообразовательной антонимии.

Список литературы

1. Аристотель. Категории.- М.: Соцэкгиз, 1968.
2. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов.- М.: Сов. энциклопедия, 1966.
3. Балли Ш. Французская стилистика.- М.: Иностранная литература, 1961.
4. Бартков Б.И., Клименко Л.И. Деривационный статус и структурно-функциональные характеристики немецких словообразовательных формантов -arm, -frei, -leer, -los, -reich, -voll // Проблема статуса деривационных формантов. - Владивосток, 1989. - С. 3-18.
5. Будагов Р. А. Введение в науку о языке. – М, 1965. – 345 с.
6. Булаховский Л. А. Введение в языкознание. М., 1953. – 234 с.
7. Введенская Л. А. О взаимодействии синонимии и антонимии// Вопросы лексики и фразеологии в русском языке.- Ростов-наДону: Изд. РГУ, 1968.
8. Введенская Л. А. Синонимические пары антонимов// Русский язык в школе.- 1969.- №4.- С.12.
9. Виноградов В. В. Основные типы лексических значений слова.//Вопросы языкознания.- 1953.- №3.- С. 14.
10. Виноградов В. В. О процессах развития и разрушения омонимии в кругу соотносительных русизмов и древнеславянизмов // Studia slavica. Budapest.- 1966. -№. 12.- С. 18.
11. Гегель Г. В. Наука и логика. Т. 1.- М.: Мысль, 1970.
12. Гегель Г. В. Сочинения. Т. 12.- М.: Соцэкиз, 1954.
13. Гельблу Я. И. Способы выражения антонимичности в современном немецком языке. Автореф. дис..- Л., 1964.
14. Ельмслев Л. Можно ли считать, что значение слов образует структуру?// Новое в лингвистике. В. 2.- М.: Наука, 1962, с. 117-136.
15. Жирмунский В. М. О природе частей речи и их классифика¬ция. - Л., 1968.- 198 c.
16. Зиндер Л. Р., Строева Т. В. Современный немецкий язык.- М.: Изд. лит. на ин. яз., 1957.
17. Зуев А. Н., Молчанова И. Д. и др. Словарь словообразовательных элементов немецкого языка.- М.: Рус. яз., 1989.- 536 с.
18. Иванова И. П. 1976. Морфологические категории и структура слова в германских языках. — Вопросы языкознания.- № 1- C. 55.
19. Ивлева Г. Г. Семантические особенности слов в немецком языке.- М.: Высшая школа, 1978. -103 с.
20. Ивлева Г. Г. Немецко – русский словарь по лексикологии и стилистике.- М.: Высшая школа, 2006.- 167 с.
21. Левковская К. А. Лексикология немецкого языка.- М.: Гос. учебно-пед. изд-во Министерства Просвещения РСФСР, 1956. – 248 с.
22. Маковский М. М. Этимологический словарь современного немецкого языка.- М., 2004.- 632 с.
23. Михайлов В. А. Генезис антонимических оппозиций (антонимия и отрицание).- Л.: Изд-во ЛГУ, 1987.- 152 с.
24. Медведева Т. С. Антонимия в текстах аналитических и художественно-публицистических жанров немецко-язычной прогрессивной прессы// Вопросы функциональной лексикологии и стилистики.- М, 1989. – 64 с.
25. Новиков Л. А. Антонимия в русском языке (семанти¬ческий анализ противоположности в лексике). М., 1973. – 215 с.
26. Покровский А. А. Избранные работы по языкознанию.- М.: Изд. АН СССР, 1959.
27. Рахманов И. В., Минина М. Н., Мальцева Л. И., Рахманова Л. И. Немецко – русский антонимический словарь.- М.: Рус. яз., 1983.- 704 с.
28. Степанова М.Д., Чернышева И. И. Лексикология современного немецкого языка.- М., 1962.- 305 с.
29. Степанова М.Д. Словообразование в немецком языке.- М., 1979.- 264 с.
30. Словарь словообразовательных элементов.- М., 1979. -350 с.
31. Фомина М. И. Современный русский язык. Лексикология.- М.: Высшая школа, 1990.- 415 c.
32. Шанский Н. М. Лексикология современного русского языка. – М, 1995. – 355 c.
33. Чурносова Т. Ф. Интернациональные словообразовательные средства выражения антонимичности в немецком языке // Язык в мультикультурном мире: Тезисы и материалы международной конференции. - Самара: СамГПУ, 1999. - С. 185-187.
34. Чурносова Т. Ф. Антонимия в именном словообразовании немецкого языка // Исследования по лингвистике, методике, страноведению: Сборник статей молодых ученых факультета иностранных языков. - Самара: СамГПУ, 2000. - С. 93-98.
35. Чурносова Т. Ф. Двойная мотивация как источник словообразовательной антонимии (на материале существительных современного немецкого языка) // Пространство и время в языке: Тезисы и материалы международной научной конференции. -Самара: СамГПУ, 2001. - С. 99-100.
36. Чурносова Т. Ф. Суффиксация и полусуффиксация в адъективной антонимии // Язык в пространстве и времени: Материалы международной научной конференции. - Самара: СамГПУ, 2002. -С. 249-254.
37. Чурносова Т. Ф. Антонимия в именном словообразовании немецкого языка. – Самара, 2004.- 23 c.
38. Henzen W. Deutsche Wortbildung.- Leipzig, 1957.- 176 S.
39. Schendels E. Deutsche Grammatik.- M., 1979.- 312 S.
40. Schippan Th. Einführung in die Semasiologia.- Leipzig, 1972.- 209 S.
41. Sommerfeldt K. Entwicklungstendenzen in der deutschen Gegenwartssprache. - Leipzig, 1988. – 242 S.

Список литературных источников

1. Seghers А. Das Duell In: Die Kraft der Schwachen. Berlin und Weimar, 1969.
2. Zweig А. Der Regenbogen, II. Band. Berlin, 1955.
3. Kellermann B. Totentanz. Berlin 1954.
4. Kellermann B. Das blaue Band. Berlin, 1963.
5. Reimann Br. Das grüne Licht der Steppen. Berlin, 1965.
6. Wolf Chr. Der geteilte Himmel. Halle (Saale), 1963.
7. Noll D. Die Abenteuer des Werner Holt. Berlin, 1960.
8. Strittmatter E. Der Wundertäter. Moskau, 1962.
9. Böttger Fr. Erläuterungen. In: Th. Storm. Novellen der Liebe. Berlin, 1958.
10. Weiskopf F. С Lissy. Berlin, 1962.
11. Görlich G. Der schwarze Peter. Berlin, 1961.
12. Görlich G. Eine Sommergeschichte. Berlin, 1975.
13. Fallada H. Damals bei uns daheim. Moskau/Leningrad, 1965.
14. Fallada H. Jeder stirbt für sich allein. Berlin, 1955.
15. Kant H. Die Aula. Berlin, 1966.
16. Kant H. Das Impressum. Berlin, 1972.
17. Mann H. Der Untertan. Berlin, 1954.
18. Otto H. Zeit der Störche. Berlin, 1967.
19. Kleine Literaturfibel. Hrsg. von K—H. Höfer. Leipzig, 1963.
20. Wörterbuch der deutschen Gegenwartssprache. Hrsg. von R. Klappenbach und W. Steinitz. Bd. I—V. Akademie-Verlag, Berlin, 1962—1976.
21 Feuchtwanger L. Die Brüder Lautensack. Rudolstadt,
1956.
22. Feuchtwanger L. Erfolg. Berlin, 1957.
Frank L. Gesammelte Werkein sechs Bänden. Berlin, 1959, Bd. V, VI.
23. Neues Deutschland.
24. Neue deutsche Literatur.
25. Österreichische Erzähler. Berlin, 1969, Bd. I—II.
24. Mann Th. Der Zauberberg. Berlin, 1962.
25. Deutsche Sprachkunde von W. Schmidt. Berlin, 1967.












Данные о файле

Размер 71.22 KB
Скачиваний 91

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar