ГлавнаяКаталог работИстория → ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ВЕЛИКОБРИТАНИИ
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ВЕЛИКОБРИТАНИИ


Содержание
Введение 3
Глава 1. Английская политика в Саудовской Аравии в годы первой мировой войны 6
1.1 Английская политика на Ближнем Востоке накануне первой мировой войны и вначале её. 6
1.2. Ниджазский эмират в годы первой мировой войны 9
1.2.1. Попытки англичан и турок втянуть Неджд военные действия 9
1.2.2. Англо-недждийский договор 11
1.3. Хиджаз в годы первой мировой войны 13
1.3.1. Английская политика по отношению Хиджазу 13
1.3.2.Подготовка хиджазского восстания 15
1.4.Тайные договоры о разделе арабских стран 17
1.5. Восстание в Хиджазе и роль Лоуренса в нём. 19
1.6. Хиджазское восстание и Абд аль-Азиз. 23
1.7. Столкновение между Нейдждом и Хиджазом и реакция английских политиков на него 28
Заключение 31
Список источников и литературы 34


Введение

Тема данной работы «Внешняя политика Великобритании в Саудовской Аравии в годы первой мировой войны» выбрана не случайно, Английское проникновение в район Персидского залива началось ещё в XIX веке. В годы первой мировой войны все арабские страны были вовлечены в эту войну, одной из причин которой была борьба за обладание арабскими странами.
Актуальность темы связана с вопросом развития отношений с Саудовской Аравией, так как это государство приобрело большее влияние в современном мире, гораздо большее, чем предполагает численность её населения. Саудовская Аравия родина ислама. На территории Саудовской Аравии находятся две его главные святыни – Мекка с Каабой, куда верующие обращаются лицом во время молитвы и куда религиозные каноны рекомендуют совершать паломничество – хадж, и Медина с могилой основателя ислама Мухаммеда и многие мусульмане России совершают такое паломничество. Нарастание сложностей в отношениях между цивилизациями – западной христианской и восточной, мусульманской, усиление религиозных чувств в мусульманских странах придаёт религиозную окраску как многим происходящим в них социально-политическим конфликтам, так и межэтническим и межгосударственным столкновениям, первопричины которых можно найти и в событиях времён первой мировой войны.
С другой стороны геополитическое ролью Персидского залива и расположенных вокруг него государств, в том числе, Саудовской Аравии. Роль эта связана с занимаемой этим государством важной стратегической позицией и обладанием ей значительных нефтяных богатств.
История Саудовской Аравии в годы первой мировой войны и проводимая Англией политика в бассейне Персидского залива слабо освещена в литературе на русском языке. Только некоторые договоры, заключённые между странами Антанты приводятся в «Хрестоматии по новой истории» и «Практикуме по новой истории. 1870 – 1917» .
Лишь сравнительно недавно были напечатаны на русском языке сочинения Т.Лоуренса , более известного как Лоуренс Аравийский. Автор очевидец и участник событий. Он был офицером связи при шерифе Мекки во время восстания арабов в Хиджазе и отразил в своих мемуарах события тех дней. В книге даются характеристики шерифа Мекки и его сыновей, а также проведённых автором военных операций.
Освещению английской политики в отношении государств бассейна Персидского залива на рубеже XIX – XX веков посвящена книга Г.Л.Бондаревского . Она проливает свет на некоторые проблемы аравийской истории тех лет.
По книге М.С.Лазарева «Крушение турецкого господства на арабском востоке» можно проследить ход первой мировой войны в Аравии.
Значительное место отведено истории Хиджаза и Нейджда в годы первой мировой войны в работе А.М.Васильева «История Саудовской Аравии (1745 – конец XX века)» . Автор, рассматривая ход первой мировой войны в Хиджазе и Нейдже и действия английских политиков по отношению к ним и их правителям. В книге цитируется большое количество документов: письма, декларации, соглашения, в том числе и в переводе с английского и арабского.
Большое место во втором издании «Новой истории арабских стран» Б.В.Луцкого отведено периоду первой мировой войны в истории стран бассейна Персидского залива, а также английской политике проводимой в эти годы по отношению к ним.
Интересные фактические данные приводятся в справочнике «Страны Ближнего Востока» , в разделе, посвящённом Саудовской Аравии. Авторы рассматривая события 1914 - 1918 гг. отмечают, что Англия всячески пыталась втянуть арабские страны в войну на своей стороне.
Жизни Томаса Эдварда Лоуренса, больше известного, как Лоуренс Аравийский посвящена книга А.Маклина «Лоуренс Аравийский» . Большую часть книги автор отводит описанию деятельности Лоуренса во время восстания в Хиджазе и описанию самого восстания. В книге приводятся воспоминания о Лоуренсе разных лиц, в том числе и его коллег по работе в странах арабского Востока.
Целью работы является рассмотрение политики, проводимой Великобританией в Аравии в годы первой мировой войны.
Задача работы - показать действия английских политиков в годы первой мировой войны в Саудовской Аравии.
Работа состоит из введения, одной главы и заключения.


Глава I. Английская политика в Саудовской Аравии в годы первой мировой войны
1.1 Английская политика на Ближнем Востоке накануне первой мировой войны и вначале её.

К началу первой мировой войны практически все страны Ближнего Востока, за исключением нескольких аравийских княжеств, входили в состав Османской империи, однако, в течение второй половины XIX века Великобритания последовательно проводила политику «тихой аннексии», в ходе которой она устанавливала свой военно-политический контроль над отдельными частями Османской империи.
Одним из направлений колониальной экспансии Великобритании на Ближнем Востоке стал Аравийский полуостров. Ее опорным пунктом стал Аден, который был «куплен» у султана Лахеджа, для устройства угольной станции. Постепенно Лондон установил протекторат над всеми прибрежными княжествами Южной Аравии и Персидского залива (Оманом, Бахрейном, Катаром и другими). Последним в их числе стал Кувейт. В ноябре 1914 г. он был объявлен «независимым княжеством под британским протекторатом». Еще ранее 29 июля 1913 г. между Великобританией и Османской империей было подписано соглашение по поводу княжеств Персидского залива, по которому последняя признавала английский протекторат над ними. Таким образом, еще перед войной результаты английской «тихой экспансии» в зоне Персидского залива были, по существу, узаконены.
В то же время Великобритания вела двой¬ную игру. В июне 1913 г. между османским послом Ибрагимом Хакки-пашой и английским министром иностранных дел Эдуардом Греем была за¬ключена конвенция о разграничении владений Османской империи и бри¬танских протекторатов на аравийском побережье Персидского залива — Кувейта, Бахрейна и Договорного Омана. Все эти территории, так или иначе, были связаны с Эль-Хасой, которая не была упомянута в соглаше¬нии; таким образом, что формально предполагалось, что она была частью Османской империи.
В марте 1914 г. Великобритания и Османская империя согласились разделить Аравийский полуостров. По условиям договора граница между владениями двух государств представляла собой прямую линию, протянув¬шуюся от полуострова Катар через пустыни Центральной Аравии до гра¬ницы между аденскими протекторатами и Йеменом. «Все, что лежало к северу от этой линии, считалось османской территорией, включая не толь¬ко Эль-Хасу, но и Неджд. А все, что лежало к югу, считалось британской территорией» . Этот договор, впрочем, потерял смысл с началом первой мировой войны.
Накануне первой мировой войны влияние Германии стало в Осман-ской империи преобладающим. Младотурецкий триумвират после недол-гих колебаний сделал ставку на Берлин и вступил в войну против стран Антанты. В результате внутриполи¬тический кризис в Османской империи достиг критической точки, и на¬селение большинства нетурецких провинций, прежде всего арабских стран, выступило с требованием самоопределения. Однако державы Антанты рассматривали всю гибнущую империю как свою колониальную добычу, а арабских националистов — как временных, подчиненных союзников, ко¬торым нельзя давать укрепиться свыше определенного, безопасного для колонизаторов предела. По мнению Г.Л.Бондаревского «Упрочение британского господства в бассейне Персидского залива, создание огромной ближневосточной империи на обломках турецких владений было одной из важнейших целей Великобритании в первой мировой войне» .
Около четырёх лет на Ближнем Востоке шли кровопролитные сражения. В них в разной степени оказались втянуты почти все страны Аравийского полуострова, хотя по масштабам войны Аравия была третье¬степенным театром военных действий.
С началом военных операций против Османской империи немедлен-ными задачами Великобритании было сохранить контроль над Египтом, Суэцким каналом и Красным морем, а также захватить плацдарм в ни-зовьях Тигра и Евфрата, чтобы гарантировать нефтяные месторождения в Иране от возможного турецко-германского вторжения. Достижение пер¬вой задачи обеспечивалось наличием английских войск в Египте и их кон¬тролем над подступами к каналу со стороны Синая, а второй — с помощью высадки экспедиционного корпуса в Месопотамии. В Адене был усилен гарнизон, сюда были переброшены подкрепления англо-индийских войск, чтобы сохранить стратегически важный порт в руках Великобритании, но не вступать в активные военные действия против турецких войск, вторг¬шихся в Южный Йемен.
Из всех правителей Аравийского полуострова наибольшее внимание союзников привлек шериф Мекки Хусейн, и на него была сделана ставка, которая в какой-то мере затем оправдалась. Как член «хашимитского клана из племени курейш, он был одним из влиятельных людей в мусульман¬ском мире» . Хуссейн считался потомком пророка и хранителем святых мест, назначенным на свой пост фирманом султана-халифа. Англичане опаса¬лись, что призыв турецкого султана к джихаду — священной войне мусуль¬ман против христиан, а значит, против англичан и французов, — окажет воздействие на Египет, Индию, Северную Африку и другие колонии, в которых жили мусульмане. Поддержка шерифом призыва к джихаду уси¬лила бы его воздействие, считали союзники. Правда, призыв султана имел лишь ограниченный отклик, и опасения насчет его воздействия оказа¬лись преувеличенными. Англо-индийские войска за первые два года воен¬ных действий в Месопотамии потерпели ряд поражений от турецких войск, в которых было немало арабов. И в Галлиполи, где войска союзников так¬же были разгромлены, в составе турецких дивизий были арабские поддан¬ные Османской империи. Поэтому содействие арабскому национализму с религиозным оттенком на том этапе отвечало британским и французским интересам.


1.2. Ниджазский эмират в годы первой мировой войны
1.2.1. Попытки англичан и турок втянуть Неджд военные действия

Когда началась первая мировая война, риядский эмир Абд аль-Азиз написал письма шерифу Хусейну, Сауду ибн Салиху в Хаиль и шейху Мубараку Ааль Сабаху в Кувейт, предлагая созвать встречу арабских правителей с целью не допустить втягивания арабов в военные действия в Европе и заклю¬чить договор с великими державами, чтобы гарантировать самоопределе¬ние арабских государств. Интересы различных аравийских князей в тот момент не совпадали, и поэтому общей платформы не было найдено. Правитель Хаиля ответил, что он будет сражаться против тех, против кого сражаются турки, и мириться с теми, с кем мирятся они. На границе между Хиджазом и Недждом состоялась встреча представителя Абд аль-Азиза с сыном шерифа Хусейна, Абдаллахом, но они ни о чем не договорились. Что касается Мубарака, то он посоветовал Абд аль-Азизу начать переговоры с англичанами.
В Неджде появился представитель османских властей, направленный из Месопотамии, Талиб ан-Накыб. Он встретился с Абд аль-Азизом в Бурайде, но его миссия не была успешной, так как именно в этот момент английские войска захватили Басру. Одновременно из Медины была по-слана другая турецкая делегация, которая «принесла весомое свидетельство желания османских властей видеть Абд аль-Азиза на своей стороне — 10 тыс. золотых лир . Один из членов этой делегации, Махмуд Шукри аль-Алюси, историк Хиджаза и Аравии, пытался уговорить Абд аль-Азиза, ока¬зать туркам поддержку. Абд аль-Азиз уклонился от каких-либо обещаний, ссылаясь на то, что он не в силах противостоять англичанам, но обещал, не мешать недждииским торговцам, снабжать турецкую армию продоволь¬ствием» . В результате в течение всей войны турецкие караваны с оружием и снаряже¬нием проходили по его территории из Сирии в Асир и Йемен.
Делая ставку на Хусейна, англичане в то же время не могли игнорировать самого сильного аравийского правителя — эмира Неджда. В это время владения Абд аль-Азиза простирались от Кувейта и Джебель-Шаммара до границ пустыни Руб-эль-Хали и от Персидского залива до Хиджаза. От Абд аль-Азиза хотели только одного — чтобы он нейтрализовал вассала турок, хаильского эмира, который угрожал флангу британской армии в Нижней Месопотамии. В начале войны англичане надеялись, что, при¬влекая на свою сторону недждийского эмира, они смогут заставить его установить блокаду на товары, идущие через Кувейт с побережья Персид¬ского залива к туркам в Хиджаз и Сирию. Но тут их ждала неудача, «все аравийские правители, даже враждуя между собой, смотрели сквозь пальцы на прохождение караванов по своей территории, лишь собирая с них увеличенные пошлины» .
С началом военных действий на Ближнем Востоке британским рези-дентом в бассейне Персидского залива П.Коксом в Неджад был направлен агент капитан У.Шекспира. Прибыв в Эр-Рияд, У.Шекспир настаивал на том, чтобы иедждийский эмир начал военные действия против шаммаров. В начале января 1915 года Абд аль-Азиз выступил на север. Позднее к нему присоединились вои¬ны из племен мутайр, аджман, субай и сухуль. Навстречу ему направился Сауд ибн Салих, правитель Хаиля.
У Абд аль-Азиза даже было несколько пушек, которыми командовал капитан У.Шекспир. Эмир пытался убедить британского представителя остаться в Эз-Зильфи, но тот настаи¬вал на участии в походе, возможно для того, чтобы проконтролировать намерения Абд аль-Азиза и не дать ему уклониться от боя.
К концу января 1915 г. противники встретились у колодца Джираба к северу от Эз-Зильфи. Сражение, продолжавшееся несколько дней. «По одним данным, единственный, кто был убит, — это сам капитан У.Шекспир, по другим данным, стороны потеряли по сотне человек» . Во время боя воины из племени аджман вместо того, чтобы сражаться против шаммаров, напали на войско Абд аль-Азиза и захватили несколько его верблюдов. Бедуины из мутайров прорвались в лагерь шаммаров и начали его грабить. По мнению британского политического агента Г.Филби битва закончилась вничью. Но она отбила на два-три года вперед охоту у риядского эмира ввязы¬ваться в большую войну. Он постоянно уклонялся от активного участия в военных действиях, на которых настаивали англичане.

1.2.2. Англо-недждийский договор

У.Шекспир до своей гибели успел провести с Абд аль-Азизом политические перегово¬ры. Они набросали проект договора, в котором англичане должны были гарантировать позиции риядского эмира в Неджде и Эль-Хасе и защи¬щать его против возможных османских нападений с моря или суши, если он примет обязательство помогать союзникам. Англичане отказывались от своей старой политики невмешательства во внутренние дела полуост¬рова. Согласно договору, по мнению Г.Филби, «Великобритания призна¬вала и гарантировала полную независимость Ибн Сауда, а он обязывался воздерживаться от отношений с другими странами без предварительных консультаций с британскими властями» . Другие статьи договора касались финансовой и военной помощи, которой, как предполагалось, англичане должны были обеспечить операции Абд аль-Азиза против противни¬ка, в частности Джебель-Шаммара. В то время как Ибн Сауд вел переговоры с У.Шекспиром, в Неджд прибывали турецкие посланцы, которые не теряли надежды привлечь имама к участию в священной войне против неверных.
К этому времени внимание англичан сосредотачивалась на западе Аравии, а ситуация в Центральной Аравии оставалась для них неясной. И только лишь 26 декабря 1915 г. англичане подписали с Абд аль-Азизом договор. Подписание состоялось на острове Дарин, его называют «даринским». Он был подписан Абд аль-Азизом и П.Коксом, британским политическим резидентом. Договор был ратифицирован — вице-королем и губернатором Индии на совете в Симле, в июле 1916 г. Накануне заключения договора между П.Коксом и Абд аль-Азизом, сообщал Г.Филби, «англичане сделали эмиру Эр-Рияда подарок — тысячу винтовок и 20 тыс. фунтов стерлингов — и, разрешили ему закупать военное снаряжение на Бахрейне» .
Британское правительство признавало, что сюзеренитет Абд аль-Азиза «распространяется на Неджд, Эль-Хасу, Эль-Катиф и Эль-Джубайль, а также на зависимые от них территории» . Статья третья договора преду¬сматривала: «Ибн Сауд соглашается и обещает воздерживаться от пере¬писки, соглашений или заключения договора с какой-либо иностранной державой или нацией» . Статья четвертая гласила, что «недждийский эмир не мог ни уступать, ни сдавать в аренду, в заклад или другим образом распоряжаться территориями или частью их, предоставлять концессию какой-либо иностранной державе или подданному иностранной держа¬вы без согласия британского правительства. Он обязался не вмешиваться в дела территории Кувейта, Бахрейна, шейхов Катара и Оманского по¬бережья» . О западных границах Неджда ничего не говорилось. Таким образом, этот договор практически устанавливал протекторат Велико¬британии над Недждом и зависимыми от него территориями. Он вписы¬вался в систему «Пакс Британника», которая должна была, по замыслу Лондона, установиться на большей части Ближнего Востока и, во вся¬ком случае, во всей Аравии после войны. В обмен на заключенный дого¬вор Неджду впоследствии, с 1916 г., была установлена ежемесячная суб¬сидия в размере 5 тыс. ф. ст., а также разовые поставки пулеметов и винтовок.
Однако втянуть Неджд в войну против Турции Великобритании так и не удалось.

1.3. Хиджаз в годы первой мировой войны
1.3.1. Английская политика по отношению к хиджазу

В годы первой мировой войны большое внимание союзников уделялось мекканскому шерифу, так как Хиджаз лежал вдоль важных морских коммуникаций Вели¬кобритании и ее союзников по Красному морю. На территории от Маана до Йемена были расквартированы примерно четыре турецкие дивизии, которые сковало арабское восстание.
Провозгласив в начале войны джихад, триумвират, правивший Осман¬ской империей, пытался подключить к нему шерифа Мекки. Ему слали письмо за письмом, требуя, чтобы он объявил о поддержке священной войны. Хусейн уклонялся от ответа, ссылаясь на уязвимость своей пози¬ции для британских ударов и на угрозу голода в случае блокады побережья Хиджаза. В телеграммах турецкому военному министру и фактическому главе триумвирата Энвер-паше правитель Мекки требовал признать неза¬висимость Хиджаза и амнистировать арестованных арабских националис¬тов. Триумвират не мог пойти так далеко.
Еще до начала войны правитель Мекки установил отношения с англичанами через Каир. Сын шерифа, Абдаллах, который был депутатом ос¬манского парламента, встречался дважды (в 1913 и в начале 1914 г.) с лордом Китченером — британским верховным комиссаром в Египте, чтобы прощупать почву на случай выступления арабов против турок. Он надеялся на помощь, в частности оружием. Англичане тогда уклонились от ответа.
С началом первой мировой войны лорд Китченер был назначен воен-ным министром, а его место в Египте занял Генри Макмагон. В январе 1915 г. Р.Сторз, секретарь по восточным делам при британском верхов-ном комиссаре в Египте, и руководитель британской военной разведки в Каире Г.Клейтон начали разрабатывать план восстания арабов на сторо-не держав Антанты. В середине октября посланец Сторза прибыл в Мек-ку, чтобы связаться с Абдаллахом. Началась переписка шерифа с британ-ским верховным комиссаром в Египте. Сын Хусейна, Фейсал, считал, что у Франции есть план захвата Сирии, а у Великобритании — южных райо¬нов Ирака. В предложениях Китченера, который уже находился в Лондо¬не, не содержалось никаких обязательств и гарантий против раздела араб¬ских территорий, а был лишь намек на признание независимости Хиджаза. Но у Абдаллаха были контакты с тайными обществами в Сирии и Ира¬ке, и он предполагал, что Дамаск и Багдад ответят положительно на при¬зыв к выступлению против турок.
Весной 1915 г. один из сыновей Хусейна, эмир Фейсал, прибыл в Дамаск. Он был принят Джемаль-пашой и одновременно с этим установил тайные контакты с сирийскими националистами. В частности, он вел переговоры с представителями младоарабов и тайного офицерского общества «Аль-Ахд», в члены которого он вошел.
Сирийские националисты рекомендовали Фейсалу выступить против турок на стороне Англии. При этом они выработали ус¬ловия англо-арабского сотрудничества, которые были изложены в Дамасском протоколе. Этот документ был со¬ставлен в мае 1915 г. В соответствии с Дамасским протоколом Англия должна была признать и гарантировать независимость арабского государства в его «естественных границах». Под этим понималась территория, ограниченная с севера 37-й параллелью и включавшая Сирию, Палестину, Ирак и весь Аравийский по¬луостров, за исключением Адена. Англия должна была также гарантировать отмену режима капитуляций . За это национали¬сты соглашались на подписание оборонительного союза между Великобританией и будущим арабским государством и на предо-ставление Англии экономических преимуществ сроком на 15 лет.
Дамасский протокол явился важной вехой в истории араб¬ского национально-освободительного движения. Он знаменовал собой установление союза между арабскими феодалами и бур¬жуазией Сирии, Ирака и Палестины. Заключение этого союза укрепляло позиции Хашимитов в арабском мире и давало им дополнительные козыри в дипломатической игре с Англией.

1.3.2.Подготовка хиджазского восстания

Как только Фейсал вернулся в Хиджаз и дал отчёт о своём пребывании в Дамаске шериф Хуссейн возобновил переговоры с англичанами. В этот момент война для Великобритании и ее союзников шла на Ближнем Востоке неудачно. Галлиполийская операция и наступление на Синае провалились. Турки угрожали из Йемена Адену. В Ираке положение экспедиционного корпуса было тяжелым. Союзники придавали большое значение восстанию ара¬бов, которое должно было способствовать их военным усилиям на Ближ¬нем Востоке.
Состоялся обмен письмами между Хусейном и Г.Макмагоном. В послании от 14 июля 1915 г. правитель Мекки так конкретизировал свои требования: «1. Великобритания призна¬ет независимость арабских стран, которые ограничены: на севере — лини¬ей Мерсин — Адана, далее по 37-й параллели и линией Биреджик — Урфа — Мардин — Мидиат — Джазират-ибн-Омар — Амадия к персидской границе; на востоке — персидской границей вплоть до Персидского залива; на юге — Индийским океаном (за исключением Адена, который сохраняет свой настоящий статус); на западе — Красным морем и Средиземным морем до Мерсина. 2. Великобритания согласится на провозглашение Арабского халифата. 3. Шерифское арабское правительство берет на себя обязатель¬ство при прочих равных условиях предоставить Великобритании преиму¬щества во всех экономических предприятиях в арабских странах» . Там же содержались условия военного союза, отмена режима капитуляций и другие вопросы. Из текста послания можно сделать вывод, что Хусейн хотел стать с анг¬лийской помощью во главе независимого арабского государства, которое включило бы в себя не только все арабские (а также часть курдских и чисто турецких территорий), но и все аравийские протектораты Великобритании, кроме колонии Аден.
В своем послании от 24 октября 1915 г. Макмагон писал: «Районы Мер¬сина, Александретты и части Сирии, лежащие к западу от районов Дамаска, Хомса, Хамы и Алеппо, не могут быть названы чисто арабскими и должны по этой причине быть исключенными из предложенного разграничения. При условии этой модификации и без нанесения ущерба договорам, заключенным между нами и некоторыми арабскими вождями, мы принимаем это разграничение. Что касается районов, лежащих внутри тех предложенных границ, в которых Великобритания может свободно действовать без нанесения ущерба инте-ресам своего союзника — Франции, то я уполномочен передать вам следую¬щие обязательства от имени правительства Великобритании... 1. При ус¬ловии вышеупомянутых модификаций Великобритания готова признать и защищать независимость арабов во всех районах, лежащих в границах, предложенных шерифом Мекки. 2. Великобритания гарантирует святые места против любой внешней агрессии... 4. Подразумевается, что арабы уже решили искать советов и помощи одной лишь Великобритании и что те европейские советники и чиновники, которые будут нужны для уста¬новления правильной системы администрации, будут британцами. 5. Что касается двух вилайетов — Багдадского и Бассорского, то арабы признают, что установленные британские интересы и позиции там потребуют специ¬альных административных мероприятий, чтобы защитить эти районы от иностранной агрессии» .
Обязательства Великобритании, данные шерифу Хусейну, настолько не совпадали с его требованиями, что правитель Мекки, не мог питать иллюзий насчет истинных границ и под¬текста английских обещаний, но даже самое ограниченное толкование британского послания казалось ему достаточной гарантией его будущего статуса в качестве короля арабов, чтобы начать восстание против турок.

1.4.Тайные договоры о разделе арабских стран

Но даже при самом осторожном толковании послания Макмагона ни шериф, ни его окружение не могли предполагать, что практически все обещания Лондона были обманом и что уже шли переговоры о колони-альном разделе арабских стран, которые завершились подписанием со-глашения Сайкс — Пико. Оно было заключено за несколько недель до на¬чала восстания и перечеркивало обязательства Макмагона. По этому соглашению предусматривался полный территориальный раздел Османской империи между тремя державами.
В соответствии с ним Россия должна была получить Проливы с Константинополем (Стамбулом), Юго-Западную Армению, часть Северного Курдистана («желтая зона»); Франция — Западную Сирию, Ливан, Киликию и Юго-Восточную Анатолию («синяя зона»); Великобритания — Центральную и часть Южной Месопотамии, палестинские порты Хайфа и Акка («красная зона»). Палестина (без анклава указанных портов) переходила под международное управление («коричневая зона»).
Оставшаяся часть арабских провинций Османской империи делилась на две зоны влияния: французскую («зона А») — Восточная Сирия и Центральный Курдистан, и британскую («зона Б») — Заиорданье, Южный Курдистан и Южная Месопотамия. На территории этих зон влияния предполагалось создание некоего «независимого» арабского государства, которое находилось бы под англо-французским кондоминиумом.
После того, как о соглашении Сайкс-Пико стало известно Италии, она потребовала своей доли, и по соглашению в Сен-Жан де Марьени в августе 1917 г. ей была выделена «зеленая зона» (Юго-Западная Анатолия) и зона влияния «С» (часть Западной и Центральной Анатолии). При этом со стороны Великобритании была сделана оговорка о том, что присоединение Италии к соглашению Сайкс-Пико должно быть ратифицировано Россией.
В целом заключение соглашения Сайкс-Пико означало «конец традиционной политики Великобритании по отношению к Османской империи, которая предусматривала не только недопущение захвата Проливов Россией, но и недопущение присутствия Франции на Ближнем Востоке» . Вместе с тем и сам территориальный раздел Османской империи рассматривался в Лондоне «как определенный вынужденный компромисс, который мог быть ревизован при благоприятных обстоятельствах» .
1.5. Восстание в Хиджазе и роль Лоуренса в нём.

Турки планировали смещение Хусейна и его замену послушным шери-фом, поэтому правитель Мекки решил спешить. Накануне восстания он предупредил Фейсала, и тот смог с небольшим эскортом ускользнуть из-под турецкого надзора.
Провозгласив независимость 5 июня 1916 г., Хусейн 10 июня, опасаясь, упреждающего удара со стороны турок, начал восстание. В июле сдался турецкий гарнизон в Мекке, постепенно были взяты все другие крупные города в Хиджазе, кроме Медины, куда доходила ветка железной дороги из Сирии. В Джидде появились миссии связи — британская во главе с пол¬ковником К. Уилсоном и французская во главе с Э. Бремоном.
В октябре 1916 г. из Каира в качестве офицера связи к шерифу Мекки прибыл Т.Лоуренс. Тогда же он встретился с сыном Хуссейна Абдаллахом, а затем с другим сыном — Фейсалом.
Лоуренс составил отчет о своей встрече с Фейсадом и описал первое впечатление, которое тот на него произ¬вел. «С первого же взгляда, — пишет Лоуренс, — я по¬чувствовал, что именно этого человека я искал, прибыв в Аравию — вождя, способного привести арабское вос¬стание к победе. Фейсал выглядел очень высоким и стройным, словно колонна, в своем длинном белом шел¬ковом одеянии с коричневым платком, удерживаемом на голове блестящим золотисто-алым шнуром. Его веки бы¬ли опущены, и бледное с черной бородой лицо походило на маску при неподвижном, но излучающем скрытую энергию и постоянную готовность к действию теле» .
Осмотрев на следующий день воинство Фейсала, Лоуренс составил о нём своё мнение. Он записал «Это разбойного вида толпа очень смуглых людей…они бродят увешанные патронташами, то и дело паля из своих ружей. Что же касается их физического состояния, то я сомневаюсь, что я когда-нибудь видел бойцов более крепких» .
После взятия у турок мелких городов на побе¬режье Красного моря бедуинские отряды направились на север Хиджаза, чтобы захватить порт Акабу. В важном бою на подступах к Акабе, дело решил храбрый и способный бедуинский вождь. Бедуины разгро¬мили небольшой турецкий отряд, который закрывал им дорогу на Акабу, и взяли город. Затем действия арабских армий ограничивались операциями против турок к востоку от реки Иордан и диверсиями на железной доро¬ге, в которых Т. Лоуренс активно участвовал. В многотомном труде "История шпионажа", посвящено немало страниц "Лоуренсу Аравийскому", в частности, там говорится: «Только в лоне Арабского бюро Лоуренс смог до конца раскрыть свой талант авантюриста. Он был по-лисьи хитер, дьявольски ловок, не считался ни с кем и плевал на начальство, чем восстановил против себя почти весь британский генеральский штат. Только небольшая группа экспертов ценила его поистине энциклопедические знания и умение вести дела с арабами. Лоуренс знал, что у него имеются влиятельные друзья в Лондоне. Поэтому он, не стесняясь, гнал от себя тех, которые мешали ему или просто не нравились ему. Самоуверенный и дерзкий, мечтательный и надменный, Лоуренс в двадцать лет стал офицером отделения Интеллидженс сервис в Каире, лучше всех изучил арабов и имел наиболее широко разветвленную и хорошо организованную агентурную сеть на территориях, занятых турками. Замкнутый, тщеславный, обожающий преклонение перед собой, он был храбр перед лицом опасности и авантюристичен до предела. Лоуренс превратился в настоящего кочевника, носил одежду бедуинов, прекрасно ездил на верблюдах, был неприхотлив в еде, легко переносил жару и жажду и превратился, в конце концов, в руководителя арабских повстанческих отрядов, которые весьма эффективно боролись против турок» .
Несмотря на щедрые посулы, поддержка со стороны англичан восставших бедуинов оказалась на деле не столь мощной, как на словах «В Каире разгоряченные власти обещали нам золото, винтовки, мулов, много пулеметов и горных орудий, но последних, разумеется, нам так никогда и не послали. Вопрос об орудиях являлся вечным мучением, так как турецкая артиллерия намного превосходила нас» , - жалуется Лоуренс в своей книге.
Конечно, восстание арабов способствовало успеху союзников и сохранило жизнь британским солда¬там. Но арабы отдавали свои жизни фактически для того, чтобы их стра¬ны потом оказались поделенными между колонизаторами. Лоуренс знал об этом, но толкал аравийских арабов на смерть. «Так как я не был пол¬ным дураком, то мог видеть: если мы выиграем войну, то обещания ара¬бам будут мертвым листком бумаги, — писал Т. Лоуренс. — Если бы я был честным советником, я бы отослал моих людей домой и не позволил бы им рисковать своими жизнями за такое дело. Но арабское вдохновение было нашим главным орудием, чтобы выиграть войну на Востоке. Поэто¬му я заверял их, что Англия сдержит свое слово и по букве, и по духу... Но, конечно... я был постоянно полон горечи и стыда» .
В конце октября 1916 г. шериф провозгласил себя королем арабов. Эту новость передал за границу его второй сын, Абдаллах. В январе 1917 года английское и французское правительства информировали Хусейна, что признают его «королем Хиджаза».
В конце 1916 г. под знамена Хусейна в Хиджазе встало 30 — 40 тыс. бойцов, но у них было лишь 10 тыс. винтовок. Организация военных действий сначала была поручена египетскому офицеру Азизу аль-Масри, а затем — иракскому офицеру Джафару аль-Аскари. Советы офицеров, прошедших выучку в регулярной армии, плохо воспринимались и Хусей¬ном, и его командирами, предпочитавшими традиционные способы ве¬дения военных действий, но кое-какое ядро регулярной армии удалось создать.
В начале 1917 г. последнее селение, Эль-Ваджх, которое турки удержи¬вали еще на побережье Хиджаза, было занято десантом с британских во¬енных кораблей и хиджазским отрядом Фейсала. К середине 1917 г. арабские партизаны очистили все красноморское побережье и смогли перенести боевые действия в Заиорданье, угрожая тылу турецких войск, которые сдерживали натиск британских войск в Палестине. К июлю 1917 г. восстав¬шими арабами была захвачена Акаба. Английские деньги, которые Хусейн и его сыновья распределяли среди бедуинов, привлекали к восстанию все больше сторонников. Арабское войско начало продвигаться на Дамаск по территории ны¬нешней Иордании, что облегчало операции английской армии, воз¬главляемой Алленби, в Палестине. Крушение Османской империи было близко. Арабы дезертировали из турецких войск.
После Октябрьской революции Советская Россия опубликовала царские, тайные договоры, естественно турки передали шерифу Хуссейну текст соглашения Сайкс — Пико о разделе арабских стран шерифу Хусейну. Это шокировало не только Хусейна и его окружение, но и арабское национально-освободительное движение в целом.
Хусейн связался с англичанами, запрашивая их мнение о подлинности договора, и получил «чистосердеч¬ные заверения», что этот договор был фальшивкой, но эти заверения опять были сделаны двусмысленным образом. Шериф Хусейн поверил англича¬нам или сделал вид, что поверил, и продолжал военные действия против турок. Это означало, что арабская кровь практически лилась в антиараб¬ских целях. Но правительство Хиджаза целиком зависело от военной, финансовой и продовольственной помощи англичан и было лишено сво¬боды действий.
На заключительном этапе войны и после нее стало ясно, что англича¬не не только не собирались выполнять данные Хусейну и арабским наци-оналистам обещания, но и усугубили проблему откровенным разделом их территории и декларацией Бальфура от 2 ноября 1917 г. о создании ев¬рейского «национального очага» в Палестине. Отношения Хусейна с анг¬личанами резко обострились. На Версальской мирной конференции Ве¬ликобритания закрепила свои «особые интересы» в Аравии.
1.6. Хиджазское восстание и Абд аль-Азиз.

С началом антитурецкого восстания в Хиджазе главной задачей бри-танских политических представителей на Аравийском полуострове было побудить Абд аль-Азиза присоединиться к Хусейну или хотя бы, не допустить обострения противоречий между ними. Однако Абд аль-Азиз с самого начала не доверял шерифу Хусейну. Когда в июне 1916 г. риядский эмир узнал от П.Кокса о хиджазском восстании, он выразил опасение, «как бы претензии Хусейна на руководство арабами не создали ситуацию, совершенно неприемлемую для него» . Но эмир Неджда, видимо, попы¬тался извлечь для себя кое-какие выгоды, пользуясь тем, что руки мекканского шерифа были связаны.
Недждийцы иногда помогали туркам, иногда — хиджазцам, пишет аз-Зирикли. «Он привел три любопытных документа, направленных Ибн Сауду. Один из них — письмо Фейсала ибн Хусейна от 10 ноября 1916 г., в котором тот жалуется на продолжение торговли между Касимом и Мединой. Второе письмо — от шерифа Хусей¬на, посланное в конце марта 1917 г., с просьбой напасть на Хаиль. Третье письмо — от генерала Фахри-паши, турецкого командующего в Медине, отправленное в июле 1918 г., с предложением помощи оружием и снаряже¬нием для войны против «бунтовщика Хусейна» .
Отряды Абд аль-Азиза совершали набеги на племе¬на, подчиненные шерифу Хусейну, особенно в приграничных областях. Ибн Сауд поддерживал связи с османским губернатором и главнокоманду¬ющим турецкими войсками, действовавшими в окрестностях Медины. За звонкую монету он снабжал турок верблюдами. В конце сентября 1917 г. недждийская делегация направилась в Дамаск, чтобы обсудить с осман-скими властями различные проблемы, хотя в конце ноября сам эмир по-сетил англичан в Басре.
Но Абд аль-Азиз, видимо, уловил, куда клонится чаша весов, конфис-ковал 700 верблюдов, купленных для турок одним богатым торговцем, и даже передал их в Кувейте англичанам. Шериф Хусейн, замечая, что британские усилия не могут сдержать его недждийского соперника, на-правил посланника к Абд аль-Азизу с золотом и призывами действовать против общего врага.
С началом хиджазского восстания Джебель-Шаммар стал получать от турок помощь оружием. Когда Абд аль-Азиз понял, что военная мощь Хаиля возрождается, он стал стремиться к улучшению отношений с шери¬фом Хусейном. Но главной причиной изменения его отношения к хид¬жазцам было британское давление. В ноябре 1916 г. П.Кокс встретился с Абд аль-Азизом в Эль-Укайре и попытался убедить его, что ему нечего бояться претензий шерифа, хотя англичане уже знали, что Хусейн объя¬вил себя королем арабов.
20 ноября 1916 г. П.Кокс организовал в Кувейте «великий дурбар» — совещание, на котором встретились Абд аль-Азиз, шейх Кувейта Джабир и шейх селения Мохаммеры Хазаль. Ибн Сауд похвалил шерифа за его действия и подчеркнул необходимость для всех истинных арабов сотруд-ничать с ним для защиты арабского дела, но, как обычно, эмир воздер-жался от обещаний оказать реальную поддержку. Англичане уговорили Хусейна направить приветственную телеграмму собравшимся в Кувейте.
На «великом дурбаре» Абд аль-Азиз окончательно решил принять сто¬рону Великобритании. Тогда же он вместе с шейхом Кувейта Джабиром получил английский орден. Недждийский эмир сделал краткое заявление: «Турки поставили себя вне закона своими несправедливыми действиями против мусульман. Они стремились разделять и ослаблять арабов, в то время как англичане поощряли их объединиться» . Три лидера дали клятву верно сотрудничать с Великобританией. При этом Абд аль-Азиз передал англичанам 700 верблюдов, пред¬назначенных туркам.
После «великого дурбара» Абд аль-Азиз посетил Басру, где англичане показали ему современное вооружение, и где он впервые увидел самоле-ты. Сдержанный на слова, эмир не выказал восхищения, но, надо пола-гать, современная техника произвела на него впечатление. Тогда-то и была достигнута договоренность о ежемесячной субсидии риядскому эмиру в 5 тыс. фунтов стерлингов.
П.Кокс убедил Абд аль-Азиза, что опасность грозит ему со сторо¬ны Джебель-Шаммара, усиленно вооружавшегося немцами и турками. Он предложил эмиру Неджда кроме субсидии 4 пулемета, 3 тыс. винтовок с патронами, а в ответ Абд аль-Азиз обещал выставить 4 тыс. человек про-тив Хаиля.
Все же англичане убедились, что риядского эмира невозможно под-толкнуть к прямым действиям против Джебель-Шаммара, и рассчитыва-ли хотя бы на то, что заключенный с ним договор заставит его установить блокаду турок в Хиджазе и Сирии. Однако риядский эмир, как и другие правители, до конца войны не препятствовал контрабанде, которая по¬полняла его казну.
Когда шериф Хусейн объявил себя «королем арабов», риядский эмир выразил протест и потребовал определить границу между Недждом и Хиджазом и договориться, кому будут подчинены пограничные кочевые племена. Хусейн, по словам недждийского летописца, якобы ответил ему: «Каких границ ты требуешь? Ты сумасшедший или пьяный» . Эмир Неджда не забыл этого оскорбления. Он предупредил англичан, что будет вынуж-ден бороться с Хусейном.
С 1917 г. П.Кокс стремился отвлечь внимание Абд аль-Азиза от дейст-вий союзников в Хиджазе, по-прежнему подталкивая его против Джебель-Шаммара, который с фланга беспокоил англо-индийские войска в Месо¬потамии. (В этом же году П.Кокс стал британским гражданским комисса¬ром в Багдаде при англо-индийском экспедиционном корпусе.) Вновь анг¬личане безуспешно пытались остановить контрабанду через аравийские пустыни. Поток товаров шел и из самого Ирака, где были их войска, и из портов Персидского залива, в том числе через Кувейт. Затем караваны направлялись в Касим или Джебель-Шаммар, а оттуда — в Медину или Дамаск.
Осенью 1917 г. арабские отряды Хусейна действовали вяло, и новый английский верховный комиссар в Египте, Р. Уингейт, потребовал уси-лить давление на Ибн Сауда, чтобы привлечь его к более активным дей-ствиям против Джебель-Шаммара. Представитель Уингейта, Р.Сторз, был послан в Багдад, где обсудил ситуацию с П. Коксом. В ноябре 1917 г. представители П.Кокса во главе с полковником Гамиль¬тоном высадились в Эль-Укайре и направились в Эр-Рияд, чтобы в конце месяца обсудить с эмиром сложившуюся ситуацию.
В этой миссии находился Г.Филби, «ставший, одним из самых крупных исследователей Аравии и связавший затем с Абд аль-Азизом и Саудовской Аравией свою жизнь» . Он стал постоянным британским представителем при риядском эмире. Как писал сам Г.Филби, его задачей было подтолк¬нуть Абд аль-Азиза к походу против Джебель-Шаммара, не допустить обо¬стрения отношений с Хиджазом, найти решение проблемы аджманов. Абд аль-Азиз обещал начать энергичные действия, если ему поставят оружие.
Но к апрелю 1918 г., когда уже был взят Иерусалим, англичане больше не нуждались в ликвидации Джебель-Шаммарского эмирата и теперь даже отказывались поставлять то, что Г.Филби запросил в декабре 1917 г.
Г.Филби предложил из фонда, находившегося в его личном распоряже¬нии, 20 тыс. фунтов, если риядский эмир немедленно совершит поход на Хайль. 5 августа 1918 г. началась кампания против Джебель-Шаммара, в которой участвовал Г.Филби. В сен¬тябре 1918 г. ихваны двинулись под своими знаменами к Хаилю. У недждийцев было около 5 тыс. человек. В это время уже обострялась обста¬новка на границе с Хиджазом из-за оазиса Эль-Хурма; Хусейн заключил мир с Хаилем, и все это беспокоило эмира Неджда. Когда шаммары, каза¬лось, были готовы капитулировать, англичане решили, что успех Ибн Сауда в Хайле вызовет отрицательную реакцию Хусейна, и приказали свернуть кампанию. Абд аль-Азиз был в ярости, хотя эта кампания при¬несла ему большую добычу — полторы тысячи верблюдов, тысячи овец и 10 тыс. патронов. Однако он понял, что англичане уже не заинтересова¬ны в его действиях против Хаиля, тем более в завоевании им Джебель-Шаммара.
После капитуляции Османской империи в Аравии осталось пять фактически независимых государств — Хиджаз, Неджд, Джебель-Шаммар, Асир и Йемен. Их будущее определялось как взаимной борьбой, где побеждал более сильный, которым, в конце концов, оказался Недждийский эмират, так и политикой Великобритании. «Независимая Аравия всегда была фун¬даментальным принципом нашей восточной политики, — писал 16 мая 1919 года министр колоний Великобритании лорд Мильнер, — но то, что мы понимаем под этим, означает, что Аравия, хотя и станет сама по себе независимой, будет держаться вне сферы европейских политических ин¬триг и в пределах британской сферы влияния, другими словами, это зна¬чит, что ее независимые туземные правители не будут иметь иностран¬ных договоров ни с кем, кроме нас» .
1.7. Столкновение между Нейдждом и Хиджазом и реакция английских политиков на него
Победоносные союзники боролись на мирной конференции за манда-ты и привилегии на Ближнем Востоке, мало интересуясь тем, как развива-ются события на Аравийском полуострове, а там, на границе Неджда и Хиджаза развивался нового конфликт.
Король Хусейн направил для захвата Эль-Хурмы Шакира ибн Зайда с Отрядом из 1200 бедуинов и 500 пехотинцев, но его войско терпело поражение за поражением. В начале 1919 г. правитель Мекки двинул главную часть армии своего сына, Абдаллаха, которая насчитывала 8 тыс. человек, и ряд других подразделений на Эль-Хурму. Британский резидент в Джидде понимал, что речь идет уже о прямом столкновении с недждийцами, и попытался предотвратить его. Видимо, он считал, что Хусейн надеется захватить Эль-Хурму, а затем вторгнуться в Неджд. В этот момент ему было неясно, окажется ли столкновение Хиджаза и Неджда выгодным англича¬нам. Однако поведение короля Хусейна, его недовольство английской политикой, его напоминания англичанам о нарушенных ими обязательст¬вах, его претензии на титул короля всех арабов, может быть, подталкива¬ли Лондон к мысли, что шерифа надо проучить. Правда, в этот момент англичане могли не знать подлинной боеспособности недждийцев. Г.Филби пишет, что на совещании у лорда Керзона, в марте 1919 г., почти все выказали уверенность в разгроме ваххабитов, и было решено поддержать при¬тязания Хиджаза на оазис Эль-Хурма. Абдаллах был против решения, принятого его отцом. Он понимал, что население Хиджаза устало от войны, а действия против неуловимых бедуинов могли затянуться надолго и не принести успеха. Но по приказу отца он двинулся на восток, по направлению к городу Тураба, который лежит в 120 —130 км от Эль-Хурмы. В конце мая 1919 г. Абдаллах захватил Турабу и позволил своим солда¬там разграбить оазис.
В это время недалеко от Турабы собрались ихванские подразделения из Эль-Гатгата во главе с Султаном ибн Биджадом и отряд воинов из пле¬мени кахтан во главе с Хамудом ибн Омаром. Сюда же прибыл Халид ибн Лювай из Эль-Хурмы. По недждийским данным, у них было около 4 тыс. человек. Посланцы Абд аль-Азиза, воз¬вращавшиеся из Турабы, рассказывали ужасные истории о грабежах, убий¬ствах и насилиях, совершенных армией Абдаллаха, а также утверждали, что Абдаллах якобы хвастался тем, что начнет пост (рамадан) в Эр-Рияде и будет праздновать ид аль-адха в Эль-Хасе.
Ночью ихваны с трех сторон напали на войско Абдаллаха и наголову разгромили его. Абдаллах признавал, что из 500 солдат регулярной ар-мии, которые у него были, осталось только трое, а из 850 хиджазцев — только 150. Для хиджазцев сложилась грозная ситуация. Абдаллах считал, что по¬сле этого поражения положение короля Хиджаза стало безнадежным так как почти все оружие и запасы попали в руки ихванов. Хотя раньше ихваны и участвовали в кое-каких набегах Абд аль-Азиза, это было их первое испытание в серьезной военной операции. Битва показала, что в распоряжении эмира Неджда есть боеспособная сила.
Абд аль-Азиз прибыл в Турабу в начале июля 1919 г. вместе с пополне¬нием в 12 тыс. человек, хотя, по мнению А.Васильева , эта цифра, видимо, преувеличена. Но 4 июля 1919 г. из Джидды прибыл курьер «Правительство его величества приказало мне информировать вас, что вы должны вернуться в Неджд, как только получите мое письмо, оставив Турабу и Эль-Хурму в качестве нейтральных зон, пока между вами и коро¬лем Хусейном не будут определены границы. Если вы откажетесь уйти после получения моего письма, правительство его величества будет счи¬тать договор с вами аннулированным и недействительным и предпримет все необходимые шаги, чтобы помешать вашим враждебным действиям» . Англичане потребовали, чтобы Абд аль-Азиз не двигался на Эт-Таиф.
Получив этот ультиматум, недждийский эмир понял, что зашел слиш-ком далеко, и немедленно вернулся в Эр-Рияд. Он приказал ихванам очи-стить оазисы в этом районе и заменил их отрядом, приведенным из-под Хаиля, а также восстановил на своем посту прежнего эмира Турабы. Одна¬ко Абд аль-Азиз продолжал направлять письма шейхам кочевых племен этого района, призывая их присоединиться к делу «единобожия». Мно¬гие откликнулись на его призыв. Как показала практика, это означало установление контроля недждийцев над пограничным районом.
Англичане подкрепили свой ультиматум, направив самолеты и солдат в Джидду. Предполагалось, что Эр-Рияду будет прекращена выплата суб¬сидии, если Абд аль-Азиз снова попытается вторгнуться в Хиджаз. и не намеревались помогать подконтрольному им недждийскому эмиру.
Хотя Ибн Сауд подчинился английским требованиям, сравнительно легкий разгром хиджазцев показал ему, какими силами он обладает, и у него сложилось убеждение, что Хиджаз в конце концов будет принадле-жать ему.
После завершения первой мировой войны Неджд оставался лишь од-ним из нескольких государств Аравии. Еще продолжал существовать Джебель-Шаммар, под британским протекторатом находился Кувейт, еще не был присоединён к Неджду Асир. Хиджаз претендовал на то, что бы поглотить всю Аравию, хотя и не имел на это сил. На обломках Османской империи европейские колониальные державы выкроили себе подмандатные территории. «Никто не собирался посылать иностранные войска для оккупации какой-либо части Аравии, это была слишком бедная страна, чтобы какая-либо хищная держава оккупировала её» , писал Ллойд Джордж.
На смену турецкому, пришло англо-французское господство.


Заключение

Одной из важнейших причин первой мировой войны была борьба за передел Ближнего и Среднего Востока. Англия стремилась к Упрочению британского господства, создание огромной ближневосточной империи на обломках турецких владений. Это была одна из важнейших целей Великобритании в первой мировой войне. Одним из направлений колониальной экспансии Великобритании на Ближнем Востоке стал Аравийский полуостров.
Немедлен¬ными задачами Великобритании после начала войны было сохранить контроль над Египтом, Суэцким каналом и Красным морем, а также захватить плацдарм в ни¬зовьях Тигра и Евфрата, чтобы гарантировать нефтяные месторождения в Иране от возможного турецко-германского вторжения. В то же время Англичане отказывались от своей старой политики невмешательства во внутренние дела государств Аравийского полуост¬рова.
С началом первой мировой войны английское военное и политическое руководство начало разрабатывать план восстания арабов на сторо¬не держав Антанты.
Наибольшое внимание союзников в годы первой мировой войны уделялось мекканскому шерифу, так как Хиджаз лежал вдоль важных морских коммуникаций Вели¬кобритании и ее союзников по Красному морю.
Еще до начала войны правитель Мекки установил отношения с англичанами через Каир. В 1915 г., Хуссейн возобновил переговоры. Результатом переговоров стало решение мекканского правителя призвать арабов к антитурецкому восстанию. Восстание арабов способствовало успеху союзников и сохранило жизнь британским солда¬там. Но арабы отдавали свои жизни фактически для того, чтобы их стра¬ны потом оказались поделенными между колонизаторами. Это означало, что арабская кровь практически лилась в антиараб¬ских целях. Но правительство Хиджаза вынуждено было участвовать в военных действиях так как целиком зависело от военной, финансовой и продовольственной помощи англичан и было лишено сво¬боды действий.
В ходе военных действий на Аравийском полуострове английские политики сделали ставку на Хусейна правителя Хиджаза, но в то же время они не могли игнорировать самого сильного аравийского правителя — эмира Неджда. От Абд аль-Азиза хотели только одного — чтобы он нейтрализовал вассала турок, хаильского эмира, который угрожал флангу британской армии в Нижней Месопотамии. Англичане надеялись, что, при¬влекая на свою сторону недждийского эмира, они смогут заставить его установить блокаду на товары, идущие к туркам в Хиджаз и Сирию.
Но участие в одной из военных операций организованных англичанами отбила охоту у риядского эмира ввязы¬ваться в большую войну. Он постоянно уклонялся от активного участия в военных действиях, на которых настаивали англичане.
Англичане добились подписания с Абд аль-Азизом «даринского» договора, этот договор практически устанавливал протекторат Великобритании над Недждом и зависимыми от него территориями. Он вписы¬вался в систему, которая должна была, по замыслу Лондона, установиться на большей части Ближнего Востока и, во вся¬ком случае, во всей Аравии после войны. Однако втянуть Неджд в войну против Турции Великобритании так и не удалось.
После капитуляции Османской империи и завершения первой мировой войны в Аравии осталось пять фак¬тически независимых государств — Хиджаз, Неджд, Джебель-Шаммар, Асир и Йемен. Их будущее определялось как политикой Великобритании так и взаимной борьбой, где побеждал более сильный. В то время Неджд ещё оставался лишь од-ним из нескольких государств Аравии хотя и сильнейшим.
Английские политики решили, что Аравия, хотя и станет сама по себе независимой, но будет держаться вне сферы европейских политических ин¬триг и в пределах британской сферы влияния, что зна¬чило, что ее независимые правители не будут иметь иностран¬ных договоров ни с кем, кроме них. На смену турецкому, пришло англо-французское господство.
На обломках Османской империи европейские колониальные державы выкроили себе подмандатные территории. Они не собирался посылать иностранные войска для оккупации какой-либо части Аравии, так как это была по их мнению слишком бедная страна, чтобы какая-либо хищная держава оккупировала её.



Список источников и литературы

1. Лоуренс Т.Э. Семь столпов мудрости/Пер. с англ. Я.Черняка – СПб.: Азбука, 2001. – 568 с.
2. Секретное соглашение союзных держав с Италией, заключённое в Лондоне 13/26 апреля 1915 г.//Юровская Е.Е. Практикум по новой истории. 1870 – 1917: Учеб. Пособие. – 3-е изд.., перераб. и доп. – М.: Высш. школа, 1979. – С.323 – 324.

3. Арабские страны. История и современность. – М.: Наука,1981. – 264 с.
4. Бодянский, В.Л. Княжества Персидского залива. – М.: Мистерия,1993. – 225 с.
5. Бондаревский, Г.Л. Английская политика и международные отношения в бассейне Персидского залива (конец XIX – начало XX в.). – М.: Наука, 1968. – 542 с.
6. Васильев, А.М. История Саудовской Аравии (1745 г. – конец XX в.). – 2-е изд. расшир. и доп. – М.: Классика плюс, 1999. – 672 с.
7. Лазарев М.С. Крушение турецкого господства на Арабском Востоке (1914 – 1918). – М.: Наука,1960. – 311с.
8. Лазарев, М.С. Политика Англии на Ближнем и Среднем Востоке. – М.: Наука, 1963. – 355 с.
9. Луцкий, В.Б. Новая история Арабских стран. – 2-е изд. – М.: Наука, 1966. – 372 с.
10. Маклин А. Лоуренс Аравийский. – М.: Иностранная литература, 1992. – 195 с.
11. Политика Англии в Африке и на Ближнем Востоке. – М.: Наука, 1967. – 260 с.
12. Саудовская Аравия: Справочник. – М.: Политиздат, 1980. -
13. Страны Ближнего Востока: Справочник/Под ред. И.Ф.Черникова. – М.: Политиздат, 1992. – 335 с.




Данные о файле

Размер 51.93 KB
Скачиваний 40

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar