ГлавнаяКаталог работИстория → Роль варягов в Древней Руси
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Роль варягов в Древней Руси

Содержание

Введение…………………………………………………………………………3
1.Признаки государственности у славян накануне прихода варягов.
Призвание варягов по «Повести временных лет»…………………………6
2. Гипотеза о модели шведского государства на Востоке как следствия
походов викингов в эпоху норманнских завоеваний ………………..…..10
3.Расселение на Руси скандинавского этноса по данным археологии.
Социальная принадлежность пришельцев…………………………....…..13
4.Скандинавы в системе органов власти в древнерусском государстве……...................................................................
..........................19
Заключение…………………………………………………………………….25
Список использованных источников и литературы……………………...27


Введение

Возникновение государства - закономерный этап в развитии общества. На него влияет множество факторов, находящихся в сложном взаимодей¬ствии друг с другом. Одним из крупнейших государств европейского Средневековья стала в 9-12 вв. Киевская Русь. И определенную роль в становлении этого государства сыграли скандинавы в начальный период становления государства, период правления первых киевских князей.
Вопрос о происхождении государственности на Руси освещался в различ¬ные периоды истории с учетов политических и династических факторов. В 18 в. немецкие ученые на русской службе Г. Байер, Г. Миллер разработа¬ли норманнскую теорию, согласно которой государство на Руси было создано норманнами (варягами). Против этой концепции выступил М. Ломоносов, положив начало полемике между норманистами и антинорманистами. Неко¬торые ведущие русские историки - Н. Карамзин, М. Погодин, В. Ключевс¬кий - в целом принимали концепцию норманистов. Многие же русские уче¬ные 18-19 вв. стояли на позициях антинорманизма.
В советский период истории, когда абсолютизировался социально-классо¬вый подход к изучению проблемы, версия о призвании варягов вообще отвер¬галась, соответственно - и их роль в образовании древнерусского государ¬ства. В зарубежной литературе преобладает норманистский взгляд на образо¬вание государства у восточных славян. Среди современных отечественных историков преобладает мнение, что государство у восточных славян оконча¬тельно сложилось в связи с возникновением собственности на землю, зарож¬дением феодальных отношений и классов на рубеже 8-10 вв. Однако при этом не отвергается и влияние субъективного фактора - личности самого Рюрика и его сподвижников в образовании государства.
В настоящее время вряд ли кто из серьезных ученых отрицает значение варяжского элемента в окончательном объединении славянских и неславян¬ских племен в 9 в. Разногласия имеют место по вопросу о том, какова при этом была их роль и были ли у славян государственные образования до варя¬гов. Вопросы эти решаются в зависимости от представления о том, что такое государство.
Если не сводить понятие государства только к политическим ин-ститутам власти, а рассматривать его и как определенную территорию, то надо признать, что Русская земля как единое целое, подвластное киевским князьям, сложилась во второй половине 9-начале 10 в., т. е. в «варяжский период». В 7-10 вв. славянские племена объединяются в союзы и союзы союзов (суперсоюзы). Возникновение союзов племен - завер¬шающий этап развития родоплеменной политической организации и одновре¬менно подготовительная стадия феодальной государственности. Основной формой политического объединения племен была военная демократия, включавшая в себя наряду с княжеской властью такие институты, как вече, совет старейшин, народное ополчение. По мере роста внешней опасности и разложения родового уклада происходила концентрация власти в руках племенных вождей - князей, объединявшихся в более крупные «сою¬зы союзов». Вероятнее всего, скандинавы подчинили этих вождей своему контролю.
Ближе всех к исторической истине в освещении начального периода раз¬вития Руси, по-видимому, оказался один из ранних историков монах-лето¬писец Нестор. В «Повести временных лет» существуют две концепции проис¬хождения государства у восточных славян:1) новгородская; 2) киевская по происхождению. Много новых доказательств по данной теме дает наука археология, а также переводы трудов зарубежных ученых последних лет.
Цель работы: выявить роль скандинавов, называемых варягами, в становлении Древнерусского государства. Задачи:
1. Дать анализ признакам государственности у славян в период, предшествующий появлению варяжских дружин;
2. Описать мнения скандинавских ученых о шведском государстве на Востоке;
3. Описать накопленный археологический материал о проживании скандинавов на Руси;
4. Показать реальную роль скандинавов в системе органов управления Древнерусского государства.


1.Признаки государственности у славян накануне прихода варягов.
Призвание варягов по «Повести временных лет».

Восточнославянское государство формируется на рубеже 9-10 вв., когда киевские князья постепенно подчиняли восточнославянские союзы племен¬ных княжеств. Ведущую роль в этом процессе играла военно-служилая знать - дружина киевских князей. Некоторые из союзов племенных княжеств были подчинены киевскими князьями в два этапа: 1)союзы племенных княжеств выплачивали дань, сохраняя внутреннюю автономию. Во 2-й половине 10 в. дань взималась в фиксированных размерах, и натуральной или денежной форме; 2) на втором этапе союзы племенных княжеств подчинялись непосред¬ственно. Местное княжение ликвидировалось, и представитель киевской ди¬настии назначался в качестве наместника. Земли древлян, дреговичей, радимичей и кривичей были подчинены и 9-10 вв. (древлян - к середине 10 в.). Вятичи дольше всех боролись за свою самостоятельность (подчинены ко второй половине 10 в.).
Ликвидация «автономии» всех восточнославянских союзов племенных княжеств означала завершение формирования к концу 10 в. территориальной структуры государства Русь. Территории в рамках единого раннефеодального государства, управляв¬шиеся князьями - вассалами киевского правителя, получили наименование волость. В целом же в 10 в. государство именовалось «Русь», «Русская земля». Окончательно структура государства оформляется при князе Владимире (980-1015). Он посадил на княжение в 9 крупнейших центрах Руси своих сы¬новей.
Таким образом, у древних славян были все атрибуты государства как механизма политической власти. Государство функционировало: 1) на определенной территории; 2) с опреде¬ленной системой органов управления; 3) с необходимым действием законов и 4) формированием органов принуждения (дружина и ее функции: внешняя - защита от внешних вторжений и внутренняя (полицейская) - подавление сопротивления внутри государства).
В «Повести временных лет» существуют две концепции проис-хождения государства у восточных славян:1) варяжская, новгородская; 2) славянская, киевская по происхождению.
Начало формирования Киевской Руси Нестор представляет как создание в 6 в. мощного союза славянских племен в среднем Поднепровье. В его рас¬сказе о доваряжском периоде приводятся сведения о трех братьях - Кие, Щеке и Хориве родом из славян. Старший брат Кий, замечает летописец, не был перевозчиком через Днепр, как некоторые думают, а был князем и ходил в поход даже на Царьград. Кий был родоначальником славянской династии князей, а Киев являлся административным центром племенного объедине¬ния полян. В науке существует предположение, согласно которому первоначально возникло три государственных центра будущего древнерусского государства: 1) Куяба - вокруг Киева;2) Славия - вокруг Новгорода;3) Артания - вокруг предположительно Рязани. На этой территории и началось затем формирование единой террито¬риальной общности - Русской земли, которая по своему политическому устройству представляла собой федерацию славянских племен.
Далее летописец Нестор утверждает, что враждовавшие между собой пле¬мена ильменских славян, кривичей и чудь пригласили варяжского князя для наведения порядка. Князь Рюрик (?—879) якобы прибыл с братьями Синеусом и Трувором. Сам он правил в Новгороде, а братья - в Белоозере и Изборске. Довольно спорным является «аргумент» норманистов о том, что ва¬ряжский конунг Рюрик был приглашен с братьями Синеусом и Трувором. Между тем фраза «Рюрик пришел с родственниками и дружиной» на древнешвед-ском языке звучит так: «Рюрик пришел с сине хус (свой род) и тру вор (верная дружина)». Видимо, варяги положили начало великокняжеской династии Рюриковичей. Со смертью Рюрика при его малолетнем сыне Игоре опекуном становит¬ся конунг (князь) Олег (?—912), прозванный Вещим. После похода на Киев и убийства Аскольда и Дира (скандинавов по происхождению?) ему удается объединить в 882 г. Новгородскую и Киевскую земли в Древнерусское государство - Киевскую Русь со столицей в Киеве, по определению князя - «матери городов русских». Отсюда Олег покорял другие славянские и неславянские племена, совершал походы на Византию.
Летописец подчеркивал в создании сильного государства исклю-чительную роль Олега, который вывел славянские племена из подчинения хазарам и установил путем договоров нормальные дипломатические и торго¬вые отношения с Византией.
Таким образом, летописное известие о призвании варягов, по-видимому, содержит гораздо больше действительных фактов, чем иногда думают, и поэтому, может быть, не следует все это сводить к легенде.
Начальная нестабильность государственного объединения, стремление племен сохранить свою обособленность иногда имели трагические послед¬ствия. Так, князь Игорь (?-945) при сборе с подвластных земель традицион¬ной дани (полюдье), потребовав значительного превышения ее размера, был убит. Княгиня Ольга (945-957), вдова Игоря, жестоко отомстив за мужа, все же фиксировала размер дани, установив «уроки», и определила места (погосты) и сроки ее сбора (причем 2/3 дани оставлялись на местах, а 1/3 шла в центр - таким образом, было положено начало формированию налоговой системы). При Ольге сократились внешние походы, что позволило пустить значитель¬ные средства на внутренние проблемы в государстве. Ольга первая из пред-ставителей русского княжеского дома приняла крещение (по православному обряду). Сын Ольги и Игоря Святослав (942—972) государственную деятель¬ность совмещал с полководческой. В период своего правления он присоеди¬нил земли вятичей, победил Волжскую Болгарию, покорил мордовские пле¬мена, разгромил Хазарский каганат, вел успешные операции на Северном Кавказе и Азовском побережье и пр. Возвращаясь после похода на Византию, отряд Святослава был разбит печенегами, а сам Святослав убит. Объединителем всех земель восточных славян в составе Киевской Руси стал сын Святослава - Владимир (960-1015), прозванный народом Красное Сол¬нышко, подчинивший всех восточных славян Киеву и создавший с помощью городов-крепостей линию обороны от набегов многочисленных кочевников.
Таким образом, хотя государство у восточных славян сложилось оконча¬тельно в «варяжский период», в целом возникновение государственности на Руси было вызвано в пер¬вую очередь внутренними причинами, однотипными для всей европейской цивилизации.
Следует отметить, что, если в Западной и Южной Европе появление новых «вар¬варских» государств шло ускоренными темпами при опоре на традиции позд¬ней античности, то на Руси темп политического объединения славянских племен был замедленным. Кроме того, постоянные набеги кочевых племен, организация, в свою очередь, походов на Византию, необходимость регули¬рования внутренних социальных отношений - все это способствовало уси¬лению княжеской власти, которая в условиях федеративного устройства Ки¬евской Руси все более приобретала характер раннефеодальной монархии.

2. Гипотеза о модели шведского государства на Востоке как следствия походов викингов в эпоху норманнских завоеваний

Проблема варягов (норманнов) - это проблема общеевропейская. Ва¬ряжские «волны» из Скандинавии шли в двух направлениях: одна - по Днеп¬ру, другая - по западной окраине Европы - и встречались в Константинопо¬ле.
Походы викингов на Запад носили важный характер. Никто на Западе не приглашал норманнов 9-10 вв., они приходили сами (хотя случаи призвания чужеземцев в качестве наемников и для разрешения с помощью чужих военных сил своих внутренних конфликтов в истории встречаются). Например, в истории Английского острова. Парадокс состоял в том, что , один раз побывав на новых землях, предки варягов возвращались туда в качестве и торговцев, и колонистов, и грабителей, и завоевателей. Завоевав ряд государственных образований в Западной Европе (например, часть франкской территории - Нормандию, Сицилию, остров Англию с рядом раннефеодальных англосаксонских государств), норманны постепенно растворились среди местного населения. Во Франции процесс занял примерно полтора столетия, В Англии примерно столько же. Такой же процесс происходил, вероятнее всего, и на славянской территории . Варяги появились чаще всего с вполне конкретной целью - поставить под свой контроль важ¬нейшие торговые пути, в случае со славянскими и финскими территориями, один из путей в Константинополь. Поэтому отношения между варягами, с одной стороны, славянами и финнами - с другой, не были только мирными, как об этом повествует Нестор. Скорее, шла полная драматизма борьба славянских и финских племен с варяжским нашествием.
Шведские экспедиции викингов в восточ¬ном направлении имели ряд серьезных отличий от тех, что предпринимались данами и норвежцами на Западе, так как последние уходили в военный поход против хорошо орга-низованных, хотя и разобщенных, королевств. Богатства этих государств были сконцентриро¬ваны в одном районе и представляли собой подходящую цель для грабителей. С другой стороны, на Востоке шведы должны были продвигаться по рекам через гигантские про¬странства, населенные только финнскими и славянскими племенами, прежде чем они мог¬ли достичь границ Арабского халифата и Ви¬зантийской империи. Основное богатство это¬го региона состояло в его натуральных ресур¬сах, пушнине и рабах, которые можно было выгодно продать на рынках Востока. Позднее шведы преуспели, облагая податью местное на¬селение, а в 10 веке они также предприняли несколько походов с целями грабежа и нажи¬вы, которые были обычны на Западе.
В скандинавской научной литературе летопись Нестора воспринимается как важный литературный источник, сообщающий о деятельности викингов на Вос¬токе, как источник, относящийся к нача¬лу 12 века и повествующий о правлении скан¬динавских князей в Киеве. Указывается, что материал летописи состав¬лен на основании ряда фрагментов, взятых у греческих хронистов, а также текстов, состав¬ленных некоторыми ранними летописцами, и двух-трех мирных договоров, заключенных ме¬жду греками и скандинавами. Летопись Нестора, по мнению ученого, говорит об изгнании сканди¬навов после их первых попыток ввести налого¬обложение в стране. Но из-за продолжающих¬ся беспорядков они были призваны вновь, и три брата: Рюрик, Синеус и Трувор (или один Рюрик, если по-другому переводить летописные слова) вернулись. После смерти своих братьев Рюрик поселился в Новгороде и принял власть во всем княжестве.
Зарубежные ученые апеллируют также другими источниками. Х. Арбман говорит: «Более богатый материал о деятельности викингов на востоке в этот период времени, возможно, связан с воспоминаниями военных, участвовавших в похо¬дах, и с информацией, сохранившейся в Варяж¬ской саге, которая появилась на территории Южной Руси; некоторые из этих повествова¬ний были включены в исландские саги, так как в жизни любого норвежского воина тот факт, что он являлся частью гвардии варангов (скандинавских наемников в Восточной Импе¬рии), был очень запоминающимся событием.»
Более определенные свидетельства, как считает Арбман, исходят от франкских «Вертинских Анналов», которые сообщают, что в 839 году Людовик Благочес¬тивый принял в Ингельгейме посольство от ви-зантийского императора Феофила. Посольство сопровождали несколько шведов, называющих себя росами (Rhos). Они были посланы своим князем в Константино¬поль для переговоров, но не смогли вернуться на родину тем путем, которым пришли, из-за диких племен, преградивших им дорогу. Феофил посоветовал им вернуться на родину че¬рез владения Людовика. Понятие «рос» стало позднее общим именем скандинавов, прожи¬вавших в Киеве, уверены скандинавские ученые, от него произошло название страны - «Русь», то есть территории, которую викинги поставили под свой контроль. Этимология слова вызвала появление многих теорий. Наиболее вероятно, по мнению Х. Арбмана, что оно произошло от слова «rodr» («дорога гребцов»), которое дали финны Швеции, на¬звав ее Руотси. Важно учитывать, говорит автор, что слово «Русь» использовали как обозначение шведов, проживавших именно на Руси, но не в самой Швеции. Так же скандинавы, прибывшие к Людовику с посольством, сообщили, что их князя называ¬ли «каган» (chaganus), как своих правителей величали хазары, проживавшие на севере Каспия, и булгары, располагавшиеся в середине Волги. Титул chacanus также исполь¬зовал арабский автор Ибн Русте, который пи¬сал о Руси в начале 10 века.
В целом, считают зарубежные ученые, можно сделать предположение, что к 839 году на верхней Волге уже было организовано независимое шведское го¬сударство по примеру моделей государств бул¬гар и хазар, однако это гипотеза требует еще разработки.
3.Расселение на Руси скандинавского этноса по данным археологии. Социальная принадлежность пришельцев
Архео¬логические данные показывают, что шведы во¬шли в соприкосновение с Востоком через торговый путь по Волге. Кем же были по социальному статусу эти шведы? Те, кого источ¬ники называют «kolbjager» (колбяги), являлись, возможно, торговцами пушниной, объединяв¬шимися в некоторое подобие торговой гиль¬дии: это слово, очевидно, произошло от древнесеверного «kylfingr» («член общества»), и на¬поминает в этом смысле термин «felagi» (англ. «товарищ»), которое широко использовали, на¬пример, в рунических надписях, обнаружен¬ных в торговом городе скандинавов Хедебю, где оно также обозначало долю в предприятии. Коммерческая активность ви¬кингов на Востоке сделала необходимым соз¬дание постоянных стоянок для сбора и обмена товарами, но только один из подобных пунк¬тов - в Старой Ладоге (древнесеверное назва¬ние: Альдейгьюборг) - был исследован уче¬ными. Он не был расположен (как Бирка, Хедебю и Волин) у моря, на открытом про-странстве, которое оказывалось незащищенным при внезапной атаке, а лежал в 8 милях вверх по реке Волхов в устье Ладоги, где земляной вал окружал территорию города, занимавшего немногим меньше четверти квадратной мили. Город находился на высоком берегу реки у оврага, который давал дополнительную защи¬ту, а земля сохранила остатки строившихся там деревянных зданий. Археологические рас¬копки начались в этом месте в 18 веке, но только с раскопками, проводившимися В. И. Равдоникасом начиная со Второй мировой войны, стало возможным сформировать четкое пред¬ставление о городе.
Литературные источники, предоставляющие различного рода информацию об Альдейтьюборге, сохранившуюся в ранних норвежских са¬гах, являются поздними произведениями, не подлежащими верификации. Старейшие саги сообщают о событии, которое предположитель¬но относится к концу 10 века, когда ярл Эйрик сжег город. Однако археологические данные свидетельствуют, что он существовал длитель¬ное время, хотя точный срок установить чрез¬вычайно трудно. Уровни 9 и 10 веков, обнару¬женные при раскопках, содержат много пред¬метов шведского происхождения, но вполне вероятно, что когда на территорию Старой Ла¬доги прибыли первые шведы, там уже сущест¬вовало какое-то поселение. Неясно, захватили ли шведы город или получили разрешение селить¬ся там в ходе переговоров с местным населени¬ем. Из слоя, относящегося к 9 веку, происходит (_лук с рунической надписью, которая, возмож¬но, является отрывком из героической поэмы, хотя ее и достаточно трудно расшифровать: «На щите облаченный в оперение орла, покрытый инеем, господин; сияющий лунный волк; пядей плуга широкий путь».
Поэма из Ста¬рой Ладоги, как бы ее ни интерпретировали, полна туманного символизма, так же как поздние развитые формы скальди¬ческой поэзии 10 века.
Мы обладаем свидетельствами о том, что территория Старой Ладоги продолжала засе¬ляться, при этом она не была простым кре¬постным убежищем, но являлась настоящим укрепленным городом. Дома там строились один к одному, и когда один дом разрушался, другой возводился в сжатые сроки над ним. Тип строения, кото¬рый использовали жители Старой Ладоги, сна¬чала представлял собою большой дом с двумя комнатами, в то время как для более поздних слоев характерно строительство небольших квадратных однокомнатных помещений с пе¬чью в углу, подобных более поздним русским крестьянским избам. Также необходимо от¬метить, что большой деревянный зал, необыч¬ный для славянских племен, свидетельствует в пользу версии о первоначальном финском или скандинавском поселении, а дома, появившие¬ся на территории Старой Ладоги в более позд¬нее время, говорят о славянской миграции или о влиянии местных обычаев на скандинавских поселенцев.
Окончательно вопрос о происхождении пер¬вых жителей этой местности может быть решен, только когда будут найдены их захоронения. К на¬стоящему времени исследованы далеко не все курганы, которые в большом количестве рас¬положены вдоль рек Волхов, Сясь, Воронега, Паша и Оять, занимающих территорию к югу и юго-западу от Ладоги, и также вдоль Свири, главного пути на восток, между Ладожским и Онежским озерами. Изученными можно счи¬тать около 400 погребений (однако некоторые не очень удовлетворительно), которые пред¬ставляют два типа. Один из них связывают с финнскими племенами, в то время как дру¬гой - с выходцами из Швеции. Первые швед¬ские поселенцы прибыли на территорию Ста¬рой Ладоги в середине 9 века. Они дошли до верховий Невы и пересекли Ладожское озеро. Некоторые из них остались жить в этих мес¬тах, тогда как другие продолжили путь к Вол¬ге, переплыв Онежское озеро и повернув на юг к Вытегре, а потом на восток. Затем ладьи тащили волоком по земле до Ковши, где их ставили на воду, и откуда уже можно было плыть через Шексну до Волги, достигавшей здесь в ширину половины мили. Оттуда легко можно было добраться до великого торгового города булгар в излучине Волги.
В конце 9 и в 10 столетии район Ладоги подвергся постепенной колонизации со сторо¬ны шведских поселенцев, которые поддержи¬вали хорошие отношения с местным населе¬нием, возможно финским, проживавшим там задолго до прихода шведов. Именно таким об¬разом шведские викинги получили возмож¬ность безбоязненно расселяться в 10 веке по всей юго-восточной территории Ладожского озера от района Старой Ладоги. Впоследствии, однако, они были постепенно ассимилированы местными финскими и также прибывающими славянскими племенами. Тем не менее, шве¬дам удавалось сохранять свои характерные обычаи, одежду и оружие на протяжении века или, возможно, даже дольше.
В настоящее время мы не можем четко оп¬ределить причины столь широкой шведской колонизации в этом районе. Большое значение Старой Ладоги заключалось, с одной стороны, в ее географическом положении, так как она лежала на великом скандинавском пути на вос¬ток, разделяя его на два маршрута, по Волге и по Днепру. В определенной степени она кон-тролировала торговлю на Волхове, но, возмож¬но, сама не являлась очень важным торговым городом, выполняя функции обычного тран¬зитного пункта, который купцы могли исполь¬зовать для отдыха в своем трудном торговом путешествии. С другой стороны, расширившая¬ся колонизация на значительной территории вдали от города едва ли была связана с торгов¬лей; скорее всего, она явилась закономерным результатом процессов переселения большого количества шведских викингов, ищущих новых земель.
При этом на Волге не могло быть подоб¬ных шведских поселений, поскольку многие волжские большие города появились задолго до прихода на территорию Руси викингов и были связаны с торговлей пушниной.
Встречаю¬щиеся изредка погребения в районе верхней Волги, свидетельствуют о внезапных смертях купцов, участвовавших в торговых предпри¬ятиях, но исследователи находят также неболь¬шие скандинавские кладбища, которые, скорее всего, появлялись при постоянных поселениях в таких местностях княжеств Ярослава и Влади¬мира, которые напоминали скандинавам о сред¬ней Швеции. Некоторые из этих погребений, относящихся к 10 веку и, возможно, к самому началу 11 века, содержат предметы сканди¬навского и финского происхождения.
Шведы не ограничились поселениями в районе Старой Ладоги. К великим торговым центрам Руси -Нов¬городу и Киеву - вели два главных пути. Пер¬вый путь проходил в южном направлении от Ладожского озера, через Старую Ладогу, вниз по Волхову к Новгороду. Оттуда купцы продвигались через озеро Ильмень, вверх по Ловати, Усвяче и Каспле, затем ладьи вытаскива¬ли на берег и тащили посуху до Днепра к западу от Смоленска. Двигаясь другим путем, по Даугаве (нем. Дюна), они достигали бли¬жайшей к Днепру точки, проходили через стены укрепленного (но 4 раза сжигавшегося) города Дюнабург (Даугмалебург), который располагался в наиболее трудной части для навигации и контролировал проход судов. Археологические находки, относящиеся к 9 веку, сконцентрированы в основном вдоль речного пути (хотя не в верхней его части, где река шла между крутыми обрывами и высокими берегами).
Новгород наравне с Киевом был важен для скандинавов, обосновавшихся на территории Руси согласно Летописи Нестора, именно в 862 году Рюрик и первые скандинавы посели¬лись на Волхове, к северу от озера Ильмень. «И от тех варягов прозвалась Русская земля писалась. Новгородцы же - те люди от варяжского рода были славяне»-писал Нестор. Константин Багрянород¬ный в своем сочинении «Об управлении Импе¬рией» (около 950 года) пишет, что «Однодревки, приезжающие в Константинополь из внешней Ру¬си, идут из Невогарды [Новгорода], в которой сидел Святослав, сын русского князя Игоря» .
В то время население Новгорода, без сомнения, в основном было славянским.
Недавние раскопки позволили проследить развитие Новгорода от 900 года и далее. Среди новгородского археологического материала обнаружено очень мало предметов скандинавского происхожде¬ния. О контакте славянских племен со Скан¬динавией свидетельствуют только овальная фи¬була 10 века и несколько фибул в виде колец. Может быть, больше предметов можно найти на восточном берегу, где, как известно, находи¬лась более поздняя часть купеческого поселения.
Киев стоял на крутом западном берегу Днепра, который не был особенно значительным в этой части, составляя в ширину около полови¬ны мили. И только весной, когда потоки раста¬явшего снега наполняли Днепр, он достигал шести миль в ширину. Две недели после ледо¬хода поток тающего снега прибывал в течение шести недель. В середине апреля уровень воды достигал высшей отметки, поднимаясь на шесть футов выше нормы. Эти данные хорошо со¬гласуются с данными, которые предоставляет нам Константин Багрянородный о начале сбо¬ров скандинавских купцов. Они собирались в торговое путешествие в Византию ранним ле¬том, в июне, пока уровень воды в реке был все еще слегка, но не опасно, выше нормы. Поскольку в нача¬ле летнего сезона уровень воды был достаточ¬но высоким, проход через пороги Днепра мог быть несколько легче, чем в настоящее вре¬мя.
Таким образом, археологические данные – раскопки городищ, захоронений – показывают присутствие скандинавского населения, особенно в Северной Руси, в начале торгового пути из варяг в греки.


4.Скандинавы в системе органов власти в древнерусском государстве.

Восемнадцатая глава летописи Нестора име¬ет следующее название — «Киев становится сто¬лицей варягов», датируя это событие 882 го¬дом. Здесь автор говорит о хитрости князя Олега (по линии Рюрика), примененной им против двух братьев - Аскольда и Дира, но за ней следует краткая глава, очевидно основан¬ная на ежегодных записях. В 883 году князь Олег покорил племя древлян, наложил на них дань: по одной шкурке черной куницы от каждого двора. В 884 году он подчинил севе¬рян и также наложил на племя небольшой на¬лог. Он не разрешал им платить дань хазарам, так как говорил: «Я их враг». В 885 году князь отправил посланников к радимичам, вопро¬шая: «Кому дань платите?» Они ответили: «Ха¬зарам». Олег сказал им: «Платите дань не ха¬зарам, но мне». И каждый из радимичей дал Олегу по серебряной монете, т. е. ту же дань, что они платили хазарам.
Константин Багрянородный сопровождает свое описание о сборах торговых кораблей скандинавских купцов в Киеве сообщениями об их жизни. «Зимний и суровый обряд жизни этих самых руссов таков. Когда наступит но¬ябрь месяц, князья их тотчас выходят со всеми руссами из Киева и отправляются в полюдье, т. е. круговой объезд, и именно в славянские земли вервианов [древлян], другувитов, криви¬чей, севериев [северян] и остальных славян, платящих дань руссам. Прокармливаясь там в течение целой зимы, они в апреле месяце, ко¬гда растает лед на реке Днепре, снова возвра¬щаются в Киев. Затем забирают свои однодревки, как сказано выше, снаряжаются в Романию» . Это описание относится к 950 году. Для столь орга¬низованного сбора дани уже было необходимо значительное число скандинавов. Константин сообщает, что ладьи в Византию приходили из Смоленска, Чернигова, Телюцы и Вышеграда, так же как из Киева, и проводившиеся раскоп¬ки в двух названных выше городах открыли много скандинавского материала, относящегося главным образом к 10 веку.
В западной части современного города Смоленска, на северном берегу Днепра в Гнездово, находится кладби¬ще и два земляных укрепления. В районе Смо¬ленска обнаружено не менее 347 аналогичных укрепленных поселений, что явственно свиде¬тельствует о неспокойном периоде государст¬венного развития в это время. В Гнездове от¬крыты четыре тысячи могильных курганов. Шестьсот из них подверглись тщательному изучению, в ходе которого были найдены, осо¬бенно в богатых погребениях, многочисленные предметы из средней Швеции, в основном ору¬жие, но также встречаются и византийские изде¬лия, видимо появившиеся в этом районе в ре¬зультате развития торговых отношений.
В Чернигове, который стоит на берегу Дес¬ны, к югу от Смоленска, также обнаружено много погребений, некоторые из них представлены деревян¬ными камерами, напоминающи¬ми, по мнению скандинавских археологов, анало¬гичные захоронения в шведской Бирке. Они подтверждают сообщение арабского автора Ибн Русте о типичном захоронении швед¬ского князя на Руси: «Когда один из их князей умирает, они выкапывают для него мо¬гилу как просторный дом и кладут его туда вместе с его одеждой, золотыми браслета¬ми, едой, кувшинами со спирт-ными напитками и монетами. Они также помещают в моги¬лу женщину, которую он лю¬бил, все еще живую, закрыва¬ют погребение, и она умирает». Примечательно, что в то время как оружие и набивка на поясе, найденные в подобных моги¬лах, часто выполнены в скандинавской техни-ке, при женщинах в парных погребениях не находят скандинавских фибул: видимо, они в основном представляли коренное население.
В Киеве нет археологических свидетельств о существовании скандинавского поселения до 10 века. Поэтому набег на Константинополь в 860 году мог быть организован флотом викин¬гов из западной части Средиземного моря, а не из Киева, хотя возможно, что в настоящее время просто не найдено скандинавское клад¬бище, которое можно было бы отнести к бо¬лее раннему периоду. Множе¬ство захоронений, в том числе и с кремация¬ми, от 10 и 11 веков не включают ранних погребений, в связи с чем пока нельзя утверждать, что скандинавское поселение в Кие¬ве действительно было основано до 860 года. Только одно из кремационных захоронений, оформленное как двойное, в котором находи¬лись мужчина и женщина, убрано богато. Од¬нако многие другие захоронения напоминают об аналогичных погребениях средней Швеции 10 века. Так, например, под зданием церкви, построенной Владимиром после его крещения в 988 году, обнаружены деревянные камеры склепа, в которые был помещен боевой конь вместе с воином. Оружие, представленное в данном захоронении, скандинавского происхо¬ждения и включает обоюдоострый меч, копье и длинный нож, который носили в левой руке. Топор, вложенный в правую руку умершего, выполнен в восточном стиле и часто встреча¬ется в других могилах викингов на Руси. Лег¬кий, с короткой рукояткой топор, возможно, казался им более практичным, чем тяжелый скандинавский, так что викинги приняли его, так же как, впрочем, и высокий с заостренным концом славянский железный шлем.
Подтверждение присутствия скандинавов на Руси в органах управления подтверждается еще одним важным документом.
Договор, включенный в Летопись Нестора (под датой 912 года), начинается словами: «Мы от рода русского: Карл, Ингельд, Фарлаф, Вермуд, Рулов, Годи, Руальд, Карн, Фрелав, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид - посланные от Олега, великого князя русского, и от всех, кто под рукою его - светлых и великих князей, и его великих бояр, к вам, Льву, Александру и Константину, великим в боге самодержцам, ца¬рям греческим, на укрепление и удостоверение многолетней дружбы существовавшей между христианами и руссами». Десять пунктов, что следуют далее, являются законодательными со¬глашениями о процедуре принятия решений, затрагивающих обе стороны, в случае откры¬того убийства, воровства, наследования, выку¬па заключенных под стражу или если корабль садится на мель и т. д., напоминающих об ана¬логичных соглашениях, вызванных сходными обстоятельствами, и заключенных в этот пери¬од времени в Англии в области «датского пра¬ва». Ни один из послан¬ников от русов не имел славянского имени: тот, кто не был по происхождению норманном, яв¬лялся финном. Поэтому, возможно, данный договор византийские императоры заключили не с представителями Киева, а с другим кня¬жеством, располагавшимся севернее, вероятно с Новгородом.
К концу 9 века также относятся и первые грабительские набеги викингов на Восток. От 910 до 912 года норманнский флот из 16 ко¬раблей пересек Каспий и атаковал Абаскун, убив при этом многих мусульман. В 912 году, по сообщению аль-Масуди, который преувеличивает, вероятно, цифры, викинги возвратились с 500 кораблями, в каждом из которых нахо¬дились 100 человек. Хазары Итиля могли вос¬препятствовать походу викингов вниз по Вол¬ге, но в обмен на обещанную половину доли награбленного добра они пропустили их в Каспий. После того как норманны взяли Баку, они проникли на территорию Азер¬байджана, пройдя значительное расстояние за три дня пути от побережья. В конце концов викинги потерпели поражение, а те, кто избе¬жал смерти на поле боя, были убиты позднее, когда возвращались обратно по Волге. Аль-Ма-суди сообщил, что после своего разгрома ви¬кинги не появлялись в этих краях и с тех пор не было больше грабежей и разорений. Дан¬ное сообщение относится к 943 году, когда со¬стоялся еще один великий набег. Описания его, представленные арабским автором Ибн Мискавейхом (умер в 1030 году), такие детальные, что они, очевидно, записаны со слов очевидцев данных событий. Эти походы принадлежат к серии крупных набегов 10 века, характерных для викингов и в других странах Запада. Они отличаются от первых не¬больших набегов, которые предпринимались незначитель¬ными группами прибывавших по рекам с Се¬вера викингов. Скандинавские ученые считают, что большие флоты, уча¬ствовавшие в завоевательных походах 10 века на Восток, должны были возглавляться теми норманнами, которые обосновались в Киеве.
Как сообщает летопись, киевский князь Игорь атаковал Константинополь в 941 году и получил отпор только у са¬мих стен греческим огнем. Однако он вернул¬ся в 944 году с «бессчетным» количеством ко¬раблей. На этот раз его поход был успешен, и летопись описывает в стиле, свойственном са¬гам, как сам греческий Император предложил ему выплачивать даже более высокие налоги, которые прежде получал Олег, и как Игорь с большим количеством шелка и золота вернул¬ся в Киев. Соглашение, заключенное в этот период времени, главным образом содержало, как и соглашение 912 года, законодательные процедуры решения всевозможных спорных вопросов, но включало три раздела о тех пре¬имуществах, которыми могли пользоваться ру¬сы во время своих торговых путешествий в Константинополь. Так, они должны были по¬лучать бесплатное снабжение продовольстви¬ем на месяц, так же как запас провианта
и снаряжение перед возвращением на родину; однако им не позволялось носить оружие в Константинополе и покупать шелк стоимостью выше 50 золотых гривен, на котором они долж¬ны были ставить клеймо на таможне при от¬правлении в обратный путь. Имена тех, кто подписывал договор, уже в основном славянские, хотя встречаются и норманнские.
Видимо, к этому времени начался процесс ассимиляции скандинавов (княжеских фамилий, например) со славянскими.
Летопись Нестора ставит цель связать ста¬новление княжеского дома Киева с Рюриком, который умер в 870 году, когда его сын Игорь был еще несовершеннолетним. Игорь в 903 го¬ду женился на Ольге, и в 942 году, когда Иго¬рю должно было исполниться 75 лет, а Оль¬ге - 60 лет, родился их сын Святослав. Нам ничего не известно о правлении Игоря после 920 года, сохранились лишь свидетельства о его набеге на Константинополь в 941 году и смерти в 945 году, когда он требовал уплаты налогов от древлян. В связи с этим можно предположить некоторую лакуну в семейном древе Рюриковичей.
Ольга возглавила княжество после смерти Игоря. Среди первых князей язычников Ольга была христиан¬кой. Ее визит в Константинополь сохранился не только в Летописи, но также в сочинении самого императора Константина, который опи¬сывает пышность церемониала во время прие¬ма русской княгини. Это заставляет предполо¬жить, что Киевское княжество представляло си¬лу, с которой необходимо было считаться. Ее красота и мудрость так очаровали Константина (об этом сообщает летопись, а не сам импера¬тор), что он предложил ей разделить с ним правление Империей. Описывается обряд крещения, который Ольга прошла в Константинополе. Император отпустил Ольгу домой, на родину с богатыми дарами, с золотом, серебром и шелком.
Сын Ольги, Святослав, отказался принять христианство. Он управлял государством совместно с матерью до 962 года, а затем самостоятельно до 972 года, пока не был убит. Святослав был свирепым воином и грабил государства булгар Дуная, Волги и хазар. Описания Святослава в летописях и у византийского историка Льва Диакона напоминают описания свирепых викингов. Но одет он был уже не как скандинав. И имя Святослав – не скандинавское. К этому времени русы уже становились славянами. Далее в древнерусской истории начинается правление Владимира, крестившего Русь.
Таким образом, источники письменные достаточно ясно указывают на присутствие скандинавских фамилий в области управления Древнерусским государством. А археологические источники явно указывают, что скандинавы не были насельниками в г. Киеве, они были пришлым элементом.


Заключение
В целом возникновение государственности на Руси было вызвано в пер¬вую очередь внутренними причинами, однотипными для всей европейской цивилизации.
Хотя государство у восточных славян сложилось оконча¬тельно в «варяжский период», сами варяги появились на Руси уже после того, как в русских землях уже вполне сложились экономические и политические предпосылки для объединения. Летописное известие о призвании варягов, по-видимому, содержит гораздо больше действительных фактов, чем иногда думают, и поэтому, может быть, не следует все это сводить к легенде. Однако приглашение варягов не означает, что они явились создателями русского госу¬дарства изначально.
Речь, вероятно, идет о приглашении варягов, прежде всего в качестве наемников. Но, как показывает европейская история о походах варягов в другие страны, сами варяги не собирались оставаться в роли наемных солдат. У них на Востоке были свои интересы: торговые, поиски земель для заселения, грабительские. Соответственно, скандинавов на Руси было достаточно (о чем говорят и археологические данные) и они вмешались в процесс становления государственности, захватив власть, устанавливая дань, контролируя торговые пути, ведя активную внешнюю политику, причем ,которая отвечала интересам славянского государства (защита от хазар, связи с Византией). Таким образом, варяги вписались в потребности славянского государства, прониклись со временем его интересами, ассимилировались и стали «славянами». Подобные процессы происходили и в других странах: Франции, Англии, Сицилии.
Проблема варягов (норманнов) - это проблема общеевропейская. Ва¬ряжские «волны» из Скандинавии шли в двух направлениях: одна - по Днеп¬ру, другая - по западной окраине Европы - и встречались в Константинопо¬ле. Походы викингов на Запад носили важный характер. Никто на Западе не приглашал норманнов, они приходили сами, и тем более, будучи отсталым народом, варяги, естественно, не принесли государственности ни одному на¬роду Запада. Завоевав ряд государственных образований в Западной Европе, норманны постепенно растворились среди местного населения. Такой же процесс происходил и на славянской территории. Варяги появились с вполне конкретной целью - поставить под свой контроль важ¬нейший торговый путь, открывавший к тому же благоприятные возможности на Константинополь. Поэтому отношения между варягами, с одной стороны, славянами и финнами - с другой, были, вероятно, не только мирными, как об этом повествует Нестор. Скорее, шла полная драматизма борьба славянских и финских племен с варяжским нашествием. Но это нельзя назвать и завоева¬нием, так как варяги не располагали необходимыми силами для завоевания обширных территорий славян.


Список литературы

1. Арбман Х. Викинги.- СПб.: Евразия, 2006.- 269 с.
2. Викинги: Набеги с севера.- М.: ТЕРРА, 1996.- 168 с.
3. Греков Б.Д. Киевская Русь.- М.: Наука, 1953.- 345 с.
4. Данилов А.А. История России 9-19 вв. Справочные материалы.- М.: Аванта, 1997.- 890 с.
5. Деревянко А.П., Шабельникова Н.А. История России.- М.: Проспект, 2007.- 559 с.
6. Джаксон Г. Варяги – создатели Древней Руси? //Родина.- 1993.- №2.- С. 65-85.
7. Древняя Русь в свете зарубежных источников/ Под ред. Мельниковой Е.А.- М.: Вече, 2000.- 567 с.
8. Константин Багрянородный. Об управлении империей.- М.: Наука, 1991.- 289 с.
9. Кучкин в.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси.- М.: Наука, 1984.- 230 с.
10. Пашков Б.Г. Русь. Россия. Российская империя: Хроника событий.- 862-1917- м.: Вече, 1994.- 905 с.
11. Повесть временных лет по Лаврентьевской летописи 1377 г.- М.-Л.: Наука, 1950.- 345 с.




Данные о файле

Размер 33.15 KB
Скачиваний 157

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar