ГлавнаяКаталог работИстория → Английский абсолютизм и его особенности
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Английский абсолютизм и его особенности

Содержание
Введение……………………………………………………………………...3
1. Предпосылки возникновения абсолютной монархии в Англии……….5
2. Абсолютизм при Тюдорах………………………………………………11
3. Упадок абсолютизма в Англии при первых Стюартах (первая половина 17 века). Преддверие буржуазной революции……………………...18

Заключение………………………………………………………………….30
Список использованной литературы……………………………………...33


Введение

Для политической истории 16-17 вв. характерно такое новое явление, как абсолютизм. Господствующий класс старого феодального общества вынужден приспособляться к новым условиям общественного развития. В связи с этим и складывается новая форма феодальной монархии , пришедшая на смену сословно-представительной монархии 14-15 вв. Абсолютизм складывался и развивался в ряде стран Европы с конца 15 в. и достиг своей наибольшей силы в 17 в.
Абсолютная монархия является наиболее законченной формой политической централизации в феодальных государствах. Монарх сосредоточивает в своих руках всю полноту законодательной и исполнительной власти.
В 14-15 веках европейские короли, все более сосредотачивая в своих руках власть над своими странами, должны были опираться при достижении своих целей на те или иные сословия. Однако в 16-17 веках власть монархов становится централизованной, почти бесконтрольной и независимой ни от каких представительных органов. В Западной Европе возникает новый тип государственного устройства - абсолютная монархия. В 17 веке она будет переживать пору своего наивысшего расцвета, но уже в веке 18 вступит в эпоху кризиса.
Считается, что наиболее последовательны в построении абсолютной монархии были французские короли, а французские философы внесли наибольший вклад в теорию абсолютизма. Поэтому, французский вариант абсолютизма рассматривается как наиболее типичный, классический. Абсолютизм в других странах обладает рядом особенностей, отличающих его от французского образца.
Но в целом, если не считать Польшу, в которой к половине 17 в. расстроилась и королевская власть и сословный сейм, то в других государствах, крупных и мелких, всюду монархия оттеснила от управления сословные представительные учреждения. Главное условие этого разрушения сословной монархии и победы королевской власти над сословиями заключалось в положении государственных финансов. Со времени развития широкой международной торговли и переворота в ценах источники налогов сильно изменились: прежде главная подать шла с земли, и землевладельческое дворянство (местами с духовенством) было важнейшей силой, при посредстве которой правительство извлекало доходы из страны. Теперь же в большей части европейских государств короли с бюрократией успели захватить в свое владение новые предметы обложения и новые источники государственных налогов, при чем взяли частью на свое содержание своих старых соправителей, дворян. Монархическим правительствам удалось сделать это, пока еще не сплотились и не организовались самостоятельно новые классы, производившие главные богатства. Когда же случилось последнее, и выступила деятельная буржуазия (в конце 18 в.), должно было кончиться также исключительное преобладание монархии.
Англия была единственной страной в Европе, где удержалась ограниченная сословная монархия, сложившаяся в 14 в.
Цель работы – проанализировать основные особенности абсолютной монархии в Англии в 16 – первой половине 17 века.
Задачи:
1) определить предпосылки складывания абсолютизма в Англии;
2) проанализировать составляющие английского абсолютизма в правлении династии Тюдоров (16 век);
3) выявить причины ограничения абсолютной монархии в Англии при Стюартах (первая половина 17 века).


1. Предпосылки возникновения абсолютной монархии в Англии

Рассмотрим ту почву, на основе которой абсолютизм возник в Англии. Основной причиной появления абсолютной монархии считают социально-экономические перемены в обществе, вызванные зарождением и развитием буржуазных отношений.
Крупные перемены в экономической жизни Англии начались уже в 14 веке, приведшие к тому, что английский абсолютизм 16 столетия имеет целый ряд особенностей экономических. Англия в классической форме, раньше других европейских стран, переживала процесс первоначального накопления капитала, которое было исключительным по интенсивности и быстроте процесса. Оно кроме всего прочего повлекло за собой расщепление английского дворянства на два по сути дела разных сословия.
В результате возраставшего экспорта английской шерсти в Нидерланды и большого спроса на шерсть в самой Англии в связи с ростом собственной промышленности начинаются огораживания свободных земель под пастбища для овец. Законы молчаливо предоставляли лорду самому считаться (или не считаться) с потребностями в пастбищах своих крепостных и установили круговую поруку для борьбы с нарушителями прав лордов, что красноречиво говорит о том, какие бурные формы борьбы против огораживаний существовали уже в 13 веке. Через два столетия положение стало критическим, «овцы съели Англию», как только огораживания вошли в свою наивысшую стадию; массовое разведение овец, превращение пашни в пастбища, разорение сел и деревень - таковы результаты столь прибыльного для одних и убыточного для других процесса. Огораживания, пошатнувшие устои феодального способа производства, не могли не возбудить тревоги в королевском правительстве. Крестьянство, платившее большую часть налогов, составлявшее основные контингенты английской пехоты, прямо на глазах приходило в упадок.
Так, Эдуард IV принимает жалобы крестьянских общин на захват лордами земельных угодий. Ричард III, будучи в Кенте, издал особую прокламацию в 1483 году к жителям этого графства, в которой обещал неприкосновенность владений для всех держателей и фермеров, предлагая им свободно обращаться с жалобами к королю. По-видимому, Ричард III собирался заняться вопросом упрочения положения держателей земель в масштабе всего королевства. По крайней мере, вопрос этот предполагалось включить в повестку дня парламента 1484 года. В проекте речи, подготовленном канцлером, содержалось место, в котором король обращал внимание представителей обеих палат на опасность огораживаний. Однако перед самым выступлением это место было вычеркнуто из текста.
Непрочность положения Ричарда III, узурпировавшего трон, заставила короля отложить решение этого вопроса, что, однако, не спасло его от восстания феодалов, при котором Ричард погиб, уступив место более счастливому сопернику - Генриху Тюдору, графу Ричмондскому.
Новая династия Тюдоров, поднявшаяся из хаоса войны Алой и Белой розы, сокрушила феодальную знать. Опираясь на массу мелкого дворянства, находясь в тесном союзе с городской буржуазией, Тюдоры установили абсолютную монархию в Англии и своей политикой способствовали быстрому росту капитализма. Однако именно этой династии, несмотря на всю ее связь с новым дворянством, пришлось особенно много заниматься законодательством по вопросу ограничения огораживаний.
В 1536 году был издан новый указ, призывавший соблюдать предыдущие постановления. Расследование дел об огораживаниях теперь было возложено на королевских чиновников, а штрафы шли прямо в королевскую казну. Все эти аграрные законы были по сути своей реакционные, так как порождались страхом государства перед начавшимся крушением основ феодализма. В этом отношении показателен тот факт, что все перечисленные статуты проходили через парламент, где преобладали представители старого дворянства, противившиеся огораживаниям. Но в это время в графствах уже фактически господствовала буржуазия, которая благодаря наличию денег и своей роли в местном управлении могла нейтрализовать действие навязанных ей статутов.
В промышленности капиталистические отношения вообще давно взяли верх. Сукноделие, до 15 века будучи исключительно городским ремеслом, быстрыми темпами превратилось в отрасль сельской промышленности, из которой потом вырастает рассеянная мануфактура - первая форма, в которой капитал подчиняет себе производителя. В течение всего 16 столетия Тюдоры упорно пытались помочь цеховым организациям в борьбе с мануфактурами, но повернуть историю вспять или даже хотя бы затормозить ее на месте было невозможно, и абсолютизм доживал свое последнее столетие. Поощряя строительство торгового флота, развитие купечества, учредив колониальную Ост-Индскую компанию, Тюдоры уже не сопротивлялись наступавшему со всех сторон капитализму.
Промышленность вступила в эпоху технического перевооружения: входит в жизнь колесо, приводимое в движение энергией свободно падающей воды, появляется механическое дутье в металлургии, совершенствуется ткацкий станок, возникает книгопечатание и т.д. Мелкое производство сменяется более крупным. На смену мастеру, создающему изделие от начала до конца, приходит мануфактурное производство
В городах росло имущественное расслоение. В 14-15 вв. значительно развился торговый и ростовщический капитал, возникали крупные состояния. Получают развитие банки и общегосударственные ярмарки. По мере накопления капиталов предпринимательская верхушка городов складывается в класс буржуазии.
Что касается деревни, крепостнически-барская система феодального хозяйства пришла в упадок. Появились много городов с достаточно развитой промышленностью и большим населением, а значит, возрос спрос на продукцию сельского хозяйства. Феодалы, стремясь увеличить в этих условиях свои доходы, попробовали усилить барщину, но это встретило резкое сопротивление крестьян. К тому же, подневольный труд крепостных был крайне непроизводительным. В результате феодалы стали отказываться от барщины и начали сдавать свою землю крестьянам за плату (денежная рента), последние же продавали свои продукты. Некоторые, особо удачливые из крестьян, смогли обогатиться, таким образом в среде крестьян возникла зажиточная верхушка.
Значение богатых людей обществе возрастало. Многие из них проникают на важные посты, некоторые даже становятся советниками короля. Зависимость короля от вассалов уменьшилась. Таким образом, благодаря деньгам зарождающейся буржуазии, монарх смог обладать абсолютной властью в отношении всех своих подданных, включая крупных феодалов.
Переход к абсолютной монархии в Англии в значительной степени был ускорен усилением крестьянского сопротивления (восстания 14-15 веков).
В некоторой степени английскому самодержавию помогла, упомянутая выше, война Алой и Белой роз, которая способствовала устранению основных противников абсолютизма - представителей знатных аристократических династий Англии.
После смерти Генриха V корона перешла к его сыну Генриху VI (1422-1461), которому в это время не было и года. Вокруг престола завязалась борьба крупнейших феодалов Англии. Крестьянские восстания заставили богатых горожан и новое дворянство возложить все свои надежды на сильную королевскую власть, как на орудие подавления народных движений и борьбы со своеволием крупных феодалов. В противовес династии Ланкастеров они стали поддерживать другую группу -герцогов Йоркских, крупнейших феодальных землевладельцев Англии, заявивших свои права на престол. Обе враждовавшие феодальные группы стали готовиться к открытой борьбе. В 1455 году произошло первое вооружённое столкновение между сторонниками Йорков и сторонниками правившей династии Ланкастеров.
Это было началом междоусобной войны, длившейся с перерывами с 1455 по 1485г. и получившей название «Война Алой и Белой розы» (в гербе Ланкастеров была алая роза, а в гербе Йорков - белая). За Ланкастеров стояло большинство крупных феодалов, и, прежде всего привыкшие к политической самостоятельности феодалы севера, обладавшие большими вооружёнными силами, за Йорков стояла часть крупных феодалов более развитых экономически южных и восточных районов страны, а также значительная часть нового дворянства и богатых горожан.
После ряда кровавых столкновений между обеими партиями Эдуард Йоркский занял Лондон и был провозглашён королём под именем Эдуарда IV (1461-1483). После смерти Эдуарда IV престол перешёл к его сыну, малолетнему Эдуарду V. Но последний был свергнут с престола своим дядей Ричардом, а потом по его приказанию задушен в тюрьме. Однако попытки Ричарда III подавить своеволие баронов вызвали новое восстание. Бароны выдвинули своего кандидата на престол - Генриха Тюдора, дальнего родственника ланкастерского дома. В 1485 году между войсками Ричарда и Генриха Тюдора произошла решительная битва при Босворю, окончившаяся полным поражением Ричарда III и его гибелью. Генрих Тюдор был провозглашён королём Англии под именем Генриха VII (1457-1509). С его восшествием на престол связывают становление и расцвет абсолютизма в Англии.
Говоря о предпосылках абсолютизма в период сеньориальной и сословно-представительной монархии, нельзя не упомянуть о том явлении, которое в целом противоречит абсолютизму, то есть о парламенте. Возникнув в 1265 году, этот орган представительства к середине 14 века окончательно сложился в форме двух палат: верхней (Палаты лордов) и нижней (Палаты общин), и в такой же форме сохранился до наших дней. Параллельно процессу конструирования парламента росла и его компетенция. Так, с 1297 года никакой налог уже не мог взиматься королем без согласия на то парламента. Статутами 1362 и 1371 годов в полную зависимость от парламента были поставлены все косвенные налоги. Затем он сам взял это дело в собственные руки и стал во всей полноте осуществлять право облагать страну налогами. Парламент был заинтересован в том, чтобы получаемые таким путем средства имели надлежащее назначение и требует, вводя налог, ставить ему определенную цель. Не ограничиваясь этим, он начинает требовать от правительства предоставления отчетов об израсходованных суммах. В 1379 году Ричард II представил такой отчет, и с тех пор это проводилось регулярно. Больших успехов добился парламент и в сфере законодательства в эпоху абсолютизма. В царствование Генриха VIII утвердились два вида законодательных актов: ордонанс (указ короля с согласия лордов Великого Совета) и статут (закон, одобренный обеими палатами парламента). Кроме того, ведению парламента подлежали и некоторые вопросы судебной власти. Палата лордов в качестве высшего судебного трибунала имела право: 1) судить пэров (то есть собственных членов), обвиняемых в измене или другом тяжком преступлении; 2) действовать в качестве верховной судебной инстанции, исправляющей чисто юридические ошибки всех нижестоящих судебных инстанций; 3) поддерживать обвинения против членов парламента на суде. Основными же центральными органами королевской юстиции являлись: Суд королевской скамьи - в качестве трибунала для уголовных дел, Суд общих тяжб для гражданских дел и Суд Палаты шахматной доски для всех дел, связанных с доходами короны. Столетие спустя для борьбы с противниками королевской власти создается чрезвычайный суд, именуемый Звездной палатой. Это уже классический судебный орган развитого абсолютизма, рьяно охраняющий основы существующего строя и ведущий беспощадную борьбу с феодалами. В 1539 году при Генрихе VIII принимается статут, приравнивающий указы короля в совете к постановлениям парламента. Это было самое большое достижение короны в борьбе с этим представительным органом. И хотя в 1547 году парламент формально отменил этот статут, верховенство короля в государстве сохранилось.
Вот так выглядела политическая сторона английского абсолютизма в последнее столетие его существования.
Также корона всячески боролась с феодалами, запрещая иметь им вооруженную свиту, утверждая свое монопольное право на пользование артиллерией, укрепляя по всей стране судебную систему.



2. Абсолютизм при Тюдорах

Генрих VII вёл непрерывную борьбу с самостоятельностью баронов и укреплял королевскую власть. Проведение этой политики облегчалось для него тем, что война Алой и Белой розы привела к гибели значительной части старой феодальной знати. Производись конфискации владений феодальных магнатов. Одновременно росло землевладение и социальное значение нового дворянства, заинтересованного в усилении королевской власти. Опорой короны стали новое дворянство (джентри) и буржуазия.
Старинные английские законы обязывали всякого свободного землевладельца, состояние которого достигало 20 фунтов стерлингов, покупать рыцарский патент, становиться дворянином. Мера эта преследовала финансовые цели, но привела к далеко идущим последствиям - значительная часть городской торгово-промышленной буржуазии, не оставляя своих занятий, переходила во дворянство. Обратный процесс происходил в среде рыцарства. С тех пор как оно стало торговать шерстью, рыцари стали вступать в торговые компании, роднились с богатыми городскими фамилиями.
Немаловажное значение для формирования нового дворянства имела система майората, издавна существовавшая в Англии. По этой системе феодальное поместье переходило старшему сыну. Его братья должны были искать себе занятия на стороне - на государственной службе, принимая духовный сан, покупая офицерский патент или, что было нередко, внося пай и тем самым, вступая в купеческие корпорации (гильдии).
Парламент использовался Тюдорами в качестве орудия усиления своей власти. Нижняя палата парламента при Тюдорах беспрекословно утверждала законы, внесённые королём; верхняя же палата состояла в своём большинстве из представителей аристократии, получившей от Тюдоров большие земельные пожалования и потому покорной им. В 1539 году парламент приравнял королевские указы к статутам. Это была полная победа короля над парламентом.
При Тюдорах, бюрократический аппарат на местах был слабым, и местное самоуправление, как и при сословной монархии, продолжало играть крупную роль - через него в графствах и приходах приводились в исполнение все королевские указы.
Постоянная армия фактически отсутствовала. Тюдоры главное внимание обращали на создание сильного военного флота, а английская армия в 16 веке сохраняла характер старинного ополчения, собираемого и экипируемого за счёт свободных подданных короля, в соответствии с их имущественным достатком.
Исходя из перечисленного выше английский абсолютизм, в отличие от классического французского абсолютизма, характеризуют обычно как незавершенный.
Важным средством укрепления абсолютизма при Тюдорах послужила реформа церкви в Англии, которая началась при Генрихе VIII (1491 - 1547).
Поводом к её проведению послужил отказ папы римского утвердить развод короля Генриха VIII с его первой женой Екатериной Арагонской, родственницей Карла V. В ответ на этот отказ английский парламент в 1534 году освободил церковь в Англии от подчинения Риму и «Актом о супрематии» провозгласил её главой, вместо папы, Генриха VIII; при этом было объявлено о сохранении всех других католических догматов и обрядов. Парламентскими актами 1536 и 1539 гг. были закрыты в Англии все монастыри, а их имущество и земли конфискованы королём, в 1545 году были закрыты все часовни, имуществом которых также завладела корона. Эти конфискации в конечном итоге увеличили земельные владения дворянства и буржуазии. Секуляризация монастырских имуществ значительно пополнила королевскую казну, Генрих VIII с 1536 года за 9 лет получил от конфискованных богатств около 1,5 млн. ф. ст. дохода, не считая большого количества дорогой одежды, драгоценных камней и церковной утвари, оставленных королём для себя.
При Эдуарде VI новая англиканская церковь отошла от католицизма и восприняла некоторые элементы протестантизма.
При преемнице Эдуарда VI - Марии Тюдор (1553-1558), дочери Генриха VIII от первого брака, ярой католичке, в Англии на короткое время восторжествовала католическая реакция. Мария восстановила католичество и стала преследовать деятелей реформации, за что и получила от них прозвище «кровавой». Однако Мария не решилась возвратить церкви монастырские земли и имущества, отнятые при её отце и перешедшие в руки светских владельцев.
После смерти Марии английская корона перешла к Елизавете I (1558—1603), дочери Генриха VIII от второго брака, непризнанного римским папой. Елизавета восстановила реформированную церковь. При Елизавете английский абсолютизм достиг вершины своего могущества.
При ней была составлена окончательная редакция англиканского символа веры (так называемые 39 статей), которая была принята парламентом в 1571 году: «Король имеет верховную власть в церкви над всеми сословиями и лицами ...»,- говорится в «39 статьях».
Елизаветинская эпоха стала блестящей страницей в истории Англии. Государство превратилось в мощную морскую державу, появились первые колонии в Северной Америке, была основана Ост-Индская торговая компания. Это было время подъема и в экономической, и в культурной жизни страны.
В то же время активно проводилось огораживание. Абсолютная монархия была заинтересована в сохранении крестьянства ещё и по той причине, что важнейшей статьёй её доходов были налоги, взимаемые с крестьян; из них же набиралось главным образом военное ополчение. Поэтому Тюдоры, опираясь на своё право верховных сеньоров всех земель Англии, издали ряд законов против огораживания.
В парламентском акте от 1489 года, направленном против разрушения деревень, запрещалось уничтожение домов и строений. Генрих VIII запретил скотоводам держать более 2 тыс. овец, а скупщикам ферм - владеть более чем одной фермой, предписав огораживателям восстановить все разрушенные со времени воцарения его отца (1485 год) крестьянские хозяйства и постройки. В 1517 году была послана в графства королевская комиссия для расследования случаев огораживании и наказания всех нарушителей этих законов. Во второй половине 16 в. тоже издавались законы против огораживании.
Однако законодательство Тюдоров против огораживания потерпело полную неудачу. Пытаясь остановить огораживания, они сохраняли при этом незыблемой феодальную собственность дворян на землю и все их привилегии: ни один их акт против огораживания не предоставлял крестьянам права полной частной собственности на их земельные участки.
В 1541 году Генрих VIII создал специальную палату для сборов платежей, которые все дворяне, как его вассалы, обязаны были вносить в казну короля в случаях отчуждения своих земель, передачи их по наследству, опеки и т. д. Эта мера должна была укрепить феодальную структуру землевладения в Англии в условиях интенсивно происходившего в 16 в. процесса перехода земель в руки буржуазных элементов и увеличить доходы короны. Тюдоры поощряли развитие сукноделия в Англии, но в то же время они пытались законодательным путём остановить рост шерстяных мануфактур и упадок цехового ремесла. Акт 1555 года о ткачах сильно ограничивал число станков, которые имел право держать суконщик в городе или в деревне; другой акт даже запрещал заниматься сукноделием вне городов. Но эти акты были бессильны остановить рост мануфактурного производства сукна, и правительство в конце концов само было вынуждено ограничивать действие их, отказываясь от их распространения на целые районы, где суконное производство уже стало важнейшей отраслью хозяйства.
Однако в то же время Тюдоры политически объединили под своей властью всю страну, подавляя выступления мятежной знати, поощряли развитие торговли, предоставляя купцам ряд льгот, поддерживали первые колониальные захваты, мореплавание, работорговлю, морское пиратство, издавали свирепые законы против бродяг и нищих, жестоко подавляли народные движения в стране. Это не только отвечало интересам класса феодалов в целом, но и обеспечивало абсолютизму Тюдоров поддержку со стороны подымающегося класса буржуазии и примыкающего к нему нового дворянства, которые на первых порах весьма нуждались в защите их интересов сильной монархией. Используя эту поддержку, Тюдоры смогли укрепить свою власть и разрешить ряд важнейших задач в своей внешней и внутренней политике.
Высшим органом управления периода абсолютизма был Тайный совет, члены которого назначались только королем, и только перед ним (а не перед парламентом) несли ответственность. Тайный совет обладал довольно широкой компетенцией: он управлял заморскими колониями, регулировал внешнюю торговлю, при его участие издавались ордонансы, он рассматривал некоторые судебные дела в качестве суда первой инстанции и в апелляционном порядке. Звездная палата (Star Chamber) была новым учреждением, являвшимся отделением Тайного совета. Звездная палата, учрежденная для борьбы с противниками королевской власти, была своего рода политическим трибуналом. Процесс носил инквизиционный характер, допускалось применение пыток. Звездная палата осуществляла также цензуру печатных произведений. Эту функцию выполняла и Высокая комиссия, в ведении которой было также непосредственное управление церковью.
Английский абсолютизм, начало которому положил основатель династии Генрих VII (1485-1509), имел ряд особенностей по сравнению с «классическим» абсолютизмом французского или испанского типа. Как и на континенте, он в конечном счете выражал интересы прежде всего феодальной знати. Но это была уже не старая знать, опиравшаяся на свои наследственные вотчины. Генрих VII приказал разрушить феодальные замки, распустил феодальные дружины, земли, конфискованные у побежденных противников, раздавал своим сторонникам - рыцарям и джентри. Становясь крупными землевладельцами, они формировали новую знать, окружавшую короля и составлявшую его двор. Между этой новой знатью и низшими слоями нового дворянства, все более тесно смыкавшимися с буржуазией, не было вплоть до конца 16 в. значительных противоречий. Поскольку новое, быстро обуржуазивающееся дворянство поддерживало королевскую власть, а именно оно господствовало в палате общин, Генрих VII и его преемники продолжали созывать парламент, ставший - тоже до конца 16 в. - их покорным орудием. Все же сохранение органа сословного представительства было важной особенностью английского абсолютизма; на континенте абсолютные монархи не желали идти даже на чисто формальные ограничения своей власти и фактически ликвидировали сословные учреждения.
Пользуясь поддержкой дворянства в графствах и буржуазии в городах, английский абсолютизм не нуждался в сильном и разветвленном бюрократическом аппарате, подобном тому, который был создан во Франции. Выборные мировые судьи, сквайры, городские власти обеспечивали проведение в жизнь королевских указов и парламентских актов. Не требовалась королю и постоянная армия: в случае необходимости он мог собрать ополчение или привлечь наемников.
Несмотря на все эти отличия от континентального абсолютизма, тюдоровская монархия была все же абсолютной, что особенно ярко обнаружилось при короле Генрихе VIII (1509 - 1547). Становясь все более деспотичным, он отправлял на эшафот каждого, кто осмеливался ему перечить. Едва ли не самой опасной должностью в государстве стала должность канцлера; став неугодными, канцлеры, включая Томаса Мора, неизменно приговаривались к смерти.
Двор Генриха VIII во многом стал напоминать блестящие дворы абсолютных монархов континентальных стран. В этом сказывался не столько личный характер короля - любителя развлечений, роскоши, лести придворных, сколько трезвый расчет: надо было привязать знать ко двору, создать «высший свет», который привлекал бы аристократию балами, флиртом, возможностью блеснуть остроумием и ученостью и - что особенно важно - близостью к королю, шансами на карьеру. Бега, турниры, охота, игры оставались главным развлечением новой знати. Но при дворе Генриха VIII появилось и нечто новое, чего не было да и быть пе могло в более ранние времена. Теперь даже верхи знати не могли пройти мимо тех общественных и культурных веяний, которые возникали в связи с зарождением капиталистических отношений.
Таким образом, политика Тюдоров была противоречивой. С одной стороны, они стремились сохранить незыблемость феодального строя, с другой стороны, они оказывали покровительство деятельности буржуазии. В этой противоречивой политике английской монархии 16 в. нашёл своё выражение тот факт, что в недрах феодального общества возникал новый уклад, который Тюдоры стремились использовать в интересах класса феодалов и феодального государства.



3. Упадок абсолютизма в Англии при первых Стюартах (первая половина 17 века). Преддверие буржуазной революции

Поддержка английской буржуазией и новым дворянством феодально-абсолютистской монархии была временной. Уже во второй половине 16 в. с успехами в развитии капитализма среди этих классов стала складываться оппозиция абсолютистскому режиму. Среди них начал быстро распространяться кальвинизм. Королевская реформация не удовлетворяла нарождающийся класс буржуазии. Английские кальвинисты хотели очистить официальную церковь от остатков католицизма; поэтому их называли пуританами (от латинского слова «purus» - чистый). Пуритане стремились также освободить церковь от подчинения королю. Среди пуритан было два направления. Умеренные пуритане - так называемые пресвитериане - выдвигали требование установить в Англии организацию кальвинистской церкви, подчинённой государству. Радикальные пуритане - индепенденты, первая община которых возникла в 1581 году в городе Нориче, полностью отвергали принцип государственной церкви, считая, что каждая религиозная община должна быть независимой и свободно придерживаться избранного ею вероисповедания. Пуританизм был лишь религиозной формой складывавшегося в Англии буржуазного мировоззрения. Наряду с требованием церковных реформ пуритане противопоставляли старой, феодальной морали свои идеалы скопидомства и стяжательства, являвшиеся идеалами буржуазии на ранней стадии развития капиталистических отношений.
В последние годы царствования Елизаветы буржуазия начала тяготиться той опекой, которую осуществлял абсолютизм в отношении производства и торговли, стесняя свободу конкуренции и предпринимательской деятельности. В 1601 году парламент резко запротестовал против практики продажи короной патентов на монопольное производство разных товаров; этот протест поддержали народные массы Лондона, и королева была вынуждена объявить о запрещении продажи монополий. Однако впоследствии это запрещение не соблюдалось.
Это были первые признаки назревающего разрыва буржуазных слоев Англии с абсолютизмом - разрыва, который в 40-х годах 17 столетия привёл к Английской буржуазной революции, уничтожившей господство феодализма и абсолютистское государство.
В конце 16 в. в Англии резко обострилось и недовольство широких народных масс. В связи с «революцией цен», протекционистской политикой монархии и войной с Испанией возросли дороговизна и налоговый гнёт, ряд графств пострадал от неурожаев и голода, в деревне интенсивно шёл процесс огораживаний, города были переполнены пауперами, а успехи развития капитализма и разложения цеховой системы ухудшили положение ремесленников и городской бедноты. На этой почве в английских городах и деревнях участились волнения и беспорядки. Летом 1595 года произошли серьёзные волнения подмастерьев и городской бедноты Лондона. В центре страны, в графстве Оксфордшир, серьёзно затронутом огораживаниями и пострадавшем от неурожая и голода, в ночь на 9 сентября 1596 года плотник Бартелемью Стэр начал призывать народ к восстанию с целью уничтожить изгороди, убить всех дворян графства, отнять у них хлеб и раздать его беднякам и затем двинуться в Лондон для объединения с подмастерьями. На этот призыв собралось около 300 деревенских жителей; Стэр предполагал захватить у местного лорда лошадей, оружие и продовольствие. Но власти были осведомлены о готовящемся восстании одним предателем и своевременно приняли меры для ликвидации начавшегося выступления. Пять главных организаторов этих волнений были казнены.
В 1598 году выступления против налогового гнёта и дороговизны происходили среди населения Линкольншира и Ланкашира, а также в окрестностях Лондона.
Среди народных масс, особенно в городе, несмотря на жестокие религиозные преследования, в это время распространялись различные радикальные еретические учения, проповедовавшие социальное равенство.
Растущее в стране недовольство попытались использовать для захвата власти наказанный за неудачи в Ирландии граф Эссекс и несколько других представителей высшей знати. Они составили заговор против правительства Елизаветы и 8 февраля 1601 года в Лондоне вышли на улицу под знаменем с изображением герба графов Эссексов, рассчитывая вызвать в городе восстание. Но большинство лондонцев, справедливо ожидая от победы заговорщиков только возвращения мрачных времён феодальных распрей, не поддержало мятежников. Солдаты королевы легко разогнали выступивших мятежников, граф Эссекс и другие его сообщники были схвачены и посажены в Тауэр. Тем не менее Елизавета, опасаясь волнений среди лондонской бедноты, держала столицу на военном положении в течение двух недель. Неспокойно было и в соседнем с Лондоном графстве Мидлсекс. В таких условиях Тайный совет поспешил вынести Эссексу смертный приговор, и в конце февраля он был казнён; были наказаны и другие участники мятежа.
В марте 1603 года умерла королева Елизавета, и на престол вступил ее единственный родственник, сын казненной шотландской королевы Марии Стюарт - король Шотландии Яков VI, именовавшийся в Англии Яковом I.Яков был для Англии чужеземцем, плохо знавшим английские условия и имевшим совершенно ложное представление как о «мудрости» своей собственной персоны, так и о могуществе доставшейся ему королевской власти.
Однако при более глубоком анализе оказывается, что поразительная «негибкость» Якова I, равно как и его преемника Карла I, была не только и не столько субъективного, сколько объективного свойства. Английский абсолютизм, вступив в нисходящую фазу кризиса и упадка, неизбежно все теснее «привязывал» свою внутреннюю и внешнюю политику к интересам весьма узкого слоя придворной и частично провинциальной знати, составлявшего в новых условиях его основную социальную опору. Подобный крен в политике абсолютизма - прямой результат обострившихся в обществе того времени социальных противоречий. Дело в том, что. новые «средние классы» - денежные воротилы, предприимчивое купечество в городах и обуржуазившиеся джентри в деревне к этому времени настолько материально окрепли объективно и выросли в сознании своей силы и специфики своих интересов субъективно, что продолжение прежней (тюдоровской) политики «покровительства» по отношению к ним сделалось для них фактором сковывающим и все более угнетающим, а для Стюартов - политически невозможным, ибо для абсолютизма это было бы равносильно отказу от собственной, т. е. феодальной, природы. Вторым действовавшим в том же направлении фактором являлось резкое сужение социальной базы абсолютизма в среде самого дворянства, поскольку «новое дворянство» все решительнее смыкалось политически с позицией буржуазии. В результате резко сузился для первых Стюартов диапазон возможностей лавировать между противоречивыми интересами дворянства и буржуазии, сталкивая их между собой, чередуя «уступки» и «проявления твердости» и в целом оставаясь «над битвой». Иными словами, особенно бросающиеся в глаза факты «политической слепоты», «негибкости», «близорукости» и прочих субъективных черт, характеризующих правление первых Стюартов, удивительно совпали с исчезновением объективных условий, которые поддерживали бы в стране политический климат, свойственный эпохе Тюдоров. Тем самым того, что с легкостью удавалось Тюдорам, последним Стюартам уже приходилось добиваться с трудом и чаще всего в нарушение неписаной конституции.
Наконец, английский парламент - сословно-представительный орган собственнических классов страны в своих отношениях с двором первых Стюартов, в своем «политическом поведении» отразил новое соотношение сил в объеме и структуре - собственности отдельных классов, представленных в палате лордов, с одной стороны, и в палате общин — с другой. Сдвиг баланса собственности в пользу новых средних классов не мог не сказаться в форме все более настойчивых притязаний последних на голос в определении внутренней и внешней политики двора. Очевидно, что степень «строптивости» парламента, точнее, палаты общин находилась в прямой связи с резким сужением спектра общественных интересов, представленных в политике первых Стюартов.
Как уже отмечалось, первые признаки зреющей в парламенте оппозиции короне появились еще в последние годы правления Елизаветы I. В полный голос эта оппозиция заявила о себе уже в первом парламенте ее преемника - Якова I (1604 ), где предметом обсуждения оказалась стержневая проблема конституции - о границах прерогативы, т. е. исключительных прав короны, и привилегиях парламента (в противовес абсолютистским притязаниям Якова I, развитым в его трактате «Истинный закон свободных монархий»). Яков I был склонен рассматривать парламент лишь как подсобный институт, возникший и функционирующий по милости короля, обладающего абсолютной властью божественного происхождения. Ответом на эти притязания явилась «Апология палаты общин» - документ, составленный палатой общин к «сведению» короля-чужестранца, весьма недвусмысленно утверждавший, что король Англии не является ни абсолютным, ни независимым от парламента главой государства, конституционное устройство которого основано на признании парламента верховным органом страны во главе с королем, но отнюдь не одного короля, действующего независимо от парламента. Решительно отвергая сам принцип божественности королевской власти, палата общин подчеркивала, что власть смертного короля не является ни божественной, ни единоличной. Наконец, в противовес склонности Якова I рассматривать права и вольности общин, олицетворяемые привилегиями парламента в качестве «дарованной» и «временной уступки» со стороны короля, ограничившей действие этих прав сроком заседаний каждого данного парламента, «Апология», напротив, рассматривала их в качестве исконного, изначального своего права, подтвержденного «Великой хартией вольностей» и другими статутами королевства. Как показала вся последующая история парламентов предреволюционной эпохи, начатый в 1604 году в первом парламенте Якова I спор об объеме полномочий короля, принадлежавших ему в силу обладания английской короной, был в своей основе спором о границах прав короля на имущество подданных. В этом споре отражалось стремление «новых средних классов» оградить свою наполнившуюся буржуазным содержанием собственность от фискального ее разграбления посредством королевских произвольных, т. е. собираемых без разрешения парламента, поборов. Экономическая программа указанных классов, сформулированная составителями «Апологии палаты общин», может быть вкратце охарактеризована следующим образом: свободное, неограниченное обращение собственности подданных, огражденной привилегиями парламента от фискальных притязаний короны. С точки зрения дворянства, речь при этом шла об отмене так называемого рыцарского держания, дававшего право королю как феодальному сюзерену не только требовать от держателей земли на этом праве определенных повинностей, во многом давно изживших себя, но и осуществлять «опеку» над несовершеннолетними наследниками, более чем разорительную для их владений. Регулирование гражданского оборота этих владений осуществляла так называемая Палата по делам опеки и отчуждений. Поскольку же речь шла о свободе «бюргерской» собственности, то под ней имелась в виду отмена форм «регулирования» торговой и промышленной деятельности, прежде всего посредством так называемых монополий, и ограждение ее от не разрешенных парламентом обложений.
Наконец, так как короля, впрочем не без оснований, подозревали в тайных симпатиях к католицизму и попустительстве католикам, то «Апология» отрицала за королем единоличное право вносить какие-либо изменения в существующую англиканскую церковь - ее организацию и вероучение. Со своей стороны палата общин «успокаивала» короля в том, что она отнюдь не стремится к каким-либо новшествам пуританского характера, что ей чужды пуританский дух и какие-либо проявления инакомыслия и индивидуализма в религиозных вопросах. Тем не менее Яков I обвинил палату общин в сочувствии пуританизму и распустил парламент. Так было положено начало «конституционному конфликту», продолжавшемуся в течение всего правления Якова I и начала правления Карла I, вплоть до 1629 года, когда Карл I, распустив парламент, предпринял попытку единолично править страной. В действительности же углубление конституционного конфликта явилось прологом революции. Противопоставляя временно созываемому парламенту власть короля, занимавшего престол постоянно и отправлявшего свое «правосудие» независимо от парламента, Яков I начал осуществлять на практике свои воззрения на неограниченный характер власти короля, т. е. власти вне парламента.
Вопреки стремлению буржуазии к свободному предпринимательству, ее поискам новых путей обогащения, Яков I насаждал систему монополий, т. е. исключительных прав, предоставленных отдельным лицам или компаниям, на производство и торговлю каким-либо товаром. Буржуазия лишалась свободы конкуренции и свободы распоряжения буржуазной собственностью -необходимых условий капиталистического развития.
Наступление феодально-абсолютистской реакции отчетливо проявилось и в церковной политике Якова I. На первом плане у правительства стала борьба с пуританизмом. Преследование пуритан вскоре приняло обширные размеры, вследствие чего из Англии хлынул поток эмигрантов, спасавшихся от тюрем и громадных штрафов бегством в Голландию, а позднее за океан - в Северную Америку. Эмиграция пуритан фактически положила начало основанию североамериканских колоний Англии.
Яков I совершенно не считался с интересами буржуазии и в своей внешней политике. Развитие английской заморской и колониальной торговли повсюду наталкивалось на колониальное преобладание Испании. Все царствование Елизаветы прошло в ожесточенной борьбе с этим врагом протестантской Англии. Однако Яков I начал добиваться мира и союза с Испанией.
Прибывший в 1613 году в Лондон испанский посол граф Гондомар стал ближайшим советником Якова I. Яков I занялся планами бракосочетания своего сына - наследника престола Карла - с испанской инфантой, в чем он видел залог дальнейшего укрепления англо-испанского союза и средство пополнить опустевшую казну при помощи богатого приданого. Так в феодально-католической Испании, английская феодальная аристократия увидела своего естественного союзника.
Но в такой же мере, в какой абсолютизм перестал считаться с интересами буржуазного развития, буржуазия перестала считаться с финансовыми нуждами абсолютизма. Финансовая зависимость короны от парламента была самой уязвимой стороной английского абсолютизма. Парламент отказался вотировать короне новые налоги.
Ни первый (1604-1611), ни второй (1614 ) парламенты при Якове I не предоставили королю достаточных средств, которые сделали бы его хотя бы на время независимым от парламента. Между тем острая финансовая нужда короны все усиливалась вследствие казнокрадства, расточительности двора и неслыханной щедрости короля к фаворитам, среди которых первым был герцог Бекингем. Долги короны превышали ее расходы.
Тогда король решил попытаться пополнить казну в обход парламента. Яков без разрешения парламента вводит новые повышенные пошлины. Однако все эти меры не устраняют, а лишь на короткое время смягчают финансовую нужду короны.
В 1621 году Яков вынужден был созвать свой третий парламент. Но уже на первых его заседаниях и внутренняя и внешняя политика короля подверглась резкой критике. Во время второй сессии парламент был распущен. Это было сделано не без совета испанского посла.
Крестьянство, ремесленники и рабочие были также очень возмущены растущей эксплуатацией и налоговым грабежом Стюартов. Все чаще в разных концах страны происходили народные восстания и волнения. Несомненно, это оказало поддержку борьбе парламента с монархией.
Последний парламент Якова собрался в феврале 1624 года. Правительству пришлось пойти на ряд уступок: отменить большинство монополий и начать войну с Испанией. Получив половину просимой субсидии, Яков отправил на Рейн наспех собранный экспедиционный корпус, который потерпел от испанцев полное поражение. Но Яков не дожил до этого. В 1625 году престол в Англии и Шотландии унаследовал его сын Карл I.
Смена на престоле не повлекла за собой изменения политического курса. Карл I упорно продолжал цепляться за абсолютистскую доктрину своего отца. Потребовалось всего несколько лет, чтобы разрыв между королем и парламентом стал окончательным.
Уже первый парламент Карла I, созванный в июне 1625 году, прежде чем утвердить новые налоги, потребовал смещения всесильного герцога Бекингема. Руководимая им внешняя политика Англии терпела провал за провалом. Возмущение в Англии против Бекингема стало всеобщим. Но Карл I оставался глухим к общественному мнению и всячески защищал своего фаворита. Король распустил первый, а затем и второй (1626) парламенты, требовавшие суда над Бекингемом. Он открыто грозил: либо палата общин покорится монаршей воле, либо парламента в Англии вовсе не будет. Оставшись без парламентских субсидий, Карл I прибегнул к принудительному займу. Но почти никто не дал ему денег.
Внешнеполитические неудачи и финансовый кризис вынудили Карла I снова обратиться к парламенту. Третий парламент собрался 17 марта 1628 года. Оппозиция буржуазии и нового дворянства в палате общин выступала теперь уже в более или менее организованном виде. Для того чтобы положить предел абсолютистским притязаниям Карла I, палата выработала «Петицию о праве», главные требования которой сводились к обеспечению неприкосновенности личности, имущества и свободы подданных. Крайняя нужда в деньгах заставила Карла I утвердить 7 июня «Петицию». Но вскоре сессия парламента была прервана до 20 октября. За это время произошли два важных события: Бекингем был убит офицером Фелтоном; на сторону короля перешел один из лидеров парламентской оппозиции - Уэнтворт (будущий граф Страффорд).
Вторая сессия парламента открылась резкой критикой церковной политики Карла I. До получения гарантий в том, что королевская политика будет изменена, палата общин отказывалась утвердить таможенные пошлины. 2 марта 1629 году, когда король приказал прервать сессию, палата впервые проявила открытое неповиновение королевской воле. Насильно удерживая спикера в кресле (без спикера палата не могла заседать, и ее решения считались недействительными), палата при закрытых дверях приняла следующие 3 постановления: 1) всякий, кто стремится привносить папистские новшества в англиканскую церковь, должен рассматриваться как главный враг королевства; 2) всякий, кто советует королю взимать пошлины без согласия парламента, должен рассматриваться как враг этой страны; 3) всякий, кто добровольно платит неутвержденные парламентом налоги, является предателем свобод Англии.
Карл I распустил палату общин и решил впредь править без парламента. Лишившись Бекингема, король сделал своими главными советниками графа Страффорда и архиепископа Лода. В Англии воцарился режим террора. Девять лидеров парламентской оппозиции были брошены в королевскую тюрьму Тауэр.
В начале 30-х годов, в связи с вызванным войной повышенным спросом на английские товары, наступило некоторое оживление во внешней торговле и в промышленности. Благоприятная рыночная конъюнктура на время уменьшила раздражение буржуазной оппозиции. В эти годы абсолютизм, казалось, достиг полного торжества. Оставалось только найти постоянные источники пополнения казны, чтобы корона навсегда могла избавиться от парламента.
Наибольшее возмущение в средних и низших слоях населения вызвало взимание с 1634 года «корабельных денег» - забытой повинности прибрежных графств, некогда введенной для борьбы с пиратами, нападавшими на побережье королевства. В 1635 и 1637 годах эту повинность распространили уже на все графства страны. Даже некоторые королевские юристы указывали на незаконность этого налога. Отказ платить корабельные деньги принял массовый характер. По всей стране стало известно имя сквайра Джона Гемпдена, потребовавшего, чтобы суд доказал ему законность этого налога. Судьи в угоду королю большинством голосов признали за ним право взимать «корабельные деньги» так часто, как он это найдет нужным, и Гемпден был осужден. Постоянный внепарламентский источник доходов, казалось, был найден.
Однако достаточно было одного внешнего толчка, чтобы обнаружилась слабость абсолютизма. Таким толчком послужила война с Шотландией.
В 1637 году архиепископ Лод попытался ввести англиканскую церковную службу в Шотландии, сохранявшей полную автономию как в гражданских, так и в церковных делах. Это событие произвело в Шотландии большое впечатление и вызвало всеобщее восстание. Борьба против «папистских новшеств» Лода в действительности была борьбой шотландского дворянства и буржуазии за сохранение политической независимости своей страны, против угрозы введения в Шотландии абсолютистских порядков, носительницей которых являлась англиканская церковь.
Карательная экспедиция короля против шотландцев началась в 1639 году Однако, набранная им ценой огромных усилий 20-тысячная армия разбегалась, даже не вступая в сражение. Карлу пришлось заключить перемирие. По этому случаю буржуазия Лондона устроила иллюминацию: победа шотландцев над английским королем была праздником для всех противников абсолютизма.
По совету Страффорда король решился созвать в апреле 1640 года парламент.
Карл немедленно потребовал субсидий, пытаясь сыграть на национальных чувствах англичан. Но ответом на запугивание парламента «шотландской опасностью» были заявления палаты общин об опасности правления, основанного на произволе.
Поражения Карла в войне с Шотландией не только не огорчали, но даже радовали Палату общин, так как она хорошо сознавала, что, «чем хуже дела короля в Шотландии, тем лучше дела парламента в Англии». 5 мая, всего через три недели после созыва, парламент был распущен. Он получил в истории название Короткого парламента.
Поражение английского абсолютизма в войне с Шотландией ускорило созревание в Англии революционной ситуации. Уплата населением королевских налогов почти полностью прекратилась, «корабельные деньги» не принесли правительству и одной десятой части ожидаемой суммы. Многочисленные петиции, поступавшие со всех концов страны, требовали от правительства заключения мира с Шотландией и немедленного созыва парламента. Пуританские проповедники, ссылаясь на различные библейские тексты, призывали к неповиновению королю. Политическая атмосфера в стране накалилась до предела. 24 сентября за созыв парламента высказалось совещание пэров, собравшееся в Йорке. Карлу I не оставалось иного выхода, как снова обратиться к парламенту.
В революционной обстановке, создавшейся в Англии к осени 1540г., выборы и открытие нового парламента имели громадное значение. Парламент стал естественным организационным центром борьбы с феодально-абсолютистским режимом. Этот парламент, оказавшийся на некоторое время во главе общенародного антифеодального движения, известен под названием Долгого парламента.
Он собрался в Вестминстере 3 ноября 1640 года и не расходился в течение 13 лет, до весны 1653 года. В Долгом парламенте подавляющее большинство депутатов составляли дворяне. Из 511 членов палаты общин 91 депутат был послан графствами, 4- университетами, остальные депутаты представляли города.
Три первоочередные задачи стояли перед парламентом в момент его открытия:
1) наказать главных советников короля - вдохновителей политики произвола и насилия; 2) сделать невозможным повторение подобной политики в будущем 3) довести до конца реформацию соответственно требованиям пуритан.
На первых же заседаниях палата общин возбудила судебное преследование против лорда Страффорда, главного вдохновителя королевского деспотизма. Через месяц вслед за Страффордом в Тауэр был заключен и архиепископ Лод. Орудие королевского произвола - судебная Звездная палата - была уничтожена. Вместе с ними перестала функционировать и церковная Высокая комиссия. Из тюрем вышли политические заключенные. Палата отменила патенты на монополии, а их обладателей исключила из парламента и впредь запретила взимание какого бы то ни было налога без разрешения парламента. Наконец, 10 мая 1641 года король был вынужден подписать закон, согласно которому парламент не мог быть распущен иначе, как по своему собственному постановлению. Таким образом, основы абсолютизма в Англии были подорваны.
Итак, к концу 16 в. стали все более углубляться противоречия между быстро развивающимся капитализмом и феодально-абсолютистским строем Англии. Развитию капитализма мешали феодальные порядки, господство феодальной аристократии в политической жизни страны.
Этот конфликт привел к буржуазной революции 17 в. Столкновение двух классов - буржуазии и феодальной аристократии - приняло форму борьбы новой протестантской религии против католицизма и государственной английской церкви, во многом близкой к католицизму и защищавшей феодализм.
В ходе гражданской войны король Карл I потерпел поражение и был казнен. В стране была образована буржуазная демократическая республика. Однако республика просуществовала недолго. Рост революционных настроений среди народных масс, их борьба за более радикальные преобразования напугали буржуазию, и революция не была доведена до конца. В 1653 году к власти пришла военная диктатура Оливера Кромвеля, а после его смерти была реставрирована монархия, и на английский престол вступил Карл II Стюарт. Но Стюарты были сторонниками абсолютизма и католицизма, что вызвало оппозицию со стороны буржуазии и нового дворянства.
Противники короля стали называться «виги», а его сторонники «тори». В 1688 году в результате «бескровной», как ее еще называют - Славянской революции, Стюарты были смещены, а английским королем стал Вильгельм Оранский. Власть короля была ограничена, а права и привилегии нового господствующего класса - буржуазии - укреплены. Буржуазная революция была одной из важнейших вех в английской истории: она закрепила победу капитализма в Англии и создала благоприятные условия для ее экономического развития. Она стала важным этапом в завершении процесса формирования английской нации.


Заключение

Абсолютная монархия установилась в Англии, как и в других странах, в период упадка феодализма и возникновения капиталистических производственных отношений.
Начало английского абсолютизма восходит к 15, его расцвет - к 16 столетию.
В некоторой степени становлению английского самодержавия помогла война Алой и Белой роз. Война эта, названная по гербам партий, велась между двумя главными претендентами на престол Ланкастерами и Йорками. В ходе войны была истреблена почти вся старая знать Англии. Таким образом были устранены основные противники абсолютизма. На престоле находится династия Тюдоров - победительница в войне Роз.
Вместе с тем английский абсолютизм имел свои особенности, благодаря чему получил в литературе название «незавершенного». Незавершенность этой политической формы в условиях Англии означала сохранение Политических институтов, свойственных предшествующей эпохе, а также отсутствие некоторых новых элементов, типичных для абсолютизма классического, французского образца.
Основная особенность английской абсолютной монархии состояла в том, что наряду с сильной королевской властью в Англии продолжал существовать парламент. К другим особенностям английского абсолютизма относятся сохранение местного самоуправления, отсутствие в Англии такой централизации и бюрократизации государственного аппарата, как на континенте. В Англии отсутствовала и крупная постоянная армия, опора королей.
В период расцвета абсолютизма - при Тюдорах (16 век) - государственная власть была сосредоточена в руках короля, Тайного Совета и Парламента, хотя реальная власть принадлежала королю.
Усиливающаяся королевская власть не могла упразднить парламент, по-прежнему прерогативой которого было утверждение налогов. Парламент при Тюдорах даже усилился, став опорой абсолютизма. Социальной опорой короля стали джентри (новые дворяне), городская буржуазия, мелкие и средние дворяне.
В период тюдоровского абсолютизма утвердился принцип верховенства короля над английской церковью. Король стал в 16 в. главой церкви, был установлен новый порядок богослужения.
В венной области в этот период был окончательно упразднены вооруженные силы крупных феодалов. Занимая островное положение, Англия начала формировать крупный флот, сухопутные войска были немногочисленны. Особенностью английского абсолютизма было отсутствие постоянной армии. Тюдоры главное внимание обращали на создание сильного военного флота, а английская армия в 16 в. сохраняла характер старинного ополчения, собираемого и экипируемого за счёт свободных подданных короля, в соответствии с их имущественным достатком.
Классовой опорой абсолютизма в Англии были феодалы, старое дворянство. В условиях разложения феодальных отношений этот класс, теряя свои экономические позиции, с помощью сильной монархии стремился удержать крестьянство под гнётом феодальной эксплуатации, сохранить своё господство, сломить силы мятежной знати, препятствующие укреплению власти класса феодалов в целом, а также использовать в своих интересах богатство растущей буржуазии и примыкавшего к ней нового дворянства. Именно этими задачами определялась как внутренняя, так и внешняя политика Тюдоров.
Стоя на страже интересов феодального способа производства, Тюдоры пытались остановить огораживания и развитие крупных шерстяных мануфактур. Огораживания разрушали феодальную деревню, они обостряли недовольство среди крестьян и увеличивали число нищих и бродяг в стране, угрожая серьёзными социальными потрясениями. Абсолютная монархия была заинтересована в сохранении крестьянства как класса феодального общества ещё и по той причине, что важнейшей статьёй её доходов были налоги, взимаемые с крестьян; из них же набиралось главным образом военное ополчение. Поэтому Тюдоры, опираясь на своё право верховных сеньоров всех земель Англии, издали ряд законов против огораживаний.
Английский абсолютизм, вступив в первой половине 17 века в нисходящую фазу кризиса и упадка, неизбежно все теснее привязывал свою внутреннюю и внешнюю политику к интересам весьма узкого слоя придворной и частично провинциальной знати, составлявшего в новых условиях его основную социальную опору. Новые средние классы - денежные воротилы, предприимчивое купечество в городах и обуржуазившиеся джентри в деревне к этому времени настолько материально окрепли объективно и выросли в сознании своей силы и специфики своих интересов субъективно, что продолжение прежней (тюдоровской) политики «покровительства» по отношению к ним сделалось для них фактором сковывающим и все более угнетающим, а для Стюартов - политически невозможным, ибо для абсолютизма это было бы равносильно отказу от собственной, т. е. феодальной, природы.
Вторым действовавшим в том же направлении фактором являлось резкое сужение социальной базы абсолютизма в среде самого дворянства, поскольку новое дворянство все решительнее смыкалось политически с позицией буржуазии.
В результате резко сузился для первых Стюартов диапазон возможностей лавировать между противоречивыми интересами дворянства и буржуазии, что с легкостью удавалось Тюдорам, Стюартам уже приходилось добиваться с трудом и чаще всего в нарушение неписаной конституции.
Наконец, английский парламент - сословно-представительный орган собственнических классов страны в своих отношениях с двором первых Стюартов, в своем политическом поведении отразил новое соотношение сил в объеме и структуре - собственности отдельных классов, представленных в палате лордов, с одной стороны, и в палате общин - с другой. Сдвиг баланса собственности в пользу новых средних классов не мог не сказаться в форме все более настойчивых притязаний последних на голос в определении внутренней и внешней политики двора. Очевидно, что степень «строптивости» парламента, точнее, палаты общин находилась в прямой связи с резким сужением спектра общественных интересов, представленных в политике первых Стюартов.
При правлении первых Стюартов (первая половина 17 века) английский абсолютизм и английский парламент ведут борьбу. Стюарты стремятся сохранить прерогативы абсолютизма, но парламент, опираясь на новые социальные силы, пользуясь просчетами в управлении королей, а также ограничивая короля в налоговой политике навязывают ему законы, ограничивавшие основы абсолютизма.

Список использованной литературы

1. Барг М.А. Великая английская революция в портретах ее деятелей. - М.: Мысль, 1991.- 389 с.
2. Бокль Г.Т. История цивилизаций. История цивилизации в Англии. Т.1. - М.: Мысль. - 462 с.
3. Головкина Н.Н. История войн. Т.1.- Ростов-на-Дону.: «Феникс»; М.: «Зевс», 1997.- 698 c.
4. Левицкий Я.А. Город и феодализм в Англии. -М.: Наука, 1987.-234 с.
5. Матвеев В.А. Страсть власти, власть страсти : Историческое повествование о нравах королевского двора Англии XVI - XX вв. - М.: Республика, 1997. - 368 с.
6. Сидорова Н.А. Всемирная история. В 10 тт. Т.3.-М.: Государственное издательство политической литературы, 1957.- 670 с.
7. Федоров С.Е. Пуританизм и общество в стюартовской Англии : (Позднее индепендентство). - СПб.: Образование, 1993. - 138 с.
8. Черняк Е.Б. Тайны Англии : Заговоры, интриги, мистификации. - М.: Остожье, 1996. - 492 с.
9. Штокмар В. В. Экономическая политика английского абсолютизма в эпоху его расцвета. - Л.: Наука, 1962. - 294 с.





Данные о файле

Размер 37.66 KB
Скачиваний 145

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar