ГлавнаяКаталог работПедагогика и психология → Предмет, объект и задачи пенитенциарной психологии
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Предмет, объект и задачи пенитенциарной психологии

План


1. Предмет, объект и задачи пенитенциарной психологии.
2. История пенитенциарной психологии, ее методологические основы.
3. Сущность криминальной субкультуры.
4. Классификация делинквентных личностей.
5. Формы и структура девиантного поведения.


Предмет и объект пенитенциарной психологии.
Объектом пенитенциарной психологии являются люди определенной группы: правонарушители, отбывающие уголовные наказания всех видов, а также лица и коллективы, осуществляющие исполнение уголовных наказаний и перевоспитание осужденных. Изучение фактов, закономерностей и механизмов психической деятельности этих специфических групп людей (осужденных и общностей осужденных, а также вос¬питателей и коллективов сотрудников ИТУ) и составляет пред¬мет исследования пенитенциарной психологии.
Пенитенциарная психология не может ограничиться лишь индивидуально-психологическим изу¬чением личности осужденного или личности воспитателя. Лич¬ность как открытая система должна изучаться и в социально-пси¬хологическом аспекте, т. е. во всех ее связях и отношениях с ок¬ружающими людьми.
Цели и задачи пенитенциарной психологии.
Цель пенитенциарной психологии перевоспитание, исправление и возвращение в социум путем адаптации осужденного.
Задачи пенитенциарной психологии:
• Важнейшей задачей пенитенциарной психологии является исследова-ние индивидуально-психологических особенно¬стей личности осужденного, подлежащего исправлению. Специфи¬ка данной задачи исправительно-трудовой психологии определяет¬ся тем, что осужденный, и особенно лицо, лишенное свободы, имеет свои особенности, отличающие его от других людей.
• В задачу исправительно-трудовой психологии входит также исследо-вание с психологических позиций самого процесса исправ¬ления и пе-ревоспитания осужденного, т. е. изучение закономерно¬стей и механизмов изменения психики осужденного, развития его личностных качеств и мотивов поведения на основе психологиче-ского анализа влияния уголовного наказания и жизненных усло¬вий в процессе отбывания наказания.
• Важное значение имеет изучение особен¬ностей психических состояний осужденных, вызванных сознанием вины или, наоборот, убеждением в несправедливости приговора. Большое специальное и общепредупредительное значение имеет моральное и психологическое воздействие на осужденного всего комплекса условий жизни и быта места лишения свободы.
• Задача изучения особенностей поведения осужденного в связи с раз-личными его перемещениями.
• Задача разработки психологических основ применения средств исправле¬ния и перевоспитания осужденных: режима, общественно полезно¬го труда, воспитательной рабаты, общеобразовательного и профессионально-технического обучения.
• Задача исследования психологических основ закрепления результа-тов исправительно-трудового воздействия на осужденных после освобождения их из ИТУ.
• Задача изучения особенностей осужден¬ных, обусловленных их возрастом, жизненным опытом, профес¬сией, национальной принадлежностью, а главное – видом преступ¬ной деятельности и тяжестью совершенного преступления, и опре¬деление психологической тактики в работе с ними.
• Задача учета таких явлений как самоисправление, самовоспитание правонарушителей, сложную психологическую природу которых необходимо глубоко исследовать, и обосновывать пути и способы руководства самовоспитанием осужденных.
• Важной задачей является социально-психологический анализ деятельности работников исправительно-трудового учреждения и психологическая подготовка их к работе с осужденными, про-фессиональная ориентация и формирование качеств воспитателя.
• Задача научного анализа и критического использования передовых взглядов¬ отечественной и зарубежной пенитенциарной психологии.
Междисциплинарные связи пенитенциарной психологии.
1. Взаимосвязи пенитенциарной психологии с общественными и есте-ственными науками, со¬ставляющими ее методологическую, теоретическую и естественно-¬научную основу.
2. Взаимосвязи пенитенциарной психологии с правовыми науками (прежде всего с наукой ис¬правительно-трудового права) и криминологией.
3. Взаимосвязи исправительно-трудовой психологии с исправительно-трудовой педагогикой, организацией труда осужденных и эконо¬микой исправительно-трудовых учреждений, наукой управления ИТУ.
4. Взаимосвязи исправительно-трудо¬вой психологии с прочими, казалось бы, далекими от нее науками, например, с уголовной статистикой, математикой, и особенно с¬ математическими методами обработки материала.
5. Взаимосвязи с кибернетикой.
В чем состоит различие между пенитенциарной психологией и девиантной психологией.
Пенитенциарная психология изучает отклонения от социальной нормы (нравственные и криминальные), не являющиеся патологическими в прямом смысле слова, при этом она использует педагогические меры и средства воздействия, девиантная же психология изучает психические отклонения, связанные с нарушениями деятельности головного мозга, при этом использует средства и меры преимущественно медицинского характера.
С какими областями психологического знания связана пенитенциарная психология.
Пенитенциарная психология связана с другими отраслями психологической науки: об¬щей, социальной психологией, психологией труда и т. п. Пенитенциарная психология широко использует достижения и выводы других отраслей психологической науки. В частности, она пользуется учением о психологии личности, разработанным в общей и социальной психологии, данными об усвоении знаний, навыков и умений, накопленными в педагогиче¬ской психологии. Из социальной психологии пенитенциарная психология заимствует обобщения и выводы о взаимоотноше¬ниях в коллективе и группе, о механизмах формирования группо¬вых настроений, структуре и общих путях формирования общест-венного мнения и т. п. Данные психологии труда о закономерностях формирования двигательных навыков, динамике трудового процесса и психологи¬ческих факторах повышения производительности труда способст¬вуют научной организации труда осужденных и воспитанию у них трудолюбия. Этому же способствует и инженерная психоло¬гия, дающая сведения о путях реконструкции производства испра¬вительно-трудовых учреждений с учетом данных о психике чело¬века. Исправлению и перевоспитанию осужденных способствуют также и психология искусства, раскрывающая механизмы влияния эстетических ценностей на развитие личности человека, и медицин¬ская психология, обосновывающая тактику взаимоотношений вра¬ча с душевнобольными осужденными, а также приемы воздей¬ствия на лиц с неполноценной психикой, и т. п.
История развития пенитенциарных учреждений России. Можно выделить несколько периодов в истории развития пенитенциарных учреждений России: первый период связан с 1917 годом, когда В.И.Ленин подписал указ о ликвидации пенитенциарных учреждений царской России, доминирующим принципом функционирования которых было подавление и угнетение личности осужденного. Однако действительность вскоре потребовала создания пенитенциарных учреждений, так как советская власть намеревалась перевоспитывать и исправлять осужденных граждан. Второй этап в развитии пенитенциарной системы связан с временем правления И.В. Сталина, когда пенитенциарные учреждения прирастали ГУЛАГОМ и являлись инструментом репрессий и подавления без вины виноватых. Следующим периодом развития пенитенциарных учреждений стало время правления Н.С. Хрущева и Л.И.Брежнева, когда данные учреждения использовались для борьбы с политическими противниками и инакомыслящими. С началом демократизации общества наступил новый этап в развитии пенитенциарных учреждений России, основным назначением которых стало перевоспитание, исправление и возвращение в общество осужденных граждан.
Проблема исправления осужденных в пенитенциарной системе. Существует две точки зрения на проблему исправления осужденных в пенитенциарной системе. Сторонники первой точки зрения считают, что преступные наклонности заложены в человеке от рождения и отрицают возможности качественных изменений человеческой психики и личности преступника (свойственна западной пенитенциарной психологии, представители классической – А.Фейербах, Грольман, антропологической – Ч.Ломброзо и социологической школ – Г.Спенсер, В.Джемс, Э.Торндайк, А.Комбс, К.Холл).
Сторонники другой точки зрения считают, что преступные наклонности приобретаются в результате неблагоприятных условий жизни, отрицательного влияния среды или неправильного воспитания и могут быть устранены. К ним относятся представители отечественной школы психологии – И.П.Павлов, А.С.Макаренко.
Методологические принципы пенитенциарной психологии.
В отечественной психологии выделяются следующие методологические принципы:
общие
• Принцип диалектико-материалистического монизма;
• Принцип детерминизма;
• Принцип психического отражения (рефлекторной природы психики);
• Принцип социальной обусловленности психики и историзма;
• Принцип развития;
• Принцип личностного подхода;
• Принцип единства сознания, деятельности и общения;
• специфические
1. Принцип исправимости;
2. Принцип соответствия целей исправления и перевоспитания потребностям общества и личности осужденного;
3. Принцип социализации и гуманизации личности;
4. Принцип целостности процесса исправления и перевоспитания личности осужденного;
5. Принцип дифференциации и индивидуализации.
Биологические и социальные детерминанты девиантного (делин-квентного) поведения личности.
Биологические: плохая наследственность (родители алкоголики, наркоманы, психически больные и т.п), тип нервной системы, тип деятельности головного мозга, интеллектуальный уровень, наличие родных или родственников, имеющих девиантное поведение.
Социальные:
1) отрицательное влияние микросоциальной среды (влияние безнадзорности детей, дурное влияние семейных отношений, отри-цательное влияние уличного окружения и т. п.);
2) проявление отрицательных моментов в макросоциальной среде (элементы неправильного экономического планирования и стимулирования деятельности людей, диспропорция в производ¬стве отдельных предметов потребления, отсутствие социальной справедливости, наличие коррупции, взяточничества, бюрократизма и формализма, наличие криминогенной обстановки;
3) ошибки в воспитании в семье, школе, производственном и других коллективах, незнание личности воспитуемого и т.п. Пси¬холого-педагогическая неподготовленность людей, призванных ока¬зывать воспитательные влияния на подрастающее поколение;
4) противоречия воспитательных влияний в семье и школе, на произ-водстве и в окружающей социальной среде и т.п.

Понятие об асоциальной субкультуре. Под асоциальной субкульту-рой понимается совокупность духовных и материальных ценностей, регламентирующих и упорядочивающих жизнь и преступную деятельность криминальных сообществ, что спо¬собствует их живучести, сплоченности, криминальной активности и мо¬бильности, преемственности поколений правонарушителей. Основу асоциальной субкультуры составляют чуждые гражданскому обществу ценности, нормы, традиции, различные ритуалы объединившихся в группы молодых преступников. В них в искаженном и извращенном виде отражены возрастные и другие социально-групповые особенности несовершеннолетних. Ее социальный вред заключается в том, что она уродливо социализирует личность, стимулирует перерастание возрастной оппозиции в криминальную, именно потому и является механизмом «воспроизводства» преступности в молодежной среде.
Асоциальная субкультура отличается от обычной подростко¬во-юношеской субкультуры криминальным содержанием норм, ре-гулирующих взаимоотношения и поведение членов группы между собой и с посторонними для группы лицами (с «чужаками», пред¬ставителями правоохранительных органов, общественности, взрос¬лыми и т.п.). Она прямо, непосредственно и жестко регулирует криминальную деятельность несовершеннолетних и их преступный образ жизни, внося в них определенный «порядок». В ней отчет¬ливо прослеживается:
1) резко выраженная враждебность по отношению к общепринятым нормам и ее криминальное содержание;
2) внутренняя связь с уголовными традициями;
3) скрытность от непосвященных;
4) наличие целого набора (системы) строго регламентирован¬ных в групповом сознании атрибутов.
Криминальной субкультуре несовершеннолетних присущи сле¬дующие особенности:
1) попрание прав личности, выражающиеся в агрессивном, жестоком и циничном отношении, к «чужим», слабым и беззащит¬ным;
2) отсутствие чувства сострадания к людям, в том числе и к «своим»;
3) нечестность и двуличие в отношении к «чужим»;
4) паразитизм, эксплуатация «низов», глумление над ними;
5) обесценивание результатов человеческого труда, выражаю¬щееся в вандализме;
6) неуважение прав собственников, выражающееся в кражах и хищениях;
7) поощрение циничного отношения к женщине и половой распущен-ности;
8) поощрение низменных инстинктов и любых форм асоци¬ального поведения.
Структура криминальной субкультуры и ее функции. Криминальная субкультура включает в себя субъективные чело¬веческие силы и способности, реализуемые в групповой криминальной деятельности (знания, умения, профессионально-преступные на¬выки и привычки, этические взгляды, эстетические потребности, ми¬ровоззрение, формы и способы обогащения, способы разрешения конфликтов, управления преступными сообществами, криминальную мифологию, привилегии для «элиты», предпочтения, вкусы и спосо¬бы проведения досуга, формы отношений к «своим», «чужим», лицам противоположного пола и т.п.), предметные результаты деятельности преступных сообществ (орудия и способы совершения преступлений, материальные ценности, денежные средства и т.п.).
Все это находит отражение, прежде всего, в особой «философии» уго-ловного мира, оправдывающей совершение преступлений, отри¬цающей вину и ответственность за содеянное, заменяющей низмен¬ные побуждения благородными и возвышенными мотивами: в насильственных преступлениях –чувством «коллективизма», товари¬щеской взаимопомощи, обвинением жертвы и т.п.; в корыстных пре¬ступлениях – идеей перераспределения имеющейся у людей собст¬венности и ее присвоения с самой разнообразной «позитивной» мо¬тивацией. Переход к рыночным отношениям стимулировал в пре¬ступной среде идею быстрого обогащения, пренебрежения экономи¬ческими интересами других людей, что дало вспышку корыстной преступности со своими жесткими правилами игры.
Беспределу вульгарной преступности противостоит тенденция демократизации жизни преступных сообществ с определенным уче¬том интересов между «верхами» преступного мира и «низами», что является в известной степени отражением процесса демократиза¬ции нашего общества. Указанные тенденции важно учесть в про¬филактической работе с несовершеннолетними.
В криминальной среде сложились свои внешне броские извра¬щенные эстетические вкусы (приоритеты), которые охотно усваи¬ваются подростками и юношами. Эти, как правило, циничные вкусы и предпочтения проявляются не только в досуговой культуре и способах развлечения («красивая жизнь», порнография и секс, модная одежда и особая музыка), но и в способах соверше¬ния преступлений, во взаимоотношениях в преступной среде, на¬боре привилегий для «элиты», татуировках, кличках, во внешнем оформлении правил, «законов» и традиций уголовного мира.
Функции криминальной субкультуры. Все структурные элементы криминальной субкультуры взаимосвязаны, взаимопроникают друг в друга. Однако в зависимости от выполняемых функций их можно классифицировать на следующие группы:
1) стратификационные (нормы и правила определения статуса личности в группе и уголовном мире, клички, татуировки, приви¬легии для «элиты»);
2) поведенческие «законы», «наказы», правила поведения для разных классификационных каст, традиции, клятвы, проклятия);
3) пополнения уголовного сообщества «кадрами» и работа с новичками «прописка», «приколы», определение сфер и зон пре¬ступного промысла);
4) опознания «своих» и «чужих» (татуировки, клички, уголов¬ный жаргон);
5) поддержания порядка в уголовном мире, наказания прови-нившихся, избавления от неугодных «разборки», стигматизация, остракизм, «опускание»);
6) коммуникации (татуировки, клички, клятвы, уголовный жаргон, «ручной жаргон»);
7) сексуально-эротические (эротика как ценность, «вафлерст¬во», «па-рафин», мужеложство как способы снижения статуса неугодным лицам и др.);
8) материально-финансовые (изготовление и хранение орудий совер-шения преступлений, создание «общей кассы» для взаимопо¬мощи, аренда помещений под притоны и др.);
9) досуговые (извращенная культура отдыха и развлечений);
10) функция специфического отношения к своему здоровью ¬ от полного пренебрежения им: наркомания, пьянство, членовре¬дительство – до культуризма, активных занятий спортом в инте¬ресах криминальной деятельности.
Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что многие эле-менты криминальной субкультуры, во-первых, полифункциональ¬ны (татуировки, например, этические и эстетические ценности, вы¬полняющие одновременно функции стратификации, стигматизации и коммуникации, опознания «своих», а клички – этические и эстети¬ческие ценности, выполняющие те же функции); во-вторых, каждый элемент криминальной субкультуры обладает основной функцией (например, татуировки – функцией стратификации, а клички ¬функцией коммуникации); в-третьих, каждый элемент криминальной субкультуры по-разному преломляется в психологии группы и инте¬риоризируется индивидом (от удовлетворенности престижной клич¬кой или татуировкой, до стремления всеми способами избавиться от них). Знание приверженности группы и личности к определенным ценностям (например, увлеченность каратэ) позволяет с достаточной вероятностью прогнозировать их поведение и принимать заранее не¬обходимые меры профилактики.
Особенности поведения человека в группе. Преступные группы, члены которых чувствуют психологическую и моральную поддержку друг друга, чаще всего совершают дерзкие ограбления, разбойные нападения, кражи, групповые изнасилования, учиняют циничные хулиганские действия. Преступные группы, сложившиеся на антиобщественной основе и преследующие асоциальные цели деятельности возникают не столько на основе общих симпатий, сколько общности криминальных интересов, потребности в поддержке в совместной криминальной деятельности. Находясь в группе, индивид чувствует себя единым целым с данной группы, поэтому он зачастую утрачивает свою индивидуальность и начинает мыслить и действовать как все, повинуясь единому групповому порыву.
Важными способами психологического влияния группы (кол¬лектива) на личность считаются психическое заражение, внуше¬ние, подражание, конформизм, состязательность (соперничество).

Субъективные факторы существования асоциальной субкультуры.
Криминальная субкультура как и любая культура по своей сущности агрессивна. Она вторгается в культуру официальную, взламывая ее, девальвируя ее ценности и нормы, насаждая в ней свои правила, атрибутику. Известно, что носителем культуры яв¬ляется язык. Возьмем наш «великий и могучий русский язык». На сегодняшний день он оказался весь пронизан терминологией уго¬ловного жаргона, на котором охотно говорят как подростки, так и представители власти, депутаты государственной думы. А ведь ут¬рата чистоты национального языка – серьезнейший симптом на¬растания процесса глубокой криминализации общества.
Носителями криминальной субкультуры являются криминальные группы, а персонально – рецидивисты. Они аккумулируют, пройдя через тюрьмы и колонии, устойчивый преступный опыт, «воровские законы», а затем передают его подрастающему поколению. И здесь можно говорить о трех психологических механизмах воспроизводства подростковой преступности. Первый – персонализированный, когда преступник рецидивист из числа взрослых берет «шефство», «наставничество» над конкретным под¬ростком, знакомя его с «законами» преступного мира. Второй меха¬низм – через криминализацию всего населения, приобщая его к уго¬ловному языку, приучая мыслить криминальными категориями. Тре-тий психологический механизм – через криминальную группу, кото¬рую цементирует криминальная субкультура своими нормами и цен¬ностями, способствует длительному ее существованию. Эти группы становятся школами первоначальной подготовки молодых преступни¬ков, школами повышения криминального «мастерства» и самих ре¬цидивистов, носителями традиций преступного образа жизни. По¬скольку криминальные группы по всей стране и с зарубежьем свя¬заны многочисленными каналами «дорогами», «трассами»), постоль¬ку это способствует универсализации, типизации норм и ценностей криминальной субкультуры, быстроте ее распространения. При этом можно выделить и четвертый психологический механизм воспроиз¬водства подростковой преступности, когда лидеры организованной преступности специально отбирают талантливых подростков и на раз¬личных базах готовят из них боевиков, телохранителей, будущих ли¬деров преступного мира.
Криминальная субкультура, ценности которой формируются уго-ловным миром с максимальным учетом возрастных особенностей несовершеннолетних, привлекательна для подростков и юношей:
1) наличием широкого поля деятельности и возможностей для самоут-верждения и компенсации неудач, постигших их в обществе;
2) процессом криминальной деятельности, включающей риск, экстре-мальные ситуации и окрашенной налетом ложной романти¬ки, таинственно-сти и необычности;
3) снятием всех моральных ограничений;
4) отсутствием запретов на любую информацию и, прежде всего, на ин-тимную;
5) учетом состояния возрастного одиночества, переживаемого подростком, и обеспечением ему в «своей» группе моральной, фи¬зической, материальной и психологической защиты от агрессии извне.
Ценности криминальной субкультуры быстро распространяются в молодежной среде, поскольку подростки и юноши бывают увлече¬ны ее внешне броскими атрибутами и символикой, эмоциональной насыщенностью норм, правил, ритуалов. Связанные круговой пору¬кой и жестокими правилами, преступные группы подростков и юно¬шей обеспечивают своей деятельностью существование асоциальной субкультуры.
Виды криминальных групп несовершеннолетних. Социально-психологическая структура криминальных групп.
Криминальные группы несовершеннолетних различаются по своей численности, возрастному составу и полу, длительности существования, степени их организованности, сплоченности и самостоятельности, степени и видам криминальной активности криминальной мобильности.
По числу участников можно условно выделить: малые (2-4 чел.), средней численности (5-8 чел.) и большой численности (9 и более чел.) криминальные группы.
Величина группы – важный показатель, влияющий на ее сплоченность, криминальную активность и криминальную мобильность. Как правило, чем больше число участников группы, тем меньше ее сплоченность, но выше ее криминальная актив¬ность и криминальная мобильность.
По возрастному составу выявлены криминальные группы:
1) только из несовершеннолетних;
2) с участием взрослого (взрослых) в группе несовершеннолет¬них;
3) с участием несовершеннолетнего (несовершеннолетних) в преступной группе взрослых.
Однако с достаточной точностью определить тип группы в за-висимости от возраста ее участников весьма трудно по ряду при¬чин. Во-первых, несовершеннолетние правонарушители не склон¬ны распространяться о составе своей группы и особенно о роли взрослых в ее деятельности. Это строго запрещено нормами и правилами криминальной субкулыуры. Во-вторых, взрослые тем более не афишируют свою связь с преступной группой подростков, в целях безопасности руководя ее криминальной деятельностью с определенной дистанции.
Среди преступных групп несовершеннолетних с участием взрослых наиболее типичны группы, в которых один член (реже два) является взрос-лым. Это обычно человек, недавно достиг¬ший совершеннолетия, т.е. возраста 18-20 лет. Причины вхож¬дения этого взрослого в преступную группу несовершеннолетних весьма разнообразны. Однако во всех случаях следует различать:
а) преступные группы несовершеннолетних, создаваемые самим рецидивистом для достижения четко определенных им кри¬минальных целей и реализации его программы;
б) группы несовершеннолетних, возникшие стихийно как кри-минальные и используемые взрослым преступником в своих кри-минальных целях.
Преступные группы взрослых с участием несовершеннолетнего. Взрос-лые включают в свою криминальную группу несовершенно¬летнего с определенными четко очерченными целями на достижение высокой результативности преступной деятельности. Несовер¬шеннолетний им нужен как инструмент преступного ремесла.
По признаку пола группы могут быть: 1) однополые (преиму-щественно мужского пола и реже женского пола); 2) смешанные (с участием лиц мужского и женского пола).
По длительности существования. Большинст¬во групп существует от 1 до 6 месяцев. Однако и за этот период времени они успевают совершить в среднем 7 преступлений на группу, прежде чем начнется их уголовное преследование. Привлечение к уголовной ответственности может вести к распаду лишь части таких групп (одни члены группы арестованы, другие направлены в специ¬альные образовательные учреждения, третьи поставлены на учет в от¬деле профилактики преступности несовершеннолетних и т.п.). В части групп и после ареста их членов подростки продолжают под¬держивать межличностные контакты путем переписки, в надежде на восстановление непосредственных межличностных контактов их участников после отбытия срока наказания, возвращения из колонии или спецшколы. Особо опасны длительно существующие криминаль¬ные группы несовершеннолетних, выявить момент возникновения которых в ряде случаев не удается.
По степени организованности и сплоченности.
1. Тип групп несовершеннолет¬них, стоящих на грани законопослушного поведения. Это обыч¬ные подростковые группы, оказавшиеся вне должного контроля со стороны взрослых, у них нет цели нарушить правовые за¬преты. Они представляют собой вариант возрастной оппозиции взрослым (по мexaнизму возрастной эмансипации – «быть и казаться взрослыми»).
2. Группы, в которых преступление хотя и совершается случайно, но микросредовые нормы расхо¬дятся с законопослушными установками, не достигая уровня кри¬минальной направленности. Это, как правило, кланы «уличного племени» (подростки крайней степени безнадзорности, бродяж-ки, второгодники, склонные к употреблению спиртного). В такие группы подростки вытесняются из школ, профтехучилищ, не удовлетворенные своей учебной деятельностью и своим положением в официальной системе отношений коллектива.
3. Группы, в которых микросредовые нормы ориентированы на нарушение правовых запретов. Иг¬ровое отношение к взглядам и поступкам, переносимые из кри¬минальной субкультуры в мотивацию группового поведения, более всего заметно при изучении групповых норм, ценностей, в которых четко определено отношение к «своим» и «чужим».
4. Группы, специально создаваемые для совершения преступлений. Здесь с самого начала криминальная дея¬тельность является группообразующим фактором и подчинена воле одного человека – организатора группы (лидера). Групповая крими¬нальная установка в них ярко выражена. Микросредовые нормы ори¬ентированы на ценности уголовной субкультуры. В соответствии с этим определяется и структура группы, распределяются роли в ней: лидер, его доверенное лицо, поощряемый актив, привлекаемые но¬вички. В такой группе отношения дружбы и товарищества отходят на второй план, поскольку вся дея-тельность группы подчинена до¬стижению криминальной цели. Нередко такие группы действуют по законам стаи, где взаимное заражение, разгул стихии провоцируют членов такого скопа на особую изощренность в глумлении над лич¬ностью, жестокости, актам вандализма.
Психология организованной преступности. Организованная преступность – функционирование устойчивых социально организованных преступных групп, имеющих материальную базу и коррумпированные связи с властными структурами в целях незаконного обогащения и самозащиты от социального контроля.
Отличительной особенностью организованной преступности является ее
внедренность в «тело социума» – в аппарат административно-государственного управления вплоть до высших эшелонов власти. Это усугубляет ее общественную опасность – организованная преступность наносит ущерб устоям государственного управления, существенно влияет на массовое правосознание, подрывает возможности функционирования правового государства, цивилизованных экономических отношений.
Различаются примитивные, среднеорганизованные и высокоорганизо-ванные преступные группы.
Организованная преступность – основная угроза благополучию общества. Она несет угрозу социализации подрастающего поколения, подрывает устои общества, подрывает экономику общества, наносит ущерб предпринимательской и кредитно-банковской системе. Она осуществляет стихийное уголовно организованное перераспределение национального дохода.
Родоначальниками современной организованной преступности были дельцы и махинаторы, сформировавшиеся в недрах тоталитарного режима, крупные расхитители общественной собственности, имевшие властные полномочия и вкладывавшие огромные средства в нелегальное производство. Появились теневые отечественные мультимиллионеры. Они стали контролировать целые отрасли народного хозяйства, внутренней и внешней торговли, сферу жилья и коммунально-бытовых услуг. Появилась криминальная служба расправы с конкурентами. Экономическая преступность стала срастаться с насильственной преступностью. Продажные чиновники попали под власть профессиональных преступников. Многочисленные коррумпированные чиновники предают интересы социума, наносят ему удар изнутри, всемерно покрывая преступников, снабжая их документами, официальными разрешениями, закрытой служебной информацией, преследуя тех, кто ведет честную борьбу с преступностью. При высокой численности высокоорганизованных преступных групп (мафий) они начинают объединяться, образуя государство в государстве, парализуя весь механизм государственного управления.
Будучи внедренной в официальные структуры общества, организованная
преступность получает возможность деформировать органы социального управления и социального контроля. Организованная преступность паразитирует на недостатках в социальной саморегуляции общества – возникает на основе крупных социально-экономических и правоохранительных упущений. Генезис организованной преступности связан с возрастанием «правовой неуязвимости» ее лидеров, объективной возможностью систематически вести преступный образ жизни, «питаться» от преступности, превратив ее в промысел. Эти условия неодинаковы в различных регионах – отсюда и региональная специфика организованной преступности.
Особое внимание организованное криминальное сообщество уделяет разветвленной сети обеспечения безопасности, созданию условий, препятствующих разоблачению преступной организации, обеспечению исполнителей легальными средствами прикрытия. Идеологические, организаторские, управленческие и контрольные функции выполняет «элитарная» группа криминального сообщества, имеющая, как правило, высоко статусное прикрытие и остающаяся вне пределов действующего уголовного законодательства. Члены элитарной группы обычно выполняют не криминальные задачи и не подпадают под уголовно-правовые признаки соучастия. Они постоянно расширяют сферу действия криминального сообщества, принимают меры по монополизации ее преступной деятельности, вносят коррективы в стратегию и тактику сообщества в зависимости от текущих социально-экономических условий, формируют нормативную систему криминального сообщества, обеспечивают материальную и юридическую помощь осужденным. В местах лишения свободы формируют теневую администрацию.
Законченный деликт в организованной преступности образуется лишь суммарно – деятельность одних звеньев преступной группы обусловлена совокупной деятельностью других звеньев. Это выдвигает перед уголовным правом и уголовно-правовой доктриной необходимость учреждения дискретной ответственности для участников организованной преступности. Высшие руководящие звенья организованной преступности, оставаясь вне пределов юридической ответственности, изыскивают возможность восстановления эпизодически разрушаемых низовых структур. Организованная преступность
несет в себе криминально-синтезируюшую функцию. Социально-психологическая сущность организованной преступности состоит в социальной кооперации преступников.
Типология криминальной агрессии. Агрессия (лат. – agressio – при-ступ, напа¬дение) – мотивированное деструктивное поведение индивида, противоречащее принятым правилам и нормам существования людей в социуме, причиняющее моральный, физический, матери¬ альный или психологический ущерб другим людям.
В психологии принято выделять следующие виды агрессии:
1) физическую, т.е. использование физической силы против другого лица или объекта;
2) вербальную, проявляющуюся в выражении негативных чувств как через форму (ссора, крик, визг), так и через содержа¬ние вербальных реакций (угрозы, проклятья, ругань, оскорбле¬ния);
3) прямую, непосредственно направленную против конкретного объекта или субъекта;
4) косвенную – совершение действий, направленных околь¬ным путем на другое лицо (злобные сплетни, шутки, измышления и т.п.), и действий, характеризующихся ненаправленностью и неупорядоченностью, проявляющихся во взрывах ярости, крике, топанье ногами, битье кулаками по столу и т.п.;
5) инструментальную, являющуюся средством достижения какой-либо цели (например, достижения победы в соревновани¬ях);
6) враждебную, выражающуюся в действиях, имеющих целью причинение вреда объекту (убийство, нанесение тяжких телесных повреждений, сексуальное насилие и т.п.);
7) аутоагрессию, проявляющуюся в самообвинении, самоуни¬жении, нанесении себе телесных повреждений вплоть до суицида.
Установлено, что некоторые проявления агрессии и аутоагрес¬сии могут служить признаком развивающихся болезненных измене¬ний личности (патопсихологических – как возбудимая психопа¬тия, паранойя, эпилепсия и др.).
Современные концепции классификации осужденных.
Ряд современных исследователей разрабатывает классифика¬ции пре-ступников исходя из характеристики направленности их личности. Так, Г. М. Миньковский берет за основу типологии ступенчатое различие направленности, ориентаций личности (включая систему установок) как адекватное выражение социально-демографической, нравственно-психологической и правовой ее характеристик.
Исходя из этого, он выделяет четыре типа несовершеннолетних правонарушителей, для которых преступление является: 1) случайным, противоречащим общей направленности личности; 2) воз¬можным с учетом общей неустойчивости направленности лично¬сти, но ситуативным с точки зрения повода и ситуации; 3) ре¬зультатом общей отрицательной ори-ентации личности, обуславливающей выбор среды, время препровождения и непосредственного варианта действий при наличии подстрекательства, примера пре¬ступного поведения и т. п.; 4) результатом преступной установки личности, включающей активный поиск, организацию повода и ситуации для преступных деяний . Данная классификация в ос¬нове своей применима и по отношению к взрослым правонару¬шителям.
Полезность предлагаемей типологии, когда за основу берется направленность, отрицать нельзя, ибо при данной классификации личность берется не изолированно, а в неразрывной связи с ми¬кросредой и объективно складывающимися ситуациями и в то же время не отрицается активная роль личности в этиологии пре¬ступных деяний. Однако направленность личности – только одно из основных свойств, отражающихся в ее поведении, поэтому классификация осужденных на основании лишь направленности не может быть базовой.
Криминальный тип целесообразно де¬лить на следующие подтипы:
а) глобальный преступный подтип, совершенное деяние которо¬го полностью соответствует общественной опасности личности, ибо она является результатом преступной установки, включающей активный поиск и организацию ситуаций для совершения преступлений. По доминирующей преступной установке представи¬телей этого типа можно подразделить на убийц, грабителей, раз¬бойников, бандитов, насильников и т. п., однако они способны на совершение любого из этих преступлений;
б) парциальный криминальный подтип, поведение которого лишь час-тично соответствует принятым социальным нормам, а пре¬ступление является результатам односторонней антиобщест¬венной направленности личности и избирательной преступной установки, включающей (как и у глобального типа) активный поиск и организацию ситуаций для совершения только однотип¬ных преступлений. Они совершают или убийства, или грабеж, или насилие, или мошенничество и т. д.
Что касается предкриминального типа, то совершен¬ное им деяние не всегда соответствует личности правонарушителя. Хотя она обусловлено аморальной направленностью личности, педагогической запущенностью, но у данного типа отсутствует криминальная установка. Ситуативная установка на совершение преступления проявляется при стечении обстоятельств, под влия¬нием группы, подстрекательства, под воздействием примера пре¬ступного поведения и т. п. Указанный тип можно разделить на: а) легкомысленных самонадеянных лиц, не желавших предвидеть последствия своего поведения; б) чрезмерно эмоционально-возбу¬димых (аффективных); в) слабовольных и слабохарактерных.
К нонкриминальному типу относятся осужденные, преступление кото-рых противоречит общей положительной на¬правленности, положитель-ным качествам, ориентации личности, общественно ценным личностным установкам. Осужденных этого типа подразделяют на: а) лиц, недостаточно предусмотрительных и осторожных; б) лиц, совершивших преступления в связи со
стечением обстоятельств. Каждый из этих подтипов также клас¬сифицируют по видам совершенных преступлений.
Понятие и сущность стратификации подростков в уголовной иерархии. Иерархия позиций, ролей и обязанностей есть в любой группе законопослушных подростков и юношей. Однако деление в преступ¬ной среде людей на касты (стратификация) и наделение их в соот¬ветствии с этим правами и обязанностями – одно из основных про¬явлений криминальной субкультуры Существует четыре классификационные группы:
1) индивидуально-личностные: «бывалость»; характерологичес¬кие особенности (личностные качества); физическая сила;
2) социально-групповые: возраст; социальное происхождение; нацио-нальность; региональная принадлежность («землячество»);
3) криминологические: категория и квалификация преступной группы; стаж преступной деятельности (рецидивизм); срок пребы¬вания в исправительных заведениях; поведение в правоохрани¬тельных органах (на следствии, в суде, в милиции и т.п.); соучас¬тие в прошлых преступлениях;
4) поведенческие: поведение в адаптационный период в пре¬ступной группе; отношение к слабым, беззащитным и стоящим ниже в групповой иерархии; отношение к официальному активу; отношение к «чужим»; отношение к учебе и проводимой воспита¬тельной работе; отношение к законам, нормам общежития (а в за¬крытых учреждениях – к требованиям режима).
Татуировки в системе ценностей асоциальной субкультуры. Со-ставным элементом криминальной субкультуры являются татуировки.
Татуировки выполняют различные функции в преступной среде несо-вершеннолетних. Это прежде всего сигнально-обособительная функция: они служат указателем принадлежности их носителя к определенной соци-альной общности – преступному миру. С по¬мощью татуировок преступный мир опознает себе подобных как в древности люди опознавали по определенным татуировкам пред¬ставителей своего этноса. Сюда же относятся знаки и рисунки, подчеркивающие принадлежность их носителей к «тюремному братству». Вторая функция татуировок – личностно-установочная. Мало определить принадлежность человека к определенной общности (преступному миру, сообществу заключенных), но с помощью их достигается «паспортизация,) носителей татуировок. Действительно по рисункам, знакам, надписям можно определить имя, возраст человека, место его рождения, количество судимостей, места от-бывания им наказания, количество побегов, проведенный срок в колонии и другие «паспортные» данные.
Вместе с тем с помощью татуировок фиксируется положение несовер-шеннолетнего в уголовной иерархии. В этом заключается третья – стратификационная функция татуировок: по ним можно точно определить статус личности подростка в криминальной группе. Так, высокостатусным лицам наносятся почетные знаки различия, называемые регалками, для чего используются специаль¬ные приборы и качественные, преимущественно иностранные, красители. Наносят их высококлассные специалисты. Основная масса членов преступного сообщества наносит самоделки, назы¬ваемые на уголовном жаргоне портачками (портачить – портить). Их наносят с помощью определенных шаблонов, используя под-ручные красители, подростки-самоучки. Низкостатусным подрост¬кам, особенно из числа отверженных «опущенных», «помоек» и т.п. татуировки наносятся насильно. Это – татуировки-клейма (на уголовном жаргоне – «нахалки», «позорные». Помимо указанных функций, татуировки могут выполнять функции декоративно-художественную, то есть эстетическую, религиозную, сексуально-эротическую, сентиментальную, профессионально-ориентированную и юмористическую.
Понятие об уголовном жаргоне. В уголовном мире существует свой язык, проявляющийся в форме воровского (тюремного) жаргона ("воров-ской речи", «блата», «блатной музыки», «фени»). Уголовный жар¬гон – не случайность, а закономерное явление, отражающее спе¬цифику субкультуры преступной среды, степень ее организованности и профессионализма. Уголовный жаргон – явление международ¬ное. Он родился и развивается вместе с преступностью. Имеется много исследований по истории возникновения, развития и функ¬ционирования уголовного жаргона, а также различных словарей и справочников.
Важнейшая функция уголовного жаргона – зашифровка мыслей и тем самым обеспечение живучести преступного сообщества. Это достигается по¬стоянным динамизмом уголовного жаргона (постоянными измене¬ниями в нем, непрерывным обновлением его словаря). Кроме того, в уголовном жаргоне много синонимов. Например, для обо¬значения умения говорить на воровском жаргоне употребляются как синонимы слова и выражения: «по фене ботать», «курсать», «куликать по-свойски», «блатыкаться», «наблатоваться» и др. Для обозначения проститутки имеется около 180 терминов, стукача (доносчика) – свыше 125, грабить – около 80, красть (воpoвать) – 128 и т.п.
Владение уголовным жаргоном всегда использовалось несовер-шеннолетними и молодежью как средство самоутверждения в пре¬ступной среде, подчеркивания мнимого превосходства сообщества преступников над другими людьми. Он возник и из объективной необходимости распознавания «своих» и выделения их в особую «касту», противостоящую законопослушным гражданам. В этом уголовный жаргон по своим функциям схож с татуировками.
Одной из важнейших функций уголовного жаргона является обнаружение с его помощью лиц, которые хотели бы проникнуть в криминальное сообщество – это процесс иерархической диагностики. Знание воровского жаргона необходимо и для отражения внутригрупповой иерархической структуры. Воровской жаргон выполняет функцию обслуживания воровской деятельности. Он обеспечивает внутреннюю жизнь криминального сообщества, выступает как коммуникативное средство.
Особенности делинквентного типа поведения. Разновидностью пре-ступного (криминального) поведения человека является делинквентное поведение – отклоняющееся поведение, в крайних своих проявлениях представляющее уголовно наказуемое деяние. Отличия делинквентного от криминального поведения коренятся в тяжести правонарушений, выраженности антиобщественного их характера. Правонарушения делятся на преступления и проступки. Суть проступка заключается не только в том, что он не представляет существенной общественной опасности, но и в том, что отличается от преступления мотивами совершения противоправного действия.
К. К. Платонов выделил следующие типы личности преступников:
1. определяется соответствующими взглядами и привычками, внутренней тягой к повторным преступлениям;
2. определяется неустойчивостью внутреннего мира, личность совершает
преступление под влиянием сложившихся обстоятельств или окружающих лиц;
3. определяется высоким уровнем правосознания, но пассивным отношением к другим нарушителям правовых норм;
4. определяется не только высоким уровнем правосознания, но и активным противодействием или попытками противодействия при нарушении правовых норм;
5. определяется возможностью только случайного преступления.
В группу лиц с делинквентным поведением относят представителей второй, третьей и пятой групп. У них в рамках волевого сознательного действия в силу индивидуально-психологических особенностей нарушается или блокируется процесс предвосхищения будущего результата проступка. Такие индивиды легкомысленно, часто под влиянием внешней провокации совершают противоправное деяние, не представляя его последствий. Сила побудительного мотива к определенному действию тормозит анализ отрицательных (в том числе, и для самого человека) его последствий.
Делинквентное поведение может проявляться, к примеру, в озорстве и желании развлечься. Подросток из любопытства и за компанию может бросать с балкона тяжелые предметы (или еду) в прохожих, получая удовлетворение от точности попадания в «жертву». В виде шалости человек может позвонить в диспетчерскую аэропорта и предупредить о якобы заложенной в самолет бомбе. С целью привлечения внимания к собственной персоне («на спор») молодой человек может попытаться залезть на телевизионную башню или украсть у учителя из сумки записную книжку.
Итак, под делинквентным поведением подразумевается цепь проступков, провинностей,мелких правонарушений (от лат delinquo – совершить проступок, провиниться), отличающихся от криминала, т е. наказуемых согласно Уголовному Кодексу серьезных правонарушений и преступлений.
Делинквентность обычно начинается со школьных прогулов и приобщения к асоциальной группе сверстников. За этим следуют мелкое хулиганство,
издевательство над младшими и слабыми, отнимание мелких карманных денег у малышей (на сленге делинквентных подростков обозначается выражением «трясти деньги» малыша заставляют прыгать, чтобы услышать, не зазвенят ли у него монеты), угон (с целью покататься) велосипедов и мотоциклов, которые потом бросают где попало. Реже встречаются мошенничество, мелкие противозаконные спекулятивные сделки («фарцовка»), вызывающее поведение в общественных местах. К этому могут присоединяться «домашние кражи» небольших сумм денег.
Все эти действия в несовершеннолетнем возрасте не являются поводом для наказания в соответствии с Уголовным Кодексом СССР и союзных республик, да и у взрослых подобное поведение чаще служит предметом разбирательства товарищеских судов и причиной административных взысканий. Однако подростки могут проявлять большую делинквентную активность и тем причинять много беспокойства. Обычно именно делинквентность служит наиболее частой причиной разбирательств в комиссиях по делам несовершеннолетних при местных Советах народных депутатов.
Иногда все эти нарушения поведения называют «девиантным поведением», что не совсем точно отражает суть дела. Девиантность – отклонение от принятых норм – понятие более широкое, оно включает не только делинквентность, но и другие нарушения поведения – от ранней алкоголизации до суицидных попыток.
Подростковая делинквентность в подавляющем большинстве имеет чисто социальные причины – недостатки воспитания прежде всего. От 30 до 85% делинквентных подростков, по данным разных авторов, вырастают в неполной семье, т. е. без отца, или в семье деформированной — с недавно появившимся отчимом или, реже, с мачехой.
Росту делинквентности среди подростков способствуют социальные потря-сения, влекущие безотцовщину и лишающие семейной опеки; примером в нашей стране может послужить армия беспризорников после гражданской войны, достигавшая более четырех миллионов. Делинквентность далеко не всегда связана с аномалиями характера, с психопатиями. Однако при некоторых из этих аномалий, включая крайние варианты нормы в виде акцентуаций характера, имеется меньшая устойчивость в отношении неблагоприятного воздействия непосредственного окружения, большая податливость пагубным влияниям. Среди обследованных 300 подростков мужского пола 14–17 лет, госпитализированных в психиатрическую клинику в связи с непсихотическими нарушениями поведения, острыми аффективными реакциями и другими реактивными состояниями, делинквентное поведение отмечено в 40 %. Наиболее частым его проявлением были прогулы, уклонение от учебы и труда, мелкое воровство, драки со сверстниками. Реже встречались другие формы делин-квентности – хулиганство, отнимание денег у малышей и слабых сверстников, угон велосипедов и мотоциклов с целью покататься, приставание к иностранцам, выпрашивание у них подачек, вызывающее поведение в общественных местах.
Склонность к делинквентности связана как со степенью аномалии характера (психопатии, акцентуации), так и в еще большей степени с ее типом.
Делинквентность шизоидов обычно проявляется, когда отклонение характера от нормы достигает степени психопатии. У неустойчивых, истероидов и гипертимов делинквентность достаточно часто встречается на фоне акцентуации характера.
Патохарактерологический тип девиантного поведения. Под патохарактерологическим типом девиантного поведения понимается поведение, обусловленное патологическими изменениями характера, сформировавшимися в процессе воспитания. К ним относятся так назы-ваемые расстройства личности (психопатии) и явные, выраженные акцентуации характера. Дисгармоничность черт характера приводит к тому, что изменяется вся структура психической деятельности человека. В выборе своих поступков он часто руководствуется не реалистичными и адекватно обусловленными мотивами, а существенно измененными «мотивами психопатической самоактуализации». Сущностью данных мотивов является ликвидация личностного диссонанса, в частности рассогласования между идеальным «Я» и самооценкой.
По данным Л. М. Балабановой, при эмоционально-неустойчивом рас-стройстве личности (возбудимой психопатии) наиболее частым мотивом поведения является стремление к реализации неадекватно завышенного уровня притязаний, тенденция к доминированию и властвованию, упрямство, обидчивость, нетерпимость к противодействию, склонность к самовзвинчиванию и поискам поводов для разрядки аффективного напряжения. У лиц с истерическим расстройством личности (истерической психопатией) мотивами девиантного поведения выступают, как правило, такие качества, как эгоцентризм, жажда признания, завышенная самооценка. Переоценка своих реальных возможностей ведет к тому, что ставятся задачи, соответствующие иллюзорной самооценке, совпадающей с идеальным «Я», но превышающие возможности личности. К патохарактерологическим девиациям относят также так называемые невротические развития личности – патологические формы поведения и реагирования, сформированные в процессе неврогенеза на базе нев-ротических симптомов и синдромов. Девиации проявляются в виде невротических навязчивостей и ритуалов, которые пронизывают всю жизненную деятельность человека. В зависимости от их клинических проявлений человек может выбирать способы болезненного противостояния реальности. К примеру, человек с навязчивыми ритуалами может подолгу и в ущерб своим планам совершать стереотипные действия (открывать и закрывать двери, определенное число раз пропускать подходящий к остановке троллейбус), целью которых является снятие состояния эмоционального напряжения и тревоги.
К сходному параболезненному патохарактерологическому состоянию относят поведение в виде поведения, основанного на символизме и суеверных ритуалах. В подобных случаях поступки человека зависят от его мифологического и мистического восприятия действительности. Выбор действий строится на основе символического истолкования внешних событий. Человек, например, может отказаться от необходимости совершить какой-либо поступок (жениться, сдавать экзамен и даже выйти на улицу) в связи с «неподходящим расположением небесных светил» или иными псевдонаучными трактовками действительности и суевериями.
Аддиктивный тип девиантного поведения. Аддиктивное поведение – это одна из форм девиантного поведения с формированием стремления к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определенных видах деятельности, что направлено на развитие и поддержание интенсивных эмоций (Ц. П. Короленко, Т. А. Донских).
Основным мотивом личностей, склонных к аддиктивным формам пове-дения, является активное изменение не удовлетворяющего их психического состояния, которое рассматривается как «серое», «скучное», «монотонное», «апатичное». Такому человеку не удается обнаружить в реальной действительности какие-либо сферы деятельности, способные привлечь надолго его внимание, увлечь, обрадовать или вызвать иную существенную и выраженную эмоциональную реакцию. Жизнь видится ему не интересной, в силу ее обыденности и однообразности. Он не приемлет того, что считается в обществе нормальным: необходимости что-то делать, заниматься какой-либо деятельностью, соблюдать какие-то принятые в семье или в обществе традиции и нормы. Можно говорить о том, что у индивида с аддиктивной нацеленностью поведения значительно снижена активность в обыденной жизни, наполненной требованиями и ожиданиями. При этом аддиктивная активность носит избирательный характер – в тех областях жизни, которые пусть временно, но не приносят человеку удовлетворение и вырывают его из мира эмоциональной бесчувственности, он может проявлять недюжинную активность для достижения цели.
Выделяются следующие психологические особенности лиц с аддиктивными формами поведения:
1.сниженная переносимость трудностей повседневной жизни, наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций;
2. скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством;
3. внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими эмоциональными контактами;
4. стремление говорить неправду;
5. стремление обвинять других, зная, что они невиновны;
6. стремление уходить от ответственности в принятии решений;
7. стереотипность, повторяемость поведения;
8. зависимость;
9. тревожность.
Основными, в соответствии с имеющимися критериями, особенностями индивида со склонностью к аддиктивным формам поведения является рассогласованность психологической устойчивости в случаях обыденных отношений и кризисов. В норме, как правило, психически здоровые люди легко («автоматически») приспосабливаются к требованиям обыденной (бытовой) жизни и тяжелее переносят кризисные ситуации. Они, в отличие от лиц с разнообразными аддикциями, стараются избегать кризисов и волнующих нетрадиционных событий.
У аддиктивной личности отмечается феномен «жажды острых ощущений» (В.А.Петровский), характеризующийся побуждением к риску, обусловленным опытом преодоления опасности.
Вместе с тем, объективно и субъективно плохая переносимость трудностей повседневной жизни, постоянные упреки в неприспособленности и отсутствие жизнелюбия со стороны близких и окружающих формирует у аддиктивных личностей скрытый «комплекс неполноценности». Они страдают от того, что отличаются от других, от того, что неспособны «жить как люди». Однако такой временно возникающий «комплекс неполноценности» оборачивается гиперкомпенсаторной реакцией. От заниженной самооценки, навеваемой окружающими, индивиды переходят сразу к завышенной, минуя аде-кватную. Учитывая тот факт, что давление на таких людей со стороны со-циума оказывается достаточно интенсивным, аддиктивным личностям при-ходится подстраиваться под нормы общества, играть роль «своего среди чужих». Вследствие этого, он научается формально исполнять те социальные роли, которые ему навязываются обществом (примерного сына, учтивого собеседника, добропорядочного коллеги). Внешняя социабельность, легкость налаживания контактов сопровождается манипулятивным поведением и поверхностностью эмоциональных связей. Таким образом, основным в поведении аддиктивной личности является стремление к уходу от реальности, страх перед обыденной, наполненной обязательствами и регламентациями «скучной» жизнью, склонность к поиску запредельных эмоциональных переживаний даже ценой серьезного риска и неспособность быть ответственным за что-либо.
Особенности агрессивного поведения делинквентных личностей в исправительных учреждениях состоят в том, что их агрессия направлена, прежде всего, против работников ИТУ, актива, своих сокамерников. Агрессия может выражаться как в актах неповиновения и саботирования, так и в стремлении любым способом увильнуть от исправительных работ, в порче инструмента и станков – все эти поступки могут иметь как характер истерии, так и характер хорошо спланированных и заранее продуманных действий. Самой сильной и непрерывной агрессии делинквентных личностей подвергаются их сокамерники, над которыми могут совершаться крайне изощренные издевательства и продолжительные унижения.
Особенности аутогрессивного поведения делинквентных личностей в местах лишения свободы.
Данные особенности состоят в том, что аутоагрессия, проявляется прежде всего в самообвинении, самоуни¬жении, нанесении себе телесных повреждений вплоть до суицида. Данные делинквентные личности могут неоднократно вскрывать себе вены, наносить себе шрамы, порезы, телесные повреждения (например, зашить себе проволокой рот, проглотить столовую ложку, стальные иголки), они могут даже получать удовольствие от нанесения сокамерниками побоев и увечий. Все действия делинквентных личностей представляются абсурдными с точки зрения здравого смысла.
Возрастные особенности девиантных подростков. Широкая область научного знания охватывает аномальное, девиантное поведение человека. Существенным параметром такого поведения выступает отклонение в ту или иную стороны с различной интенсивностью и в силу разнообразных причин от поведения, которое признается нормальным и неотклоняющимся. Характеристиками нормального и гармоничного поведения считаются: сбалансированность психических процессов (на уровне свойств темперамента), адаптивность и самоактуализация (на уровне характерологических особенностей) и духовность, ответственность и совестливость (на личностном уровне). Также, как норма поведения базируется на этих трех составляющих индивидуальности, так и аномалии и девиации основываются на их изменениях, отклонения и нарушениях. Таким образом, девиантное поведение человека можно обозначить как систему поступков или отдельные поступки, противоречащих принятым в обществе нормам и проявляющихся в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации или в виде уклонений от нравственного и эстетического контроля за собственным поведением.
У большинства подростков с девиантным поведением, как мальчиков, так и девочек, отмечено отрицательное отношение к школе и одноклассни-кам, с которыми они если и общаются, то больше негативно, чем хорошо; ненависть к отличникам; негативную установку к другим людям, чести и достоинству. Для подростков с асоциальным и антисоциальным поведением характерно отчуждение от общепринятых правил социального общежития; отторжение от позитивных социальных ценностей. Им не трудно ударить незнакомого человека, причем как юноши, так и девушки; для достижения собственной цели нанести другому имущественный ущерб.
Поскольку у несовершеннолетних самооценка еще не определилась, ценностные ориентации не сложились в систему, можно говорить о их специфике у подростков-правонарушителей. Во-первых, они оценивают себя значительно ниже законопослушных по самооценочным категориям внешней привлекательности, ума, успешности в учебе, доброты и честности. Во-вторых, свои неудачи они приписывают чему-то внешнему – везет меньше, на их долю выпало больше несчастья, негде себя показать, производят на других неблагоприятное впечатление и пр. В-третьих, у них возрастает значимость объектов, удовлетворяющих потребность престижа. На фоне преобладания у делинквентов потребительских тенденций ценностные ориентации имеют прямую связь со структурой их досуга: приобретение спиртного, посещение баров и дискотек, просмотр кинофильмов и телепередач, отсутствие интереса к чтению книг. Среди современных подростков с отклоняющимся поведением популярны фильмы с уголовной тематикой.
Следует отметить, что каждому типу психопатий и акцентуаций характера присущи определенные особенности делинквентного поведения. У неустойчивых наблюдаются два возрастных пика делинквентности. Один из них совпадает с переходом в 4—5-й классы школы — от одного учителя к предметной системе с усложнением программ обучения и одновременно с началом полового созревания. Другой пик падает на окончание 8-летнего образования и переход к профессиональному обучению. Делинквентность неустойчивых в 90 % сочетается с ранней алкоголизацией.
У гипертимов начало делинквентности в 50 % падает на предподростковый возраст — на 10—12 лет.
Делинквентность истероидов начинается в разные годы — от 10 до 15 лет. У них выявляется особая склонность к мелкому воровству, мошенничеству, вызывающей манере вести себя в общественных местах. Алкоголизация у истероидов встречалась лишь в 35 %. Зато у 60 % угроза наказания за совершенные проступки толкала на демонстративное суицидальное поведение.
Возрастные особенности начала делинквентности у эпилептоидов сходны с таковыми у неустойчивых, однако драки и даже жестокие избиения у них не
уступают воровству. Начало делинквентного поведения у шизоидов в 60 % относилось к более старшему подростковому возрасту — к 15—16 годам. У них часто приходилось сталкиваться с сексуальной делинквентностью (развратные действия,эксгибиционизм, гомосексуальные сношения и др.).
Подростки – делинквенты фактически игнорируются сверстниками, выпадают из круга нормального подросткового общения.
Большинство этих подростков живут в семьях с неблагоприятным психологическим климатом. Имеют сочетание не менее трех грубых криминогенных качеств, акцентуации характера, наиболее частые из которых – эпилептоидная, неустойчивая, гипертимная. Подавляющее большинство подростков с отклоняющимся поведением – мальчики, среди которых у 50% выражена склонность к алкоголизации; социальные отношения этих подростков
имеют высокую конфликтность.
Одним из факторов возможных отклонений в поведении младших подростков является неразвитое логическое, конкретное мышление. Возможно, что у подростков с девиантным поведением имеет место искажение действительности, выражающееся в стремлении преподнести себя в более выгодном свете, скрыть девиантное поведение. Они отмечают в себе больше хорошего, отрицая «неодобряемое» поведение. Поэтому, можно отметить парадоксальность в том, что подростки с девиантным поведением – более совестливы, дисциплинированны, обладают высоким самоконтролем поведения, эмоций и чувств; считают себя людьми, соблюдающими моральные нормы и стандарты.
Возможно, что данную их особенность определяет сниженная критич-ность мышления. Девиантным подросткам свойственна ригидность поведе-ния, которое в меньшей степени контролируется интеллектом. Следовательно, они более подвержены влиянию эмоций, погружены в мир собственных переживаний.
Эго-структура девиантных подростков перенапряжена, что отражается на более высоких показателях самоконтроля поведения, моральности, демонстративности и силе «Я». Возможно, что среди девиантных подростков имеет место искажение действительности, выражающееся в стремлении преподнести себя в более выгодном свете. Они говорят о себе больше хорошего, отрицая плохое поведение.
Итак, на нормативность поведения подростков оказывают влияние доброжелательность, открытость в общении, социальная зрелость, выражающаяся в реакциях во взаимодействии с окружающими, способах решения проблемных ситуаций. Отгороженность, отчужденность подростка, дефицит в общении и эмоциональная неустойчивость в условиях стресса могут провоцировать его отклоняющееся поведение. Возможно, что слабая нервная система – источник повышенной возбудимости подростка с девиантным поведением. Эмоциональная неустойчивость, импульсивность стоит за проявлениями его конфликтности, агрессивности.
Обобщение исследований позволяет констатировать у подростка с девиантным поведением следующие психологические особенности: неприятие педагогических воздействий; неумение преодолевать трудности; игнорирование препятствий; сверхнапряженность; апатичная подчиненность группе с асоциальными установками; сниженная самокритичность, двойной локус контроля; синдром тревожного ожидания, неуверенности в себе, порожденный систематическими учебными неуспехами; негативные установки к учебной деятельности, физическому труду, к себе и окружающим людям; слабость самоконтроля; крайняя степень эгоцентрированности; агрессивность.
Психологическая диагностика делинквентных личностей в местах лишения свободы позволяет сделать более эффективным весь комплекс воспитательно-исправительных мероприятий (исправительные работы, ударный труд, участие в самодеятельности), направленных на преобразование личности осужденного с целью ее адаптации к социуму. Большая роль в диагностике отводится психологу, так как только специалист способен выявить личности, обладающие подобными отклоне-ниями.
Психологическая коррекция осужденных в местах лишения свобо-ды. Как известно, человек, впервые попавший в исправительно-трудовое учреждение, испытывает чувство психологического дискомфорта. В нем превалирует чувства якобы учиненной несправедливости, собственной неполноценности, мнительности, тревожности, подозрительности, страх неизвестности, осужденный понимает, что долгое время никто не будет интересоваться его состоянием. Устойчивое и ярко выраженное психическое перенапряжение требует разрядки, переключиться не на что, осужденные совершают преступления, около трети насильственных преступлений в ИТУ совершаются без видимых мотивов, вследствие психической разрядки. Многие стремятся в больницу, где им будет обеспечено человеческое отношение. Случаи психических расстройств в пенитенциарных учреждениях встречаются на 15 % чаще, чем на воле, люди не могут адаптироваться к новой среде, ¼ осужденных живет в состоянии хронического стресса. Также доказано, что после 5-8 лет заключения происходят очень часто необратимые изменения в психике человека. Поэтому в пенитенциарной системе необходимо создавать психо-логические лаборатории и службы с высококвалифицированным штатом психиатров, психологов и социальных работников. Сейчас в России ведется работа по созданию организационно-методической базы психологической службы. О важности и эффективности психологического обеспечения деятельности по ресоциализации преступников свидетельствует как зарубежный так и отечественный опыт.
Необходимость создания психологической службы в ИТУ возникла давно, но только в сентябре 1992г. она приобрела законодательную основу. Стали создаваться психологические лаборатории по изучению личности осужденных основам психолого-педагогической помощи и коррекции поведения.


Литература


1. Аминев Г.А. и др. Инструментарий пенитенциарного психолога. – Уфа, 1997. – 168с.
2. Васильев В.Л. Юридическая психология. – СПб.: Питер. Ком., 1988. – 656с.
3. Исправительно-трудовая психология: Учебное пособие для слушателей вузов МВД СССР / Под ред. К.К.Платонова, А.Д.Глоточкина, К.Б. Игошева. – Рязань: РВШ МВД СССР, 1985. – 360с.
4. Подгурецкий А. Очерки социологи права. – М., 1974. – 206с.
5. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. – М., 1998. – 304с.
6. Пирожков В.Ф. О психологических причинах воспроизводства подростковой преступности // Психологический журнал, 1995. т. 16. № 2, С.178-183.
7. Социально-психологические проблемы организации исполнения уго-ловных наказаний./ Под ред. А. В. Пищелко. – Домодедово, РИПК МВД России, 1996.– 61с.










Данные о файле

Размер 214.5 KB
Скачиваний 24

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar