ГлавнаяКаталог работКультурология → Проблема семья и детство в творчестве Л. Улицкой
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Проблема семья и детство в творчестве Л. Улицкой

Содержание
Введение 3
1. Традиции рассмотрения проблемы «Семья и детство» и творчество Л. Улицкой 8
1.1 Детство как социальный и литературный феномен 8
1.2 Роль семьи и семейных ценностей в жизни человека 10
1.3 Особенности творческого метода Л. Улицкой 11
2. Проблема «Семья и детство» в творчестве Л. Улицкой 15
2.1 Мир детства в творчестве Л. Улицкой 15
2.2 Тема семьи в прозе Л. Улицкой 22
Заключение 28
Список использованной литературы 30


Введение
Творчество Людмилы Улицкой, автора «Сонечки», «Медеи и ее детей», «Веселых похорон», «Казуса Кукоцкого» и многих других не менее замечательных произведений, в последние годы стало одним из ярчайших явлений современной прозы, привлекающих и читателя, и критику. Произведения Л. Улицкой продолжают магистральную тему русской литературы XIX века – тему «маленького человека» и его судьбы.
Людмила Евгеньевна Улицкая принадлежит к числу тех писателей, творчество которых за рубежом известно больше, чем в России. Ее путь в большую литературу был нелегким. Ее произведения долго оставались неизвестны русскому читателю, хотя за границей они во всю печатались.
Людмила Улицкая родилась 23 февраля 1943 года в городе Довлеканово, куда в войну была эвакуирована ее мама. Будущая писательница выросла в семье ученых: отец был инженером по сельскохозяйственным машинам, мать – биохимиком. После окончания в 1966 году биофака МГУ Улицкая занималась вопросами генетики. «Выбор моей первой профессии был определен яркими впечатлениями детства. Жалкая лаборатория в старом помещении бывшего приюта для сирот, в котором работала моя мама, представлялась мне храмом науки» , – призналась она в интервью А. Гостевой.
В 1970 году по настойчивому требованию КГБ академик Дубинин уволил ее из института общей генетики за распространение самиздата. Дошло даже до того, что закрыли всю лабораторию, и научная карьера Улицкой на этом была завершена.
После этого она долго не где не работает. В 1979 году Улицкая начала исполнять обязанности завлита Камерного Еврейского театра. Свой драматургический опыт Улицкая считает необычайно важным, ведь именно в пьесах она стала особы образом организовывать текстовое пространство. Там она проработала три года, а когда оттуда ушла в 1982 году, то уже точно знала, что хочет писать, и ничего другого делать не будет.
Примерно через год после ее увольнения из театра выходит в свет первая книга «Сто пуговиц». Никакого резонанса ее появление не вызвало. После этого произведения Л. Улицкой изредка печатаются в московских газетах и литературных журналах. В это же время ее рассказы издаются в США и Израиле, переводятся на французский, немецкий, китайский, английский и другие языки (в настоящий момент ее произведения переведены на 25 языков), ее книги расходятся огромными тиражами.
Все изменилось в 1992 году, когда на страницах «Нового мира» появилась повесть «Сонечка». Как ни странно, первые отзывы отечественных критиков стали появляться после того, как это произведение было включено в шорт-лист премии Букера 1993 года. Во Франции эта повесть была удостоена престижной литературной премии Медичи.
В 1996 году в России после публикации романа «Медея и ее дети» Л. Улицкую признали литературным событием года. В Италии это произведение принесло ей премию Джузеппе Ацерби, а также роман был отмечен французской международной премией Prix Medicis Etrager за 1996 год.
В 2001 году писательница удостаивается Букеровской премии за роман «Казус Кукоцкого». А новый роман Л. Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик» вошел в число финалистов Букеровской премии в 2007 году. Кроме того, именно этот роман принес писательнице Национальную литературную премию «Большая книга».
Несмотря на то, что книги Л. Улицкой издаются в России уже более десяти лет, обобщающих работ по ее творчеству в отечественном литературоведении немного. В основном это – рецензии на вновь появляющиеся произведения писательницы. Сама Л. Улицкая в интервью А. Гостевой сказала: «Западная критика ко мне более чем благосклонна. Пишут диссертации и статьи. Отечественная ко мне гораздо строже относится. Есть критики, которых моя проза глубоко раздражает» .
Как бы то ни было, но исследованию творчества Л. Улицкой в нашей стране уделяется очень мало внимания. Вероятно, именно с этим и связано то, что исследования особенностей идейно-тематического содержания не проводилось. Первым попытку выявить характерные черты и основные темы творчества Л. Улицкой предпринял В. Огрызко . Но и он сконцентрировал свое внимание на анализе романа «Медея и ее дети».
Наиболее полно основные черты творчества Л. Улицкой были выявлены Т.М. Колядич . Исследователем отмечаются предпосылки и истоки творчества писательница, рассматриваются основные вехи в творческой истории Л. Улицкой. Глубокое изучение материала позволяет выявить жанровую специфику произведений и определить основной круг вопросов, поднимаемых в ее произведениях. Но и здесь не затрагивается проблема «Семья и детство», хотя анализ творчества Л. Улицкой предлагается довольно полный.
Поэтому мы можем сказать, что тема данной работы совсем не изучена. Возросший в последнее время среди читателей интерес к творчеству Л. Улицкой требует более детального изучения ее произведений. Значит, заявленная тема является актуальной на данном этапе изучения творчества этой писательницы.
Целью данной работы является изучение особенностей разработки проблемы «Семья и детство» в творчестве Л. Улицкой.
Задачи, поставленные в данном научном исследовании:
1. выявить в сборниках произведений Л. Улицкой тексты, затрагивающие проблему «Семья и детство»;
2. проанализировать, на основе выявленных текстов, особенности раскрытия темы семьи в творчестве Л. Улицкой;
3. проанализировать, на основе выявленных текстов, особенности раскрытия темы детства в творчестве Л. Улицкой.
Новизна исследования заключается в новом подходе к творчеству Л. Улицкой: с точки зрения анализа проблемы «Семья и детство».
Для решения поставленных задач и достижения цели исследовании наиболее приемлем типологический метод, так как он подразумевает анализ произведения с точки зрения выявления в анализируемых текстах определенного типа компонентов.
Данная работа состоит из двух глав. Первая глава теоретическая. Она называется «Традиции проблемы “семья и детство” и творчество Л. Улицкой». Здесь затрагиваются проблемы семьи и проблемы детства как социального феномена. Для написания этой главы были использованы достижения психологии и педагогики. Кроме того, в этой же главе рассмотрены основные мотивы и главные особенности творчества Л. Улицкой. Эта общая характеристика творчества писательницы позволяет опираться на нее в дальнейшей работе при анализе проблемы «семья и детство» в проведениях этого автора.
Вторая глава «Проблема “Семья и детство” в творчестве Л. Улицкой» представляет собой характеристику раскрытия проблемы «семья» и проблемы «детство» в творчестве писательницы. С такой конкретизацией основной проблемы связано деление на параграфы в этой главе.
При этом работа имеет не очень большой список литературы, состоящий всего из 14 наименований.
При рассмотрении заданной темы для анализа были использованы повесть «Сонечка», циклы повестей и рассказов «Бедные родственники» и «Девочки от девяти до одиннадцати», а так же роман «Медея и ее дети». Источниками для данной работы послужили издания:
1. Улицкая, Л. Медея и ее дети: Роман / Л. Улицкая. – М.: Издательство Эксмо, 2002. – 288 с.
2. Улицкая, Л. Сонечка: Повести. Рассказы / Л. Улицкая. – М.: Издательство Эксмо, 2004. – 416 с.


1. Традиции рассмотрения проблемы «Семья и детство» и творчество Л. Улицкой
1.1 Детство как социальный и литературный феномен
«Детство, детский возраст – период жизни человека от рождения до отрочества. <…> В этот период ребенок проходит величайший путь в своем развитии от беспомощного существа, не способного к самостоятельной жизни, до вполне адаптированной к природе и обществу детской личности, уже способной взять ответственность за себя, своих близких, сверстников» .
Исторически понятие детства связывается не с биологическим состоянием незрелости, а с определенным социальным статусом детей.
Детство – это особый период в жизни человека, особая фаза не только в психофизическом, но и в социальном созревании, когда формируется и закладывается фундамент личности. Именно в этот период определяется та система ценностей и жизненных установок, которые будут сопровождать человека всю его жизнь.
В детстве для ребенка нет ничего естественнее, чем ощущение любви и защищенности в своей семье. Для ребенка семья – источник трепетных эмоциональных переживаний. В ретроспективе жизни каждый человек, обладавший в детстве семейным очагом, бескорыстной любовью близких, с сердечной приязнью, благодарно вспоминает эту счастливую пору.
Общество предъявляет требования к детству как периоду развития ребенка в контексте особого внимания к нему самого общества и семьи. Хотя общественные институты ориентированы на нужды человека каждого возрастного периода, детство в современных цивилизованных странах выступает как период, требующий от общества особого внимания в сфере охраны здоровья, физического, умственного и духовного развития, а так же обеспечение социальной защиты ребенку.
Психологи и социологи неоднократно отмечали, что именно в детстве начинают складываться те глубинные различия между детьми, которые во многом определяют будущие сущностные характеристики их индивидуальностей, а, следовательно, и выбор жизненного пути. Поэтому обстановка, в которой растут дети, имеет большое влияние на их будущую жизнь. Поэтому важно получить хорошие навыки и заботливое окружение в детстве, ведь именно тогда закладываются основные характеристики поведения.
Говоря о феномене детства в литературе, надо сказать, что к образам детей в ой или иной степени обращались практически все ведущие авторы русской литературы. При этом все авторы в своих произведениях о детях стараются передать тончайшие нюансы детского мировосприятия. Это приводит к тому, что тексты наполняются светом и теплотой. В таких произведениях все наполнено жизнерадостным движением.
Введение в произведение персонажей-детей позволяет авторам показать окружающий мир через призму еще не до конца оформившегося сознания ребенка. Использование автором такого приема дает возможность читателю по-новому посмотреть на привычные вещи, а иногда и посмотреть на себя со стороны. Часто ребенок, вследствие непосредственности своего восприятия, видит и замечает то, что уже недоступно взрослому человеку.
Часто в произведениях детство оказывается вовлеченным в мир взрослых. Так в произведениях ребенок осознает свою причастность к жизни взрослых. Например, в повести Л. Кассиля «Швамбрания» маленькие гимназисты срезают в городе электрические звонки, свергают ненавистного директора, активно участвуют в самоуправлении гимназией.
Надо сказать, что очень часто писатели в своих произведениях выводят собственные воспоминания детства, и образы их героев часто имеют реальных прототипов из детских и юношеских воспоминаний авторов.


1.2 Роль семьи и семейных ценностей в жизни человека
Семья представляет собой комплексное социальное явление, в котором сплелись воедино многообразные формы общественных отношений и процессов и которому присущи многочисленные социальные функции . Трудно найти другую социальную группу, в которой удовлетворялось бы столько разнообразных человеческих потребностей, в которые разворачиваются основные процессы человеческой жизни и которая настолько связана с жизнью каждого человека, что накладывает отпечаток на все его развитие.
Именно в семье обеспечивается физическое и эмоциональное развитие каждого человека. В младенчестве и раннем детстве семья играет определяющую роль, которая не может быть компенсирована ничем другим. В детском, младшем школьном и подростковым ее влияние остается ведущим, но перестает быть единственным. Затем роль этой функции семьи уменьшается.
Кроме того, семья имеет важнейшее значение в овладении человеком социальными нормами. Именно в семье проявляются фундаментальные ценностные ориентиры человека, проявляющиеся в социальных отношениях, а также определяющие его стиль жизни, сферы и уровни притязаний, жизненные устремления, планы и способы их достижения.
К.Д. Ушинский, основоположник педагогики в России, отмечал особую роль семьи в воспитании детей. Природные русские педагоги – бабушки, матери, деды – понимали инстинктивно и знали по опыту, что моральные сентенции приносят детям больше вреда, чем пользы, и что мораль заключается не в словах, а в самой жизни семьи и ежеминутно проникает в душу ребенка. Школы-интернаты и детские дома не дают детям родительской любви и ласки и формируют черствые, озлобленные личности.
Человек приобретает ценность в обществе только тогда, когда он становиться личностью. Становление же ее требует целенаправленного систематичного воздействия. Именно семья с ее постоянным и естественным характером воздействия призвана формировать черты характера, взгляды, убеждения и мировоззрения ребенка.
Множество произведений мировой литературы, шедевры древнего эпоса посвящено семье и любви. Вся русская литература середины XIX века задается вопросом правильной жизни семьи. Авторы ставят своих героев перед выбором между семьей и любовью, долгом и личными интересами. Катерина из «Грозы» А.Н. Островского, Анна Каренина из одноименного романа Л.Н. Толстого стоят в центре мучительных споров о праведности семьи и ее лживости. Браки в то время все больше становились фиктивными, то есть заключались в целях освобождения женщины из неволи и постепенно утрачивали свой первоначальный смысл. Сохранение видимости верности было важнее самой верности.
Для литературы начала ХХ века свойственно возрождение утраченного единства и целостности. Неслучайно все больше писателей обращают внимание к поэзии погибающей семьи. Это становится основным пафосом пьес А.П. Чехова, «Других берегов» В.В. Набокова, «Белой гвардии» М.А. Булгакова, «Доктора Живаго» Б.Л. Пастернака, и вообще всех писателей первой волны эмиграции. После революции в России тема семьи отходит на второй план, но не исчезает из литературы. Большевистские опыты над жизнью общества и человека приносили ужасные плоды. Уродливый быт, торжество физиологических теорий выведены в романах-антиутопиях (например, роман Е.И. Замятина «Мы»).
Т.е. образ дома и семьи в русской литературе ХХ века становится одним из ведущих. Именно через отношения в семье многие современные писатели передают свое ощущение от окружающей их действительности.
1.3 Особенности творческого метода Л. Улицкой
Творчество Л. Улицкой трудно однозначно отнести к какому-либо направлению современной литературы. Описывая советскую действительность с послевоенного времени до начала 1990-х годов, свое отношение к ней писательница выражает прямо, открыто, иногда резко отрицательно. По мнению, Т.М. Колядич, «Именно ярко выраженное социальное начало прозы Л. Улицкой позволяет относить ее творчество к разным направлениям, говорит о ее связях с “женской прозой” или “ новой волной”» .
Жанровая специфика сочинений Л. Улицкой зависит от широты обобщений, постановки круга вопросов. В повестях автор идет от частных конфликтов к более пространным, социальным. Рассказы же более конкретны и локальны, посвящены частным вопросам. Но общим для повестей и рассказов является изображение индивидуальной судьбы.
Центральными персонажами почти всех своих произведений, за исключением «Казуса Кукоцкого», писательница делает женщину или молоденькую женщину. М.Т. Колядич отмечает, что Л. Улицкая «отходит от канонов официальной советской литературы и восстанавливает традицию изображения “маленького человека” как носителя гуманитарных идеалов» .
Доминирующее в произведениях описание повседневной реальности позволило некоторым критикам отнести творчество Л. Улицкой к «бытовому направлению», поскольку она постоянно описывает повседневную реальность, где люди сходятся и расходятся, живут и умирают.
«Создавая свою картину мира, Л. Улицкая своеобразно выстраивает сюжет, он возникает как будто из непосредственных наблюдений над жизненными явлениями или характерами» . Писательница передает читателю определенную историю. При этом особое внимание уделяется взаимоотношениям героев, рассказам об их личных судьбах, что приводит к усложнению сюжета разнообразными вставными новеллами и историями. Некоторые критики полагают, что на творчестве Л. Улицкой сказались особенности ее первой профессии, она всегда пытается дойти до сути отношений между людьми.
Т.М. Колядич выделяет основные доминантные особенности прозы Л. Улицкой, в которой представлены основные прозаические жанры: рассказы, повести и романы. Действие в рассказах в основном происходит в послевоенное время. Хотя прямой датировки событий нет, в рассказах складывается Катина мира определенного времени. Временные детали встречаются в описаниях и портретных характеристиках. Автор полагает, что существует не только дух времени, но и его вкус, и запах, и музыка.
Доминирующая форма цикла обуславливает выбор определенных приемов, прежде всего общий круг тем. Центральными для Л. Улицкой становятся проблемы жизни и смерти. Они лейтмотивом проходят через все ее творчество.
Конкретное личное время в произведениях Л. Улицкой переходит в эпическое, вечное. Герой часто существует не только в повседневном пространстве, но и во снах. Но наиболее подробно автор описывает событийное настоящее.
Остается неизменным предметный мир. Предметы превращаются в атрибутивные признаки и героев, и среды. Мир вещей одушевляется, в то время как люди начинают походить на неодушевленные предметы.
Имена или прозвища героев часто выносятся в заглавие («Бронька», «Дочь Бухары», «Пиковая дама»). Т.М. Колядич считает, что «с помощью названий писательница только предлагает разгадать динамично складывающийся сюжет, его возможную концовку» . Следовательно, названия в произведениях Л. Улицкой заключают в себе несколько значений.
К особенностям прозы Л. Улицкой можно отнести умение составить сложный текст, в котором переплетаются в единое текстовое пространство обыденные события, описания жесткой и трагической реальности, сны и видения. Но за частной историей всегда видна общая, трагическая история всей страны.
Действие в произведениях Л. Улицкой развивается медленно, кажется вязким и тягучим, поэтому и обозначается критиками как «густой». Анализ же показывает, что осложнение действия происходит за счет многочисленных линий, разнообразных историй, вставных новелл. Динамика осуществляется за счет неожиданных поворотов, время от времени открываемых тайн из жизни героев.
Анализируя творчество писательницы, Т.М. Колядич пишет: «Возвышенные страсти и отношения, описываемые Улицкой, позволили одновременно вести речь о следовании традициям романтизма и расхождении пафоса произведений писательницы с постмодернистской литературой. Однако отдельные приемы художественной изобретательности <…>, заставляют говорить о ней как о писателе своего времени, сформировавшемся в конце ХХ столетия» .


2. Проблема «Семья и детство» в творчестве Л. Улицкой
2.1 Мир детства в творчестве Л. Улицкой
Говоря о феномене детства в литературе, следует строго различать произведения для детей об их сверстниках и произведения, героями которых являются дети. В творчестве Л. Улицкой дети встречаются практически во всех произведениях. Но эти рассказы о детях нельзя назвать детскими, так как все герои Л. Улицкой (в том числе и дети) с самого рождения живут в страшном мире и ощущают его враждебность физически.
Сама Л. Улицкая тему детства в своих произведениях специально не выделяла. Это и не удивительно. В ее творчестве практически нет произведений, в которых все внимание концентрируется на изображение мира детства (за исключением, наверное, цикла рассказов «Девочки»). Чаще всего данная тема затрагивается, когда автор обращается к прошлому своих героев. Такой прием позволяет проследить связи прошлого и настоящего, увидеть истоки тех или иных поступков и действий персонажей.
Впервые с темой детства в произведениях Л. Улицкой читатель сталкивается уже в первой повести писательницы «Сонечка» (1992). По своей сущности повесть представляет биографию Сонечки. При этом о детстве самой главной героини мы знаем только то, что «от первого детства, едва выйдя из младенчества, Сонечка погрузилась в чтение» . По мере повествования читатель узнает о ее невзрачности, о ее унизительной любви к однокласснику Вите Старостину, о просмеивающем над ней старшем брате. Так постепенно вырисовывается картина не радостного детства. Но Сонечка всего этого не замечала. Ее чтение сделалось легкой формой помешательства. В таком туманном состоянии она пребывала до самого начала войны. Наверное, именно поэтому ее детство воспринимается растянувшимся на 27 лет. Она не выросла из детства, война вытолкнула ее из того туманного состояния, в котором она пребывала.
Сонечка сознательно с детских лет избрала чтение как способ бегства от реальности («А Сонечка, кое-как выучив уроки, каждодневно увиливала от необходимости жить в патетических и крикливых тридцатых годах и пасла свою душу на просторах великой русской литературы» ). Намного позже она будет возвращаться к чтению в сложные и переломные моменты своей жизни, находя в нем защиты от суровой действительности.
Совершенно другое детство было у дочери Сонечки – Тани. Она становится центром семьи: «С раннего детства все Танины желания были легко удовлетворимы. Любящие родители по этой части обычно усердствовали, обычно забегая впереди ее желаний. Рыбки, собака, пианино появлялись едва ли не в тот же день, когда девочка о них заговаривала» . В такой атмосфере Таня вырастает в свободную, знающую себе цену личность. Кроме того, с самого рождения «игра, самостоятельная, не требующая иных участников, была главным содержанием ее жизни» . И в дальнейшей своей жизни она не нуждается в ком-либо, кроме себя самой.
Но дочь не впитывает в себя то лучшее, что есть в родителях. Она до того далека от понятия «хорошая девочка», что даже может удержаться в школе. Она изначально талантлива, но никак не может найти применения своему таланту. Она нигде не может прижиться – ни в семье, ни в школе, ни в браке, ни в стране.
Продолжена тема детства в сборнике, вышедшем в 1994 году, «Бедные родственники». Уже первый рассказ в этом цикле показывает нам детство с совершенно неожиданной стороны: остановившееся мгновение. Детство показано как короткий миг, обрывающийся именно тогда, когда должно закончиться детство Вовочки: «Все произошло мгновенно и напоминало плохой плакат – большой красно-синий мяч резко выкатило на середину дороги, за ним вылетел, как пущенный из рогатки, мальчик, раздался скрежет тормозов чуть ли не единственной проехавшей за все воскресное утро машины» .
Характерно, что сам мальчик в «Счастливых» практически не показан. Нам доступно только восприятие детства ребенка его родителями. И здесь автор неоднократно подчеркивает безмерную любовь к этому мальчику: «Она забыла про голубые нежно-шершавые головы мальчиков, их голо торчащие беззащитные уши, тонкие ключицы и синие вены на шеях девочек. Ее острая любовь ко всем этим детям вообще острым лучом сошлась теперь на Вовочке» . Все его детство показано как краткий миг, озаривший собой жизнь его родителей на столько, что даже спустя довольно много времени они чувствуют себя счастливыми.
Точно так же мы практически ничего не знаем о детстве заглавной героини рассказа «Бронька»: «Главным пунктом, возносящим ее над всем прочим человечеством, была ее дочь Бронька, которая незаметно росла, лежа животом на подоконнике приподвального окна и разглядывая круглогодично меняющийся куст сирени и неизменно обтрепанные штаны мальчишек…» .
В то же время на последних страницах рассказа читателю открывается, что детство свое Бронька считала «ужасным, невыносимым» . Оказывается, что это конченное существо, мать четверых незаконнорожденных детей, на самом деле – человек с тонкой душевной организацией. Даже спустя много лет она бережно хранит воспоминания детства. Наверное, поэтому встреча с Ирочкой, единственной подругой, приводит Броньку необычайно приподнятое настроение, с какой-то даже настораживающе-истерической нотой.
Семья Анны Марковны помогла Симке устроиться в Котяшкиной деревне. Отважная Ирина, единственная из ее одноклассниц, решилась подойти к прогуливающей ребенка Броньке и попросила посмотреть. Жизнь этой семьи трансформируется в детском восприятии во что-то идеальное, становится образцом для подражания. Неудивительно, что вся последующая жизнь этой девочки была в какой-то мере подчинена стремлению приблизиться к этому идеалу. Попыткой прикоснуться к этому миру для уже повзрослевшей Броньки служат синие кобальтовые чашки с густым золотом внутри. Они связывают ее с детством, людьми, которые ей были дороги.
Но глубже всего мир детства раскрывается в цикле «Девочки». Главными героинями цикла становятся сестры-близняшки Гаяне и Виктория Оганесян. В водоворот их жизни вовлекаются все остальные герои цикла: одноклассницы, Тамара Колыванова, ужасная Бекериха и даже родители девочек. Детский мир строится по своим законам, в котором родителям нет места, им отведена вспомогательная роль в осуществлении каких-то тайных замыслов детей.
Сама история их рождения и первых месяцев их жизни сама по себе носит отпечаток трагедии. В результате простого стечения обстоятельств и недопонимания отец девочек Серго уверен, что Гаяне и Виктория для него не родные дочери. Узнав об этом его предположении, Маргарита сходит с ума. В такой обстановке взрослеют девочки: «Они росли, смотрелись друг в друга, как в зеркало, быстро перенимая все навыки одна от другой, вечно обезьянничая» .
Именно через отношения двух сестер Л. Улицкая раскрывает основные черты мира детства в своих произведениях. Их нерасторжимая связь и способность чувствовать друг друга на расстоянии имеет и свою оборотную сторону. Необъяснимая зависть и ревность Виктории к Гаяне вскрывают безграничную жестокость мира детей. Первые ростки этой жестокости проявляются еще в младенческом возрасте, но «лет до трех посягательства Виктории ограничивались сугубо материальной сферой: она отнимала у сестры игрушки, конфеты, носочки и платочки» . Постепенно это стремление задеть сестру в Виктории усиливается. Незначительная на первый взгляд кража имени у Гаяне спустя годы перерастает в кражу родителей. Невинная шалость чуть не обернулась трагедией.
В то же время Л. Улицкая подчеркивает, что в детском мире жестокость гипертрофирована. Если гордую Бекериху взрослые дворовые люди невзлюбили, то для детей она становится олицетворением всего ужасного, что существует в человеке и в природе (не случайно именно ее Виктория выбирает в качестве «родной матери» для Гаяне, именно она становится главной героиней страшных рассказов девочки). Как через увеличительное стекло показаны в этом мире детства основные признаки этого послевоенного времени: «У времени были свои навязчивые привычки: татары дружили с татарами, троечники с троечниками, дети врачей – детьми врачей. Дети еврейских врачей – в особенности. Такой мелочной, такой смехотворной кастовости и Древняя Индия не знала» .
Дети в произведениях Л. Улицкой со всей своей непосредственностью отражают мир взрослых. Через игру постигают они основы взаимоотношений взрослых людей. Наиболее ярко это показано в рассказе «Ветряная оспа», где десятилетние девочки, собравшиеся на дне рождения подруги – Алены Пшеничниковой, обмениваются знаниями «по половому вопросу», разыгрывают сцены свадьбы, совокупления, родов. В этой игре отчетливо проявляется и стремление девочек поскорее вырасти, и какой-то суеверный страх перед атрибутами взрослой жизни.
В то же время сама Л. Улицкая признается, что этот цикл рассказов достаточно автобиографичен: «Скорее это фантазии на тему, чем пережитые события. <…> время моего детства – ужасное, уродливое, полное большой казенной лжи, искажения человеческих душ. Но также это время открытий, узнаваний, время увлечений и разнообразной учебы, всяческих заблуждений, больших потерь и огромных приобретений» .
Л. Улицкая продолжает развивать тему детства в своих последующих произведениях. Примером может служить первый роман писательницы «Медея и ее дети» (1996). Главная героиня Медея Мендес всегда окружена детьми: «бездетная Медея собирала в своем доме в Крыму многочисленных племянников и внучатых племянников и вела над ними свое тихое ненаучное наблюдение <…> Поскольку племянников было около тридцати, график составляли еще зимой – больше двадцати человек четырех комнатный дом не выдерживал» .
С самого раннего детства во всех членах семьи Синопли воспитывают ощущение принадлежности к дому. Их привозят в Крым еще детьми, ведь именно в детстве начинается становление человеческой души, осознание себя в большом мире.
В доме бездетной Медеи все дышит детством. Даже дверная коробка «была по бокам вся иссечена зарубками – дети метили рост» . Приезжающие в гости взрослые каждый раз будто окунаются в свое детство. Поэтому неудивительно стремление Георгия перебраться в Крым насовсем: «Как хорошо бы он жил здесь, в Крыму, если бы решился плюнуть на потерянные десять лет <…> Построил бы здесь дом… <…> Можно в Атузах или по дороге к Новому Свету, там маячит полуразрушенная чья-то дача – надо спросить, чья…» .
Отношения к детям в этой огромной семье строятся по каким-то не писаным законам. Художница из Петербурга Нора с восхищением и недоумением присматривается к ним и приходит к выводу, что они «к детям относятся несколько иначе, чем она к своей дочери. “Они слишком суровы с детьми”, – думала она утром. “Они дают им слишком много свободы”, – делала она вывод днем. “Они ужасно им потакают”, – казалось ей вечером» . На самом же деле, Нора просто не догадывалась, что детям у них отводится только часть жизни, а не вся жизнь. Поэтому и дети в этой большой семье чувствуют себя независимыми и самостоятельными, с самого раннего детства проявляют характер. В Крыму воздух переполнен свободой, дети впитывают ее через кожу, и веду себя совсем не так, как дома, удивляя и поражая этим родителей.
Атмосфера детского мира семьи Синопли затягивает и маленькую дочку художницы Таню. Кажется, что она внутренне и физически готова к долгожданному для племянников Медеи походу на море, больше чем ее мать: «Нора ругала себя, зачем потащила ребенка в такой трудный поход. Глупость, глупость, но не возвращаться же одной с полдороги… Танечка, на удивление, не жаловалась» .
Дети в семье Медеи представляются как особая страна со своими взаимоотношениями, своими историями, своими тайнами. Машин пятилетний сын Алик и Никина младшая дочь Лиза были почти ровесниками, любили друг друга, можно сказать, с рождения. И неслучайно Медея, наблюдая за ними, приходит к выводу, что они постоянно воспроизводят «взрослые отношения: женское кокетство, и ревность, и петушиное удальство» . Но Улицкая подчеркивает, что такое копирование характерно для всех детей в этой большой и дружной семье. Например, старший сын Георгия Артем проявляет свою гордость и отворачивается от Кати, старшей Никиной дочери, обиженный прошлогодней отставкой, совершенно им незаслуженной.
Этим примером мы только подтверждаем, что мир детства в творчестве Л. Улицкой – это мир маленьких взрослых, который является копированием жизни родителей. Соответственно и определяет оно дальнейшую жизнь этих детей по принципу либо подражания, либо отталкивания от образа жизни родителей.


2.2 Тема семьи в прозе Л. Улицкой
Одной из основных тем современной женской прозы является тема семьи. Что, касается творчества Л. Улицкой, то А. Гостева называет семью главным героем почти всех ее произведений .
Действительно, Л. Улицкая в своих произведениях определяет брак и семью как основополагающие ценности в жизни человека. Сама она в одном из своих интервью признается: «Я точно знаю, что человек вырастает в семье. Он вырастает в стране, социуме. Но первое место – семья. Семья – основа всего» . По ее глубокому убеждению жизнь нескольких поколений советских людей была запрограммирована государством, которое стремилось очень последовательно разрушить семейные ценности, и государство сильно в этом преуспело. Общая установка на то, что «общественное» выше «личного», привела к тому, что люди считали нормой предательство на семейном уровне. А между тем именно семья формирует человеческую личность.
К теме семьи Улицкая обращается уже в своих ранних произведениях. Повесть «Сонечка» развивается как рассказ о счастливой любви. Повествование развивается как последовательный рассказ о жизни главной героини. В первой части жизни героини сопровождается бесконечным чтением. Сонечка представляет собой возвышенную девицу, далекую событий реальной действительности. Встреча с Робертом Викторовичем перевернула ее жизнь. С таким же увлечение, с каким она читала все эти годы, Сонечка погружается в быт. С этого момента именно семья становится основой жизни главной героини.
С этого момента Сонечку начинают волновать не судьбы героев, а судьба своей семьи. И волнуют ее теперь только насущные проблемы: «Ей страстно хотелось нормального человеческого дома, с водопроводным краном на кухне, с отдельной комнатой для дочери, с мастерской для мужа, с котлетами, компотами, с белыми крахмальными простынями, не сшитыми из трех неровных кусков» .
В этой своей замужней жизни Сонечка счастлива. Она ощущает зыбкость этого счастья и пытается им заполнить быт и жизнь домочадцев. В их маленькой семье царили гармония и взаимопонимание. Роберт Викторович ценил старания жены, дочь Таня окружена вниманием и любовью.
Все их счастье, весь налаженный семейный быт рушиться в одночасье: «Многолетние разговоры, настойчивые, но убедительные, в один прекрасный день реализовались в гадкую, с размытой печатью бумажку – постановление о сносе дома и переселение жильцов» . В тот же день Соня узнает об отношениях мужа и одноклассницы дочери Яси. Новая же квартира в Лихоборах, казалась, не хотела принимать эту семью: «Каждая вещь упрямо сопротивлялась, не желая занимать отведенное ей место, все топорщилось лишними углами, везде не хватало нескольких сантиметров» . В первый же вечер в этой квартире Соня остается одна.
Хотя прямых причинно-следственных связей переезда и одиночества Сони выявить нельзя, но так получается, что счастье этой семьи осталось там, в деревянном двухэтажном доме, четверть которого они занимали. Но семья рушиться в своих основах: уезжают дети, уходит отец. «Бог послал Сонечке долгую жизнь в лихоборовской квартире, долгую и одинокую» , – подводит итог писательница.
Тему разрушения семьи Л. Улицкая продолжает в рассказах и повестях цикла «Бедные родственники». И здесь особо следует остановиться на рассказе «Генеле-сумочница». Генеле – одинокая женщина, с темпераментом общественного деятеля. Во всем стремившаяся достичь совершенства, своим главным жизненным долгом она считала визит к родственникам. Ходила она к ним по графику: «сестра Маруся, племянница Вера, племянница Галя, внучатая племянница Тамара и племянник Виктор составляли один цикл, второй цикл возглавлял брат Наум, проживающий с неженатым и немного неудачным сыном Григорием. Потом следовали племянник Александр и племянница Рая. Были еще бездетные сестры, Мотя и Нюся, а замыкала родственный круг Анна Марковна, родственница дальняя, но в глазах Генеле достойная визитов» .
Генеле обладает странным чувством такта, она никогда не говорила никому ничего неприятного, только комплименты, но все они были какие-то подпорченные. И с этим все мирились, «понимая, что она выполняет функции некого цемента, не позволяющего семье окончательно распасться» . Она жила в глубочайшей нищете, но вела себя с достоинством богатой родственницы, неизменно одаривая всех своих сестер и племянников самодельной капустой-провансаль.
С ее смертью нарушаются многовековые традиции: «остальная еда, приготовленная руками Генеле, будет поставлена на поминальный стол, – и эта последняя трапеза будет грубым нарушением еврейского обычая, потому что издавна было принято после похорон близкого человека строго поститься, а отнюдь не наедаться вкусной едой» . Нарушаются и семейные связи: только две племянницы – Галя и Рая – заботятся о похоронах Генеле.
Смерть Генеле обнажает глубокую пропасть между членами одной семьи. Брат Наум видит в этом событии только возможность найти семейные бриллианты. Галю не заинтересовало содержимое любимой сумки Генеле, хотя там хранилось самое дорогое и ценное для нее.
Но не все в произведениях Л. Улицкой так печально. В противовес разрушающейся семье писательница показывает в рассказе «Второго марта того же года» (цикл «Девочки») семью, полную любви и взаимопонимания: «Пережив большую войну, потеряв братьев, племянников, многочисленную родню, но, сохранив друг друга, свою малую семью, всю полноту взаимного доверия, дружбы и нежности» . Бела Зиновьевна и Александр Аронович, по-домашнему Сурик, были крепкой парой. Давний и тяжелый конфликт с сыном только сплотил их. Они вдвоем вырастили и воспитали его старшую дочь Лилю. И сейчас их общение напоминает азбуку для глухонемых: «Множество было у них таких движений, знаков, тайных, бессловесных сообщений, так что в словах они мало нуждались, улавливая все взаимными сердечными токами» .
Воплощением мудрости в этой семье является старый отец – Аарон. И перед смертью он передает свое сомнительное богатство младшему колену, девочке на пороге девичества. Очень символична эта передача знаний и народной мудрости от деда к правнучке. Она как бы являет собой бесконечность жизни. Тем более символично, что происходит это душевное единение разных поколений в кругу семьи.
Но главным достижением Л. Улицкой в раскрытии темы семьи стало написание семейной саги «Медея и ее дети». Это роман о судьбах поколения, управляемого мудрой любящей женщиной.
Действие романа происходит в Крыму, в доме пожилой Медеи Синопли. Бездетная Медея собирает вокруг себя огромное количество людей: семья Синопли разъехались по всему свету, и теперь потомки тех – представители разных национальных культур – вновь собираются в старом уютном доме.
Улицкая показывает не просто семью, а целый род. Подробно рассказывает его историю. Представители этой семьи живут в разных странах, и создается ощущение, эта семья призвана объединить весь мир. Семья оказывается настолько большой, что всех ее членов даже не знаешь в лицо, и они теряются в перспективе бывшего, не бывшего и будущего. Через связь поколений в одной семье (выросшие дети привозят сюда своих детей) в этом доме на вершине холма почти физически ощущается связь времен. Прошлое не умирает, оно живет и настигает настоящее и будущее через воспоминания старших, предметы и вещи: «Медея сидела, вытянув сухие ноги. Она поковыряла землю между корнями можжевелового куста и позвала Нику. На ладони у нее лежало потемневшее кольцо с небольшим розовым кораллом. <…> – Твоя мать потеряла это кольцо. Думала, что смыло море. Оказалось, здесь… <…> Ника держала на ладони кольцо, коралл еще светился розовым цветом, не умер» .
Здесь всегда много детей и у читателя возникает ощущение вечности родовой линии Синопли, непрерывных семейных традиций: «Она черпала деревянной ложной из общего котла, положив под ложку, как это делала Медея, кусок хлеба, ела густой, пахучий суп с давно забытым детским чувством голода и поглядывала в сторону, где за отдельным каменным столом сидели малыши. Это была еще одна семейная традиция – кормить детей за отдельным столом» .
Улицкая уделяет большое внимание особым знакам семьи Синопли, которые проявляются во внешнем облике: рыжие волосы и укороченный мизинец. Главным же объединяющим началом становится особое напряжение внутренней духовной жизни. Все члены этой большой семьи – люди ищущие, готовые к переменам во всех сферах своей жизни. Но ярче всего это стремление к переменам проявляется в личной жизни племянников: «Приезжали какие-то друзья, снимали койки в Нижнем Поселке, а по ночам приходили тайно в дом, стонали и вскрикивали за Медеиной стеной. Потом женщины расходились с одними мужьями, выходили за других. Новые мужья воспитывали старых детей, рожали новых, сводные дети ходили друг к другу в гости, а потом бывшие мужья приезжали сюда с женами и новыми детьми, чтобы вместе со старшими провести отпуск» .
В конце романа на похороны Маши собираются все представители рода, повествование завершается, линии сходятся. Писательница сообщает: «Семья Синопли была представлена всеми своими ветвями – ташкентской, тбилисской, вильнюсской, сибирской» . Общее горе заставляет простить друг другу старые обиды (Медея не виделась со своей сестрой Александрой ни разу после их ссоры – двадцать пять лет). Но Улицкая всем содержанием своего романа дает понять читателю, что такое примирение возможно только в дружной семье.
Через историю одной семьи показан весь ХХ век с его глобальными катаклизмами. Главный тезис романа – семья, как высшая человеческая ценность. При этом на уровне событий практически ничего не происходит, а все сосредоточено на внутренней жизни персонажей, которую можно рассматривать и как историю постепенного падения, и как историю «очищения через страдания».
Таким образом, в своих произведениях Л. Улицкая стремится показать жизнь героев в развитии, а их детство – в тесной связи с окружающей действительностью. Мир детства тесно связан с миром семьи, сущность которой писательница утверждает как первоочередную ценность в жизни каждого человека.

Заключение
Творчество Л. Улицкой затрагивает самые разнообразные проблемы. Большинство из них носит онтологический характер. Относится и тема семьи в ее произведениях, которая оказывается тесно связанной с проблемой детства.
Утверждая важность и первостепенность семьи в обществе, писательница, тем не менее, показывает, как нарушается понимание людьми друг друга, как теряется духовное единение между близкими родственниками. И в этом случае мы можем говорить о проблеме разрушения и распада семьи, утраты человеком, воспитывающимся в Советском Союзе (так как именно в это время происходит действие большинства произведений Л. Улицкой), духовных и нравственных основ семейной жизни. Семья с ее традициями перестает быть ценностью для многих героев писательницы (например, Таня из повести «Сонечка»).
В то же время, Улицкая не делает такую ситуацию единственно возможной. Она показывает и другую, возможную жизнь, когда семья является для человека защитой и опорой. Именно в таких произведениях как «Второе марта того же года» раскрывается вся сила таланта Л. Улицкой.
С темой семьи тесно связана проблема детства. Ее введение в произведения писательницы чаще всего обуславливается необходимостью рассказать биографию героев и тем самым раскрыть внутренний мир персонажей. Такое введение в текст отсылок к прошлому героев помогает понять особенности характера и причины тех или иных поступков.
Писательница стремится максимально проникнуть в мир детства. Ее маленькие герои отличаются непосредственностью своего поведения, хотя автор и выявляет причинно-следственные связи того или иного поступка.
В большинстве своем детство героев в произведениях Л. Улицкой проходит в атмосфере родительской любви. Но в то же время образ детства вбирает в себя все особенности социальной жизни эпохи. Голод, нищета, антисемитизм – все это переживают дети, наравне со взрослыми.
В целом же, моно сказать, что проблема семья и детство рассматривается Л. Улицкой как с социальной точки зрения, так и с точки зрения становления личности и межличностных отношений.

Список использованной литературы
Источники:
1. Улицкая, Л. Медея и ее дети: Роман / Л. Улицкая. – М.: Издательство Эксмо, 2002. – 288 с.
2. Улицкая, Л. Сонечка: Повести. Рассказы / Л. Улицкая. – М.: Издательство Эксмо, 2004. – 416 с.
Литература:
3. Быков, Л. Сонечка и другие / Л. Быков. // Урал. – 1994. – №2 – 3. – С. 287 – 288.
4. Вяльцев, А. Незамысловатые жития современных святых / А. Вяльцев. // Литературная газета. – 1998. – №9. – С. 11.
5. Мудрик, А.В. Социальная педагогика: Учеб. для пед. вузов / А.В. Мудрик. – М.: Издательский центр Академия», 2002. – 200 с.
6. Мухина, В.С. Возрастная психология: феноменолоия развития, детство, отрочество: Учебник для студ. вузов. – 5-е изд., стереотип / В.С. Мухина. – М.: Академия. 2000. – 456 с.
7. Огрызко, В. Улицкая: Вопль о семье / В. Огрызко. // Литературная Россия. – 2005. – №37. – С. 1 – 3.
8. Пруссакова, И.Л. Улицкая. Сонечка. (рецензия) / И.Л. Пруссакова. // Нева. – 1993. – №1. – С. 236.
9. Русская проза конца ХХ века: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. завед. / В.В. Агеносов, Т.М. Колядич, Л.А. Трубина и др.; под ред. Т.М. Колядич. – М.: Издательский центр «Академия», 2005. – 424 с.
10. Улицкая, Л. Мне интересна жизнь «серых людей» / Л. Улицкая. // Литературная газета. – 1995. – №38. – С. 3.
11. Улицкая, Л. Плохой читатель / Л. Улицкая. // Вопросы литературы. – 1996. – №1. – С. 33 – 34.
12. Улицкая, Л. Принимаю все, что дается / Л. Улицкая. // Вопросы литературы. – 2000. – №1. – С. 215 – 237.
13. Улицкая, Л. У меня не все получается / Л. Улицкая. // Литературная Россия. – 2006. – №13. – С. 3.
14. Черняк, М.А. Современна русская литература: Учебное пособие / М.А. Черняк. – СПб., М.: САГА: ФОРУМ, 2004. – 336 с.




Данные о файле

Размер 40.73 KB
Скачиваний 51

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar