ГлавнаяКаталог работИстория → Правовая политика большевиков в годы Гражданской войны
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Правовая политика большевиков в годы Гражданской войны


Правовая политика большевиков в годы Гражданской войны.



Содержание

Введение……………………………………………………………….3
1.Теоретические основы правовой политики большевиков………..5
2.Реализация марксистской концепции на практике……………...17
3.Красный террор в годы Гражданской войны…………………….24

Заключение…………………………………………………………...31
Библиография………………………………………………………...34


Введение.

Тема данной работы, «Правовая политика большевиков в годы Гражданской войны» продолжает быть актуальной и в наши дни, так как способствует познанию трагической истории России и восстановлению в памяти характера большевистского режима.
Цель данной работы – рассмотрение правовой политики большевиков в годы гражданской войны. Исходя из цели, определяются задачи: во-первых, рассмотреть теоретические основы правовой политики большевиков, во-вторых, рассмотреть реализацию марксистской концепции на практике и в третьих, рассмотреть к чему привела практическая реализация этой концепции.
Тема эта, так или иначе, рассматривалась во многих исследованиях разного плана, начиная с первых лет советской власти, но эти работы были далеки от объективности и только в 90-е годы в печати стали появляться работы, в которых более объективно рассматривались события Гражданской войны. Большая литература была издана на Западе – это работы специалистов главным образом историков, воспоминания политических эмигрантов – жертв и очевидцев террора.
В последние годы в России стали публиковаться научные исследования отечественных историков, юристов, социологов по проблемам массовых репрессий
Большой интерес в этом плане представляет исследование А.В.Шубина «Российская революция и большевистская диктатура» . В нём автор, используя значительное число документов, рассматривает, события первых лет советской власти.
Вопросы создания репрессивного аппарата «политической юстиции» в России после установления Советской власти и развернувшего массовый террор против населения нашей страны исследуют В.Кудрявцев и А.Трусов в монографии «Политическая юстиция в СССР» . В книге анализируется механизм политических репрессий в СССР. Значительное место в работе отведено периоду Гражданской войны и рассмотрению реализации на практике правовой политики большевиков. Авторы приходят к выводу, что после установления Советской власти были отброшены не только старые царские законы, но было и «пренебрежение к собственным законоположениям советского периода» . В то же отмечается, что идеология красного террора заключалась в представлении о том, что «группы людей, принадлежавших к определённому классу или социальной группе, - буржуазии, помещиков, казачеству, кулачеству и пр. были врагами уже по определению, независимо от конкретных действий, а всего лишь по роду занятий, образованию, владению собственностью» .
Н.Верт, рассматривая события революции и Гражданской войны, отмечет, что репрессии проводились против всех классов, в том числе и против рабочих, но «новая власть пыталась скрыть репрессии против рабочего класса, от имени которого большевики взяли власть» .
Сведения о массовом красном терроре в годы Гражданской войны основанные на актах Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков приводятся в книге «Красный террор в годы Гражданской войны» .
Предмкетом исследования книги И.С.Ратьковского «Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 году» является политика красного террора в Советской России в 1918 г., нашедшая своё выражение в деятельности Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) и местных чрезвычайных комиссий. В работе на основе исследования архивных материалов и других источников и литературы исследуется и обобщается весь комплекс проблем, раскрывающий содержание политики красного террора в Советской России в 1918 году.
1.Теоретические основы правовой политики большевиков

Одни лишь отдаленные исторические предпосылки - радикализм демократов XIX в. и карательная политика царского самодержавия - не были бы достаточной базой для создания аппарата политической юстиции, превращения его в аппарат массового террора. Были и другие факторы. Один из них, как мощная идеологическая основа непримиримой борьбы с противниками нового строя, - марксистское учение о диктатуре пролетариата.
Содержание теории диктатуры пролетариата в российском варианте модифицировалось в тесной связи с политической обстановкой и потребностями руководящей партии. По сути дела оно использовалось для выработки и обоснования этой стратегии и тактики, которую проводила ленинская власть, исходя из конкретных исторических условий.
Наиболее известным, исходным высказыванием классиков марксизма, обосновывающим диктатуру пролетариата, является следующая выдержка из "Критики Готской программы" К. Маркса: «Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата» . Эта же мысль повторена и в других произведениях Маркса и Энгельса.
Лейтмотивом всех их представлений о будущем обществе и путях перехода к нему являлась не идея сотрудничества, диалога, взаимодействия классов и слоев населения, а противоположная установка - на непримиримую борьбу классов. Эта установка, как неоднократно отмечали и сами марксисты, и их противники, лежала в основе практических разработок, касающихся стратегии и тактики политической борьбы, отношения к различным слоям населения, методов революционных действий и т.п. Сотруд¬ничество классов рассматривалось как буржуазный лозунг, отвергалось в самой своей основе. Этим по существу опреде¬лялась и основная линия поведения пришедших за¬тем к власти российских коммунистов.
Понятие диктатуры пролетариата нераз¬рывно связывалось его авторами с революционным насили¬ем. Во Введении к работе К. Маркса "Гражданская война во Франции" Ф. Энгельс дал определение государства как «ма¬шины для подавления одного класса другим» . Не абсолюти¬зируя насилие как форму политической борьбы, он, тем не ме¬нее писал: «...Насилие является тем орудием, посредством ко¬торого общественное движение пролагает себе дорогу и ло¬мает окаменевшие, омертвевшие политические формы» . Бо¬лее развернуто применение пролетариатом насилия было обосновано К. Марксом в Конспекте книги М. Бакунина "Го¬сударственность и анархия": «Покуда существуют другие классы, в особенности класс капиталистический, покуда про¬летариат с ним борется, - писал Маркс, - ...он должен приме¬нять меры насилия, стало быть, правительственные меры; ес¬ли сам он еще остается классом и не исчезли еще экономиче¬ские условия, на которых основывается классовая борьба и существование классов, они должны быть насильственно уст-ранены или преобразованы, и процесс их преобразования должен быть насильственно ускорен» .
Здесь в концентрированном, сжатом виде по сути дела наме¬чена самая общая программа осуществления диктатуры проле¬тариата, которая затем стала прямым руководством к действию для ленинского и сталинского аппарата. Эта программа, как видно, включала: устранение или преобразование других клас¬сов и поддерживающих их существование экономических усло¬вий; насилие, как средство этого устранения и преобразования; правительственные меры, как форму осуществления насилия. Большевикам оставалось лишь последовательно реализовать этот план, проводя по мере усложнения политической обста¬новки мысль о том, что классовая борьба со временем не зати¬хает, а только обостряется.
В.И.Ленин, цитируя и развивая положения К.Маркса и Ф.Энгельса, подробно и детально останавливался на многочисленных вопросах, связанных с понятием диктатуры проле¬тариата.
В «Очередных задачах советской власти» Ленин повторя¬ет мысль, сформулированную им во многих работах: решение стоящих перед страной задач «требует принуждения - и при¬нуждения именно в форме диктатуры... Было бы величайшей глупостью и самым вздорным утопизмом полагать, что без принуждения и без диктатуры возможен переход от капита¬лизма к социализму. Теория Маркса против этого мелкобур¬жуазно-демократического и анархического вздора выступала очень давно и с полнейшей определенностью... Либо диктату¬ра Корнилова... либо диктатура пролетариата - об ином вы¬ходе для страны... не может быть и речи» .
«Помещиков надо скинуть, буржуазию надо скинуть, - говорил он в Докладе об очередных задачах советской вла¬сти на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 г., - и миллионы раз правы перед историей, оправданы все действия большеви¬ков, вся их борьба, насилие против помещиков и капиталистов, экспроприация, насильственное подавление их сопро-тивления. В общем, и целом это была величайшая историческая задача...» .
Диктатура класса, в данном случае - диктатура пролета¬риата, мыслится Лениным как явление, несовместимое с де¬мократическими нормами жизни общества, например с равенством граждан, законностью, обеспечением прав личности и тому подобными "буржуазными" институтами и лозунгами. С особой ясностью эта позиция выражена в его полемической работе «Пролетарская революция и ренегат Каутский».
Анализируя произведение Каутского «Диктатура пролетариата» (1918), Ленин резко отвергает упреки в адрес терро¬ристической большевистской политики, в «презрении» советской властью демократических институтов. Однако ленинская полемика направлена не на отрицание фактических данных Каутского, а на переосмысление самих основных понятий, о которых идет спор. Тактика Ленина проста: расщепление терминов «демократия», «свобода», «равенство» и т.д. на противоположности: демократия пролетарская или буржуазная, свобода для трудящихся или для эксплуататоров, равенство в пределах одного класса или для представителей разных классов. Первое - признается, второе - отвергается. Каждый термин, таким образом, приобретает классовое содержание и соответственно положительное или отрицательное значение. Общечеловеческие понятия и ценности категорически отбра¬сываются Лениным, и потому аргументация Каутского, его обращение к общим понятиям «теряет смысл».
Так, в частности, Ленин оспаривает возможность сущест¬вования «демократии вообще», к которой апеллирует Каут¬ский. Он считает понятие демократии относительным. «Либе¬ралу естественно говорить о "демократии" вообще, - пишет Ленин в указанной работе. - Марксист никогда не забудет по¬ставить вопрос: "для какого класса?"» - И далее: «Чтобы из либерального и лживого утверждения, данного Каутским, сделать марксистское и истинное, надо сказать: диктатура не обязательно означает уничтожение демократии для того класса, который осуществляет эту диктатуру над другими классами, но она обязательно означает уничтожение (или су¬щественнейшее ограничение, что тоже есть один из видов уничтожения) демократии для того класса, над которым или против которого осуществляется диктатура» .
Это положение по сути де¬ла предопределило всю дальнейшую политическую и юриди¬ческую линию советской власти по отношению к непролетар¬ским партиям и слоям населения. Демократии для них не су-ществует.
О необходимости диктатуры пролетариата Ле¬нин, со ссылками на Маркса и Энгельса, пишет, что она необходима: « Затем, чтобы сломать сопротивление буржуазии, затем, чтобы внушать реакционерам страх, затем, чтобы поддержать авторитет вооруженного наро¬да против буржуазии, затем, чтобы пролетариат мог насильственно подавить своих противников» .
В этой связи весьма важное значение имел тезис о том, что «диктатура пролетариата есть власть, опирающаяся непосредственно на насилие, не связанная никакими законами. Революционная диктатура пролетариата есть власть, завоеванная и поддерживаемая насилием пролетариата над буржуазией, не связанная никакими законами» . На практике это означало отбрасы¬вание не только старых, царских законов, но и пренебреже¬ние к собственным законоположениям советского периода, издание ведомственных предписаний, противоречащих им или их игнорирующих.
Так же как и в вопросе о демократии, Ленин различает "насилие вообще" и революционное насилие. Он пишет: «Социализм вообще против насилия над людьми. Однако, кроме христианских анархистов и толстовцев, никто еще не выводил отсюда, что социализм против революционного на¬силия. Значит, говорить о «насилии вообще», без разбора ус¬ловий, отличающих реакционное от революционного наси¬лия, значит, быть мещанином, отрекающимся от революции, или это значит просто обманывать себя и других софисти¬кой» . Подобное "диалектическое" по¬нимание насилия полностью развязывало руки по отноше¬нию к тем слоям населения, которые сами диктатуру пролетариата не осуществляли, и оправдывало любые насильст¬венные методы проявления власти, лишь бы власть была пролетарской.
В первые годы советской власти необходимость в рево¬люционном насилии увязывалась главным образом с сопротивлением эксплуататорских классов. Это было четко выра¬жено в ленинском проекте Программы РКП(б): "Опыт всей всемирной истории, всех восстаний угнетенных классов против угнетателей учит неизбежности отчаянного и долгого сопротивления эксплуататоров в борьбе за сохранение их привилегий. Советская организация государства приспособлена к подавлению этого сопротивления, без чего не может быть и речи о победоносной коммунистической революции»
Далее происходит модификация задач. «Переход от ка¬питализма к коммунизму, - пишет Ленин, - есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации… А за эксплуататорами – капиталистами тянется широкая масса мелкой буржуазии…» .
Устранение с исторической арены капиталистов и поме¬щиков, оказывается, лишь часть дела. Фронт борьбы быстро расширяется, захватывая и другие слои населения. «Надо по¬казать свою силу, - продолжает Ленин. - Да, мелкие хозяйчи¬ки, мелкие собственники готовы нам, пролетариям, помочь скинуть помещиков и капиталистов. Они не любят организа¬ции, дисциплины, они - враги ее. И тут нам с этими собствен¬никами, с этими хозяйчиками придется вести самую реши¬тельную, самую беспощадную борьбу, и борьбу в ином мас¬штабе, и борьбу тем более трудную, что она кажется ошибоч¬ной принципиально, между тем только тут социализм начина¬ется»
Постепенно круг классов и социальных слоев, против ко¬торых пролетариат должен применять революционное наси¬лие, становился трудно обозримым. Это не только помещи¬ки и капиталисты, но уже и богатая часть крестьянства. «Против.. кулаков, как отъявленных наших врагов, - заяв¬ляет Ленин в 1919 г., - у нас только одно оружие — это наси-лие» .
Не исключалось и применение насилия к буржуазным специалистам, используемым советской властью в интересах налаживания народного хозяйства. «Тут, в добавление к на¬силию, после победоносного насилия, нужна организован¬ность, дисциплина и моральный вес победившего пролетари¬ата, подчиняющего себе и втягивающего в свою работу всех буржуазных специалистов... Использовать весь аппарат бур¬жуазного, капиталистического общества - такая задача тре¬бует не только победоносного насилия, она требует, сверх того, организации, дисциплины... при которой буржуазный специалист видит, что ему нет выхода, что к старому обще¬ству вернуться нельзя» Говоря о специалистах, Ленин не¬однократно подчеркивает необходимость сочетания насилия с организационной и экономической деятельностью госу¬дарства. Однако насилие остается в центре внимания. "Наси¬лие можно применить, не имея экономических корней, но тогда оно историей обречено на гибель. Но можно приме¬нить насилие, опираясь на более высокие принципы социалистического строя порядка и организации. И тогда оно может временно потерпеть неудачу, но оно непобедимо» . Нетрудно видеть здесь зарождение мыс¬ли о том, что не только во время революции, но и при соци¬ализме насилие остается действенным методом руководства обществом.
В статье "Привет венгерским рабочим" (1919) Ленин уже говорит о сопротивлении революционному перевороту не только со стороны капиталистов и их приспешников из буржуазной интеллигенции, но и со стороны «громадной массы слишком забитых мелкобуржуазными привычками и традициями трудящихся, крестьян в том числе» . Это относится и к политическим партиям. «Если проявляются колебания среди социалистов, вчера примкнувших к вам, к диктатуре пролетариата, или среди мелкой буржуазии, - советует он венграм, - подавляйте колебания беспощадно. Расстрел - вот законная участь труса на войне» .
Насилие было направлено и против некоторых пролетарских слоев. «Революционное насилие, - пишет Ленин, - не может не проявляться и по отношению к шатким, невыдержанным элементам самой трудящейся массы» . И в другом месте: «Про ... расстрелы мы открыто говорили, мы говорили, мы насилие не прячем, потому, что мы сознаем, что из старого общества без принуждения отсталой части пролетариата мы выйти не сможем» . Ту же мысль развивает Н.И.Бухарин: «Пролетарское принуждение во всех формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как парадоксально это ни звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи» .
Таким образом, первоначальная идея диктатуры пролетариата, сформулированная Марксом как задача временного переходного периода, существенно искажается, теряет четкие очертания, превращается в принуждение по отношению к любой части народа, не согласной с проводимой политикой или не слишком активно её поддерживающей.
О том кто же осуществляет эту диктатуру – весь рабочий класс, его «передовой авангард» - партия или же специально для этой цели созданные органы государства, то позиция большевиков эво-люционировала и по этому вопросу. В высказываниях Ленина 1918-1920-х годов встречаются утверждения, что диктатуру осу¬ществляет весь рабочий класс (в частности, через избиратель¬ную систему советов). Но уже в «Письме к рабочим и крестья¬нам по поводу победы над Колчаком» (1919). Ленин достаточно прямо указывает: «Диктатура рабочего класса проводится той партией большевиков, которая еще с 1905 г. и раньше слилась со всем революционным пролетариатом» . «Только передовая часть рабочего класса, только его авангард в состоянии вести свою страну» , - говорит он на VIII Всероссийской конферен¬ции РКП(б). А в "Письме к организациям РКП о подготовке к партийному съезду (1920) разъясняет: "Наша партия... должна была взять на себя и непосредственное осуществление задач ди¬ктатуры пролетариата со времени Октябрьской революции» .
Но и это сужение субъекта осуществления диктатуры про¬летариата было не последним словом. Логика действий боль¬шевиков приводила к тому, что функция насилия, реализуемо¬го под лозунгом диктатуры пролетариата, довольно скоро пе¬решла к карательным, репрессивным органам. Уже в ноябре 1918 г. Ленин говорит: «Для нас важно, что ЧК осуществляют непосредственно диктатуру пролетариата, и в этом отношении их роль неоценима. Иного пути к освобождению масс, кроме подавления путем насилия эксплуататоров, - нет. Этим и зани¬маются ЧК, в этом их заслуга перед пролетариатом» .
Естественным завершением описанной эволюции взгля¬дов на субъект осуществления диктатуры пролетариата стало его сведение к отдельной личности - руководителю, вождю. "Решительно никакого принципиального противоречия меж¬ду советским (т.е. социалистическим) демократизмом и при¬менением диктаторской власти отдельных лиц нет... Как мо¬жет быть обеспечено строжайшее единство воли? - Подчине¬нием воли тысяч воле одного» . Тем самым был расчищен путь к вождизму, к культу личности руководителя, к едино¬лично принимаемым решениям на разных ступенях партий¬ной и государственной иерархии.
Видный публицист и общественный деятель Н.Валентинов признавал, что постепенно понятие диктатуры пролетариата претерпело метаморфозу: «Сначала под нею понимается акция, действие революционных миллионов, напор бедноты, творческая воля массы пролетариев, поголов¬но организующихся в союзы... Однако наступает момент, ко¬гда даже самый тупой человек понимает бессмысленность мысли об управлении государством и индустрией миллионами еле грамотных людей... Нужно было два с половиной года экспериментов Советской власти, чтобы уточнить понятие диктатуры пролетариата» . Под нею практически стало по¬ниматься руководство партии, а затем - только ее руководя¬щих органов.
На X съезде РКП(б) Ленин подтвердил, что «диктатура пролетариата невозможна иначе, как через Коммунистиче¬скую партию» . А.В.Луначарский на том же съезде выска¬зал ту же мысль: «Мы все понимаем, что диктатура проле¬тариата есть диктатура партии, и государственный аппарат должен представлять собою отражение этой партии» .
Хорошо известна также позиция И.В. Сталина по этим во¬просам: «Уничтожение классов достигается не путем потухания классовой борьбы, а путем ее усиления. Отмирание государства придет не через ослабление государственной власти, а через ее максимальное усиление, необходимое для того, чтобы добить остатки умирающих классов и организовать оборону против капиталистического окружения, которое далеко не уничтожено и не скоро еще будет уничтожено» . Слова, сказанные Сталиным, были взяты на вооружение партией, органами политической юстиции, всем государственным аппаратом, а также средствами массовой информации. Они возбуждали в населении ожесточение против «социально-чуждых элементов», вместо классового мира провозглашали перманентную борьбу и затушевывали подлинные причины тех трудностей, которые народ постоянно испытывал при сталинском режиме.
Эти высказывания Ленина и его соратников по вопросам, связанным с понятием, целями и функциями диктатуры пролетариата, предопределили как теоретическую, так и практическую деятельность большевиков в рассматриваемой области.
Между тем представления большевистских руководите¬ли о диктатуре пролетариата, равно как и о пролетарском государстве, после свержения власти буржуазии, во многом существенно расходились с идеями Маркса и Энгельса по этим вопросам. «...В лучшем случае, государство есть зло, которое пролетариат, одержавший победу в борьбе за классовое господство, получит себе в наследство, - писал Ф. Энгельс во Введении к "Гражданской войне во Франции" К. Маркса. - Пролетариату неизбежно придется так же, как и Парижской коммуне немедленно урезать, насколько только возможно, худшие стороны этого зла, пока новое поколение, выросшее в новом, свободном общественном строе, окажется в силах отделаться всего этого хлама каких бы то ни было государственных учреждений» .
К. Маркс и Ф. Энгельс со временем пришли к выводу о возможности перехода к социализму в некоторых странах, при определенных условиях, вообще без слома прежней государственной машины. «Можно себе представить, - писал Энгельс, - что старое общество могло бы мирно врасти в новое в таких странах, где народное представительство сосредоточивает в своих руках всю власть, где конституционным путем можно сделать все, что угодно, если только имеешь за собой большинство народа: в демократических республиках, как Франция и Америка, как Англия, где предстоящее отречение династии за денежное вознаграждение ежедневно обсуждается в печати и где династия бессильна против воли народа» . И далее: "Если что не подлежит никакому сомнению, так это то, что наша партия и наш рабочий класс могут прийти к господству только при такой политической форме, как демократическая республика. Эта последняя является даже специфической формой для диктатуры пролетариата, как показала уже великая французская революция» .
Теория и практика советского государства проложила резкую грань, отделяющую ленинизм от классического марксизма. Большевистское учение было «очевидной национальной аберрацией марксизма, поскольку Маркс не предполагал возможности реализации его политической концепции в слаборазвитых странах типа России» .


2. Реализация марксистской концепции на практике.

После Октября в ряде мест страны население, не дожидаясь указаний сверху, само приступило к ликвидации старых судов и создания новых. 24 ноября 1917 г. СНК принимает декрет «О суде», проект которого был подготовлен П.Стучкой. В этом декрете говорилось о том, что местные суды руководствуются старыми законами «лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию» . Этим декретом упразднялись прежние суды и ликвидировалась прежняя адвокатура, прокурорский надзор, институт судебных следователей.
Создавалась новая судебная система: местные суды в соста¬ве судьи и двух заседателей. Им были подсудны гражданские дела с ценою иска до 3000 руб. и уголовные - с наказанием не свыше 2 лет лишения свободы. Новые суды создавались на принципах выборности судов и участия населения в отправле¬нии правосудия в качестве заседателей. Местные судьи должны были избираться на основании прямых выборов населением, а до назначения выборов - местными Советами. Советы состав¬ляли списки очередных заседателей и определяли очередь их явки на сессию. Декрет временно возложил предварительное следствие на местных судей. Это была чрезвычайная мера, по¬скольку она нарушала принцип разделения следствия и суда. Для следствия по делам, подсудным ревтрибуналам, Советы создавали следственные комиссии.
Для борьбы с контрреволюцией учреждались революционные трибуналы в составе председателя и 6 очередных заседателей. Ревтрибуналы избирались губернскими или городскими Сове¬тами .
В качестве обвинителей и защитников по уголовным делам, причем со стадии предварительного следствия, допускались «все неопороченные граждане обоего пола». Местные суды руководствовались законами в случаях, если они не отменены революцией и не противоречат «революционной совести». Отмененными признавались все законы, противоре¬чившие декретам ВЦИК и СНК, а также программам-минимум партий РСДРП(б) и эсеров. Ревтрибуналы в своих приговорах на прежние законы не ссылались.
Советское государство особое внимание уделяло созданию ревтрибуналов как механизму защиты новой власти. За корот¬кий срок были изданы нормативные акты, регулировавшие ор¬ганизацию, процессуальный порядок, подсудность трибуналов и следственных комиссий. Подобных актов в отношении об¬щих судов за это время не было издано. Первым актом было Руководство для устройства революционных трибуналов Нар-комюста (28 ноября 1917 г.), затем вышла Инструкция ревтри¬буналам. В обоих актах смертная казнь в качестве меры нака¬заний отсутствовала.
С ноября 1917 г. по май 1918 г. вся территория РСФСР по¬крылась сетью трибуналов. Они были созданы почти во всех областных и губернских городах, уездах и даже в ряде волостей и поселков РСФСР. Поскольку трибуналы были созданы раньше местных судов, им пришлось рассматривать и все уго¬ловные и подчас даже гражданские дела, нарушая нормы дек¬рета «О суде» № 1 о подсудности трибуналов и местных судов.
В мае 1918 г. при ВЦИК был создан Ревтрибунал для разби¬рательства дел общегосударственного значения. В июне 1918 г. учреждается Кассационный отдел при ВЦИК, рассматривав¬ший кассационные жалобы и протесты на приговоры ревтри¬буналов. По мере стабилизации обстановки сеть трибуналов резко сокращается. Они сохранялись лишь в столицах, губерн¬ских городах, крупных узловых станциях и промышленных центрах.
В 1918 - 1920 гг. шел процесс приспособления ревтрибуна¬лов к чрезвычайной обстановке гражданской войны. Они стали превращаться из специальных судебных органов в чрезвычай¬ные специальные судебные органы. Был ликвидирован институт народных заседателей, резко сократился состав трибуналов: с семи человек до трех (один из ЧК), избираемых местными Со¬ветами и исполкомами. Это усиливало координацию двух ор¬ганов, но, конечно, увеличило риск произвола при рассмотре¬нии в трибуналах дел, переданных из ЧК.
Трибунал сам решал, допустить ли к участию в деле обви¬нение и защиту, но если допускался обвинитель, трибунал обязан был допустить или назначить защитника. Трибунал был вправе отменить прения сторон, если признавал дело выясненным. Все это были чрезвычайные права по ведению процесса. Такие нормы повышали оперативность рассмотрения дел, не ущемляли интересы сторон и прежде всего подсудимого.
Положение о ревтрибуналах, принятое ВЦИК 12 апреля 1919 г., предоставило трибуналам право определения меры репрессии, что было правом нормотворчества. Положение о ревтрибуналах от 18 марта 1920 г. подтвердило это право, но лишь в пределах действовавших декретов. В связи с переломом обстановки в борьбе с контрреволюцией, в январе 1920 г. было отменено применение смертной казни органами ВЧК и ревтрибуналами, кроме военных. В мае 1920 г. в связи с наступлением белополяков смертная казнь вновь вводилась в 23 губерниях, объявленных на военном положении.
Кроме общих ревтрибуналов, «в годы гражданской войны действовали революционные военные трибуналы (РВТ). Они стали создаваться в войсках по приказам Реввоенсоветов (РВС) с июля 1918 г.» Против их введения выступал ряд работников СНК (имелся даже декрет СНК от 4 мая 1918 г., запрещавший создание армейских трибуналов). Вначале, создавались трибу¬налы на уровне армии и фронта, с конца 1918 г. начали появ¬ляться их отделы при дивизиях и бригадах. Для руководства РВТ был создан Революционный военный трибунал Республи¬ки. С января 1920 г. стали создаваться РВТ в тылу, в войсках внутренней охраны, а с апреля - РВТ округов. В партизанских районах Сибири военные ревтрибуналы действовали на основе нормативных актов, принятых на съездах партизанских армий.
30 ноября 1918 г. было введено военное положение на всей сети железных дорог. В состав фронтового РВТ стал входить представитель железной дороги. 18 марта 1920 г. были учреж¬дены революционные военные железнодорожные трибуналы (РВЖТ). «С объявлением военного положения на водном транс¬порте аналогичные трибуналы были учреждены и там. Процесс в РВТ и РВЖТ проходил так же, как в общих трибуналах, но их приговоры не могли быть обжалованы в кассационном по¬рядке (эта временная мера была отменена в 1922 г.)» .
Декретом ВЦИК «О народном суде» №3 от 30 ноября 1918 г. учреждался единый народный суд, действовавший либо в составе одного постоянного судьи либо в составе одного постоянного судьи и двух или шести заседателей. Нарсуд рассматривал все уголовные и гра¬жданские дела за исключением дел, подсудных ревтрибуналу. Судьи избирались Советами и исполкомами. Приговоры по уголовным делам и решения по гражданским делам могли быть обжалованы в кассационном порядке в Совет народных судей.
В судах всех инстанций допускалось судоговорение на мест¬ных языках. Предварительное расследование по делам, превы¬шающим подсудность местного суда, производили следствен¬ные комиссии из трех человек, избираемых Советами. При Со¬ветах создавались коллегии правозаступников, осуществлявших как общественное обвинение, так и защиту.
Особенностью процесса создания новых судебных органов в первый период было широкое местное правотворчество. Оно объяснялось высокой творческой активностью населения, во¬влеченного в общественную жизнь революцией, отсутствием юридического опыта, а также медленным поступлением нор¬мативных актов из центра. Лишь Конституция РСФСР 1918 г. отнесла вопросы судоустройства к ведению Всероссийского съезда Советов и ВЦИК.
Вскоре после Октября острота классовой борьбы заставила поднять вопрос о создании органа госбезопасности. 7 декабря 1917 г. СНК соз¬дал Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрре¬волюцией и саботажем. Она была задумана, прежде всего, как орган борьбы с саботажем в связи с готовившейся всеобщей забастовкой служащих правительственных учреждений. Впо¬следствии слова «и саботажем» в названии комиссии были за¬менены на «и преступлениями по должности».
Учреждалась ВЧК при СНК, председателем был назначен Ф.Э.Дзержинский. В момент образования ВЧК на нее смотре¬ли как на временный орган. Это отразилось в названии комис¬сии - чрезвычайная, хотя в момент создания она не наделялась чрезвычайными полномочиями (комиссия начинает их приоб¬ретать при возложении на нее борьбы с общеуголовным пре¬ступлением - спекуляцией). Первые шаги ВЧК были направле¬ны против нарушений трех видов: саботажа чиновников, «пьяных погромов» (они происходили при разграблении вин¬ных складов в Петрограде) и бандитизма «под флагом анар¬хизма».
ВЦИК и СНК издали значительное количество нормативных актов, определявших задачи, структуру, компетенцию ВЧК, её место в системе органов государственной власти. ВЧК действовала как коллегиальный орган (при председателе состояла колле¬гия). Вначале в ней было три отдела: информационный, орга¬низационный и борьбы с контрреволюцией и саботажем, 11 декабря 1917 г. был создан четвертый отдел - по борьбе со спе¬куляцией. Особую опасность представляла спекуляция в связи с заключением Брестского мира. Поскольку он предусматри¬вал обязательство правительства России безоговорочно опла¬тить все ценные бумаги, предъявленные Германией, началась широкая спекуляция акциями промышленных предприятий (в том числе уже национализированных). Акции продавались не¬мецким подданным, от них поступали в посольство Германии, которое предъявляло акции к оплате. На борьбу с этим были брошены большие силы ВЧК.
В марте 1918 г. создаются тюремный и хозяйственный отде¬лы, справочное бюро, дававшее справки об арестованных и о делах, находившихся в производстве ВЧК; стол личного соста¬ва ВЧК, занимавшийся учетом работников ВЧК. В конце июля был создан железнодорожный отдел ВЧК.
В момент создания в ВЧК входили лишь большевики. 8 ян¬варя 1918 г. СНК назначил членами ВЧК четырех левых эсе¬ров, один из них стал заместителем председателя ВЧК. После заключения Брестского мира левые эсеры ушли почти из всех наркоматов, но в ВЧК остались. 6 июля 1918 г. они использо¬вали аппарат ВЧК в организации убийства немецкого посла Мирбаха и вооруженного выступления против большевиков. После ликвидации мятежа левые эсеры были отстранены от работы в органах ВЧК.
Для осуществления полномочий ВЧК имела свои вооружен¬ные силы. Со второй половины декабря 1917 г. Советами стали создаваться местные ЧК. В волости и небольшие уезды назна¬чались комиссары ЧК. К концу мая 1918 г. было создано 40 губернских и 365 уездных ЧК (в январе 1919 г. в связи с опреленной стабилизацией обстановки уездные ЧК были упраздне-ны). Значительную роль в унификации форм и методов работы органов ЧК сыграла I Всероссийская конференция чрезвычай¬ных комиссий (июнь 1918 г.). О масштабах деятельности ВЧК можно судить по числу её сотрудников, который к 1921 г. достиг максимума – 31 тыс. человек).
С самого начала своей деятельности ВЧК наделялась пра¬вом ареста. 31 января 1918 г. СНК установил, что ВЧК занима¬ется розыском, пресечением и предупреждением преступлений, передавая материалы для следствия в следственную комиссию трибунала, которая и направляла дела в суд. Таким образом, четко разграничивалась компетенция органов ВЧК и трибуна¬лов, создавались нормальные взаимоотношения между этими органами. Такое положение было нарушено наступлением не¬мецких войск, когда принятое в связи с этим постановление СНК 21 февраля 1918 г. наделило ВЧК правом внесудебного решения дел с применением высшей меры наказания - расстре¬ла. ВЧК становится в полном смысле чрезвычайным органом. С этого времени органы ВЧК вели не только оперативную рабо¬ту, но и проводили следствие и выносили приговор, подменяя следственные и судебные органы. Это привело к неизбежным при отсутствии процессуального контроля ошибкам и зло¬употреблениям с гибелью невиновных.
В ноябре 1920 г. на ВЧК была возложена охрана границ го¬сударства (до этого охрана границ в какой-то степени обеспе¬чивалась «завесами» - системой подвижных военных отрядов).
24 октября 1919 г. ВЦИК утвер¬дил положение «О революционных комитетах». Эти чрезвычай¬ные органы власти могли создаваться в местностях, освобож¬денных от неприятеля, в прифронтовой полосе и в тылу для организации обороны и поддержания порядка. Их создавали РВС армии при участии местных органов власти в составе от 3 до 5 человек. При нормализации обстановки, создании мест¬ных органов власти ревкомы передавали им все свои полномо¬чия, имущество и дела. В прифронтовой полосе (на расстоянии 25-50 км от линии фронта) постановлением РВС армии испол¬комы Советов могли быть временно распущены и заменены ревкомами. Ревкомы создавались и в тылу в составе 3-5 чело¬век (председателя и одного из членов исполкома и местного военного комиссара). В этом случае обычные органы власти продолжали действовать, но передавали ревкому все дела, свя¬занные с обороной и охраной порядка.




3.Красный террор в годы Гражданской войны.

Революция сметает весь прежний правопорядок, развязывает стихийные, большей частью не управляемые силы общества и, конечно, сопровождается не контролируемым насилием. «Отличительная черта всех революций – по мнению французских исследователей О.Кабанес и Л.Насс – это подчинение законов правосудия грубой силе. Против злоупотреблений свергнутого режима возмущенный народ выводит на сцену открытое насилие, и нелёгкое, даже в мирные времена, уравновешение всеобщих прав становится невозможным в момент народной смуты» .
Ликвидация эксплуататорских классов, понимавшихся Марксом и Энгельсом чисто в чисто социальном смысле – как изменение производственных функций и образа жизни людей, была воспринята большевиками буквально, вплоть до физического их уничтожения.
В первые недели и месяцы революции истребление пред¬ставителей бывших эксплуататорских классов носило неорга¬низованный, в основном стихийный характер. Так, например в Киеве в январе-феврале 1918 г. было убито свыше 2500 офи¬церов царской армии, в Ростове-на-Дону - 3400, в Новочер¬касске - 2000 офицеров . Это были спонтанные акции взбун¬товавшихся солдат и матросов, которые направлялись не только против офицеров, но и против других имущих слоев населения. Но репрессии начали осуществляться и ЧК.
Разъясняя их смысл, Ф.Э. Дзержинский в интервью мень¬шевистской газете «Новая жизнь» 19 июня 1918 г. говорил «Общество и пресса не понимают правильно задачи и характер нашей комиссии. Они понимают борьбу с контрреволюцией в смысле нормальной государственной политики и поэтому кричат о гарантиях, судах, о следствии и т.д. Мы ничей не имеем общего с военно-революционными трибуналами мы представляем организованный террор. Это нужно сказать открыто. Террор - абсолютная необходимость в данной ситуации, наша общая задача - борьба с врагами Советской власти, мы терроризируем врагов Советской власти» .
После покушения на Ленина 30 августа 1918 был объявлен "красный террор". В Постановлении ВЦИК от 2 сентября 1918 г. говорилось: «На белый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым красным террором против буржуазии и ее агентов». Он состоял в захвате и расстреле заложников, превентивном аресте офицеров, чиновников, помещиков, капиталистов, представителей интеллигенции. Эти акции продолжались в течение всей гражданской войны.
Постановление ВЦИК о красном терроре было конкретизировано решением Совнаркома от 5 сентября 1918 г., где указывалось, что все те, кто связан с белогвардейскими с организациями и заговорами, подлежат расстрелу на месте. Позднее Народный комиссариат внутренних дел также издал инструкцию, опубликованную в "Вестнике НКВД», которая рекомендовала брать заложников, причем «любая попытка сопротивления должна встретить расстрел заложников» . Практиковался захват в качестве заложников жен и детей офицеров; они подлежали расстрелу в случае неявки офицеров или же сопротивления при аресте.
В Нижнем Новгороде местная ЧК сообщала, что был расстрелян 41 человек из числа врагов советской власти, чтобы отомстить за покушение на Ленина. Осенью 1918 г. 138 заложников было взято в Твери, 184 - в Иваново-Вознесенске, 50 – Перми и т.д. Лишь в течение сентября 1918 г. в Петрограде было расстреляно свыше 500 заложников, в Москве – больше 100 . Официальное сообщение гласило, что в Петрограде за сентябрь-октябрь 1918 г. было уничтожено около 800 «врагов советской власти» . По оценкам историков, всего за эти месяцы было расстреляно около 15 тыс. человек, в основном из числа представителей дворянства, офицерства, буржуазии, отчасти - меньшевиков и эсеров. В результате красного террора власть на местах фактически осуществлялась Чрезвычайными комиссиями, которые во внутренней политике стали командовать местными Советами, а кое-где и местными партийными органами.
Идеология красного террора заключалась в представлении о том, что группы людей, принадлежавших к определенному классу или социальной группе, - буржуазии, помещикам, казачеству, кулачеству и пр. - были врагами уже по определению, независимо от конкретных действий, а всего лишь по своему роду занятий, образованию, владению собственностью. Так по воспоминаниям А.В.Бонч-Осмоловской сибирские партизаны из отряда Кравченко и Щетинкина расстреливали людей только за то, что те носили очки .
«Мы не ведем войны против отдельных лиц, - заявил зам. председателя ВЧК Лацис, - мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов, что обвиненный, действовал делом или словом против Советов. Первый вопрос, который вы ему должны предложить, - к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы должны определять судьбу обвиняемого... В этом смысле и сущность красного террора» . Как известно, это заявление Лациса было названо Лениным "нелепостью" . Лациса отозвали с Восточного фронта, а журнал «Красный террор» был закрыт. Тем не менее, именно такой идеологией руководствовались народные массы.
Нельзя не учитывать, что «революция вручила свою судьбу в руки "наинизших низов", от имени которых большевики наивно рассчитывали прийти к самому прогрессивному строю. С этого уровня социальной активности, освобожденной от привычных норм правопорядка, законности, ...поднималась волна жестокости, социальной мести за былые унижения и эксплуатацию... Жертвами становились и мораль, нравственность, и религия... В руки брались привычные булыжник, оглобля, винтовка. Далее следовали и неизбежные спутники - криминализация общества, бюрократизация аппарата, взятки, "растащиловка", спекуляция, бандитизм» .
Борьба за социализм понималась низами крайне примитивно - подобно тому, как в повести А. Платонова "Чевенгур" в городе истребляли всех представителей буржуазии, полагая, что в результате этого и наступит коммунизм. Меньшевистский лидер Ю.О.Мартов в 1918 г. в статье «Долой смертную казнь» писал: «С молчаливого одобрения Совета Народных Комиссаров люди, неизвестные народу, сидящие в чрезвычайных комиссиях, - люди, среди которых время от времени обнаруживаются преступники, взяточники, скрывающие уголовники и бывшие царские провокаторы, - отдают приказания о расстрелах, и часто... нельзя даже доискаться до то кто же именно отдал приказ об убийстве» .
В революционном пафосе большевики часто ссылались на пример Парижской Коммуны, да и на опыт Французской революции XVIII в. Но надо сказать, что размах большевистского террора, направленного против нетрудовых групп и слоев российского населения, во многом превосходил цифры репрессий периода Французской революции.
Известно, что во Франции в 1793-1794 гг. было гильотинировано 17 тыс. человек и умерло в тюрьмах примерно столь же «подозрительных» . Отнесение человека к этой категории основывалось главным образом на его социальном происхождении. Так, 18 сентября 1793 г. французский Конвент принял декрет, согласно которому к подозрительным, неблагонадёжным, врагам народа причисляли не только бывших дворян, также «их мужей, жен, отцов, матерей, сыновей или дочерей, братьев или сестёр, а равным образом и агентов-эмигрантов, которые не проявляли своей постоянной преданности революции» . Нетрудно видеть, что это была политика бескомпромиссного подавления господствовавшего прежде класса, без какой-либо дифференциации степени личной вины, отношения законам новой власти и других обстоятельств.
Классики марксизма достаточно критично оценивали такую политику: «Весь французский терроризм был не чем иным, как плебейским способом разделаться с врагами буржуями, с абсолютизмом, феодализмом и мещанством» .
Что же касается нашей страны, то если, по свидетельству Лациса, за первое полугодие 1918 г. были расстреляны 22 человека, то за второе полугодие - уже свыше 6000, а всего за три года (с 1918 по 1921 г.) - 12 733 человека по всей России .
Есть и другие цифровые данные, базирующиеся на белогвардейских и эмигрантских источниках. Так, например, судя по подсчетам комиссии, назначенной Деникиным, за 1918-1919 гг. в ходе красного террора было убито 1 766 118 человек, в том числе 6775 профессоров и учителей, 8800 врачей, 54650 офицеров, 260 тыс. солдат, 59 тыс. полицейских офицеров и агентов, 12 950 помещиков, 193 350 рабочих и 815 тыс. крестьян . Справедливости ради следует отметить, что не меньшие жертвы понесли и сторонники советской власти – от белых армий. Жестокость гражданской войны, продолжавшейся почти четыре года, была обоюдной. По данным иностранных источников, на счету армии Деникина и воинства Петлюры - почти 150 тыс. жертв .
Исследователи Великой французской революции писали: «..."белый" террор столь же отвратителен и ужасен, как и "красный", и оба они сходятся в своих, приемах и средствах, как два противоположных конца согнутого прута, как раз в той точке, где наступает предел здравого человеческого смысла» .
Отвергая распространенную на Западе точку зрения, что беспощадная борьба с классовым противником была организована сверху, большевистским руководством, современный российский историк А.Н.Сахаров пишет: «Конечно, руководители тянули за собой огромные массы, малоподготовленные политически, но жаждущие социального реванша... Однако классы оказывали давление на авангард, как бы лепили его коллективный образ. Это был взаимообусловливающий процесс, который, если встать на объективные позиции, отрицать весьма трудно» . Эту мысль разделяют и другие специалисты. «Советский специфический массовый террор, - по мнению А. Ахиезера, - не мог быть результатом веры, фантазией немногих идеологов, доктринеров, чиновников. Это - форма правления, следствие развития массовых представлений, специфики сложившейся народной культуры, ее динамики, специфики тех реакций, которые общество давало на кризисные ситуации, опираясь на сложившуюся культуру» .
Серия репрессивных мер была направлена также против ранее существовавших несоветских политических партий. То¬тальная их изоляция началась с принятием Декрета ВЦИК от 6 октября 1922 г. «О дополнении к Постановлению "О Госу¬дарственном политическом управлении" и "Об административной высылке"». Согласно ст. 2 этого декрета комиссия НКВД получила право «высылать и заключать в лагерь при¬нудительных работ на месте высылки на тот же срок (не свыше трех лет): а) деятелей антисоветских политических партий (ст. ст. 60, 61, 62 Уголовного кодекса); б) лиц, дважды судив¬шихся за преступления, предусмотренные ст.ст. 76, 85, 93, 140, 170. 171, 176, 180, 182, 184, 189, 190, 191 и 220 Уголовного кодекса" . Статьи 60-62 УК 1922 г. устанавливали наказание (вплоть до смертной казни) за участие в организации или за содействие организации, стремящейся к свержению советской власти или к оказанию помощи меж¬дународной буржуазии (в том числе, как говорилось в ст. 62, путём возбуждения населения к массовым волнениям, неплатежу налогов «или всяким иным путем в явный ущерб дикта¬те рабочего класса и пролетарской революции»). Другие перечисленные выше статьи имели в виду общеуголовные преступления.
Судебные и административные репрессии обрушились чуть ли не с самого их начала и на те партии, которые разделяли социалистические и социал-демократические взгляды и были в свое время союзниками большевиков (левые эсеры, меньшевики, анархисты). Так, в ночь с 23 на 24 августа 1920 г. в Москве и окрестностях были проведены массовые аресты членов партии эсеров (свыше 250 человек) . В феврале 1921 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление об очередном «усилении арестов меньшевиков и эсеров». Ленин же заявил «Мы будем держать меньшевиков и эсеров, все равно, как открытых, так и перекрасившихся в «беспартийных", в тюрьме» . Вскоре появился соответствующий приказ ВЧК от 28 февраля 1921 г., предписывавший «изъять... всех анархистов, эсеров и меньшевиков из интеллигенции», а также активных эсеров, меньшевиков, работающих на заводах и призывающих к забастовкам...» . После Кронштадтского восстания вышел декрет ВЦИК, по которому ЧК получала право лишать социалистов свободы сроком до двух лет без направления дела в суд. Одних меньшевиков по этому декрету было арестовано свыше 500 человек.


Заключение

Революция сметает весь прежний правопорядок, развязывает стихийные, большей частью не управляемые силы общества и, конечно, сопровождается не контролируемым насилием. Происходит подчинение законов правосудия грубой силе. Ликвидация эксплуататорских классов, понимавшихся Марксом и Энгельсом чисто в чисто социальном смысле – как изменение производственных функций и образа жизни людей, была воспринята большевиками буквально, вплоть до физического их уничтожения.
Теоретическими основами правовой политики большевиков их непримиримой борьбы с противниками нового строя стало марксистское учение о диктатуре пролетариата. Содержание этой теории в российском варианте модифицировалось в тесной связи с политической обстановкой и потребностями руководящей партии. По сути дела оно использовалось для выработки и обоснования этой стратегии и тактики, которую проводила ленинская власть, исходя из конкретных исторических условий. Лейтмотивом, всех этих представлений о будущем обществе и путях перехода к нему являлась не идея сотрудничества, диалога, взаимодействия классов и слоев населения, а противоположная установка - на непримиримую борьбу классов. Понятие диктатуры пролетариата нераз¬рывно связывалось его авторами с революционным насили¬ем. Диктатура класса, в данном случае - диктатура пролета¬риата, мыслится Лениным как явление, несовместимое с де¬мократическими нормами жизни общества, например с равенством граждан, законностью, обеспечением прав личности и тому подобными "буржуазными" институтами и лозунгами. В первые годы советской власти необходимость в рево-люционном насилии увязывалась главным образом с сопротивлением эксплуататорских классов. Первоначальная идея диктатуры пролетариата, сформулированная Марксом как задача временного переходного периода, существенно искажается, теряет четкие очертания, превращается в принуждение по отношению к любой части народа, не согласной с проводимой политикой или не слишком активно её поддерживающей.
Порождённое событиями 1917 года революционное насилие, быстро перерастает в красный и белый террор гражданской войны, который затянулся надолго. В это время произошёл отказ от демократических созданных веками правовых институтов и принципов. Суд стал классовым. При этом репрессии принимают характер открытой классовой репрессии, для применения которой судебный порядок был только затяжкой
Создавалась новая судебная система: местные суды, а для борьбы с контрреволюцией учреждались революционные трибуналы Отмененными признавались все законы, противоре¬чившие декретам ВЦИК и СНК, особое внимание Советское государство уделяло созданию ревтрибуналов как механизму защиты новой власти. В годы Гражданской войны ревтрибуналы стали превращаться из специальных судебных органов в чрезвычай¬ные специальные судебные органы. Для руководства РВТ был создан Революционный военный трибунал Республи¬ки и учреждался единый народный суд. Нарсуд рассматривал все уголовные и гра¬жданские дела за исключением дел, подсудных ревтрибуналу.
Стремясь обезопасить своё положение от возможных посягательств контрреволюции, руководство страны создало Всероссийскую чрезвычайную комиссию. С самого начала своей деятельности ВЧК наделялась пра¬вом ареста, а затем было наделено правом внесудебного решения дел с применением высшей меры наказания - расстре¬ла и становится в полном смысле чрезвычайным органом. С этого времени органы ВЧК вели не только оперативную рабо¬ту, но и проводили следствие и выносили приговор, подменяя следственные и судебные органы. Это привело к неизбежным при отсутствии процессуального контроля ошибкам и зло¬употреблениям с гибелью невиновных.
В первые недели и месяцы революции происходит стихийное истребление пред¬ставителей бывших эксплуататорских классов. В это же время репрессии начали осуществляться и ЧК. Начинается массовый красный террор, который состоял в захвате и расстреле заложников, превентивном аресте офицеров, чиновников, помещиков, капиталистов, представителей интеллигенции. Эти акции продолжались в течение всей гражданской войны. Практиковался также захват в качестве заложников жен и детей офицеров; они подлежали расстрелу в случае неявки офицеров или же сопротивления при аресте.
В результате красного террора власть на местах фактически осуществлялась Чрезвычайными комиссиями, которые во внутренней политике стали командовать местными Советами, а кое-где и местными партийными органами.
И как следствие платой за политику террора оказались не только тысячи расстрелянных и пострадавших, но и утверждение негативных тенденций в развитии советского государства.


Использованная литература и источники
1. Красный террор в годы Гражданской войны: По материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков/Под ред. Ю.Фельштинского и Г.Чернчвского. – М.: Терра – Книжный клуб, 2004. – 512 с. – (Двуликая Клио: Версии и факты).
2. . Ленин В.И. Доклад об очередных задачах Советской власти//Собр. Соч.- 4-е изд. – Т.27. – С.249 – 285.
3. Ленин В.И. Доклад о внешней и внутренней политике совета народных комиссаров//Собр. Соч.- 4-е изд. – Т.29. – С.1 - 7.
4. Ленин В.И. О продовольственном налоге или продналоге//Полн. Собр. Соч. – Т.43. – С. 246 – 247.
5. Ленин В.И. Ответы на вопросы американского журналиста //Собр. Соч.- 4-е изд. – Т.30. – С.476 – 480.
6. Ленин В.И. Очередные задачи советской власти//Собр. Соч.- 4-е изд. - Т.27. – С.207 – 246.
7. Ленин В.И. Письмо к организациям РКП(б) о подготовке к партийному съезду //Собр. Соч. -4-е изд – Т.30. - С. 377 - 381.
8. Ленин В.И. Письмо к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком //Собр. Соч.- 4-е изд. – Т.29. – С.511 - 518.
9. Ленин В.И. Политический доклад Центрального комитета 2 декабря// Собр. Соч. – 4-е изд. – Т.30. – С.148 - 166.
10. Ленин В.И. Проект программы РКП(б)//Собр. Соч. – 4-е изд. – Т.29. – С.77 – 120.
11. Ленин В.И. Пролетарская революция и ренегат Каутский//Собр. Соч.- 4-е изд. – Т.28. – С.209 – 302.
12. Ленин В.И. Успехи и трудности советской власти // Собр. Соч. – 4-е изд. – Т.29. – С.39 - 69.
13. Ленин В.И.Маленькая картинка для выяснения больших вопросов //Собр. Соч. – 4-е изд. – Т.28. – С.363 - 366.
14. Ленин В.И.Очередные задачи советской власти//Полн. Собр. Соч. – Т.36. – С.165 – 208.
15. Ленин В.И.Привет венгерским рабочим//Собр. Соч. – 4-е изд. – Т.29. – С.357 – 361.
16. Ленин В.И.Речь на митинге-концерте сотрудников Всероссийской Чрезвычайной комиссии. 7 ноября 1918 г.//Полн. Собр. Соч. – Т.37. – С.173 - 174.
17. Маркс К. Буржуазия и контрреволюция // Маркс К., Энгельс Ф. - Соч. Т.6. – С.109 – 134.
18. Маркс К. Конспект книги М.Бакунина «Государственность и анархия»//Маркс к., Энгельс Ф. Соч. -2-е изд. -. Т.18. – С.579 - 624.
19. Маркс К.Критика Готской программы//Маркс К., Энгельс Ф. Соч..Т19 . – М., - С.16.
20. Мартов Ю.О. Долой смертную казнь // Хрестоматия по истории России 1917 – 1940. /Под ред. М.Е.Главацкого. – М.: Аспект Пресс,1995. – С.149 – 150.
21. Приказ о заложниках//Хрестоматия по истории России 1917 – 1940 /Под ред. М.Е.Главацкого. – М.: Аспект Пресс,1995. – С.142 -143.
22. Энгельс Ф. Анти-Дюринг //Маркс К., Энгельс Ф. - Соч.- 4-е изд. - Т.20. - С.1 -626.
23. Энгельс Ф. Введение к «Гражданской войне во Франции» //Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. - Т.22.- С.189 -201.
24. Энгельс Ф. К критике проекта социал-демократической программы 1891 года//Маркс К.,Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – М.,1962. – Т.22. – С.236 – 237.


25. Ахиезер А.С. Мифология насилия в советский период (возможность рецидива)//Общественные науки и современность. – 1999. - №3. – С.121.
26. Верт Н. Государство против своего народа: Насилие, репрессии и террор в Советском союзе. – М.: Наука,1997. – 375 с.
27. Косицын А.П. Государство, рождённое Октябрем. –М.: Юридическая литература,1995. – 319 с.
28. Кудрявцев В., Трусов А. Политическая юстиция в СССР. – М.: Наука, 2000. – 365 с.
29. Отечественная история (1917-2003)/ Под ред.И.М.Узнародова. – М.:Гардарики,2006. – 557 с.
30. Ратьковский И.С. Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 году. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2006. – 286 с.
31. Романишина В. Белые: кто они?//Родина. – 2008. - №3. –С.19 - 22.
32. Сахаров А.Н. Революционный тоталитаризм в нашей истории//Родина. – 1997. - №11. – С.25 – 29.
33. Смиронов Н.Г. Высшие суды революции (Центральные революционные трибуналы. 1918–1922 гг.). – М.: Наука,1999. – 120 с.
34. Черная книга коммунизма: Преступления, террор, репрессии /Пер. с фр. – 2-е изд. – М: Три века истории.,2001. – 766 с.
35. Шубин А.В. Российская революция и большевистская диктатура //Тоталитаризм в Европе XX века. Из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления – М.: Памятники исторической мысли,1996. – С.45 – 90.




Данные о файле

Размер 50.08 KB
Скачиваний 35

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar