ГлавнаяКаталог работИстория → Русско-английские связи 16-17 век
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Русско-английские связи 16-17 век

Содержание
Введение……………………………………………………………………...3
1. Первая страница истории русско-британских отношений: вторая половина XVI века. Елизавета и Иван Грозный………………………………...7
1.1 Торговые интересы Англии в Московии……………………………….7
1.2 Политические интересы Московии в Англии…………………………12
2. Русско-британские отношения в конце XVI - начале XVII века………19
2.1 Борис Годунов и политические вопросы………………………………19
2.2 Посещения англичан России в период Смуты…………………………24
Заключение…………………………………………………………………...29
Список использованных источников и литературы……………………….32


Введение

История развития англо-русских связей легко может быть вписана в рамки основных закономерностей и явлений, характеризующих отношения России и Западной Европы в целом. Относительно активные связи с русских княжеств с европейскими государствами в эпоху Киевской Руси сменяются затишьем и их изоляцией (которую все же никак нельзя назвать полной) во время подчинения государству Чингизидов; усиление Московского государства в конце 15 - начале 16 вв. ведет к новому налаживанию отношений со странами Запада. Успехи английского купечества и дипломатии русской и английской приводят к появлению в Москве 16 в. английских мастеров, купцов, путешественников, завязыванию прочного обмена договорами между представителями царствующих домов. XVII век - время дальнейшего расширения границ и все более активного впитывания иноземных влияний на Руси. В Посольском приказе скапливаются письменные отчеты о переговорах, о всем, что могло интересовать верховную власть в отношениях между государствами.
Среди иностранцев, живших и работавших в 17 веке в Московском государстве большинство - торговцы, наемники, военные инженеры, дипломаты, т.е. - практики; представителей «высокой» культуры - философов, литераторов, художников среди них мало. Последовавшее после полувекового перерыва «западничество» времени Алексея Михайловича и Федора Алексеевича подготовило почву для радикального поворота петровского времени. В целом, русско-британские связи следуют основным колебаниям истории отношений России и Западной Европы. Однако особенности развития двух стран, а также многочисленные исторические случайности, неизменно сопровождающие закономерности развития, определяют «персональный» характер истории русско-британских отношений в различных областях, в том числе, в области дипломатии. Актуальность выбранной темы заключается в более тщательном изучении источников и литературы по англо-русским отношениям в 16-17 веках, так как данная тема в 20 веке (в отечественной литературе) не привлекала пристального внимания ученых.
Цель работы: выявить алгоритм зарождения и развития англо-русских связей, которые набирают силу во второй половине 16 века и не прерываются даже в период смутного времени. В связи с поставленной целью были определены следующие задачи: 1. Выявить какие области вопросов интересовали Англию и Россию в период зарождения постоянных контактов между двумя странами; 2. Определить, изменилась ли основная тенденция англо-русских связей в период правления Бориса Годунова и последующей Смуты в Русском государстве.
Основным источником для нашей работы стали повести русских послов, представляющие собой обширные письменные отчеты о выполнении ими своих поручений, обо всем виденном и слышанном за границей и известные в исторической литературе под названием «статейных списков». Их называли так потому, что послы в них обязаны были отвечать на «статьи» даваемых им наказов. Это документы деловой письменности, предназначенные для нужд делопроизводства Посольского приказа в первую очередь. Язык документов «деловой», краткий, удобный для служебного пользования.
Нам были доступны два статейных списка русских послов об их поездке в Англию. Статейный список посольства Федора Писемского относится к 1582-1583 годам. Посольство было вызвано сложной международной обстановкой, в которой оказалось русское государство после окончания Ливонской войны. Составитель списка отметил все существенное для внешней политики России, но не отличился любознательностью в других областях. Статейный список посольства Г.И. Микулина и И. Зиновьева в Англию в 1600-1601 гг. уже относительно богат непосредственными жизненными впечатлениями от всего виденного и услышанного в незнакомой стране. Посольские книги не раз публиковались в 18-19 века. В советское время были изданы вышеуказанные статейные списки. Но наиболее ранние неопубликованные посольские книги 16-начала 17 веков, а их более 50, еще следует ввести в научный оборот. Пока мы имеем только перечень документов, которые сохранились в российских архивах.
Специальной литературы о посольских книгах довольно мало. Их исследование начинается по сути с 80-х гг 20 века. Во многих случаях предметом исследования продолжают оставаться статейные списки, но если брать за основу только их, то искажается (обедняется) историческая истина. Посольская документация (грамоты, наказы посольствам и многое другое), а также в сравнительном анализе сочинения зарубежных корреспондентов помогают раскрыть материал темы более основательно.
Наиболее полным сборником английских сочинений 16 века о путешествиях по России являются переводы, изданные Ю.В. Готье. Здесь помещены 16 авторских сочинений.
В нашей работе были использованы выводы различных исследователей, изучавших английские источники, в том числе грамоты английских послов, их сочинения, воспоминания, отчеты.
В 1955 г. в СССР была выпущена одна из первых книг, отчасти возвращавших в научный свет известия о документах по истории русско-английских отношений в 16 веке. Автором приводятся отрывки из многих, недоступных нам, документов по истории связей Англии и России, в частности письма Ивана грозного и Елизаветы из сборника Ю. Толстого (1875), акты, изданные А. И. Тургеневым (1842), материалы смутного времени касательно связей с Англией (журнал «Старина и Новизна», 1911) и др. Так же автором приведена подробная историография изучения вопроса англо-русских связей в 16 веке, начиная с академика И. Гамеля (1865). Дореволюционные авторы, по мнению исследователя, в целом сформировали круг интересов Англии и России в 16 веке по отношению друг к другу. Авторы последующих лет дополняли и расширяли толкования и исследования предшественников. Отметим работу Л. А. Юзефовича, в которой большое место отведено дипломатии Ивана Грозного, А.Б. Соколова, который показал как проходило формирование «образа другой страны» у русских и англичан. В 2003 году журнал «Родина» в соединенном 5-6 номере публикует серию исследований, посвященных 450-летию отношений Англии и России. Основное представление о международной обстановке того времени дает коллективный труд авторов по истории дипломатии.


1. Первая страница истории русско-британских отношений: вторая половина XVI века. Елизавета и Иван Грозный
1.1 Торговые интересы Англии в Московии

Историю русско-британских дипломатических и торговых отношения принято отсчитывать от середины 16 века, с того момента, когда путешественник Ричард Ченслер был принят в Москве Иваном Грозным. Более древние упоминания контактов между Англией и Русью во времена Ярослава Мудрого не входят в тему нашей работы. Имеются также сведения, что в 1524 году Британские острова посетили князь И.И. Засекин-Заславский и дьяк С.Б. Трофимов, ехавшие в Испанию, ко двору Карла V в качестве послов.
Однако установление тесных и постоянных контактов относится все же к 1550-м годам, времени правления молодого царя Ивана IV (Грозного) и инициатива исходила от англичан. Известный путешественник и географ Себастиан Кабот, итальянец, осевший в Англии, предположил, что возможно достичь Китая, двигаясь вдоль побережья Сибири, т. е. северным морским путем. Его идея получила поддержку английского купечества.
В 1553 году «Английское общество купцов-искателей для открытия стран, земель, островов, государств и владений, неведомых и доселе морским путем не посещаемых», созданное в Лондоне незадолго до этого, снарядило экспедицию для поиска северо-восточного пути в Китай и Индию. Участники экспедиции имели на руках устав компании и инструкции о том, что следует узнавать и записывать обычаи населения, производимые им продукты и какие предметы они желали бы получить. Опасный путь этой экспедиции был прерван штормом, разметавшим корабли по Белому морю. Во время шторма погиб адмирал экспедиции Х. Уиллоби, и все корабли, кроме одного, под названием «Эдуард Бонавентура», которому удалось отыскать рыбацкую пристань одного из северных монастырей, в устье Северной Двины. Здесь находился посад, известный соляными варницами. Вплоть до основания Архангельска в 1583 году это место стало главными воротами России для иностранных купцов. Остальные корабли с замерзшими англичанами были найдены позже поморами. Ричард Ченслер принял на себя обязанности начальника экспедиции, прибыл в Холмогоры, получил от местных дъяков продовольствие для своих людей и двинулся в Москву, столкнувшись уже в пути с царским гонцом, который передал ему грамоты, написанные благожелательно к англичанам. Ченслер увидел многолюдные города и деревни (опричнина еще не наступила), на него произвели впечатление великолепие царя и его свиты. Он преподнес в подарок Ивану Грозному серебряную, позолоченную и гравированную церковную чашу - потир, сохранившуюся в царской сокровищнице и ныне выставленную в Оружейной палате Кремля, а также грамоту короля Эдуарда VI, в которой говорилось о желании наладить торговлю с отдаленными странами. Ченслер назвал себя и спутников «англичанами, посланными к этим берегам королем Эдуардом с приказанием сделать их королю сообщение о некоторых делах, что они ничего не ищут кроме его дружбы и возможности торговать с его подданными, отчего великая прибыль будет для подданных обоих королевств». В феврале 1554 г. Ченслер получил ответную грамоту, в которой объявлялось о свободе для англичан торговать в России. Адресат грамоты – король Эдуард – уже скончался. Новая королева Мария Тюдор получили грамоту царя, переданную Ченслером.
Трое участников экспедиции - адмирал Х. Уиллоби, штурман С. Берроу и Р. Ченслер - по тогдашнему европейскому обычаю оставили дневники с описаниями путешествия. Ченслер написал сочинение под названием «Книга о великом и могущественном царе России и князе Московском, о принадлежащих ему владениях, о государственном строе и о товарах его страны, написанная Ричардом Ченслером» и составил отчет «Английское морское путешествие в Московию».
Путешествие Ченслера, послужившее началом развитию торговых дипломатических отношений Британии и России, было отмечено в русских летописях - Двинской и Патриаршей (Никоновской), а также воспето британскими поэтами 16 века - Уильямом Уорнером (1602), Майклом Дрейтоном (1613). Описанные в дневниках и устно богатства страны, в которую был открыт морской путь, были сейчас же оценены британскими торговцами.
Торговля между Англией и Россией посредством нового пути была налажена удивительно быстро, преимущественно благодаря широким льготам для английских купцов - торговать беспошлинно -, и уже в 1555 году в Лондоне была основана торговая «Московская компания» (состоявшая из британских купцов), интересы которой впоследствии играли немалую роль в дипломатических отношениях между двумя странами. Королева Мария утвердила Хартию компании, получившей право монопольной торговли с Россией. Царские и королевские миссии очень часто исполнялись представителями Московской компании, а сама она вскоре получила собственное представительство в Москве. На месте рыбацкой пристани и деревушки в устье Северной Двины быстро вырос новый город, основным занятием которого была торговля с британскими (и голландскими) купцами - Архангельск.
В 1555 году Р. Ченслер вновь на том же корабле «Э. Бонавентура» прибыл в Московию с королевской грамотой, в которой была просьба оказывать покровительство в торговле. Первые агенты Московской компании Д. Киллингворт и Р. Грей были приняты царем, компании разрешили строить фактории В Холмогорах, Вологде, Москве. Киллингворт организовал ввоз сукна в Россию (с 1557 г.). Из России начали вывозить воск, сало, лен, ворвань Грей создал канатное производство в Холмогорах, мастеровые приехали из Англии. В 1555 г. агенты компании появились в Нижнем Новгороде, Вологде, Ярославле и других городах. В Москве переговоры с англичанами вел глава Посольского Приказа И.М. Висковатый.
Возвращаясь в Лондон в августе 1556 г., Ченслер вез на своем корабле русского посла Осипа Григорьевича Непею со свитой из 16 человек, с ними плыло 10 русских купцов, затевавших иноземную торговлю. Недалеко от берегов Шотландии корабли потерпели крушение, Ченслер с сыном, русские купцы и часть свиты Непеи погибли. Русскому же послу удалось спастись и он был торжественно и почетно принят в Лондоне. По заключенному торговому соглашению русские купцы получали право торговать беспошлинно в Британии. Однако следует отметить, что практически они, в отличие от своих коллег, не имели возможностей воспользоваться этим правом, не располагая флотом для морских путешествий. Долгое время только официальные посланники русского царя прибывали в Лондон на британских кораблях.
Британские же купцы, напротив, развернули свою торговлю в России быстро и с большой выгодой для себя. Предметами торговли были русские меха, мед, воск, а также образцы русской стали и слюда, которую какое-то время на островах предпочитали собственному британскому стеклу, тогда еще низкого качества. Среди других привилегий, полученных британскими купцами - право добывать руду и построить железоделательный завод в городе Вычегде.
Возвращаясь к Непее, отметим, что он получил ответную королевскую грамоту, дары для царя и разрешение въезда в Россию английским художникам, ремесленникам, медикам, «рудознатцам». Вместе с Непеей в Россию приехали аптекарь, врач, несколько ремесленников, мастера для организации канатного дела и новый представитель Московской компании в России А. Дженкинсон, опытный путешественник.
Другим важным интересом британцев в России был поиск сухопутного и водного пути в Китай и Индию, целью которого было налаживание транзитной торговли с восточными странами через Россию. Например, британская экспедиция в Россию - путешествие Бэрроу 1556 г. - имела целью найти реку Обь, которая, как тогда верили, берет начало у китайского озера, на котором стоит дворец китайского императора. Той же цели (отысканию пути в Китай) была посвящена экспедиция Артура Пэта и Чарльза Джэкмена (1580).
А. Дженкинсон также задумал двинуться по территории Московского царства в Китай и с разрешения царя добрался до Бухары, но в Китае шла война. Сведения, сообщенные Дженкинсом, вдохновили Московскую компанию для организации новой экспедиции, на этот раз в Персию, через Россию. В 1561 г. Дженкинсон с товарами был в Москве, преподнес царю сундук с драгоценностями и грамоту от новой королевы Елизаветы. При посредничестве Осипа Непеи он получил разрешение поехать в Персию по Волге и отряд из 50 русских стрельцов. Экспедиция достигла столицы персидского шаха г. Казвина, но особого интереса к торговле с англичанами персы не проявили. Дженкинсон объяснял это опасениями персов, которые были связаны с турецким султаном своими договорами. Дженкинсон нашел поддержку у правителя г. Шемахи (попутный город на пути к Персии), чем был доволен и Иван Грозный. Он снова подтвердил торговые привилегии англичан.
Сведения, публикуемые путешественниками (а в еще большей мере, видимо, распространявшиеся устно), быстро распространялись в английском обществе в обществе и уже в 16 веке в произведениях британской литературы появляются многочисленные упоминания о Московии. Благодаря нередким упоминаниям на театральных подмостках, страна «московитов» стала известной лондонской публике. Результатом частых посольств стало появление в Британских библиотеках русских книг и возникновение у британцев, особенно связанных с торговыми делами в Московии, тяги к изучению русского языка. В интересах развития торговли королева Елизавета заботилась о подготовке штата переводчиков

1.2 Политические интересы Московии в Англии

Итак, после прибытия Ченслера в Москву (1553 г.) между Русским и Английским государствами установились регулярные торговые и дипломатические связи. Русское государство не имело возможности вести торговлю со странами Западной Европы через Балтийское море. В этих условиях приобретала важное значение связь России с Англией беломорским путём. Факты свидетельствуют, что Иван Грозный покровительствовал развитию русско-английской торговли. Он даровал купцам английской Московской компании право свободного въезда, передвижения и беспошлинной торговли в русских землях. Английские купцы и дворяне, члены Московской компании, преследовали цели подчинения русского рынка и установления через Россию непосредственных торговых связей с Ираном, Средней Азией и Индией по Волжскому пути.
В 1560-х годах начинаются разногласия по вопросам англо-русской торговли.
В 1566 г. Дженкинсон снова приехал в Россию. Его приезд был вызван непредвиденными осложнениями для английских купцов в России, возникшими в связи с деятельностью Р. Барберини, голландского торговца, конкурента англичан. Барберини предъявил поддельную грамоту от Елизаветы и подталкивал царя лишить Московскую компанию привилегий. Дженкинсон вез настоящую грамоту от Елизаветы, но его переговоры с царем проходили теперь в ином направлении.
В конце 60-х годов, в трудный для России момент Ливонской войны, в связи с усилением опасности со стороны польского короля Сигизмунда, Иван Грозный стремился приобрести союзников в Европе против Габсбургов, оказывавших скрытую поддержку его противникам. У царя возникла мысль о «вечном докончанье», т. е. союзе с Англией. Тем более, что в 1567 г. англичанам были предоставлены новые торговые привилегии (например, торговать в Казани, Шемахе, Булгарии) и провозглашалось, что ни одно государство, кроме Англии, не может использовать русские гавани в Белом море. Платой за эти уступки, по замыслу Ивана Грозного, должен был стать политический и военный союз с Англией. Лучшей гарантией прочности договора в те времена считался брачный союз.
Считается, что в 1566-1567 гг. у царя сложился план женитьбы на Елизавете, также Грозный вынашивал мысль о возможности получения политического убежища в случае внутренних смут и заговоров.
В это время, в 1567 г., В Лондон приехали русские купцы Степан Твердиков и Федот Погорелый – по поручению царя они меняли пушнину на драгоценные камни для русской казны. Они привезли царю грамоту от Елизаветы с просьбой изгонять из России купцов, торговавших вне Московской компании, но на этот раз просьба не была удовлетворена и вопрос о купцах- нарушителях монополии компании на протяжении длительного времени был причиной трений в англо-русских отношениях.
В октябре 1568 г. грамота посла Т. Рэндольфа в Москве не понравилась царю, поскольку не давала прямого ответа на предложение о заключении союза. Правда в 1569 г. послу удалось добиться новых торговых привилегий для Англии. Английские торговые дома отнесли к опричнине и они не зависели от земщины, что означало для купцов безопасность английской торговли в условиях опричного террора.
Вместе с Рандольфом в 1569 г. в Англию отбыло русское посольство царского дворянина Андрея Совина с переводчиком Д. Сильвестром, приказчиком компании. Цель посольства – добиться от королевы формального заключения дружественного союза и оказания действительной военной помощи России. На словах Елизавета выражала такую готовность, на деле – практически ничего сделано не было. Отчет Совина и доставленный им союзный акт вызвал гнев Грозного.
В ответ на это Иван Грозный лишил в 1570 г. Московскую компанию ряда привилегий (в дальнейшем часть отнятых привилегий была восстановлена). В своём знаменитом послании к Елизавете Иван Грозный упрекал её в том, что в Лондоне с русским послом вели переговоры только о торговых делах. Угрожая немилостью английским купцам, он заявлял: «А Московское государство пока и без английских товаров не бедно было». В письме поносились и парламентские порядки, чуждые царю, высказывалось феодальное пренебрежение к «мужикам торговым», сквозила мужская обида жениха.
В итоге, в 1570 г. период быстрого роста англо-русских торговых отношений сменился охлаждением, продолжавшимся более 10 лет. Англичан лишили права свободно торговать по Волге и с восточными странами. Но до полного разрыва торговых отношений Иван Грозный не пошел.
В первой половине 70-х гг 16 века переписка Грозного с Елизаветой не прекращалась. Елизавета высказывала тонкий дипломатический такт, достоинство, выдержку. Обещала о предоставлении убежища царю в случае необходимости, но сама от такого убежища отказывалась. Царь в беседах с Д. Сильвестром угрожал вступлением в союз с ее противниками. Но Елизавете тоже угрожал польский король Сигизмунд, что лишит жизни ее подданных, кто возит оружие, товары и мастеров в Московию (английским купцам стало небезопасно торговать через Нарву, завоеванную в ходе Ливонской войны).
В начале 80-х годов снова велись переговоры с Елизаветой относительно заключения русско-английского военно-политического союза, инициатором переговоров стал царь. По его указу в 1582 г. готовится посольство в Англию Дворянина В. Писемского и подъячего Н. Ховралева. В главном указании Писемскому вопрос о сватовстве к племяннице королевы Марии Гастингс напрямую увязывался с вопросом о союзе между двумя государствами. Заключение союза было предварительным и обязательным условием женитьбы.
Возобновление переговоров с Англией было вызвано в связи с ухудшением военного положения России в конце 70-х-начале 80-х гг. В 1579 г. шведы вторглись в новгородскую землю, а польский король Стефан Баторий взял штурмом Полоцк. В 1580 г. Баторий осадил Великие Луки. Первые царские письма королеве Елизавете были отправлены с представителем Московской компании Д. Горсеем и носили характер дипломатического зондирования. В личных беседах с Горсеем царь одобрительно отзывался об английском флоте. Посольство Писемского уже было официальное. Послам было рекомендовано выйти из Холмогор на английских судах но совместно с судами других иностранных купцов, против чего возражали англичане, но русские настояли на своем. Историки видят в этом намеренную демонстрацию русского правительства, что Москва не собирается вести отношения, в том числе торговые, только с Англией, но и с конкурентами Англии – Голландией – будет поддерживать торговые отношения.
Послы подробно описали, в своем отчете, как их принимали в пригороде Лондона, так как это было делом чести для русского государя. На первой аудиенции с советником ф. Уолсингэмом они указали на особый характер отношений между Россией и Англией: «Ни к кому у государя нашего такие любви нет, как с тобою иметь братство и любовь». Послы сообщили о смерти сына царя Ивана Ивановича.
Русскому посольству были оказаны все внешние знаки внимания: пальба из пушек, подарки, охота. Но послы отметили, что правительство затягивает обсуждение главных вопросов. Затем все же начались переговоры.
Смысл условий и просьб русских послов состоял в надежде на военную и денежную помощь, за данные услуги царь сохранял бы за англичанами право беспошлинной торговли в России: «На всех недругов стоять за один, способствовати друг другу людьми ино казною да вогневой наряд.. пушки, и пищали, и доспехи и медь, и олово, и свинец … ратных и рукодельных людей … а государь наш всякие товары в Англейскую землю пропущати велит».
После недель ожидания в январе 1583 г. при посредничестве руководителей Московской компании состоялась вторая аудиенция в зале, где в это время придворные дамы занимались танцами, что обидело русских послов. Именно в январе Писемский заговорил с королевой о желании царя жениться на Марии Гастингс, на что последовала отрицательная реакция королевы. По словам послов, королева сослалась на то, что знает, как любит царь красных девиц, что ее племянница некрасива, больна, но обещала подарить ее портрет и показать ее послам, но - позже. Посольство наконец перевели в Лондон.
19 марта послы получили ответ на свои предложения о союзе. Елизавета соглашалась признавать врагов царя только в том случае, если мирное посредничество Англии будет отвергнуто третьей стороной. Это означало право Елизаветы разбираться в распрях царя и оказывать ему помощь не безусловно, а по обстоятельствам. Англичане выразили также желание иметь на севере монопольное право торговли, что вызвало возражение россиян. Ведь после потери Нарвы, служившей базой для торговли с другими странами, северные пристани стали единственными морскими воротами России. Англичане не стали дискутировать по этому вопросу и попросили донести эти просьбы до русского царя.
В мае Писемский увидел Марию Гастингс и описал ее как высокую, тонкую, лицом белую, словом привлекательно. Он также получил ее портрет для передачи царю.
Для завершения переговоров с русским посольством в Москву был направлен Д. Боус, рекомендованный Московской компанией.
Перед посольством Боуса стояла непростая задача добиться предоставления английским купцам монополии в торговле по всему северному побережью России. При этом нельзя было соглашаться на союз с Иваном на его условиях, и отговорить его от женитьбы. В результате фактический отказ от русских предложений должен был маскироваться. Но вспыльчивый Боус не сразу справился с заданием. Переговоры зашли в тупик, так как царь ставил условие, чтобы Англия вступила в войну с Польшей, если Баторий не вернет России Полоцка и Ливонии, А Боус стал уточнять, действительно ли Ливония является царской вотчиной. Переговоры и встречи прерывались то гневом Грозного, то обещаниями. В течение января - марта Боус добился монопольной торговли англичан на севере России, что противоречило национальным интересам страны, царь наказал обидчиков Боуса, уже приготовил грамоту для посла, но 18 марта 1584 года Грозный умер.
Смерть царя опрокинула надежды Боуса и обрадовала, как известно, многих, что касается английских дел, то русским придворным была ненавистна ситуация резкого сближения с англичанами, Ивана Грозного за глаза звали английским царем.
В 16 веке хорошо заметно различие целей, преследуемых Британией и Россией при налаживании дипломатических отношений: интересы королевы ограничивается торговлей, царь же настойчиво добивается политического союза (подразумевавшего помощь деньгами и военные действия, а также династические связи) против Польши и Ливонского ордена, - союза, на который Британия пойти не могла и который заключать не собиралась; однако в интересах собственных купцов она стремилась поддерживать в московском царе надежду на вероятность заключения договора как можно дольше. Именно в надежде на политический союз Иван Грозный предоставляет британским купцам многочисленные привилегии, а когда надежда на договор угасает, многие привилегии отбираются и Москва начинает отдавать предпочтение голландским купцам, конкурентам британских.
Приглашение квалифицированных мастеров было вторым, после заключения политического союза, интересом московского государства.
Благодаря посредничеству Дженкинсона в Россию были приглашены британские врачи, аптекари, мастера, искусные в добывании металла, специалисты строительного дела. Возникновение возможности привозить мастеров морем было очень важно для московского государства, т.к. приезду приглашенных специалистов по суше препятствовал Ливонский орден, не заинтересованный в техническом росте русской армии. В этих условиях работа Дженкинсона стала для Московского государства, заинтересованного в иностранных специалистах равнозначна «прорыву блокады».
Итак, вторая половина 16 века - время взаимного знакомства Британии и России, идущего на фоне бурного развития получившей привилегии британской торговли в московском государстве. Русский же интерес к Британии обусловлен не столько торговлей, сколько политическими интересами и желанием пригласить в Москву иностранных мастеров.


2. Русско-британские отношения в конце XVI - начале XVII века.
2.1 Борис Годунов и политические вопросы

Можно сказать, что новый этап в истории взаимоотношений русско- британских связей начинается в период правления Бориса Годунова (1598-1605). Недолгое правление царя Бориса Федоровича характеризовалось новым, имперским размахом замыслов и активным привлечением иностранных мастеров, врачей и других специалистов, а также кратковременным расцветом искусств при дворе нового государя. Свою дочь Ксению Годунов собирался выдать за датского принца, для чего голландский живописец Якоб де Хоен написал в 1602 г. в Москве ее портрет (это было новым, необычным для своего времени; фактически этот один из первых портретов русских людей).
Задумав создать Университет, Годунов делает попытку пригласить в Россию ученых из разных стран, а восемнадцать юношей отправляет учиться за границу. Эта первая поездка русских за границу на обучение, была организована на столетие раньше знаменитых пенсионерских поездок «птенцов гнезда Петрова». Четверо из этих молодых людей были отправлены в Англию: в Винчестер, Итон, Кембридж и Оксфорд. Возвратиться в Россию им не пришлось. С появлением в Польше первого Лжедмитрия и смертью Годунова в московском государстве начинается долгая Смута, растянувшаяся до 1613 года (год венчания на царство основателя новой династии Михаила Федоровича Романова), и даже дольше - военные действия были прекращены только в конце 1618 года. Однако правительство Романовых все же сделало попытку разыскать русских выучеников в Британии, и в результате поисков выяснилось следующее: двое из них отправились в Ост-Индию были там убиты, один «… съехал в иные государства неведомо куды», а четвертый сделался англиканским священником и отказался возвращаться из опасения быть наказанным.
Однако правительство не отказалось от идеи посылать талантливых юношей на обучение за границу, и в 1617 году с много сделавшим в Смутное время для Москвы послом Джоном Мериком в Лондон уехал Иван Алмазенов, сын переводчика Посольского приказа. Он учился в Кембридже, где его имя звучало как Джон Эльмсон, а затем был отправлен во Францию и Италию. Последнее свидетельство о нем - в письме 1629 года от короля Якова в Михаилу Федоровичу : «… Мы узнали , что этот самый Джон (Эльмсон) со времени своего прибытия в наши владения сделал большие успехи в английском, латинском и греческом языках и в свободных искусствах, а теперь для продолжения образования отправился во Францию и Италию; по возвращении его оттуда мы имеем намерение ради пользы и блага Вашего Величества сделать соответствующее распоряжение о нем и поручить его заботам нашей докторской коллегии для обучения его физике (медицине) и другим добрым наукам, чтобы сделать его по возможности полезным слугой Вашего Величества». К сожалению, дальнейшие следы этого, столь образованного студента теряются, что, скорее всего, говорит о том, что он либо не смог ничем себя проявить на родине, либо не вернулся в Москву, последовав примеру своих предшественников.
Возвратимся к пребыванию посла Боуса при русском дворе. Руководящие деятели новой администрации царя Федора, т. е. Годунова на самом деле, по-разному оценивали значение отношений с Англией и, следовательно различным способом рассчитывали завершить встречу с Боусом. Годунов, осознавая, что Московское государство заинтересовано в укреплении связей с Западом, настоял на проявлении максимальной терпимости к Боусу. На прощальной аудиенции у царя Боусу было сказано о желании сохранить дружбу с Англией. Но рассказ Боуса и его жалобы вызвали негодование Елизаветы. Возник кризис в русско-английских отношениях.
Этот кризис пытались преодолеть в письмах. Сухопутным путем в Лондон был отправлен гонец Роман Бекман, затем Горсей.
Горсей привез в Россию две грамоты, в обеих высказывались желания королевы о продолжении сношений с русскими, похвала Годунову как «ласкателя англичан». Но вопрос о политическом союзе почти исчез из дипломатической переписки, в центре внимания сторон встали в основном вопросы торговые.
Русское правительство, во главе которого с 1586 г. находился Борис Годунов проводило реалистичную внешнюю политику. Поставив задачу стабилизации внутреннего положения, Годунов был заинтересован в расширении международных контактов. Добиваясь сохранения мира с речью Посполитой, русское правительство укрепляло связи с габсбурским католическим блоком, прежде всего с Империей (тогда было много государств, входивших в Священную Римскую Империю германской нации). Большое внимание уделялось также развитию отношений с Востоком.
В торговых делах Годунов не был склонен к чрезмерным уступкам. В 1586 г. Московской компании запрещалось перепродажа товаров, продажа их в розницу. Дело купца А. Марша пролило свет на деятельность англичан, как те перехватывают письма конкурентов, препятствуют их торговле. Елизавете были направлены грамоты с жалобами на английских купцов и жалобы на Горсея, утратившего кредит доверия в правительственных кругах России.
Возникшие сложности в торговле, а главное установление контактов России с габсбурским державами, союзниками испанского короля и противниками Елизаветы на фоне обостряющихся отношений между католиками и протестантами в Англии, обеспокоили Елизавету.
В 1587 г. в Англии казнили шотландскую королеву Марию Стюарт, вместе с которой рушились надежды иезуитов на восстановление католицизма в Англии. Елизавета преследовала католиков, как до нее Мария Кровавая – протестантов. В условиях войны с Испанией Англия с опаской следила на попытки сближения России с католическим блоком. Очередное посольство Д. Флетчера 1588-1589 г. было плохо принято в Москве. С Флетчером разговаривал противник англичан Щелкалов. Флетчер настаивал об отмене всяких пошлин для английских купцов, о праве монопольной торговли для англичан, о праве торговать с Бухарой, Персией и Китаем, провозя товары через Россию. Флетчер успеха не добился. В своих записках о России Флетчер негативно описал деспотический образ правления. В английских архивах сохранилась записка неизвестного, в которой говорилось об упадке торговли с Россией и предлагались решительные, вплоть до военных, меры.
Англия решила отправить в Россию Горсея, который выехал в 1590 г. сухим путем через Данию и Литву, что в Москве приняли как недружественный акт. Горсея отправили в Ярославль, а после гибели царевича Дмитрия выслали из страны.
Во второй половине 90-х гг отношения между Англией и Россией осложнились новой проблемой в связи с политикой Англии в Турции. Англия активно торговала на Ближнем Востоке, а Турецкая империя рассматривалась как сила, которая может быть использована против враждебного габсбургского блока. Это вызывало протесты России, для которой Турция становилась опасным противником.
В конце XVI в. русское правительство было встревожено слухами о том, что англичане помогают Турции людьми и деньгами против Габсбургов и папы. Елизавета в 1598 г. писала русскому царю Годунову, что это - ложные слухи и что деятельность англичан в Турции ограничивается только областью торговли.
В первой грамоте Годунова-царя Елизавете излагался его план создания антитурецкого союза всех христианских государств, подчеркивалось дружба к Елизавете, ожидались мастеровые для России.
В 1600 г. в Лондон было направлено русское посольство дворянина Григория Микулина и подъячего Ивана Зиновьева, перед которым была поставлена задача добиться изменения отношений Англии с Турцией. Однако результаты посольства по данному вопросу были безуспешными.
Микулин должен был узнать «как ныне Елизавета с турским цесарем помогает ли людьми и казною…с которыми государи хочет миру и с которыми воевати… о всем проведывать тайно».
Другая задача, стоявшая перед послом, касалась выяснения ситуации на северо-востоке Европы (началась польско-шведская война). У Годунова были сведения, что Англия помогала Польше, переправляя в Швецию ее войска. В беседах с Микулиным англичане опровергали эти слухи.
Микулин стал свидетелем мятежа против Елизаветы графа Эссекса, но сумел показать свою приверженность королеве во время мятежа. Микулин имел несколько аудиенций у королевы, но встреча с министрами по политическим вопросам была одна – 3 ноября 1600 г. У посла было много времени для ознакомления с жизнью английского двора. Микулин интересовался устройством англиканской церкви, имел беседу с шотландским послом при дворе графом Бодуэллом. Видимо русские разбирались в политической обстановке при дворе, так как король Шотландии Яков считался наиболее вероятным претендентом на трон после Елизаветы. Микулин оставил о себе хорошее впечатление в Англии. Когда в Россию собрался с семьей аптекарь Д. Френчам, то он вез не только грамоту от королевы, но и рекомендательное письмо от английского рыцаря сэра Э. Хоби к Микулину, с которым Хоби общался в Англии. Письмо Хоби сохранилось в архивах Посольского Приказа.
Покидая Англию, Микулин видел мощную морскую эскадру и описал ее.
В то время как Микулин направился в Англию, в Россию прибыло английское посольство Р. Ли. Его приняли хорошо. Ли поздравил Бориса со вступлением на престол, а из Швеции отправил царю сообщение об успехах Карла в Польше.
Трудно сказать, как бы развивались отношения России и Англии при Годунове дальше, но с его смертью начался период смуты, сопровождавшийся многочисленными бедствиями, переворотами, воцарениями самозванцев, военной интервенцией. И только с воцарением Романовых стало возможно новое стабильное развитие отношений России с Англией.

2.2 Посещения англичанами России в период Смуты

Взаимосвязи России и Британии становятся в первой половине 17 века все более заметными. Постепенно углубляются знания британцев о России.
Британия начала 17 века проявляла интерес и сочувствие к событиям российской «смуты». Лондонские уличные листки публиковали известия о Самозванце, из уст в уста передавались и публиковались рассказы очевидцев.
Стоить заметить, что достаточно большое количество британцев посещало Россию во время Смуты и сразу после нее. Отношения с Британией, протестантской страной, приобрели в начале 17 века новый оттенок, т.к. самыми серьезными врагами России и чистоты православной веры в это время считались католики, иезуиты и польский король Сигизмунд, претендовавший на польский престол, захвативший значительную часть русских земель (в том числе Смоленск), и до 1619 года державший в плену отца нового московского царя, Филарета Никитича. В британцах (также как и в голландцах) в это время видят наиболее вероятных союзников, или, по меньшей мере, доброжелателей; немалую роль в этом сыграл факт их официального неучастия в интервенции.
Одним из очевидцев Смуты был человек со сложной судьбой, англичанин Дэвис Гильберт, служивший в русском войске при Годунове, Лжедмитрии, затем перешедший на службу к полякам, и попавший в плен к русским. Он написал и опубликовал сочинение «Известие о кровавой и страшной резне в городе Москве» (1606, имеется в виду восстание против Лжедмитрия и поляков, приведшее не трон Василия Шуйского). Генри Бреретсон в 1614 году так же опубликовал свои воспоминания под названием «Новые известия о нынешних бедствиях России».
В 1618 - 1619 годах Россию посетил выпускник Оксфорда Ричард Джемс ( 1592 - 1638). Все увиденное он описал в пяти тетрадях, которые до нас не дошли. Но сохранились записанные для Джемса русские песни, в которых упоминаются действующие лица и события Смуты, а также «Собрание русских слов», с комментариями и переводом на английский - один из первых словарей.
Любопытно, что в 1618 году в составе посольства Дэгли Диггса Москву посетил знаменитый ученый ботаник Традескант. Из каталога, изданного сыном Традесканта после его смерти известно, что в саду ученого находилась Rosa Moscovita - московитская роза, вывезенная из России с Розового острова в дельте Двины.
Британский посланник Джон Мерик сыграл важную посредническую роль в признании царя Михаила Федоровича иностранными государствами - Британия первой признала нового московского государя, и много способствовал заключению необходимого Москве мира между Россией и Швецией.
В 1621 году в Москве появляется британец Христофор Галовей, отрекомендовавшийся как часовых дел мастер. В 1624 ему поручается сменить часы на Фроловской (ныне Спасской) башне Московского Кремля, что он и исполняет, а затем неоднократно исправляет эти часы после пожаров (в 1626 и 1628 годах). Галовей был не только часовых дел мастером, но, по всей видимости, он был знаком с архитектурой, так как при смене часов башня получила шатровую надстройку, вместившую колокола для часового звона, украшенную в духе смешения элементов готической и ренессансной архитектуры. В нишах на новой башне были поставлены белокаменные скульптуры, смутившие москвичей своей наготой, для прикрытия которой по указу царя им были сшиты суконные одежды. Архитектура башни крайне необычна для тогдашнего русского зодчества.
Кроме Галовея в это же время в Москве работал еще один мастер - Джон Талер, построивший придворную церковь в Кремле и оснастивший Кремль водопроводом, устроенным в Свибловой башне, получившей после этого имя Водовзводной. Не исключено, что работа британских и других иностранных архитекторов оказала некоторое воздействие на направленность дальнейшего развития русской архитектуры.
Знания русских о Британии никак нельзя назвать обширными, однако и преуменьшать их тоже не стоит. В России 17 века были переведены лучшие европейские труды по географии, включавшие описания быта, культуры и достопримечательностей многих стран, в том числе и Британии. 17 век оставил также свидетельства о попытках русских людей изучать английский язык. Сохранилась составленная в 1640 - е годы рукопись посадского человека города Ярославля, содержащая английскую азбуку, словарь и разговорник. Несомненно, основным стимулом к изучению языка была необходимость понимать продолжавших торг в России британских купцов - коллег и конкурентов.
Ближе к середине 17 века русские послы, в свою очередь, становятся свидетелями государственных потрясений Британии.
Посланный после смерти Михаила Федоровича в Британию гонец Герасим Семенович Дохтуров стал свидетелем начала революции. Остановившись в Лондоне, в Чипсайде, он был окружен вниманием торговцев, сторонников парламента, заинтересованных в сохранении привилегий в торговле с Россией. Дохтуров был принят обеими палатами парламента в период острого конфликта парламента с королем. В «статейный список» - отчет посольства попали многие детали этого важного периода политической жизни Британии. Секретарю посольства Дохтурова приписывают составление интереснейшей «Росписи городу Лундану» - первого описания Британии, составленного русским.
События английской революции стали причиной внезапного разрыва поступательно развивающихся в течение уже почти ста лет дипломатических отношений. Причиной разрыва стала казнь короля Карла I. Первого июня 1649 года появился указ Алексея Михайловича о высылке всех британских купцов с такими словами: «а ныне … всею землею учинили большое злое дело, государя своего, Карлуса короля, убили до смерти … и за такое злое дело в московском государстве вам быть не довелось». Вплоть до казни короля правительство Алексея Михайловича внимательно наблюдало за событиями революции, однако на просьбы о помощи отвечало молчанием, затягивая переговоры. Однако казнь короля, вероятно, вызвала неприятные ассоциации с восстанием 1648 года в Москве; за изгнанием британских купцов (большинство которых, по примеру «Московской компании» должно было поддерживать парламент), можно усмотреть опасение московского правительства за стабильность собственных позиций.
С 1649 года все дипломатические и торговые отношения с Британией были прерваны. С этим было связано неизбежное ослабление интереса к России. Кроме того, с 1649 по требованию пуритан были закрыты все театры, с шекспировских времен бывшие источником широкого распространения сведений о «Московии». Но вскоре после открытия театров в Британии (1661), в Москве в Посольском доме на Покровке был устроен спектакль у английского посла графа Карлейля (прибывшего к Алексею Михайловичу для нового налаживания торговых отношений). Этот английский спектакль в Москве пришелся на время становления русского театра.
Однако после восстановления отношений былой интерес к России не возродился. Во второй половине 17 века он приобретает в большей степени исследовательский, чем практический характер.


Заключение

Нельзя не признать, что 16 век был более удачен для развития русско-британских взаимосвязей, чем 17 -й. После прибытия Ченслера в Москву (1553 г.) между Русским и Английским государствами установились регулярные торговые и дипломатические связи. Русское государство не имело возможности вести торговлю со странами Западной Европы через Балтийское море. В этих условиях приобретала важное значение связь России с Англией беломорским путём. Факты свидетельствуют, что Иван Грозный покровительствовал развитию русско-английской торговли. Английские купцы и дворяне, члены Московской компании, преследовали цели подчинения русского рынка и установления через Россию непосредственных торговых связей с Ираном, Средней Азией и Индией по Волжскому пути.
В 16 веке хорошо заметно различие целей, преследуемых Британией и Россией при налаживании дипломатических отношений: интересы королевы ограничивается торговлей, но царь Иван Грозный настойчиво добивается политического союза против Польши и Ливонского ордена, - союза, на который Британия пойти не могла и который заключать не собиралась; однако в интересах собственных купцов она стремилась поддерживать в московском царе надежду на вероятность заключения договора как можно дольше. Именно в надежде на политический союз Иван Грозный предоставляет британским купцам многочисленные привилегии, а когда надежда на договор угасает, многие привилегии отбираются и Москва начинает отдавать предпочтение голландским купцам, конкурентам британских.
Приглашение квалифицированных мастеров было вторым, после заключения политического союза, интересом московского государства.
Русское правительство, во главе которого с 1586 г. находился Борис Годунов проводило реалистичную внешнюю политику. Поставив задачу стабилизации внутреннего положения, Годунов был заинтересован в расширении международных контактов. Добиваясь сохранения мира с речью Посполитой, русское правительство укрепляло связи с габсбурским католическим блоком, прежде всего с Империей. Большое внимание уделялось также развитию отношений с Востоком. В данной ситуации Годунов был заинтересован в сохранении дружбы с Англией, хранил надежды на военную и денежную помощь в связи с международными конфликтами.
В торговых делах с англичанами Годунов не был склонен к чрезмерным уступкам.
Отношения Британии и России в 17 веке переживают один из наиболее драматических моментов. Разрыв, вызванный событиями Смуты в России и революции в Англии, стал причиной охлаждения и исчезновения многих связей, созданных за предшествующее время.
В целом взаимоотношения двух стран в 16-17 веках не столько культурные, сколько торговые и дипломатические. Британия заинтересована в привилегиях для своих купцов; Россия - в приезде квалифицированных специалистов; разговоры о политическом союзе, начатые при Иване Грозном, заканчиваются и более не возобновляются. Приезжающие в Россию британцы - в большинстве своем торговцы, часто исполняющие дипломатические поручения; из приглашаемых специалистов несомненное большинство - представители инженерных специальностей, представителей «свободных искусств» среди них практически нет. Приезду последних в 16, а особенно в 17 веке стала мешать политика московского государства, направленная на то, чтобы не выпускать из России однажды нанявшихся на службу мастеров.
Однако в течение 17 века мы встречаем в Москве британских дипломатов, купцов, архитекторов, медиков и других специалистов; продолжает развиваться традиция издания описаний России, мы знаем о попытках русских людей знакомиться с английским языком, а в Англии публикуются книги о Московии. Таким образом, ко времени начала петровских преобразований обе страны были уже достаточно хорошо знакомы с культурой и укладом жизни друг друга, и достаточно стабильные отношения между ними можно было считать налаженными.
Список использованных источников и литературы
Источники
1. Английские путешественники в Московском государстве в 16 веке. /Пер. Ю. Готье, предисловие Г. Новицкого.- М.: Б.и., 1938.- 307 с.
2. Статейный список Ф.А. Писемского // Путешествия русских послов 16-17 вв. Статейные списки. Приложения /Отв. Ред. Д.С. Лихачев.- М.-Л.: Изд-во АНСССР, 1954, С.100-155.
3. Статейный список Г.И. Микулина // Путешествия русских послов 16-17 вв. Статейные списки. Приложения /Отв. Ред. Д.С. Лихачев.- М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1954, С. 156-205.
4. Богатырева С.Н. «Мой честнейший и дорогой друг Григорий Иванович Микулин». Письмо английского государственного деятеля к русскому дипломату начала 17 века //Отечественные архивы.- 1995.- № 5.- С.86-90.

Литература

5. Дмитриева О. Пурпурная герань из Московии. Оксфордские нтеллектуалы и Россия на рубеже 16-17 веков //Родина.- 2003.- № 5-6.- С.22-28.
6. История дипломатии. Т.1. /Под ред. В.А. Зорина и др.- М.: Гос. изд-во полит. лит-ры., 1959.- 896 с.
7. Лихачев Д.С. Повести русских послов как памятники литературы //Путешествия русских послов 16-17 вв. Статейные списки. Приложения /Отв. Ред. Д.С. Лихачев.- М.-Л.: Изд-во АНСССР, 1954, С.319-346.
8. Накашидзе Н.Т. Русско-английские отношения во второй половине 16 века.- Тбилиси: Изд-во Тбилисского ГУ, 1955.- 155с.
9. Рогожин Н.М. К вопросу о публикации посольских книг конца 15- начала 17 веков //Археографический ежегодник за 1979 год.- М.: Наука, 1981, С.185-209.
10. Скобелкин О. Странствующие искатели приключений. Британцы под знаменами московского царя // Родина.- 2003.- № 5-6.- С. 18-21.
11. Соколов А.Б. Навстречу друг другу: Россия и Англия в 16-18 вв.- Ярославль: Верх.-Волж. Кн. Изд-во, 1992.- 304 с.
12. Филюшкин А. Русский «английский царь».//Родина.- 2003.- № 5-6.- С.13-15.
13. Юзефович Л.А. «Как в посольских обычаях ведется…». Русский посольский обычай конца 15-начала17 веков.- М.: Междунар. отнош., 1988.- 216 с.





Данные о файле

Размер 34.8 KB
Скачиваний 106

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar