ГлавнаяКаталог работИстория → Становление принципата
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Становление принципата


Содержание

Введение……………………………………………………………3
Глава 1. Становление принципата при Октавиане Августе…....7
Глава 2. Принципат при приемниках Октавиана………..……..28

Заключение…………………………………………………….…..43
Библиография……………………..………………………………44


Введение
Тема данной работы «Становление политической системы принципата в период правления династий Юлиев – Клавдиев», выбрана не случайно. В I в. до н.э. республиканский Рим был потрясён не только мощным восстанием рабов, но и гражданскими войнами. Вспыхнули яростные внутренние раздоры, и на арену политической деятельности вышло несколько явных претендентов на единовластие: в хаосе смуты выявилась неизбежность преобразования республики в империю.
Возникновение и крушение великих держав всегда привлекало внимание. Тем более это справедливо сейчас, когда по воле истории мы оказались свидетелями неожиданного исчезновения с политической карты мира могущественного государства, именовавшегося Советским Союзом. Актуальность работы в том, что исторический опыт крупнейшей империи древности – в некоторых отношениях напоминает отечественный и помогает через прошлое понять настоящее.
История принципата хорошо обеспечена литературными источниками о том времени сохранился ряд документов. В первую очередь – это автобиографический труд Октавиана – «Деяния божественного Августа» , в которых автор, излагает события своей жизни и деятельности в наиболее выгодном для себя свете и создаёт образ идеального принцепса.
Ценность этого документа как источника не только в том, что содержат данные по социально-экономической и политической истории, но и тем, что это произведение является памятником идеологии принципата и принадлежит его основателю.
Значительный материал по истории принципата от момента его возникновения содержится в «Римской истории» Диона Кассия. Автор использовал в работе множество источников, которые собирал и обрабатывал более двадцати лет.
Интересный материал по истории принципата и жизни, как его основателя, так и последователей запечатлён в работе Гая Светония Транквилла «Жизнь двенадцати цезарей» , созданной около 120 г. н.э. Писатель обстоятельно излагает важнейшие исторические события и ставит своей задачей передачу биографических сведений о каждом из цезарей.
В исследованиях российских учёных исследованиям истории принципата и первых принципсов посвящено не так много работ.
Наиболее полно проблемы принципата были исследованы в работе Н.А.Машкина «Принципат Августа. Происхождение и социальная сущность» Автор всесторонне исследовал принципат Августа. Он рассмотрел проблему происхождения принципата, характер власти Августа, его социальную политику, жизнь империи и провинций, организацию армии и внешнеполитические мероприятия и культуру августовского времени. При характеристике социальной опоры Августа Н.А.Машкин отмечает, что она была разнородной, и принципату приходилось лавировать между различными социальными группами.
В монографии А.Б Егорова «Рим на грани эпох. Проблемы рождения и формирования принципата» исследуется переломный период в истории римского государства – время кризиса республики и установление системы принципата. Автором анализируются монархические черты имманентно присущие Римской республике и их развитие, характер действия политических сил в этот период, развитие режимов личной власти. «Превращение Рима в великую державу сопровождалось политическим переворотом. Необходимость реорганизации управления и политические и экономические изменения, вызванные новой ситуацией, привели к краху республиканской системы и установлению новой политической формы – принципата, построенного на дуализме монархии и полиса, который постепенно трансформировался в монархию» .
В книге В.Н.Парфёнова «Император Цезарь Август: Армия. Война. Политика» . Исследуется военно-политическая сторона принципата Августа. Автор рассматривает военную организацию молодой Римской империи её функционирование, взаимосвязь военных преобразований Августа с внешнеполитическими акциями нового режима. Им на конкретном материале доказывается, что императором и его ближайшими сотрудниками была разработана и настойчиво проводилась в жизнь доктрина реального завоевания мирового господства.
«Императорский Рим – это третий, завершающий период истории древнего рабовладельческого Рима» пишет в своей монографии Е.В.Федорова. Она отмечает также, что крепкая монархическая власть, хотя и облечённая сначала в республиканские формы сумела на время упорядочить состояние государства.
С.Л.Утченко в исследовании «Кризис и падение Римской республики» определяет принципат как монархию, отмечая, что республиканские элементы были ширмой, ловко используемой властью для прикрытия своего положения. В то же время автор признаёт прогрессивное историческое значение принципата. Он характеризует Августа, не только как политического деятеля и политикана, но и как «государственника», за которым стояли муниципальные круги, допущенные к власти после сокрушения старого нобилитета. В монографии «Юлий Цезарь» учёный отмечает, что Август, получивший монархическую, власть объявил её «восстановленной республикой», показав последующим политиканам и государственникам, как можно манипулировать политической терминологией.
Одной из первых в русской историографии была работа В.И.Герье «Август и установление Империи» . По мнению автора, власть Августа была монархической, а «восстановление республики» - только прикрывающей её правовой фикцией и отмечает, что «фикция, т.е. признание за побеждённым старым порядком торжества в принципе, была естественным и необходимым явлением при установлении империи в Риме» .
В работе русского учёного Ф.Ф.Зелинского «Римская империя» использованы тщательно исследованные источники и работы известных историков – Тацита, Светония, Плутарха. Исследуя жизнь и деятельность Августа автор отмечает его добросовестное отношение к своему долгу и безграничную любовь к государству.
Личности и режиму Августа и его приемникам посвящено значительное число работ зарубежных исследователей.
В работе «Величие и падение Рима» Г.Ферреро высказывает мысль, что в эпоху Августа сохранялся республиканский строй и что Август не создавал новой политической формы, а следовал стремлениям современного ему аристократического общества. По мнению Ферреро установление монархии не вина Августа, а всего римского общества в целом.
Интересные материалы по истории принципата содержатся во втором томе сочинения В.Вегнера «Рим. История и культура римского народа» . Автор рассказывает не только о частной жизни императоров и их деятельности, но и о жизни римских граждан и населения империи.
Отмечая, что в Риме существовала точка зрения, «что для спасения Рима и отечества от затянувшегося хаоса, который не смогло предотвратить правительство республики, необходим “спаситель”» известный историк М.Грант пишет, что таким “спасителем” в тот момент мог стать только Октавиан. В его книге содержатся обширные сведения о внутреннем устройстве римского государства.
Цель курсовой работы - рассмотреть становление политической системы принципата в период правления династии Юлиев-Клавдиев. Сообразно цели ставим задачи: во-первых, выявить основные тенденции становление политической системы принципата при Октавиане Августе; во-вторых, выявить направления, по которым шло развитие империи при ближайших преемниках Августа.
Работа состоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе рассматриваются проблемы становления принципата при Октаваиане Августе. Вторая глава посвящена развитию принципата при его преемниках.


Глава I. Становление принципата при Октавиане Августе.

После победы в 31 г. до н.э. флота Октавиана над объединёнными силами Антония и Клеопатры. Октавиан завоевал весь Египет и обратил его в римскую провинцию. Долгий период гражданских войн завершался. Октавиан стал во главе огромной Римской державы.
Вернувшись в Италию в 29 г. до н.э. он, стал, как пишет Дион Кассий, подумывать о том, чтобы сложить с себя власть и передать все дела сенату и народу.
К этому времени события кровопролитных гражданских войн уже показали неэффективность республиканской формы правления по сравнению с единоличной, но в то же время Октавиан понимал, что в мирное время быть откровенным властителем Рима не так просто.
О том, как поступить Октавиан стал советоваться с ближайшими друзьями Агриппой и Меценатом. Агриппа посоветовал ему отказаться от единовластия, но Меценат рассудил иначе, он сказал Октавиану, что «Если ты заботишься об отечестве, за которое вёл столько войн, за которое с удовольствием отдал бы и свою душу, то преобразуй его и приведи в порядок наиболее рациональным образом. …» . Меценат развернул перед Октавианом широкую программу необходимых мероприятий.
Впоследствии в автобиографии Октавиан писал: «Я, после того как потушил гражданские войны, в шестое и седьмое моё консульство, имея высшую власть по всеобщему согласию, передал государство из моей власти во власть сената и римского народа. За эту мою заслугу я по постановлению сената был назван Августом, и косяки двери моего дома были увиты лаврами, над дверью был повешен гражданский венец, а в курию Юлия был помещен золотой щит, надпись на котором свидетельствовала о том, что его мне дали сенат и народ римский за мою доблесть, милосердие, справедливость и благочестие. С того времени я всех превосходил достоинством, влас¬ти же я имел ничуть не более, чем те, которые были моими коллегами по государственным должностям» .
Октавиан заложил основы такого государства, ко¬торое фактически было монархией, но имело респуб¬ликанскую внешность. Все республиканские учреждения и государствен¬ные должности были сохранены.
Октавиан официально отказался от того, чтобы пожизненно быть диктатором и консулом, удовольст¬вовавшись почетным наименованием принцепса сената. Формально у принцепса не было никакой власти, он пользовался лишь авторитетом, но в то же время, обладал драгоценным правом первым высказывать свое мнение в сенате. Это право Октавиан сохранил за собой навсегда.
Октавиан пересмотрел списки сената и значительно их сократил, исключив всех неугодных лиц. Среди которых, были сторонники Марка Антония, фанатичные республикан¬цы, личные недруги нового правителя. Состав сената был пополнен верными людьми Октавиана, а его общий список сокращен с 1000 до 600 членов. Кроме того, сенатором отныне мог быть только тот, чье состояние достигало одного миллиона двухсот тысяч сестерциев .
В том же году в торже¬ственной обстановке с раздачей больших подарков населению Рима были отпраздно¬ваны несколько триумфов Октавиана в честь его многочисленных побед, что сни¬скало ему популярность у многих простых граждан. Реформированный сенат и благо¬дарный народ декретировал новому прави¬телю ряд почестей, и, прежде всего ему был присвоен в качестве постоянного титул императора, который рассматривался как часть личного имени.
В середине января 27 г. до н. э. Октавиан на специально собранном заседании сената от¬казался от верховной власти, всех своих должностей, объявил о восстановлении тра¬диционного республиканского управления и о желании уйти в частную жизнь. Сенат и народ стали упрашивать его не отказываться от власти, не покидать Республику. По словам Диона Кассия, сенаторы «просили, чтобы он взял на себя единодержавие, и приводили всякие доводы в пользу этого до тех пор, пока, разумеется, не принудили его принять еди¬ноличную власть» .
Тогда же сенат присвоил Октавиану почетное имя Август, т.е. «возвеличенный богами», с этого времени повелитель римлян стал именоваться Император Цезарь Август. «Эпитет «Augustus» не был титулом, выражением полномочия. Этот эпитет как особый cognomen вошёл в состав нового имени наследника Цезаря. В изменённом имени эпитет «Augustus» символизировал начало нового века» .
На протяжении своего долгого правления Август 21 раз получал почетный военный титул император, который тогда еще не был синонимом высшей власти. «Август принимает этот титул в качестве составной части своего имени как бы по наследству от Цезаря» .
Оформив свою верховную власть в духе ста¬роримских традиций, Октавиан, старательно избегал одиозных титулов басилевса, рекса или республиканского диктатора. «Ибо кто из римлян понимал, что установление единой, центральной власти необходимо в интересах целости государства и так сказать, политической механики?» .
Основными слагаемыми власти Октавиана стал набор нескольких высших магистратур, привыч¬ных, общественному сознанию, но в сово-купности создающих верховную власть.
1 июля 23 г. до н. э. Август официально получил власть народного трибуна. Сог¬ласно древнему римскому закону трибуны обязаны бы¬ли следить за деятельностью сената и должностных лиц, чтобы ничего не предпринималось в ущерб интере¬сам плебеев. Трибун своей властью мог наложить запрет на распоряжения сена¬та и должностных лиц. Присвоив себе трибунскую власть, Август нарушил закон, ибо трибунами имели право быть только плебеи, а он по усыновлению принадлежал к патрицианскому роду Юлиев. Однако официально он получал власть трибуна ежегодно, в общей сложности 37 раз.
С 27 по 23 г. до н.э. Октавиан сосредоточил в своих руках полномочия консу¬ла и народного трибуна, он был поставлен во главе сенатского списка и стал как бы пред¬седателем высшего органа Римской респуб¬лики, постоянный титул императора закреплял его права как главнокомандую-щего вооруженных сил. Для укрепления своей власти Октавиан широко использовал морально-религиозный фактор и поддерж¬ку общественного мнения. Уже как на¬следник Юлия Цезаря, объявленного сенатом богом, Октавиан имел официаль¬ное имя Divi filius, «сын божественного».
К этому време6ни в руках Октавиана находились огромные материальные ресур¬сы; у него была своя казна фиск. В фиск поступали доходы с такой богатой страны, как. Египет, который стал личной собственностью Октавиа¬на; кроме того, он был официально правителем провин¬ций Галлии, Иллирии, Македонии и Сирии. Армия также оставалась в руках Октавиана, она достигала 300 000 человек, а в Риме и в других городах Италии разместились войска его личной охраны – так называе¬мые преторианские когорты.
Обладая фактически монархической властью, Август старался ее завуалировать, делая вид, что он только первый среди равных. Светоний пишет, что «Храмов в свою честь он не дозволял возводить в провинциях кроме как с двойным посвящением – ему и богине Роме (богине города Рима). А в самом Риме он от этой почести отказался наотрез. Даже серебряные статуи, которые были отлиты в его честь, он все перелил на монеты и на эти средства посвятил два золотых треножника Аполлону Палатинскому» .
Постепенно Август усиливал и свой моральный авторитет. Он получил от се¬ната полномочия по охране нравов и авторитета законов, был избран во многие религиозные колле¬гии Рима, в 13 г. до н. э. он был избран верховным понтификом — главой самой авторитетной религиозной корпорации Рима. Своего рода завершением этого процес¬са стало присвоение Августу особого титула «отец отечества». «Имя отца отечества было поднесено ему всем народом, внезапно и единодушно» . В системе высших прерогатив Августа это титул имел особое значение в качестве своего рода моральной основы всех юридических полномочий правителя, при¬равнивая его как отца нации к отцу семей¬ства единодержавно, строго, но в то же время заботливо правящего народом как своими детьми.
Новый характер в процессе формирова¬ния императорской власти приобрели отно¬шения между правителем Октавианом и главными органами прежнего республикан¬ского строя: народным собранием, сенатом и системой магистратур. При Октавиане народное собрание собиралось, принимало законы, в том числе многие законы о власти самого правителя, продолжало избирать традиционных магистратов, однако утратило какую-либо самостоятельную роль и пре¬вратилось в послушное орудие Октавиана.
Сложными были правовые отно¬шения между Октавианом и римским сена¬том. Сенат являлся олицетворением рес¬публиканского строя как такового, и Окта¬виан проводил по отношению к нему очень осторожную политику постепенного сокра¬щения его компетенции, внешне оставляя за ним большие права. «..формально сенат превращается в высшее государственное учреждение, на деле же он потерял многие принадлежащие ему функции» Ещё в 27 г. до н. э. он возвратил сенату верховную власть, сложив с себя чрезвычайные полномочия триумви¬ра, а сенат, в свою очередь, наделил его новыми, так сказать, легальными полномо¬чиями, оставив за собой значительную ком¬петенцию. Между Октавианом – носи-телем новой власти и сенатом – органом традиционной республики было установле¬но как бы юридическое равноправие. Все рим¬ские провинции были поделены на сенат¬ские, подлежащие компетенции сената и управляемые его ставленниками, и импера¬торские, полностью подчиненные Октавиану, руководство которых назначалось им единолично. Традиционная римская каз¬на — эрариум курировалась сенатом, но Октавиан располагал огромными денежны¬ми средствами, которые вскоре образовали особую императорскую казну, из которой финансировались содержание огромного римского войска, щедрые раздачи населению и другие траты. Во времена правления Октавиана сенат по¬лучил дополнительные права, в частности судебную власть. Однако при всей большой юридической компетенции сената в тех об¬ластях, которые были доверены его управ¬лению, он оказался под полным контролем всемогущего правителя. Прежде всего, Ок¬тавиан имел право республиканского цен¬зора проводить ревизию сенатских списков, он провёл пять таких ревизий, во время которых удалил из сената своих противников и несогласных. Сам Октавиан стоял в сенатском списке первым и имел право первым высказывать своё мнение, которое становилось руководящим для окружающих. «Сенат императорской эпохи выполнял многие функции, однако его роль в решении важных вопросов не была велика» . Как первоприсутствующий в сенате, принцепс сената Октавиан созывал сенатские заседания, когда ему было угодно. В результате, римский сенат при большой декларирован¬ной власти, которая была как бы равна власти Октавиана, фактически был включен в систему рождающихся монархических учреждений как его органическая часть.
Некоторые сложные и трудные проблемы трудно было обсуждать в сенате состоящем из 600 человек. «Но считал, что большинство дел и самые важные из них лучше заранее обсуждать в тишине и в тесном кругу» Поэтому Август стал собирать для обсуж¬дения некоторых щекотливых дел узкие со¬брания из своих ближайших друзей, которые получили название – совет принцепса «в состав которого входят консулы, по одному представителю от других магистратов и пятнадцать сенаторов, избранных жребием сроком на полгода» Совет принцепса при Августе не был официальным государ¬ственным органом, но в кругу близких советников Октавиана обсуждались многие государственные дела.
Еще более органичным оказалось вклю¬чение в структуру рождающейся монархии традиционных выборных магистратур. И во времена Августа, так же как при республи¬канском строе, ежегодно избирались кон¬сулы, преторы, трибуны, эдилы и квесторы, и они также осуществляли свои традицион¬ные функции. «Но теперь они потеряли свое самодовлеющее значение в качестве суверенных органов исполнительной вла¬сти, ответственных только перед народным собранием. Они становились ответственны¬ми не столько перед народным собранием, где они продолжали избираться, или перед авторитетом сената, сколько перед принцепсом и императором» . Ведь принцепс по¬лучил от сената очень важное право рекомендовать своего кандидата на магистрат¬скую должность, и такая рекомендация оказывалась решающей, что фактически превращало выборы в назначение. В ряде случаев проходили и неугодные Октавиану кандидаты, но, как правило, все магистра¬ты, начиная с низших, были обязаны своей дальнейшей карьерой покровительству принцепса. По мнению историка М.Гранта «..в целом за время своего правления он заставил замолчать голоса, высказывающие критические замечания, или, по крайней мере, приглушил их, так что не многие из этих замечаний дошли до потомков»
Помимо изменив¬ших свое содержание традиционных выбор¬ных магистратур Октавиан начал форми¬рование органов управления, не выборных, а им назначаемых. Таких как руководители новых важных ведомств по управлению городом Римом — префект Рима, префект анноны, ведающий снабжением огромного города, префект претория, т. е. командующий преториан¬ской гвардией, префект вод, ведающий снабжением водой и канализацией, укреп¬лением берегов Тибра и др. Для управления императорскими про¬винциями Август назначал наместников, носивших звание императорских легатов.
Постепенно, создавался и расширялся, постоянный аппарат управ¬ления и к нему стали, все более переходить функции государственного уп¬равления, целиком, зависимые от воли мо¬нарха.
К концу своего многолетнего правления Авгу¬сту удалось создать основы будущего монар¬хического строя. Эта форма монархии вырастала на почве собственно римских государственных струк¬тур и господствующих в римском обществе идей.
Так как монархический строй фор¬мировался на основе традиционных институтов, рождающиеся имперские структуры оказались связанны¬ми с прежними порядками, а новая монар¬хия – пронизанной некоторыми республиканскими правовыми идеями. Власть Августа опиралась на традиционные органы, вместе с тем и се¬нат располагал огромной, в принципе равной императору, властью. В то же время Август стремился занимать дарованные ему магистратские должности вме¬сте с другими коллегами, придерживаясь древнего принципа коллегиальности.
Эта свое¬образная форма Римской империи полу¬чила название принципата как особой фор¬мы Империи, пронизанной республикан¬скими идеями.
Укреплению политического режима, который был создан при Августе, должны были предшествовать определённые социальные предпосылки, а также социальная политика самого Августа, «для которой, как и для предшествующих периодов цезаризма, характерно лавирование между различными сословиями и группами» .
Одной из первоочередных задач вставших перед Авгу¬стом и его окружением было ослабление общественных противо¬речий и нейтрализация порождающих их причин, достижение возможного социального согласия. В социальной по¬литике Августа заметны три основ¬ных направления: укрепление основ рабов¬ладения и придание рабовладельческим от-ношениям, широко распространившимся по Империи, определенного юридического статуса; консолидация господствующего класса Империи; покровительство средним прослойкам общества, будь это свободные земледельцы или ремесленники. Особым направлением социальной политики стала новая организация римской армии. Реше¬ние многих сложных вопросов социальной политики осуществлялось через интенсив¬ное правотворчество, издание множества новых указов, эдиктов, законов, которые должны были создать эффективный право¬порядок и обеспечить нормальное функци¬онирование хозяйственной и общественной жизни, в значительной степени, подорван¬ные во время предшествующих граждан-ских войн.
Приступив после окончания гражданских войн к реорганизации государства, Август позаботился о том, чтобы укрепить устои рабовладения. Он сделал всё, чтобы вернуть всех беглых рабов их хозяевам и ограничил возможности отпущения рабов на волю. Он также восстановил древний закон, согласно которому подлежал смертной казни не только раб, убивший господина, но и все рабы, которые в момент убийства находились в доме.
В то же время Август принял строгие меры, препятствую¬щие незаконному или насильственному об¬ращению в рабство свободных людей.
Значительные усилия в социальной политике Августа были направлены на объединение господствующего класса, разделенного к этому времени на четыре важнейших социальных слоя: сенаторское сословие, всадничество, муни¬ципальная верхушка, провинциальная знать, часто не имеющая прав римского гражданства. Октавиан как представитель одной из аристократических семей Рима и принцепс сената, естественно, считал необ-ходимым поддерживать внешний блеск се¬наторского сословия. «было постановлено сенатом, чтобы на всех общественных зрелищах первый ряд сидений всегда оставался свободным для сенаторов» .
Август заботился о том, чтобы сенаторы располагали хоро¬шим достатком, «сенатором мог быть только тот, чьё состояние достигало 1 млн. 200 тыс. сестерциев» , а если семьи сенаторов не имели такого боль¬шого имущества, он помогал им из своих личных средств. Сенаторы и члены их семей назначались на влиятельные и доходные посты в армии и провинциальном управле¬нии. Наиболее уважаемым сенатским семь¬ям было пожаловано достоинство римских патрициев. Такое ярко выраженное покро¬вительство сенаторскому сословию не толь¬ко преследовало цель достичь согласия между принцепсом и сенаторами как хра¬нителями республиканских традиций, но и было необходимо из чисто прагматических соображений: без знаний, богатства и опыта сенаторского сословия просто невозможно было управлять огромным государством. И хотя в сенате всегда существовали влиятель¬ные противники монархического режима, а сенатская оппозиция никогда не исчезала в целом, принцепс и сенат были соучастниками высшей власти, а сенатское сословие - верной опорой новой монар¬хии.
Лица, состояние которых достигало 400 тысяч сестерциев, официально принадлежали к так называемым всадникам. При Августе всадничество оформилось как второе после сенаторского высшее сословие римского общества.
Одним из направлений политики Авгу¬ста по отношению к сенаторской знати и всадничеству была забота о их воспроизвод¬стве и пополнении. «Август не только старался увеличить население Италии, … он в особенности хотел реорганизовать экономическую и моральную аристократическую семью, древний рассадник республики, который, наконец сделался бесплодным, древнюю, теперь упавшую школу генералов и дипломатов, завоевавших империю» Светоний пишет, что он «пересмотрел старые законы и ввёл некоторые новые: например, о роскоши, о прелюбодеянии, о разврате, о подкупе, о порядке брака для всех сословий» . По этим законам сенаторы и всадники должны были обязательно вступать в брак, иметь и воспитывать детей. Имеющие де¬тей, живущие в браке получали ряд преимуществ при прохождении карьеры, имели некоторые налоговые льготы. «… всех кто мог похвастаться сыновьями или дочерями, он при своих разъездах по областям награждал тысячей сестерциев за каждого» .
Многочисленным социальным слоем имперского общества была верхушка рим¬ских муниципиев и колоний, разбросанных по всем провинциям Империи, но особенно в Италии. Август завершил начатую еще Юлием Цезарем работу по новому админи¬стративному устройству Италии. Вся терри¬тория Италии была разделена на 11 областей, каждая из которых состояла из нескольких муниципиев и колоний. Центром муници¬пия и колоний, как правило, был крупный или мелкий город с приписанной к нему сель¬ской территорией, на которой распола¬гались земельные владения жителей муни¬ципия. В каждом муниципии действовало местное народное собрание, на котором избирались городской совет и городские магистраты. Вы¬сшей городской магистратурой была колле¬гия из двух членов или из 4 чле¬нов. В члены муниципаль¬ного совета городские магистра¬ты избирали наиболее знатных и богатых граждан, как правило, владельцев крупных ремесленных мастерских, собственников пригородных поместий, людей достаточно состоятельных, чтобы нести расходы по от¬правлению должности, благотворительному строительству, раздачам городскому плебсу. Муниципий пользовался полной автоно¬мией в своих делах, городской совет и ма¬гистраты располагали реальной властью в своем муниципии. Муниципальная верхушка, в руки которой была передана вся власть по управлению местными делами и которая устраивала их с большой выгодой для себя, не могла не поддерживать общую политику рождающегося принципата. Вместе с тем центральное правительство рассматривало муниципальную верхушку как питательную среду для пополнения высших правящих сословий, особенно всаднического, посто-янно включая в их состав наиболее энер¬гичных и знатных муниципалов, открывая перед ними путь к блестящим карьерам. В то же время на¬деление провинциальных жителей правами римского гражданства стало довольно ред¬ким явлением и носило персональный ха¬рактер. «Особенно важным считал он, чтобы римский народ оставался, неиспорчен и чист от примеси чужеземной или рабской крови. Поэтому гражданство он жаловал очень скупо, а отпуск рабов на волю ограничил»
Августом был, усилен контроль, за дея¬тельностью наместников со стороны цент¬рального правительства, одновременно началась борьба с коррупцией про¬винциальной администрации. «В провинциях правители так мало занимались ревностным выполнением своих обязанностей, что Августу пришлось поручить наблюдение за ними» . А то же время Август проводил политику осторожного ог¬раничения власти римского наместника, в частности в области судопроизводства, до¬пуская к участию в нем представителей местной знати, не имеющей прав римского гражданства. Эффективным средством для смягчения социальной напряженности в провинциях и привлечения на сторону Им¬перии местной аристократии явились так называемые провинциальные собрания, ко¬торые стали собираться при Августе. Пер¬воначально это были ежегодные собрания жрецов всей провинции в главном храмовом центре, и одним из их главных актов было торжественное жертвоприношение в честь принцепса Августа и богини Ромы как вы¬ражение лояльности данной провинции к центральному правительству. Здесь же сум¬мировались просьбы и направлялись пети¬ции непосредственно в Рим, в которых местное население могло приносить жало¬бы на управлявшего наместника. Как опыт¬ный политик Август понимал, что одним из главных источников недовольства провин¬циалов была старая система сбора налогов через откупные кампании римских публиканов. Римские публиканы, зачастую всту¬пив в сговор с подкупленным наместником, произвольно завышали суммы налогов, со-ставляя на этом огромные состояния. При Августе стали отходить от этой разоритель¬ной практики, и хотя откупа полностью не исчезли, но они теперь отдавались местным коммерсантам. Август начал вво¬дить новую систему сбора налогов через назначаемых им же прокураторов, которые руководствовались государственными инте¬ресами. Эти мероприятия не столько облегчили, сколько упорядочили сбор на¬логов и кроме того допустили к этому важному звену управления представителей местных деловых кругов.
Пользующаяся покровительством цен¬тральной власти, располагающая подавля¬ющим влиянием в своих городах и общинах, приобщенная к более высокой имперской культуре через осторожную романизацию, провин-циальная аристократия поддерживала об¬щую политику рождающейся монархии.
Важным направлением социальной программы Августа было проведение взве¬шенной и гибкой политики по отношению к средним и низшим слоям свободного населения Империи. Основной задачей но¬вого имперского правительства было созда¬ние благоприятных условий для произво-дительной работы мелких и средних земле¬дельцев и ремесленников, переключение их жизненной энергии с политической актив¬ности на решение хозяйственных дел. Это¬му способствовало окончание разоритель¬ных гражданских войн, установление мира, оживление экономики, развитие городской жизни. Колоссальное строительство, раз¬вернутое центральным правительством и местными властями, о котором свидетель¬ствуют многочисленные памятники, давало заработок ремесленному населению, но особое внимание Август уделил в своей социальной программе мелкому землевла¬дению. Им была предложена и реализована обширная программа по поддержке мелкого и среднего землевладения. «Я заплатил муниципиям деньги за земельные наделы, которые я отвёл воинам …Та сумма, которую я отсчитал жителям Италии за земельную собственность, достигала около 600 000 000 сестерциев, а та, которую я заплатил жителям провинции за их земельные участки, достигала около 260 000 000 сестерциев» . При Августе бы¬ло демобилизовано и поселено в колониях около полумиллиона ветеранов, получив¬ших участки плодородной земли и денеж¬ные средства для налаживания достаточно доходного хозяйства. Для обеспечения мак-симально благоприятных условий сущест¬вования земледельческих хозяйств Август разработал детальные правила землеустрой¬ства сельской территории, провел земель¬ный кадастр, закрепил земельные участки в качестве полной частной собственности, заложил основы аграрного пра¬ва, защищающего интересы земледельцев.
Желая привлечь к сельскому труду часть городского плебса Рима, Август со¬кратил общее число продовольственных раздач в самом Риме, подавая пример и властям других городов, в которых находился малоимущий город¬ской плебс.
В то же время, Август понимал, что избавиться от малоимущего населения, городских люмпенов невозмож¬но, и с его существованием и даже некото¬рым влиянием приходилось считаться. Недовольство голодных люмпе¬нов вызывало волну насилия, волнений, создавало определенную напряженность в столице. Для успокоения этой паразитиче¬ской и опасной толпы было организовано специальное ведомство снабжения во главе с префектом анноны, а запасы продоволь¬ствия постоянно пополнялись за счет при¬воза хлеба, особенно из Египта. В автобиографии он пишет: «Римскому плебсу я отсчитал на каждого человека по триста сестерциев согласно завещанию моего отца Юлия Цезаря, а от своего имени я дал каждому по четыреста сестерциев из военной добычи тогда, когда я был в пятый раз консулом (в 29г. до н.э.). Еще раз, в десятое мое консульство (в 24г. до н.э.) я отсчитал из моего собственного имущества по четыреста сестерциев каждому. Когда я был консулом в один¬надцатый раз (в 23 г. до н. э.), я двенадцать раз раздавал зерно, купив его на свои частные средства. Когда я был в двенадцатый раз народным трибуном (в 12 г. до н. э.), я в третий раз выдал каждому по четыреста сестерциев. Все эти раздачи никогда не охватывали менее чем двести пятьдесят тысяч чело¬век. Когда я был народным трибуном в восемна¬дцатый раз, а консулом – в двенадцатый (в 5 г. до н.э.), я выдал тремстам двадцати тысячам городского плебса по шестьдесят денариев на человека. В трина¬дцатое мое консульство (во 2 г. до н.э.) я выдал по шестьдесят денариев плебеям, которые тогда получали государственный паек, а было их немногим более, чем двести тысяч человек» .
По случаю различных побед, торжественных событий Август неоднократно раздавал де¬нежные подарки. Предметом постоян¬ной заботы правительства была организа¬ция пышных зрелищ. Она преследовала цели не только успокоения капризного люмпен-пролетариата, но и прославление силы и богатства нового имперского режи¬ма в глазах широких масс населения. «Трижды я давал гладиаторские игры от своего имени и 5 раз от имени моих вну¬ков,— писал Август.— Во время этих игр участвовало в боях около 10 тыс. человек... От своего имени и от имени моих сыновей и внуков я 26 раз устраивал для народа травлю африканских зверей в цирке, или на форуме, или в амфитеатрах. При этом было истреблено 3500 животных. Я устроил для народа морское сражение за Тибром... В составе этих флотов, кроме гребцов, сража¬лось еще около 3000 человек» .
Особым направлением внутренней по¬литики Августа было его отношение к ар¬мии. Ко времени его правления римская армия фактически стала профес¬сиональной. Во¬ины служили не менее 10 лет и участвовали в различных военных кампаниях. Август учел ведущие тенденции эпохи и провел серию военных реформ, которые завершили реорганиза¬цию римской армии на профессиональных началах. Армия стала комплектоваться на основах добровольного найма граждан, ко¬торые были обязаны служить 20—25 лет. За службу каждый воин получал регулярную плату в 225 денариев и довольно частые денежные подарки по случаю побед или примерной службы. Поступающий на военную службу приносил присягу на вер¬ность императору. Находящийся на службе воин не имел права заводить семью, жил в военном лагере и занимался воинскими учениями. При выходе в отставку в возрасте 35—40 лет он получал звание ветерана, земельный участок, а используя накопленные денеж¬ные сбережения, мог превратиться в зажиточно¬го земледельца. Сам Август для поощрения ветеранов из своих личных средств «А в консульствотво Марка Лепила и Луция Аррунция (в 6 г.) я из моих личных средств внес сто семьдесят миллионов сестерциев в военную казну, которая была создана по моей инициативе чтобы из нее выдавались наградные деньги воинам, которые прослужили по двадцать и более лет» .
При Августе собственно была организована полевая армия. Основой её организации был легион, насчитывающий в среднем около 5 тыс. воинов. Основой легиона «была тяже¬ловооруженная пехота, небольшое количе¬ство легковооруженных воинов и отряд всадников. В каждом легионе был опреде¬ленный набор метательных и осадных ору¬дий, саперные подразделения» . Каждому легиону придавалось приблизительно такой же численности соединение союзников, комплектующееся из провинциальных жителей, не имеющих прав римского гражданства. В составе союзных соединений преобладали конные подразделения, которые удачно до¬полняли легионную тяжеловооруженную пехоту. Вместе с вспомогательными частя-ми легион стал насчитывать около 10 тыс. воинов, представлял собой боевую единицу, включающую разные виды войск, способ¬ную выполнять разные задания от реши¬тельного наступления до активной обо¬роны. Командовал легионом император¬ский легат в звании пропретора, к высшему командному составу легиона относились военные трибуны и префекты, которые ко¬мандовали когортами, к среднему относи¬лись центурионы, начальствующие над манипулами и центуриями. Денежные вы-платы центурионам и военным трибунам в несколько раз превосходили плату простым легионерам. Оплата вспомогательных час¬тей была вдвое меньшей, чем легионерам. «Дисциплину он поддерживал с величайшей строгостью. … В когортах отступивших перед врагом, он казнил каждого десятого, а остальных переводил на ячменный хлеб. Центурионов, а равно и рядовых, покинувших строй, он наказывал смертью» .
После полной выслуги лет воины вспомо¬гательных частей могли рассчитывать на получение права римского гражданства. Об¬щий состав римской полевой армии был определен к концу правления Августа в 25 легионов. Это была самая большая армия древнего мира, прекрасно организованная, хорошо тренированная, профессиональная.
В военном строительстве Август, по мнению В.Н.Парфёнова «преследовал две цели: сделать армию надёжным средством обеспечения внутренней безопасности и эффективным средством внешней политики»
Ещё одной новацией Августа явилось учреждение постоянного военно-морского флота. Флот Римской импе¬рии не был главной частью вооруженных сил и решал, в основном вспомогательные задачи по охране безопасности Средиземного моря и состоял из трех больших фло¬тилий «один флот он разместил у Мизена, а другой у Ровенны, для обороны верхнего и нижнего морей» и в Александрии.
Потомки ценили Августа за то, что он сумел огра¬дить Римское государство от внешних опасностей. Историк Геродиан пишет, что «С тех пор как единовластие перешло к Августу, он освободил италийцев от трудов, лишил их оружия и окружил державу укреплениями и военными лагерями, поставив нанятых за определенное жалованье воинов в качестве ограды Римской державы; он обезопасил державу, отгородив ее великими реками, оплотом из рвов и гор, необитаемой и непроходимой землей» .
Кроме полевой армии Ав¬густ организовал привилегиро¬ванные части, основным назначением которых стала охрана Италии, особенно столицы Рима и особы самого императора. Они были сформированы из отборных воинов, уроженцев Италии. Три когорты были размещены в Риме, а шесть остальных в Средней Италии. «Командиры praefecti praetorio, считались самымивысокими после императора сановниками государства. Их назначал, разумеется, сам император, но не из сенаторов , а извсадников»
Соз¬данная реформами Августа военная органи¬зация Римской империи стала одной из лучших в древнем мире, она успешно вы¬полняла необходимые государственные за¬дачи и функционировала как эффективная система свыше двухсот лет. Но в то же время «у созданной Августом военной системы, при всей её продуманности и внешней безупречности, был один кардинальный недостаток: жёсткая централизация обусловила её малую эластичность – гарантировать полную надёжность защиты она не могла»
Распола¬гая внушительной армией, Август мог про¬водить успешную военную и дипломати¬ческую политику в наиболее угрожаемых участках растянутой границы Римского го¬сударства. Таковыми стали участки вдоль Рейна и Дуная, где римским границам по¬стоянно угрожали воинственные герман¬ские и другие варварские племена, восточные районы Малой Азии и Сирия, где соприкасались границы Империи и сильной Парфянской державы. Именно в этих регионах были сосредоточены наибо¬лее сильные воинские соединения, насчитыва¬ющие по 4—6 легионов в каждой. Эта военная мощь могла быть исполь¬зована и для завоевательных операций, и для успешной обороны римских провинций. В других провинциях регулярных войск было значительно меньше.
Август был осторожным политиком и крупных войн, особенно с сильными про¬тивниками, старался избегать. Так, с силь¬ной Парфянской державой он поддерживал сложные дипломатические отношения, на-правленные на охрану восточных провин¬ций, хотя именно в Сирии было сосредоточено 4 легиона, к которым можно было присоединить и египетские легионы. Вме¬сте с тем Август зорко следил за борьбой внутри парфянского царствующего рода, умело, используя разногласия борющихся группировок в интересах Рима. Крупного успеха Август добился в 20 г. до н. э., когда парфянский царь Фраат IV, испытывая большие трудности в борьбе со своими соперниками, был заинтересован в поддержке римлян. Он был вынужден за¬ключить очень выгодный для Августа дого¬вор. По договору римлянам возвращались захваченные ранее военные значки, легионные орлы и знаме¬на. «Я заставил парфян вернуть мне трофеи и значки, захваченные у трёх римских армий» . Они были торжественно помещены в одном из капитолийских храмов в Риме. После этого Август стремился поддерживать мирные от¬ношения с Парфией, и это ему в целом удавалось. Однако он понимал, что ситуа¬ция на Востоке могла измениться в любое время, и держал в Сирии одну из самых сильных военных группировок Империи. Мир с Парфией развязал руки Августу, и он смог округлить римские владения на Вос¬токе. Была поставлена под римский контроль Каппадокия, Иудейс¬кое царство было присоединено к провинции Си¬рия, и туда был послан римской прокуратор. Римский флот контролировал военную си¬туацию на Красном море.
Более сложной, хотя в целом и удачной, была военная политика Августа в западной и центральной части Империи. Ему удалось присоеди¬нить северо-западный угол Пиренейского полуострова, в тяжелой борьбе разгромив храбрые племена астуров и кантабров. Успешно закончились завоевания альпийских обла¬стей, где были образованы новые провин¬ции Паннония, Норик и Реция, а также Иллирик и Мезия. Не столь успешными стали взаимоотношения с германскими племенами. Хотя, в середине правления Августа римлянам удалось нанести герман¬ским племенам несколько поражений и продвинуться на правом берегу Рейна на значительное расстояние вплоть до Эльбы. В результате возникла провинция Герма¬ния. После организации провинций Паннония и Германия римляне, казалось, прочно оккупировали весь бассейн Рейна от его верховьев до устья, а также верховья Дуная. Но именно здесь Августу пришлось испытать очень сильные удары воинствен¬ных варварских племен, германцев и паннонцев. В 6 г. н. э. вспыхнуло мощное вос¬стание жителей Паннонии. Оно началось с избиения римских граждан – колонистов, купцов, воинов местных гарнизонов. Ценой огромных усилий в течение трех лет удалось подавить опасное для римлян восстание. Еще более опасным оказалось положение в провинции Германия. Здесь германские племена во главе с Арминием, молодым вождем племени херусков, в 9 году смогли заманить сильную группировку, состоящую из трех легионов во главе с Квинтилием Варом, в Тевтобурский лес и полностью ее уничтожить. Этот разгром мог стать гибельным для римского государства. Давно римляне не терпели такого сокрушительного пораже¬ния. Его последствиями была их полная эвакуация с правого берега Рейна. «Получив известие об этом поражении, Август при-казал расставить по городу Риму караулы, чтобы пре¬дотвратить междоусобия; наместникам провинций он продлил их полномочия, чтобы люди опытные и знако¬мые с ситуацией смогли бы удержать в подчинении народы, зависимые от римлян и находящиеся с ними в союзе. Юпитеру Наилучшему Величайшему он дал обет устроить великолепные игры, если положение государ¬ства улучшится. Рассказывали, что он до того был сокрушен, что несколько месяцев подряд не стриг волос и не брился и не раз бился головой о косяк двери, воск¬лицая: «Квинтилий Вар, верни легионы!» — а день поражения (2 августа) каждый год отмечал как день траура и скорби» .
По мнению В.Н.Парфёнова «Германия была последним шансом Августа на продолжение военной экспансии, … Парадоксальным образом, Август, … собственными руками вырыл могилу римскому господству в Германии» . С этого времени граница между свободными германскими племенами и галльскими провинциями проходила по широкому Рейну. Она была превращена в хорошо укрепленную погра-ничную линию. Однако постоянная опасность нападений со стороны германских племен вынуждала римлян держать здесь одну из самых сильных военных группиро¬вок, насчитывающую иногда до 8 легионов.
В период правления Августа были на¬мечены основные направления военно-дипломатической деятельности имперского правительства: германский вопрос; дунайский фронт и парфянская проблема.
Таким образом, к концу своего длитель¬ного 44-летнего единоличного правления путем целенаправленных и многочислен¬ных реформ Августу и стоящим за ним кругам господствующего класса удалось ре¬шить многие больные проблемы римского общества и государства, которые столь ос¬тро проявились во время кровопролитных гражданских войн. Были заложены прочные основы рождающейся Римской империи как нового типа античной государственно¬сти и имперского рабовладельческого обще¬ства, новой средиземноморской культуры.

Глава II. Принципат при приемниках Октавиана
В системе монархических институтов одним из важ¬нейших является порядок передачи власти наследнику, который обязан продолжать политику своего предшественника. Поэто¬му Август уделял большое внимание выра¬ботке процедуры престолонаследия. Ещё в 4 г. н. э. пасынок Августа Тиберий был офици¬ально усыновлен, получил имя Тиберий Юлий Цезарь и как таковой был объявлен наследником имущества принцепса. Он же получил от сената постоянный проконсуль¬ский империй, был наделен пра¬вами трибунской власти. С 6 по 9 г. Тиберий был назначен командующим огромной римской армией в 15 легионов, которая подавляла восстание в Паннонии, и выпол¬нял ряд других ответственных государствен-ных акций.
И хотя официального титула престоло¬наследника не существовало, дарование та¬ких огромных полномочий делало Тиберия в глазах общественного мнения законным преемником высшей власти. Вот почему сразу после смерти Августа сенат без каких-либо возражений и условий утвердил Тиберию практически все те права, которые были у Августа.
Хотя Тиберий без колебаний вступил в обладание властью и стал ею пользоваться, хотя он уже окружил себя вооруженной охраной, залогом и символом господ¬ства, «однако на словах он долго отказывался от власти, разыгрывая самую бесстыдную комедию. То он с упре¬ком говорил умоляющим друзьям, что они и не знают, какое это чудовище — власть, то он двусмысленными от¬ветами и хитрой нерешительностью держал в напряжен¬ном неведении сенат, подступавший к нему с колено-преклоненными просьбами. Некоторые даже потеряли терпение, а кто-то среди общего шума воскликнул: «Пусть он правит или пусть он уходит!» Кто-то в лицо ему заявил, что иные медлят делать то, что обещали, а он медлит обещать то, что уже делает. Наконец, словно против воли, с горькими жалобами на тягост¬ное рабство, возлагаемое им на себя, он принял власть» . Но и тут он постарался внушить надежду, что когда-нибудь сложит с себя власть; вот его слова: «...до тех пор, пока вам не покажется, что пришло время дать отдых и моей старости» .
Расширение прав сената за счет преро¬гатив народного собрания было в русле общей политики принципата, в рамках ко¬торого сенат рассматривался как соучастник верховной власти. Однако при Тиберий было сделано многое для того, чтобы огромную власть сената превратить в юридическую фикцию. Сенат послушно принимал все предложения Тиберия, даже самые сомнительные. Он раболепствовал перед Тиберием столь откровенно, что у того вошло в привычку, «покидая здание сената, произносить по-гречески: «О люди, соз¬данные для рабства!» Очевидно, даже ему, при всей его ненависти к гражданской свободе, внушало отвраще¬ние столь низменное раболепие» .
Послед¬ние 10 лет своей жизни, удалившись из Рима, Тиберий жил в уединении на острове Кап¬ри, а сенат терпеливо ожидал письменных посланий принцепса, чтобы ими руковод¬ствоваться в своей повседневной деятельно¬сти.
При Тиберий стал вырабатываться эф¬фективный механизм укрепления власти принцепса в форме нового толкования древнего закона об оскорблении величия римского народа. «Тиберий восстановил закон об оскорблении величия, который, нося в былое время то же название, преследовал совершенно другое: он был направлен лишь против тех, кто причинил ущерб войску предатель¬ством, гражданскому единству — смутами и, наконец, величию римского народа — дурным управлением государством; осуждались дела, слова не влекли за со¬бой наказания. Первым, кто на основании этого закона повел дознание о злонамеренных сочинениях, был Август, возмущенный дерзостью, с какой Кассий Север порочил знатных мужчин и женщин в своих наглых писаниях; а затем и Тиберий, когда Помпеи Макр обратился к нему с вопросом, не возобновить ли дела об оскорблении величия, ответил, что законы должны быть неукоснительно соблюдаемы. И его также раздражали распространявшиеся неизвестными сочини¬телями стихи о его жестокости и надменности и неладах с матерью» .
В первые семь лет правления Тиберия процессов было немного обычно они кончались снятием обвинения, но определённое изменение всё же произошло. «Закон начал карать не только реальную измену, но и слова, оккультную практику и прочие действия относящиеся к принцепсу»
Рас¬ширился объем обвинений и диапазон при¬менения этого закона: под его ведение подпадали даже мелкие нарушения и незна¬чительные проступки, такие, как поврежде¬ние статуи принцепса, переодевание или драка рядом со статуей Августа, недостаточ¬ная похвала о каком-либо мероприятии или речи принцепса, расплата монетами с изо¬бражением Августа за утехи в публичном доме. «Наиболее пагубным изо всех бедствий, какие при¬несли с собой те времена, было то, что даже видней¬шие из сенаторов не гнушались заниматься сочине¬нием подлых доносов, одни – явно, многие – тайно» .
Всё это форми¬ровало климат страха и подозрительности. Закон об оскорблении величества стал эффективным средством подавления любой оппозиции, и в первую очередь в сенате. Особенно активно применялся этот закон в последнее десятилетие правления. «Дня не проходило без казни,— писал Светоний,— будь это праздник или заповедный день: даже в новый год был казнен человек. Со многими вместе обвинялись и осуждались их дети и дети их детей. Родственникам казненных запрещено было их оплакивать. Обвинителям и часто их свидетелям назна¬чались любые награды. Никакому доносу не отказывали в доверии. Всякое преступление считалось уголовным, даже несколько не¬винных слов» .
Чтобы подкрепить юридический авто¬ритет принцепса материальной силой, Тиберий провел реорганизацию преторианс¬кой гвардии, самой привилегированной и боеспособной части огромной римской ар¬мии. Если при Августе только 3 когорты преторианцев были разме¬щены в Риме, а остальные несли охрану Италии, то Тиберий сосредоточил в Риме все 9 преторианских когорт и построил для них постоянный лагерь пребывания. Теперь в руках принцепса была сосредоточена мощная вооруженная группировка в 20 тыс. воинов, которая в любой момент могла быть использована для подкрепления авторитета верховной власти. «Концентрация преторианской гвардии не только усиливала императорский контроль, но и стабилизировала правопорядок в городе» .
Весьма целесообразной была политика в области финансов. Кто эффективно кон¬тролирует финансы, тот и располагает ре¬альной властью. Уже основатели принци¬пата это прекрасно понимали. Август рас¬полагал огромными материальными средст¬вами, из которых он финансировал армию, проводил денежные раздачи плебсу, вел об¬ширное строительство. Однако и сенат располагал значительными ресурсами: пре¬жняя республиканская казна — эрарий — была в руках сената. При Тиберии наблю¬дается дальнейшая концентрация финансо¬вых средств в руках принцепса. Теперь уже практически все налоги из провинций, как императорских, так и сенатских, поступают в распоряжение императора. Сосредоточе¬ние финансов Империи проводилось Тиберием в процессе упорядочения провин¬циального управления.
Тиберий продолжил политику Августа по ужесточению контроля за деятельностью провинциальной администрации, и, прежде всего сенатских провинций. Именно Тиберию принадлежат ставшие крылатыми сло¬ва о том, что хороший пастух стрижет своих овец, но не сдирает с них шкуру. Было организовано несколько процессов против злоупотреблений властью со стороны наме¬стников, а виновные строго наказаны. Про-должался отказ от остатков откупной системы сбора провинциальных налогов и переход к их прямому сбору представителя¬ми центральной власти, что не могло не улучшить финансовое положение в провин¬циях.
Тиберий проводил строгую экономию в расходовании государственных средств за счет сокращения денежных раздач плебсу, пышных театральных представлений. Бла¬годаря расчетливой финансовой политике он сосредоточил в своих руках огромные суммы. Это был мощный рычаг высшей власти, кото¬рым Тиберий умело, пользовался при раз¬личных обстоятельствах. «Когда в 33 г. в Риме разразился финансовый кризис, Тиберий основал кредитный банк, благодаря которому был укреплён кредит и восстановлено доверие» .
В области внешней политики Тиберий продолжал общую линию Августа на укреп¬ление границ, используя преимущест¬венно дипломатические средства вместо военных действий, поддерживая равновесие на растянутых границах Империи. Племянник Германик, сторонник активной военной политики был назначен командующим рейнской военной группировкой и предпринял несколько удачных походов на территорию так назы¬ваемой свободной Германии на правом бе¬регу Рейна. Однако эти походы не дали ощутимых результатов, на правом берегу Рейна так и не удалось закрепиться, в то же время войны с германцами требовали боль¬ших средств. Проанализировав военно-политическую ситуацию на Рейне, Тиберий принял решение стратегического характера: отказаться от приобретения территорий на правом берегу Рейна. Государственной гра-ницей Рима на долгие столетия стала река Рейн, хотя эпизодические походы римских войск на правую сторону Рейна имели ме¬сто. В целом внешнеполитическое положение Империи в 20—30-х годах было от-носительно стабильным.
За 23 года правления Тиберия принци¬пат как монархическая система стал обще¬признанным государственным строем и в римском обществе уже не существовало ил¬люзий о возвращении старого республикан¬ского устройства.


После смерти Тиберия сенат и пре¬торианская гвардия при поддержке римско¬го плебса провозгласили принцепсом Им¬перии 25-летнего внучатого племянника Тиберия, сына Германика Калигулу.
Гай Юлий Цезарь, имевший при жизни прозвище Калигула, был третьим сыном Германика и Агриппины Старшей. Он родился в 12 г. и детство провел в военных лагерях, так как его мать постоянно сопровождала своего мужа. Родители, стремясь завоевать популярность среди воинов, одевали сына в военную одежду; специально сшитые для него крохотные сапожки вызывали у воинов столь большое умиление, что они ласково прозвали его Калигула, что значит «сапожок».
Начало правления Калигулы было как будто хо¬рошим; он даже сделал попытку восстановить народ¬ное собрание и вернуть ему право выбора должност¬ных лиц. Проявил он щедрость и к римскому народу: он выплатил ему деньги, которые завещала Ливия и присвоил Тиберий. Много раз Калигула устраивал рос¬кошные зрелища и обильные раздачи продовольствия.
Гай Юлий Цезарь Калигула правил неполных четыре года. Опьянённый огромной властью доставшейся ему неожиданно, Кали¬гула стал рассматривать себя как неограни¬ченного монарха по образцу эллинистиче-ских или древневосточных царей. Он распорядился величать себя «господином и богом». В отличие от скромных в быту Августа и Тиберия, Кали¬гула установил пышный придворный цере¬мониал, включающий низкие поклоны, целование ног. В упоении властью Калигула превратил принци¬пат в откровенную монархию, лишив его всякой внеш¬ности республики. Он требовал, чтобы ему поклонялись как богу, и постоянно повторял слова из одной траге¬дии: «Пусть ненавидят, лишь бы боялись!».
Желая продемонстрировать свою неограниченную власть и презрение к сенату, юридически считавшемуся соучаст¬ником высшей власти, Калигула, помимо унизительного третирования многих сена¬торов, открыто, по словам Светония, гово¬рил о том, что он хочет назначить римским консулом своего любимого коня. «Импера¬торский дворец стал местом оргий, кощун-ственных святотатств, чудовищных прес¬туплений» . Унижая сенаторов, попирая вы¬сокий авторитет сената, Калигула вместе с тем раздавал щедрые подарки преториан¬цам, воинам легионов и городскому плебсу, и это позволяло ему держаться у власти несколько лет. Чтобы предупредить сопро¬тивление сенаторов и всех недовольных, Калигула еще более расширил применение закона об оскорблении величества и всяче¬ски поощрял доносы. Жестокий произвол, откровенный садизм и сумас¬шедшие выходки императора римляне терпели около четырех лет. Терпение их истощилось, когда Калигула бездумно посягнул на устои рабовладения. Иосиф Фла¬вий пишет, что «Калигула разрешил рабам выступать с любыми обвинениями против своих господ... Дело дошло до того, что некий раб Полидевк осмелился выдвинуть обвинение против Клавдия, дяди императора, и Калигула не по¬стеснялся присутствовать на суде над своим родствен¬ником: он питал надежду найти предлог избавиться от Клавдия. Однако это ему не удалось, ибо он все свое государство наполнил клеветой и злобой, а так как он сильно восстановил рабов против господ, то теперь против него стало возникать много заговоров, причем одни приняли в них участие, желая отомстить за личные обиды, а другие полагали, что от такого императора надо избавиться раньше, чем он ввергнет всех в великие бедствия» .
Его правление пока¬зало негативные стороны родившейся императорской власти во всей ее полноте, выявило воочию важнейшие опоры импе-раторской власти — армию, рождающийся государственный аппарат.
Вместе с тем правление Калигулы показало, насколько важное значение в усло¬виях единоличного правления приобретает личный фактор, личность царствующего императора и как это влияет на общий режим власти. Конечно, безумства Калигу¬лы не могли продолжаться долго. Уже в первые годы его правления были составле¬ны два заговора. Третий заговор организо¬вали сами же преторианцы, постоянные свидетели и исполнители чудовищных зло¬употреблений Калигулы. В январе 41 г. он был убит. Деспотическое правление Кали¬гулы подорвало веру среди части сенатской аристократии в благодетельность монархи¬ческой власти. Сразу же после убийства Калигулы в сенате развернулись дебаты о возможности восстановить респуб¬ликанский строй и не выбирать принцепса. Выдвигались проекты избрать принцепса из состава сената, а не продолжать династию Августа.
В этот момент в династические споры вмешалась новая влиятельная сила – пре¬торианская гвардия, несущая охрану Рима и императорского дворца. Созданная Августом и Тиберием, преторианская гвардия не могла рисковать своим привилегирован¬ным положением при новом положении дел. Преторианцы обратились к дяде Кали¬гулы и племяннику Тиберия Клавдию с предложением верховной власти, доставили его в свой укрепленный лагерь и провозг¬ласили принцепсом. На следующий день, «когда сенат, утомленный разноголосицей противо¬речивых мнений, а толпа стояла кругом, требовала единого властителя, и уже называла его имя, - тогда он принял на воору¬женной сходке присягу от воинов и обещал каждому по пятнадцать тысяч сестерциев - первый среди Цеза¬рей, купивший за деньги преданность войска» .
Сенат был вынужден уступить вооруженной силе, и утвердил этот выбор. Обстоятельства провозглашения Клавдия принцепсом обусловили извест-ную напряженность в отношениях между сенатом и ним.
Клавдий был младшим сыном Друза Старшего и Антонии Младшей. В императорской семье его считали недотепой. «Мать его Антония говорила, что он урод среди людей, что природа начала его и не кончила, и, желая укорить кого-нибудь в тупоумии, говорила: «глу¬пее моего Клавдия». Бабка его Ливия всегда относилась к нему с глубочайшим презрением, говорила с ним очень редко и даже замечания ему делала или в записках, коротких и резких, или через рабов. Сестра его Ливия Ливилла, услыхав, что ему суждено быть императором, громко и при всех проклинала эту несчастную и не¬достойную участь римского народа» .
Одной из первых задач Клавдия стало устранение напряженности, возникшей между императором и сенатом. И хотя оп¬позиционные настроения внутри сената Клавдию до конца не удалось искоренить, он смог достичь известного согласия с боль¬шинством сенаторов. Используя механизм закона об оскорблении величества, а также прибегая к услугам доносчиков, Клавдий смог устранить целый ряд своих противни¬ков. Других он привлекал к себе через из¬брание на магистратские должности или назначение на выгодные наместничества в провинциях.
Отлично понимая, что римский сенат как юридический соучастник верховной власти является постоянным источником оппозиционных настроений, Клавдий принял решение о рас¬ширении состава сената за счет знатных провинциалов. Несмотря на сопротивление его намерению со стороны римско-италийской знати, Клавдию удалось провести через сенат закон, наделяющий правом избрания в него представителей галльского племени эдуев. Тем самым был открыт путь в высший орган государства и аристократии других провинций. Естественно, попавшие в сенат провинциалы стали верной опорой царствующего принцепса.
Другой важной акцией Клавдия, спо¬собствующей падению политического вли¬яния сената, была активизация деятель¬ности совета принцепса, учрежденного еще Августом, но собиравшегося редко и носив¬шего характер частного собрания друзей принцепса. Теперь совет принцепса соби¬рался часто, и там обсуждались важнейшие государственные дела, а его решения зача¬стую лишь утверждались на общем собра¬нии сената. В отличие от сената, состоящего из высшей знати, совет принцепса кроме небольшого числа видных сенаторов вклю¬чал целый ряд высших императорских чи¬новников, префектов и даже отпущен¬ников, отличаясь от сената более сме¬шанным составом, но зато он целиком зависи¬мого от императора.
Занимаясь решением множества дел по управлению огромной Империей, Клавдий понимал слабость существующего исполни¬тельного аппарата власти, как в центре, так и в провинциях и предпринял энергичные меры к его укреплению. Для более эффективного управления были созданы три особых ведомства: ведомство, ведающее подготовкой указов и распоряжений императора, ведом¬ство, управлявшее огромным имуществом императора и императорской казной, и, обрабаты¬вающее жалобы и предложения, поступаю¬щие в императорский дворец, и снабжавшее императора ценной информацией о поло¬жении в Империи и деятельности ее адми¬нистрации. Во главе этих ведомств стояли преданные Клавдию и связанные с ним клиентскими узами умные и энергичные отпущенники — Нарцисс, Паллант, Полибий. Ведомства, в свою очередь, состояли из отделов и подотделов, в основном были заполнены отпущенниками и рабами импе¬ратора или своих руководителей. Формально эти ведомства считались управленческими структурами внутри, его рабского персонала и личного император¬ского имущества, но вскоре стали рассматриваться как государственные учреждения, деятельность которых распространяется на весь бюрократического аппарат Империи. Деятельность этих ведомств не только обеспечивала управление огромной Империей, и делало его более профессиональным, но и создавала новую правящую группу, новый правящий орган рядом с сенатом и сенатскими органами управления.
Общим результатом политики Клавдия было укрепление и упорядочение монархи¬ческих структур в государственном управ¬лении, возрастание роли императора, его совета, непосредственно подчиненных ему административных органов, при одновре¬менном оттеснении от кормила реальной власти сената. Тем не менее, Клавдию уда¬лось сохранять в целом более или менее спокойные отношения с римским сенатом.
В социальной политике Клавдий следо¬вал примеру основателя династии Августа. Для спокойствия городского плебса Клав¬дий не жалел сил, чтобы снабдить Рим продовольствием. «Предметом величайшей заботы Клавдия были многочисленные архитектурные и технические усовершенствования. …Постройки были и значительные и необходимые: расширен порт Остия около Рима, построены дороги» . Римские плебеи имели все основания быть доволь¬ными Клавдием, который помимо организации раздач и зрелищ проявил заботу о благоустройстве столицы: провел новые водопроводы, обеспечил регулярный подвоз хлеба в Рим.
Провинциальная знать, которой Клав¬дий открыл дорогу и в состав римского гражданства, и, даже, в римский сенат, под¬держивала его общую политику.
Удачной была и внешняя политика Клавдия. Рим возобновил завоевательную политику, в результате рим¬скими провинциями стали Мавретания, Британия, Фра¬кия, а в Малой Азии — Ликия и Памфилия.
На завоеванных территориях римляне строили го¬рода и не гнушались контактами с местной знатью. Многочисленные мероприятия, проведенные от име¬ни Клавдия, способствовали укреплению и централизации власти.
Клавдий, так много сделавший для укрепления системы прин¬ципата, был отравлен собственной женой, властной и честолюбивой Агриппиной, которая за 4 года до смерти Клавдия убедила его усыновить сво¬его сына от первого брака Луция Домиция Агенобарба, принявшего после усыновле¬ния имя Нерона Клавдия Цезаря.
Сразу же после смерти Клавдия Нерон был представ¬лен как законный наследник, а преториан¬цам были розданы денежные подарки по 15 тыс. сестерциев каждому. Преторианцы отнесли его в свой лагерь и провозгласили принцепсом. Их выбор был утвержден се¬натом, и 17-летний Нерон, праправнук Ав¬густа, начал свое 14-летнее правление. Естественно, неопытный юноша, склонный к артистическим занятиям, капризный и избалованный, не мог управлять государст¬вом сам и предоставил это сложное дело своему воспитателю, крупному философу и знатному вельможе Аннею Сенеке и опыт¬ному политику, командующему преториан-ской гвардией Афраннию Бурру. Сенека и Бурр, высоко оценивая авторитет рим¬ского сената, проводили политику согласия между действиями принцепса и сената. От имени Нерона было объявлено о восстанов¬лении древних обязанностей сената, о стремлении
принцепса предоставить сенату ведение многих дел, не вмешиваться в уп-равление сенатских провинций, не пресле¬довать сенаторов по закону об оскорблении величества, отказаться от услуг доносчиков. «Чтобы ещё яснее открыть свои намерения, он объявил, что править будет по начертаниям Августа, и не пропускал ни единого случая показать свою щедрость, милость и мягкость. Обременительные подати он отменил, или умерил» .
Эти жесты императора привели к воз¬растанию законодательной активности се¬ната в 50-х годах. В сенате обсуждается множество дел, начиная от подготовки вой¬ны с Парфией до размеров гонораров адво¬катам, о конфликтах между отпущенниками и патронами, о наказании рабов. Вместе с тем Нерон проявлял сдер¬жанность в получении наград, присуждае¬мых ему сенатом. Он отказался от титула отца отечества, от установления золотой статуи в храме Марса, что не могло не расположить в пользу молодого принцепса римских сенаторов.
Оказывая внешние почести сенату как высшему органу власти, такие как: «Общая декларация об отмене наиболее одиозных форм давления на сенатскую верхушку, частые сенатус-консульты и практика совместного управления, демонстрация внешнего уважения» новые правители продолжали сосредоточение важных функций в недрах монархических структур. Особенно это касалось финансо¬вых дел: так, контроль, за сенатской казной — эрарием, которой ранее распоряжа¬лись квесторы, избираемые сенатом, пере¬шел в руки императорских префектов. Практически сбор всех налогов все более сосредоточивался в руках императорской администрации. Эффектной мерой по де¬монстрации своей власти над сенаторами была серия процессов, над наместниками, уличенными в коррупции и вымогательст¬вах, главным образом сенатских провин¬ций.
От имени Нерона проводились щедрые раздачи в виде денежных сумм, продоволь¬ствия, устройство театральных представле¬ний и гладиаторских боев. Сам император, страстный театрал и любитель развлечений, кроме устройства многочисленных тради¬ционных празднеств установил особо пыш¬ные многодневные празднества в свою честь, названные Нерониями. «Итогом “пятилетия” было то, что Нерон сумел завоевать симпатии сената и народных масс»
Резкий перелом в политике наступил после 62 г., когда умер Афранний Бурр, а Сенека был вынужден отойти от государст¬венных дел. К этому времени Нерону уже исполнилось 25 лет. Это был человек, твердо уверовавший, в неограниченный характер своей власти, де¬спотическим замашкам которого стал пота¬кать новый префект претория. Особенно пагубное влияние на поведение Нерона ока¬зали два страшных преступления, которые он совершил: убийство своей матери Агрип¬пины, которая, по существу, и привела его к власти, и своей жены Поппеи Сабины. Вместо осуждения злодеяний, раболепный сенат принес свои «поздравле-ния» Нерону по случаю избавления от опасности. Нерон понял, что ему как носи¬телю высшей власти все дозволено. С 62 г. начался террористический период правле¬ния, сопровождавшийся казнями, ссылка¬ми, унижениями, конфискациями, опять расцвело доносительство. Естественно, это не могло не вызвать сопротивления сената, недовольство стало распространяться и в провинциях. Как страстный любитель теат¬ральных представлений, Нерон тратил гро¬мадные суммы на различные празднества, состязания, игры, во время которых столич¬ному плебсу устраивались щедрые раздачи, он наладил снабжение Рима продовольст¬вием, и это создавало ему известную попу¬лярность в народе. Однако эта популяр¬ность была подорвана страшным пожаром Рима в 64 г. «… он поджёг Рим настолько открыто, что многие консуляры ловили у себя во дворах его слуг с факелами и паклей, но не осмеливались их трогать. … Шесть дней и семь ночей свирепствовало бедствие, … На этот пожар он смотрел с Меценатовой башни, наслаждаясь по его словам великолепным пламенем» .
Поползли слухи, что виновником пожара был сам Нерон, желающий отстроить Рим по новому плану. Чтобы пресечь эти слухи, Нерон приказал возложить вину на христианскую общину, члены ко¬торой были подвергнуты жестоким наказаниям.
После этого Рим был отстроен заново с большей пышностью и вкусом, причем особой роскошью отличался огромный императорский дворец.
Популярность Нерона падала, недовольство сената и провинций росло. Положение принцепса всё ухудшалось. Щедрые раздачи и обилие дорогостоящих празднеств, огром¬ное строительство опустошали государственную казну, что приводило к росту нало¬гов, увеличению конфискаций. Объ¬ектами доносов стали богатые люди. После осуждения их имущество переходило в казну, причем солидный процент от него получали доносители.
Рост социальной напряженности в об¬ществе, несогласие в верхних эшелонах вла¬сти между принцепсом и его аппаратом и сенатом, ухудшение финансового положе¬ния Империи дополнялось недовольством провинций. Еще в 59—61 гг. пришлось подавлять опасное восстание местных пле¬мен в Британии, во главе которых стояла царица племени иценов Боудикка. «Два города были разорены и множество граждан и союзников перебито» . В сере¬дине 60-х годов началось брожение в Иудее, которое вскоре переросло в восстание. На его подавление также пришлось выделять крупные военные силы. Очень сложными были отношения с Парфией, где стал пра¬вить энергичный Вологаз. «в Армении легионы прошли под ярмом, а Сирия еле держалась» . Римляне были вынуждены уступить парфянам в армян¬ском вопросе и признать армянским прави¬телем парфянского царевича, хотя по договоренности свою корону новый прави¬тель Армении должен был получать из рук Нерона в Риме.
«Пожар Рима, заговор Пизона и казни 65 – 67 гг. окончательно восстановили против режима не только римскую элиту, но и армию и население Италии» . Постепенно почва из-под ног Нерона уходила, и он все более и более оказывался в политической изоляции. Даже верные ему преторианцы были недовольны непродуманностью его политики, скандальным поведением как главы госу¬дарства. Зашаталась вера в императора даже в римской армии, стоящей в провинциях и бывшей ранее твердой опорой император¬ского режима. В марте 68 г. поднял флаг восстания против Нерона наместник Лугудунской Галлии Г.Юлий Виндекс «возводивший себя к царскому роду из Аквитании» . Хотя верные Неро¬ну легионы рейнской армии подавили мя¬теж Виндекса, последовало новое возму¬щение испанских легионов, которые про¬возгласили императором своего командую¬щего знатного римского аристократа и влиятельного сенатора Сервия Сульпиция Гальбу. Получив известие о движении ис-панских легионов на Рим, преторианцы присягнули Гальбе на верность, как новому принцепсу, а сенат объявил Нерона врагом отечества. Нерон бежал из Рима и на одной из кампанских вилл покончил жизнь само¬убийством.
Нерон оказался последним представи¬телем первой императорской династии — династии Юлиев — Клавдиев, правившей около 100 лет.


Заключение
Династия Юлиев-Клавдиев волею исторических судеб стала строительницей нового социально-политического порядка, в котором старая римско-италийская ари¬стократия растворилась в более широком слое имперской знати. Вместе с тем эта самая аристократическая по своему проис¬хождению династия стала своего рода свя¬зующим звеном между сенатской Респуб¬ликой Рима и Средиземноморской импе¬рией. Отсюда большая преемственность между рождающимися монархическими структурами и республиканскими традици¬ями, идеями, образом жизни, постепен¬ность преодоления последних, их вклю¬чение в новый имперский порядок.
Были заложены основы такого государства, ко¬торое фактически было монархией, но имело респуб¬ликанскую внешность. Все республиканские учреждения и государствен¬ные должности были сохранены. Эта свое-образная форма Римской империи полу¬чила название принципата как особой фор¬мы Империи, пронизанной республикан¬скими идеями.
И хотя в сенате всегда существовали влиятель¬ные противники монархического режима, а сенатская оппозиция никогда не исчезала в целом, принцепс и сенат были соучастниками высшей власти, а сенатское сословие - верной опорой новой монар¬хии.
Однако при всей медленности, посте¬пенности, учете республиканских традиций династия Юлиев – Клавдиев последова¬тельно и неуклонно формировала импер¬ские структуры и монархические порядки, новое средиземноморское общество. Принци¬пат как монархическая система стал обще¬признанным государственным строем и в римском обществе уже не существовало ил¬люзий о возвращении старого республикан¬ского устройства.
При династии Юлиев – Клавдиев были выработаны основы той политики, которой последующие династии следовали около двух столетий. Ко времени смерти Нерона принципат стал социально-политической системой, сформированной в своих основ¬ных частях. Следующие династии лишь до¬страивали здание.
Список использованной источников и литературы

Источники

1. Дион Кассий. Римская история //Хрестоматия по истории Древнего Рима/Под ред. Проф.В.И.Кузищева – М.: Высшая школа,1987. – С.176 – 189.
2. Иосиф Флавий. Иудейские древности//Хрестоматия по истории древнего мира. – М.: Просвещение,1975. – С.540 - 543.
3. Октавиан Август. Деяния божественного Августа//Хрестоматия по истории Древнего Рима/Под ред. Проф. В.И.Кузищева. – М.: Высшая школа,1987. – С.166 – 176.
4. Светоний Г.Т. Жизнь двенадцати цезарей/Пер с лат. М.Гаспарова – М.: Худож. Лит.,1990. – 255 с.
5. Тацит. Анналы//Хрестоматия по истории древнего Рима/Под ред. С.Л.Утченко. – М.: Изд. соц.-эк. литературы,1962. – С.530 – 535.

Литература
6. Вегнер В. Рим. История и культура римского народа. Т.2. – СПб.- М.: Центрполиграф,2002. – 535,XII с.
7. Герье В.И. Август и установленеи Империи//Вестник Европы, 1877. – Т.III. – С.445 – 499, Т. IY. – С.5 -59, 512 – 570.
8. Грант М. Римляне. Цивилизация Древнего Рима. – М.: Центрполиграф,2005. – 397 с. – (Загадки древних цивилизаций).
9. Егоров А.Б. Рим на грани эпох. Проблемы рождения и формирования принципата. – Л.: Изд-во ЛГУ,1985. – 225 с.
10. Зелинский Ф.Ф. Римская империя /Пер. с польского Н.А.Папчинской – СПб.: АЛЕТЕЙЯ,2000. – 488 с.
11. Машкин Н.А. Принципат Августа. Происхождение и социальная сущность. – М.-Л.: АН СССР,1949. – 687 с.
12. Парфёнов В.Н. Император цезарь Август: Армия. Война. Политика. – СПб.: АЛЕТЕЙЯ,2001. – 279 с.
13. Утченко С.Л. Кризис и падение Римской республики. – М.: Наука,1965. – 385 с.
14. Утченко С.Л. Юлий Цезарь. – М.: Молодая гвардия,1979. – 517 с.
15. Федорова Е.В. Люди императорского Рима. – М.: Изд-во МГУ,1990. – 366 с.
16. Ферреро Г. Величие и падение Рима. Т.4 /Пер. А.Захарова. – М.: издание М.и С.Сабашниковых, 1920. – 208 с.




Данные о файле

Размер 65.74 KB
Скачиваний 39

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar