ГлавнаяКаталог работПедагогика и психология → Пенитенциарная психология, криминальная субкультура
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Пенитенциарная психология, криминальная субкультура

План

1. Предмет, объект и задачи пенитенциарной психологии.
1.1. Предмет и объект пенитенциарной психологии
1. 2. Цели и задачи пенитенциарной психологии.
1.3.Междисциплинарные связи пенитенциарной психологии.
1.4.В чем состоит различие между пенитенциарной психологией и девиантной психологией?
1.5.С какими областями психологического знания связана пенитенциарная психология?
2. История пенитенциарной психологии, ее методологические основы.
2.1. Проблема исправления осужденных в пенитенциарной системе.
2.2. Методологические принципы пенитенциарной психологии.
3. Сущность криминальной субкультуры.
3.1.Биологические и социальные детерминанты девиантного (делинквентного) поведения личности.
3.2. Понятие об асоциальной субкультуре.
3.3.Структура криминальной субкультуры и ее функции
3.4. Особенности поведения человека в группе.
3.5. Субъективные факторы существования асоциальной субкультуры.
3.6. Психология организованной преступности.
4. Классификация делинквентных личностей
5. Формы и структура девиантного поведения

1.1. Предмет и объект пенитенциарной психологии.
Объектом пенитенциарной психологии являются люди определенной группы: правонарушители, отбывающие уголовные наказания всех видов, а также лица и коллективы, осуществляющие исполнение уголовных наказаний и перевоспитание осужденных. Изучение фактов, закономерностей и механизмов психической деятельности этих специфических групп людей (осужденных и общностей осужденных, а также вос¬питателей и коллективов сотрудников ИТУ) и составляет пред¬мет исследования пенитенциарной психологии.
Пенитенциарная психология не может ограничиться лишь индивидуально-психологическим изу¬чением личности осужденного или личности воспитателя. Лич¬ность как открытая система должна изучаться и в социально-пси¬хологическом аспекте, т. е. во всех ее связях и отношениях с ок¬ружающими людьми.
1. 2. Цели и задачи пенитенциарной психологии.

Цель пенитенциарной психологии перевоспитание, исправление и возвращение в социум путем адаптации осужденного. Задачи пенитенциарной психологии:

1. Важнейшей задачей пенитенциарной психологии является исследование индивидуально-психологических особенно¬стей личности осужденного, подлежащего исправлению. Специфи¬ка данной задачи исправительно-трудовой психологии определяет¬ся тем, что осужденный, и особенно лицо, лишенное свободы, имеет свои особенности, отличающие его от других людей.
2. В задачу исправительно-трудовой психологии входит также исследование с психологических позиций самого процесса исправ-



исправ¬ления и перевоспитания осужденного, т. е. изучение закономерно¬стей и механизмов изменения психики осужденного, развития его личностных качеств и мотивов поведения на основе психологиче¬ского анализа влияния уголовного наказания и жизненных усло¬вий в процессе отбывания наказания.
3. Задача изучения особенностей поведения осужденного в связи с различными его перемещениями. Психологическое изучение пове¬дения человека в условиях лишения свободы, его способности адаптироваться к новым условиям жизни и быта помогает правильно организовать предварительную психологическую подготов¬ку осужденных, направляемых из следственных изоляторов после вступления приговора в законную силу для отбывания наказания в исправительно-трудовые учреждения различных видов.
4. Задача разработки психологических основ применения средств исправле¬ния и перевоспитания осужденных: режима, общественно полезно¬го труда, воспитательной рабаты, общеобразовательного и профессионально-технического обучения.
5. Задача исследования психологических основ закрепления результатов исправительно-трудового воздействия на осужденных после освобождения их из ИТУ.
6. Задача изучения особенностей осужден¬ных, обусловленных их возрастом, жизненным опытом, профес¬сией, национальной принадлежностью, а главное – видом преступ¬ной деятельности и тяжестью совершенного преступления, и опре-деление психологической тактики в работе с ними.
7. Задача учета таких явлений как самоисправление, самовоспитание правонарушителей, сложную психологическую природу которых необходимо глубоко исследовать, и обосновывать пути и способы руководства самовоспитанием осужденных.
8. Важной задачей является социально-психологический анализ деятельности работников исправительно-трудового учреждения и психологическая подготовка их к работе с осужденными, про¬фессиональная ориентация и формирование качеств воспитателя.
9. Задача научного анализа и критического использования передовых взглядов¬ отечественной и зарубежной пенитенциарной психологии.
1. 3.Междисциплинарные связи пенитенциарной психологии.
1. Взаимосвязи пенитенциарной психологии с общественными и естественными науками, со¬ставляющими ее методологическую, теоретическую и естественно-¬научную основу.
2. Взаимосвязи пенитенциарной психологии с правовыми науками (прежде всего с наукой ис¬правительно-трудового права) и криминологией.
3. Взаимосвязи исправительно-трудовой психологии с исправительно-трудовой педагогикой, организацией труда осужденных и эконо¬микой исправительно-трудовых учреждений, наукой управления ИТУ.
4. Взаимосвязи исправительно-трудо¬вой психологии с прочими, казалось бы, далекими от нее науками, например, с уголовной статистикой, математикой, и особенно с¬ математическими методами обработки материала.
5. Взаимосвязи с кибернетикой.
1.4. В чем состоит различие между пенитенциарной психологией и девиантной психологией.
Пенитенциарная психология изучает отклонения от социальной нормы (нравственные и криминальные), не являющиеся патологическими в прямом смысле слова, при этом она использует педагогические меры и средства воздействия, девиантная же психология изучает психические отклонения, связанные с нарушениями деятельности головного мозга, при этом использует средства и меры преимущественно медицинского характера.

1.5 С какими областями психологического знания связана пенитенциарная психология.
Пенитенциарная психология связана с другими отраслями психологической науки: об¬щей, социальной психологией, психологией труда и т. п. Пенитенциарная психология широко использует достижения и выводы других отраслей психологической науки. В частности, она пользуется учением о психологии личности, разработанным в общей и социальной психологии, данными об усвоении знаний, навыков и умений, накопленными в педагогиче-ской психологии. Из социальной психологии пенитенциарная психология заимствует обобщения и выводы о взаимоотноше¬ниях в коллективе и группе, о механизмах формирования группо¬вых настроений, структуре и общих путях формирования общест-венного мнения и т. п. Данные психологии труда о закономерностях формирования двигательных навыков, динамике трудового процесса и психологи¬ческих факторах повышения производительности труда способст¬вуют научной организации труда осужденных и воспитанию у них трудолюбия. Этому же способствует и инженерная психоло¬гия, дающая сведения о путях реконструкции производства испра¬вительно-трудовых учреждений с учетом данных о психике чело¬века. Исправлению и перевоспитанию осужденных способствуют также и психология искусства, раскрывающая механизмы влияния эстетических ценностей на развитие личности человека, и медицин¬ская психология, обосновывающая тактику взаимоотношений вра¬ча с душевнобольными осужденными, а также приемы воздей¬ствия на лиц с неполноценной психикой, и т. п.

2. История развития пенитенциарных учреждений России.
Можно выделить несколько периодов в истории развития пенитенциарных учреждений России: первый период связан с 1917 годом, когда В.И.Ленин подписал указ о ликвидации пенитенциарных учреждений царской России, доминирующим принципом функционирования которых было подавление и угнетение личности осужденного. Однако действительность вскоре потребовала создания пенитенциарных учреждений, так как советская власть намеревалась перевоспитывать и исправлять осужденных граждан. Второй этап в развитии пенитенциарной системы связан с временем правления И.В. Сталина, когда пенитенциарные учреждения прирастали ГУЛАГОМ и являлись инструментом репрессий и подавления без вины виноватых. Следующим периодом развития пенитенциарных учреждений стало время правления Н.С. Хрущева и Л.И.Брежнева, когда данные учреждения использовались для борьбы с политическими противниками и инакомыслящими. С началом демократизации общества наступил новый этап в развитии пенитенциарных учреждений России, основным назначением которых стало перевоспитание, исправление и возвращение в общество осужденных граждан.
2.1. Проблема исправления осужденных в пенитенциарной системе. Существует две точки зрения на проблему исправления осужденных в пенитенциарной системе. Сторонники первой точки зрения считают, что преступные наклонности заложены в человеке от рождения и отрицают возможности качественных изменений человеческой психики и личности преступника (свойственна западной пенитенциарной психологии, представители классической – А.Фейербах, Грольман, антропологической – Ч.Ломброзо и социологической школ – Г.Спенсер, В.Джемс, Э.Торндайк, А.Комбс, К.Холл).
Сторонники другой точки зрения считают, что преступные наклонности приобретаются в результате неблагоприятных условий жизни, отрицательного влияния среды или неправильного воспитания и могут быть устранены. К ним относятся представители отечественной школы психологии – И.П.Павлов, А.С.Макаренко.
2.2. Методологические принципы пенитенциарной психологии.
В отечественной психологии выделяются следующие методологические принципы:
общие
1. Принцип диалектико-материалистического монизма;
2. Принцип детерминизма;
3. Принцип психического отражения (рефлекторной природы психики);
4. Принцип социальной обусловленности психики и историзма;
5. Принцип развития;
6. Принцип личностного подхода;
7. Принцип единства сознания, деятельности и общения;
специфические
1. Принцип исправимости;
2. Принцип соответствия целей исправления и перевоспитания потребностям общества и личности осужденного;
3. Принцип социализации и гуманизации личности;
4. Принцип целостности процесса исправления и перевоспитания личности осужденного;
5. Принцип дифференциации и индивидуализации.


3. Сущность криминальной субкультуры.
3.1. Биологические и социальные детерминанты девиантного (делинквентного) поведения личности.
Биологические: плохая наследственность (родители алкоголики, наркоманы, психически больные и т.п), тип нервной системы, тип деятельности головного мозга, интеллектуальный уровень, наличие родных или родственников, имеющих девиантное поведение.
Социальные:
1) отрицательное влияние микросоциальной среды (влияние безнадзорности детей, дурное влияние семейных отношений, отри-цательное влияние уличного окружения и т. п.);
2) проявление отрицательных моментов в макросоциальной среде (элементы неправильного экономического планирования и стимулирования деятельности людей, диспропорция в производ-стве отдельных предметов потребления, отсутствие социальной справедливости, наличие коррупции, взяточничества, бюрократизма и формализма, наличие криминогенной обстановки;
3) ошибки в воспитании в семье, школе, производственном и других коллективах, незнание личности воспитуемого и т.п. Пси-холого-педагогическая неподготовленность людей, призванных ока-зывать воспитательные влияния на подрастающее поколение;
4) противоречия воспитательных влияний в семье и школе, на производстве и в окружающей социальной среде и т.п.
3.2. Понятие об асоциальной субкультуре.
Под асоциальной субкультурой понимается совокупность духовных и материальных ценностей, регламентирующих и упорядочивающих жизнь и преступную деятельность криминальных сообществ, что спо¬собствует их живучести, сплоченности, криминальной активности и мо¬бильности, преемственности поколений правонарушителей. Основу асоциальной субкультуры составляют чуждые гражданскому обществу ценности, нормы, традиции, различные ритуалы объединившихся в группы молодых преступников. В них в искаженном и извращенном виде отражены возрастные и другие социально-групповые особенности несовершеннолетних. Ее социальный вред заключается в том, что она уродливо социализирует личность, стимулирует перерастание возрастной оппозиции в криминальную, именно потому и является механизмом «воспроизводства» преступности в молодежной среде.
Асоциальная субкультура отличается от обычной подростко¬во-юношеской субкультуры криминальным содержанием норм, ре-гулирующих взаимоотношения и поведение членов группы между собой и с посторонними для группы лицами (с «чужаками», пред-ставителями правоохранительных органов, общественности, взрос-лыми и т.п.). Она прямо, непосредственно и жестко регулирует криминальную деятельность несовершеннолетних и их преступный образ жизни, внося в них определенный «порядок». В ней отчет¬ливо прослеживается:
1) резко выраженная враждебность по отношению к общепринятым нормам и ее криминальное содержание;
2) внутренняя связь с уголовными традициями;
3) скрытность от непосвященных;
4) наличие целого набора (системы) строго регламентирован-ных в групповом сознании атрибутов.
3.3. Структура криминальной субкультуры и ее функции. Криминальная субкультура включает в себя субъективные чело-веческие силы и способности, реализуемые в групповой криминальной деятельности (знания, умения, профессионально-преступные на¬выки и привычки, этические взгляды, эстетические потребности, ми¬ровоззрение, формы и способы обогащения, способы разрешения конфликтов, управления преступными сообществами, криминальную мифологию, привилегии для «элиты», предпочтения, вкусы и спосо¬бы проведения досуга, формы отношений к «своим», «чужим», лицам противоположного пола и т.п.), предметные результаты деятельности преступных сообществ (орудия и способы совершения преступлений, материальные ценности, денежные средства и т.п.).
Криминальная субкультура базируется на дефектах правосозна¬ния, среди которых можно выделить правовую неосведомленность и дезинформированность, социально-правовой инфантилизм, пра¬вовое бескультурье, социально-правовой негативизм и социально¬-правовой цинизм. В молодежной криминальной среде складывает¬ся особое групповое правосознание со своими «законами» и нор¬мами как элемент этой субкультуры. При этом дефекты правосо¬знания усугубляются дефектами нравственного сознания, пренебрегающего общечеловеческими принципами морали.

Функции криминальной субкультуры. Все структурные элементы криминальной субкультуры взаимосвязаны, взаимопроникают друг в друга. Однако в зависимости от выполняемых функций их можно классифицировать на следующие группы:
1) стратификационные (нормы и правила определения статуса личности в группе и уголовном мире, клички, татуировки, приви¬легии для «элиты»);
2) поведенческие «законы», «наказы», правила поведения для разных классификационных каст, традиции, клятвы, проклятия);
3) пополнения уголовного сообщества «кадрами» и работа с новичками «прописка», «приколы», определение сфер и зон пре-ступного промысла);
4) опознания «своих» и «чужих» (татуировки, клички, уголов¬ный жаргон);
5) поддержания порядка в уголовном мире, наказания прови-нившихся, избавления от неугодных «разборки», стигматизация, остракизм, «опускание»);
6) коммуникации (татуировки, клички, клятвы, уголовный жаргон, «ручной жаргон»);
7) сексуально-эротические (эротика как ценность, «вафлерст-во», «парафин», мужеложство как способы снижения статуса неугодным лицам и др.);
8) материально-финансовые (изготовление и хранение орудий совершения преступлений, создание «общей кассы» для взаимопо-мощи, аренда помещений под притоны и др.);
9) досуговые (извращенная культура отдыха и развлечений);
10) функция специфического отношения к своему здоровью ¬ от полного пренебрежения им: наркомания, пьянство, членовре-дительство – до культуризма, активных занятий спортом в инте-ресах криминальной деятельности.
Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что многие элементы криминальной субкультуры, во-первых, полифункциональ¬ны (татуировки, например, этические и эстетические ценности, вы¬полняющие одновременно функции стратификации, стигматизации и коммуникации, опознания «своих», а клички – этические и эстети¬ческие ценности, выполняющие те же функции); во-вторых, каждый элемент криминальной субкультуры обладает основной функцией (например, татуировки – функцией стратификации, а клички ¬функцией коммуникации); в-третьих, каждый элемент криминальной субкультуры по-разному преломляется в психологии группы и инте¬риоризируется индивидом (от удовлетворенности престижной клич¬кой или татуировкой, до стремления всеми способами избавиться от них). Знание приверженности группы и личности к определенным ценностям (например, увлеченность каратэ) позволяет с достаточной вероятностью прогнозировать их поведение и принимать заранее не¬обходимые меры профилактики.
3.4. Особенности поведения человека в группе. Преступные группы, члены которых чувствуют психологическую и моральную поддержку друг друга, чаще всего совершают дерзкие ограбления, разбойные нападения, кражи, групповые изнасилования, учиняют циничные хулиганские действия. Преступные группы, сложившиеся на антиобщественной основе и преследующие асоциальные цели деятельности возникают не столько на основе общих симпатий, сколько общности криминальных интересов, потребности в поддержке в совместной криминальной деятельности. Находясь в группе, индивид чувствует себя единым целым с данной группы, поэтому он зачастую утрачивает свою индивидуальность и начинает мыслить и действовать как все, повинуясь единому групповому порыву.
Важными способами психологического влияния группы (кол-лектива) на личность считаются психическое заражение, внуше¬ние, подражание, конформизм, состязательность (соперничество).
Психическое заражение объясняется восприимчивостью индивидов к определенным эмоциональным состояниям дру¬гих индивидов и особенно групп. Его эффект зависит от силы эмо-ционального заряда, получаемого личностью извне, от степени не-посредственного контакта между общающимися людьми, а также от величины аудитории и степени возбужденности воздействую¬щего лица или группы.
Механизм психического заражения нередко используют глава-ри преступных групп при организации массовых беспорядков, мaccового отказа осужденных от работы, разжигая ненависть у осужденных к членам актива, положительно настроенным осуж-денным, администрации. Знание механизма психического зараже-ния необходимо и в воспитательной работе с целью вы¬зова группового энтузиазма при решении производственных за¬дач, усиления групповой, коллективной сплоченности.
Внушение один из способов групповой интеграции, с по¬мощью которого также достигается сплочение в группы в одно це¬лое посредством вызова и поддержания нужного психического со-стояния, обеспечивающего успех групповой деятельности. Внушение используется уголовными «автори¬тетами» с целью подчинения осужденных своему влиянию, созда¬ния фронта противодействия воспитательным воздействиям, исхо¬дящим от администрации или коллектива.
Подражание – одна из наиболее массовидных форм соци-ально-психологического общения, которая направлена на воспро-изведение индивидом определенных черт и образцов поведения, действий, поступков, манер. Она сопровождается обычно опреде-ленным психическим состоянием, рациональной деятельностью и может выступать в форме сознательного и слепого копирования образца поведения или же творческого воспроизведения того или иного примера.
Конформизм – это стремление чувствовать и быть таким, как все (татуировки, жаргон, поведение и т.п.).
Соперничество – стремление в чем-то (в дерзости, циничности, наглости, удачливости и т.п.) кого-то из своей группы превзойти.
3.5. Субъективные факторы существования асоциальной субкультуры.
Криминальная субкультура как и любая культура по своей сущности агрессивна. Она вторгается в культуру официальную, взламывая ее, девальвируя ее ценности и нормы, насаждая в ней свои правила, атрибутику. Носителями криминальной субкультуры являются криминальные группы, а персонально – рецидивисты. Они аккумулируют, пройдя через тюрьмы и колонии, устойчивый преступный опыт, «воровские законы», а затем передают его подрастающему поколению.
Криминальная субкультура, ценности которой формируются уго¬ловным миром с максимальным учетом возрастных особенностей несовершеннолетних, привлекательна для подростков и юношей:
1) наличием широкого поля деятельности и возможностей для самоутверждения и компенсации неудач, постигших их в обществе;
2) процессом криминальной деятельности, включающей риск, экстремальные ситуации и окрашенной налетом ложной романти¬ки, таинственности и необычности;
3) снятием всех моральных ограничений;
4) отсутствием запретов на любую информацию и, прежде всего, на интимную;
5) учетом состояния возрастного одиночества, переживаемого подростком, и обеспечением ему в «своей» группе моральной, фи-зической, материальной и психологической защиты от агрессии извне.
Виды криминальных групп несовершеннолетних. Социально-психологическая структура криминальных групп.
Криминальные группы несовершеннолетних различаются по своей численности, возрастному составу и полу, длительности существования, степени их организованности, сплоченности и самостоятельности, степени и видам криминальной активности криминальной мобильности.
По числу участников можно условно выделить: малые (2-4 чел.), средней численности (5-8 чел.) и большой численности (9 и более чел.) криминальные группы.
Величина группы – важный показатель, влияющий на ее сплоченность, криминальную активность и криминальную мобильность. Как правило, чем больше число участников группы, тем меньше ее сплоченность, но выше ее криминальная актив¬ность и криминальная мобильность.
По возрастному составу выявлены криминальные группы:
1) только из несовершеннолетних;
2) с участием взрослого (взрослых) в группе несовершеннолет-них;
3) с участием несовершеннолетнего (несовершеннолетних) в преступной группе взрослых.
Каждая преступная группа несовершеннолетних имеет свои разновидности в зависимости от деления ее членов по возрас¬там. Так, например, встречаются преступные группы несовершенно-летних одновозрастного (11-14 лет или 15-17 лет) и разновозрастного (12-17 лет и даже 9-17 лет) состава. Чаще преступные группы одно¬возрастного состава (старшие подростки или юноши) специализиру¬ются на конкретных видах преступлений, поскольку в основе их об¬разования и функционирования лежит определенный возрастной и криминальный интерес. Близость возрастов (например, 11-14 лет или 15-17 лет) благо¬приятствует формированию общих интересов, взглядов, способов по¬ведения, проведения досуга и т.п. Это обеспечивает быстроту формирования преступной активности и повышает криминальную мо¬бильность. Здесь в основе самоутверждения личности в группе лежат личностные, психологические и физические качества.
Среди преступных групп несовершеннолетних с участием взрослых наиболее типичны группы, в которых один член (реже два) является взрослым. Это обычно человек, недавно достиг¬ший совершеннолетия, т.е. возраста 18-20 лет. Причины вхож¬дения этого взрослого в преступную группу несовершеннолетних весьма разнообразны. Однако во всех случаях следует различать:
а) преступные группы несовершеннолетних, создаваемые самим рецидивистом для достижения четко определенных им кри-минальных целей и реализации его программы;
б) группы несовершеннолетних, возникшие стихийно как кри-минальные и используемые взрослым преступником в своих кри-минальных целях.
Преступные группы взрослых с участием несовершеннолетнего. Взрослые включают в свою криминальную группу несовершенно¬летнего с определенными четко очерченными целями на достижение высокой результативности преступной деятельности. Несовер¬шеннолетний им нужен как инструмент преступного ремесла.
Наиболее рас¬пространены криминальные группы только из несовершеннолет¬них (одновозрастного и разновозрастного состава). Однако в ряде регионов во многих группах несовершеннолетних в преступлениях участвуют и взрослые. Региональные колебания здесь весьма зна¬чительные – от 10-12% до 75 %. Такая же картина наблюдается и с криминальными группами взрослых, которые включают в свой состав несовершеннолетнего (несовершеннолетних).
По признаку пола группы могут быть: 1) однополые (преиму-щественно мужского пола и реже женского пола); 2) смешанные (с участием лиц мужского и женского пола).
По длительности существования. Большинст¬во групп существует от 1 до 6 месяцев. Однако и за этот период времени они успевают совершить в среднем 7 преступлений на группу, прежде чем начнется их уголовное преследование. Привлечение к уголовной ответственности может вести к распаду лишь части таких групп (одни члены группы арестованы, другие направлены в специ-альные образовательные учреждения, третьи поставлены на учет в от¬деле профилактики преступности несовершеннолетних и т.п.). В части групп и после ареста их членов подростки продолжают под-держивать межличностные контакты путем переписки, в надежде на восстановление непосредственных межличностных контактов их участников после отбытия срока наказания, возвращения из колонии или спецшколы. Особо опасны длительно существующие криминаль¬ные группы несовершеннолетних, выявить момент возникновения которых в ряде случаев не удается.
По степени организованности и сплоченности.
1. Тип групп несовершеннолет¬них, стоящих на грани законопослушного поведения. Это обыч¬ные подростковые группы, оказавшиеся вне должного контроля со стороны взрослых, у них нет цели нарушить правовые за¬преты. Они представляют собой вариант возрастной оппозиции взрослым (по мexaнизму возрастной эмансипации – «быть и казаться взрослыми»).
2. Группы, в которых преступление хотя и совершается случайно, но микросредовые нормы расхо¬дятся с законопослушными установками, не достигая уровня кри¬минальной направленности. Это, как правило, кланы «уличного племени» (подростки крайней степени безнадзорности, бродяж¬ки, второгодники, склонные к употреблению спиртного). В такие группы подростки вытесняются из школ, профтехучилищ, не удовлетворенные своей учебной деятельностью и своим положением в официальной системе отношений коллектива.
3. Группы, в которых микросредовые нормы ориентированы на нарушение правовых запретов. Иг¬ровое отношение к взглядам и поступкам, переносимые из кри¬минальной субкультуры в мотивацию группового поведения, более всего заметно при изучении групповых норм, ценностей, в которых четко определено отношение к «своим» и «чужим».
4. Группы, специально создаваемые для совершения преступлений. Здесь с самого начала криминальная дея¬тельность является группообразующим фактором и подчинена воле одного человека – организатора группы (лидера). Групповая крими¬нальная установка в них ярко выражена. Микросредовые нормы ори-ентированы на ценности уголовной субкультуры. В соответствии с этим определяется и структура группы, распределяются роли в ней: лидер, его доверенное лицо, поощряемый актив, привлекаемые но-вички. Разновидностью такого типа группы, отличающейся особой конспиративностью, большой сплоченностью и четкой организа¬цией, распределением функций в совершении преступления, явля¬ется шайка.
Вооруженная группа, совершающая преимущественно насиль-ственные преступления (разбойные нападения на государственные, общественные и частные предприятия и организации, а также на отдельных лиц, осуществляющая захват заложников, террористи¬ческие акты) является бандой (от итал. – banda). Главные призна¬ки банды – это ее вооруженность и насильственный характер криминальной деятельности. Банда относится к высшему типу ор¬ганизованных преступных групп. А далее следует тайная преступ¬ная организация, объединяющая несколько криминальных групп для совершения террористических актов, контрабанды наркотиков, оружия, контролирующая игорные дома и проституцию, которая относится к мафии (от итал. – mafa). Мафия широко использует методы шантажа, насилия, похищения людей, убийств, «отмыва грязных денег». Отличается крайним авторитаризмом управления, строгой субординацией и жесткой дисциплиной.





3.6. Психология организованной преступности. Организованная преступность – функционирование устойчивых социально организованных преступных групп, имеющих материальную базу и коррумпированные связи с властными структурами в целях незаконного обогащения и самозащиты от социального контроля.
Субъект организованной преступности целенаправленно деформирует социальные структуры, приспосабливает их к своей преступной деятельности, коррумпирует хозяйственные и правоохранительные органы. Как разновидность замаскированной преступности организованные преступные группы функционируют в форме социально организованной общности, объединяются в единую функционально-иерархизированную систему с широкими социальными связями, создают крупные денежные фонды, обеспечивают свою безопасность путем коррумпирования правоохранительных органов.
Различаются примитивные, среднеорганизованные и высокоорганизованные преступные группы.
Примитивно организованные преступные группы имеют в своем составе не более 10 человек. По внутригрупповой структуре коммуникации они относятся к типу фронтальной коммуникации (главарь – участники). Преимущественно, их преступная деятельность – эпизодический рэкет, мошенничество. Внутригрупповая дифференциация не развита – действуют сообща.
Среднеорганизованные преступные группы функционируют по типу иерархической внутригрупповой организации (между главарем и исполнителями существуют промежуточные звенья). Такие группы состоят из многих десятков человек. Преступные группы такого типа отличаются значительной внутригрупповой дифференциацией, узкой специализацией различных групповых подразделений – разведчики, боевики, исполнители, телохранителя, финансисты, аналитики. Основная их деятельность – устойчивый рэкет, шантаж крупных предпринимателей, контрабанда, наркобизнес. Эти преступные группы имеют устойчивые связи с управленческими структурами.
Высокоорганизованные преступные группы отличаются сетевой структурой своей организации – они имеют сложную иерархическую систему управления, устойчивую, приносящую доход собственность (банковские счета, недвижимость), официальное прикрытие (зарегистрированные предприятия, фонды, магазины, рестораны, казино). Эти группы иногда состоят из нескольких тысяч человек, имеют коллективные управляющие центры, устойчивую организацию по типу больших социальных групп, систему внутригрупповых норм, специальную службу контроля, информации, межрегиональных связей, обеспечения взаимодействия с коррумпированными властными структурами, правоохранительными и судебными органами. Эти группы владеют обширными зонами влияния, многочисленными региональными и «отраслевыми» подразделениями (контроль над игровым бизнесом, проституцией, предоставление криминальных услуг). Они глубоко укоренены в коррумпированных официальных структурах.
Организованная преступность – основная угроза благополучию общества. Она несет угрозу социализации подрастающего поколения, подрывает устои общества, подрывает экономику общества, наносит ущерб предпринимательской и кредитно-банковской системе. Она осуществляет стихийное уголовно организованное перераспределение национального дохода.
Организованная преступность использует все социально-психологические механизмы эффективного функционирования социальной группы. В этом механизме задействованы разновидности преступности – от коррумпированных органов государственной власти до мошенников, спекулянтов, дельцов нарко- и порнобизнеса, воров и насильственных преступников. Организованная преступность – высшая форма профессионально-криминального объединения, своеобразный преступный синдикат, использующий в преступных целях все механизмы жизнедеятельности социума.
Организованное преступное сообщество отличается высоким уровнем сплоченности, криминальной монополизации в пределах региона, высоким уровнем защищенности от юридической ответственности в результате планомерной нейтрализации всех форм социального контроля, использования легальных путей «отмывания» преступно добытых средств.
Резкое возрастание уровня организованной преступности привело к формированию нового типа современного преступника. Членам среднеорганизованной и высокоорганизованной преступных групп наряду с традиционными особенностями, присущими насильственно-корыстному типу преступника (включенность в криминальную субкультуру), свойственны достаточно высокая образованность, знание основ экономики, права, таможенных установлений, некоторых технологических процессов» общая ориентация в ценности отдельных предметов культуры и искусства. Многие способы совершения ими преступных деяний связаны с использованием новейшей техники. «Отмывание» за рубежом денег, добытых преступным путем, требует знания иностранных языков, основ банковского дела и международного права.
Типология криминальной агрессии.
Агрессия (лат. – agressio – приступ, напа¬дение) – мотивированное деструктивное поведение индивида, противоречащее принятым правилам и нормам существования людей в социуме, причиняющее моральный, физический, матери¬альный или психологический ущерб другим людям.
В психологии принято выделять следующие виды агрессии:
1) физическую, т.е. использование физической силы против другого лица или объекта;
2) вербальную, проявляющуюся в выражении негативных чувств как через форму (ссора, крик, визг), так и через содержа¬ние вербальных реакций (угрозы, проклятья, ругань, оскорбле¬ния);
3) прямую, непосредственно направленную против конкретного объекта или субъекта;
4) косвенную – совершение действий, направленных околь¬ным путем на другое лицо (злобные сплетни, шутки, измышления и т.п.), и действий, характеризующихся ненаправленностью и неупорядоченностью, проявляющихся во взрывах ярости, крике, топанье ногами, битье кулаками по столу и т.п.;
5) инструментальную, являющуюся средством достижения какой-либо цели (например, достижения победы в соревновани¬ях);
6) враждебную, выражающуюся в действиях, имеющих целью причинение вреда объекту (убийство, нанесение тяжких телесных повреждений, сексуальное насилие и т.п.);
7) аутоагрессию, проявляющуюся в самообвинении, самоуни-жении, нанесении себе телесных повреждений вплоть до суицида.
Современные концепции классификации осужденных. Ряд современных исследователей разрабатывает классифика¬ции преступников исходя из характеристики направленности их личности.
Несомненный интерес предоставляет клас¬сификация, разработанная А. Г. Ковалевым. В ее основу поло¬жена степень криминальной зараженности личности правонарушителя. В соответствии с этим выделяются:
1) глобальный преступный тип, т. е. асоциальная личность с полной преступной зараженностью, с отрицательным отношением к труду и другим людям, не мыслящая иной жизни, кроме преступной. Все помыслы представителей этого типа на¬правлены на осуществление преступлений, их воля тверда и не¬поколебима в осуществлении задуманных уголовных деяний, со¬вершение преступлений им приносит удовлетворение. Этот тип включает различные подтипы: похотливого растлителя и насиль¬ника, казнокрада, бандита и т. д.;
2) парциальный преступный тип – это лицо с частичной криминальной зараженностью, его личность раздвоена, в ней уживаются черты нормального социального типа и черты преступника. Он с уважением относится к авторитетным людям, имеет друзей, интересуется событиями общественной жизни, чи-тает газеты, посещает музеи и театры, но вместе с тем система-тически совершает преступления, имеет много судимостей. Боль-шинство таких лиц совершают преступления в виде хищения об-щественной и государственной собственности, кражи личной собственности граждан, спекуляции или мошенничества и т. п.;
3) предкриминальный тип. К нему относятся лица с такими морально-психологическими свойствами, при наличии ко¬торых эти лица, попав в определенную ситуацию, неизбежно со¬вершают преступления.
Разновидности этого типа (подтипы) следующие: а) чрезвы-чайно эмоционально-возбудимый, с недостаточным самооблада-нием, совершающий в определенных ситуациях хулиганские действия, убийства или тяжкие телесные повреждения в состоя¬нии ревности, гнева и т. п.; б) легкомысленный лентяй, весьма податливый на соблазны, который любит хорошо пожить, не ут-руждая себя.
Глобальный криминальный тип, полагает А. Г. Ковалев, соз-дается в хронических, т. е. устойчивых, отрицательных условиях жизни семьи с конфликтными отношениями между родителями и родителями и детьми, способствующими формированию у по-следних озлобленности, грубости, бессердечия; дополнительной причиной может быть отягощение развития личности алкогольной наследственностью или другими условиями внутриутробной жиз¬ни. Парциальный преступный тип формируется в результате про-тиворечивого воздействия на личность двух различных общностей: а) школы и предприятия, где формируются и развиваются каче¬ства человека - гражданина и б) уличной кампании, где мелкое воровство рассматривается как нечто «героическое», или семьи, где дети на примере старших усваивают противоправные пути личного обогащения. Влияет и обыденное мнение, распространен¬ное среди некоторых граждан, а том, что не зазорно «брать» у государства, которое «богато и не обеднеет». Предкриминальный тип вызревает в связи с недостатками воспитания устойчивых нравственных начал и воли, а также с некоторой природной не¬уравновешенностью .
Понятие и сущность стратификации подростков в уголовной иерархии. Иерархия позиций, ролей и обязанностей есть в любой группе законопослушных подростков и юношей. Однако деление в преступ¬ной среде людей на касты (стратификация) и наделение их в соот¬ветствии с этим правами и обязанностями – одно из основных про¬явлений криминальной субкультуры.
Основные принципы этой стратификации.
1. «Кто есть кто» или жестокое деление людей на «своих» и «чужих», а «своих» – на иерархические группы от «верхов» до «низов». В современных условиях трудно определить, кто у кого заимствовал деление людей на «своих» и «чужих». Преступники у «новых демократов-националистов» или эти «демократы» насажда-ют эти тюремно-лагерные вариации. Когда одни люди местные, коренные, объявляют себя «в законе», а другим, занесенным сюда (в данную республику) судьбой, выходит, отводится роль сявок и шестерок. При этом «своих» и «дедов» надо слушаться и всячески защищать от притеснений «чужих», а над «чужими» и низами глумиться, обирать и унижать их.
2. Социальное клеймение: принадлежность к «элите» обозна-чается возвышенными, а к «низам» и «чужим» – унизительными и оскорбительными символами (кличками, терминами жаргона, татуировками).
3. Затрудненная мобильность вверх и облегченная мобиль-ность вниз. Смена статусов с низших на высшие затруднена, а с высших на низшие – облегчена, т.е. и среди «своих» выбиться в «верхи» весьма затруднительно, зато лишиться занимаемого стату-са значительно легче.
4. Основанием мобильности вверх является успешное прохож-дение испытаний в конкурентной борьбе с соперниками, которых надо повергнуть, или поручительство «авторитета», мобильности вниз – нарушение «законов» уголовного мира.
5. Авторитарность и строгая субординация в отношениях «вер-хов» и «низов», беспощадная эксплуатация и притеснение «верха-ми» «своих», стоящих внизу иерархической лестницы.
6. Автономность существования каждой касты, затруднен-ность, чаще, невозможность дружеских контактов между «низами» и «элитой» из-за угрозы остракизма для лиц из «элиты», согласив-шихся на контакты.
7. Наличие у «элиты» уголовного мира своих «законов», систе-мы ценностей, привилегий.
8. Устойчивость статуса: попытки лиц из «низов» от него из-бавиться сурово наказываются, также как и попытки пользоваться в уголовном мире привилегиями не по статусу.
Обнаружилось, что статус личности в уголовном мире складывается под влиянием целого ряда факторов, каждый из которых представляет собой составную в общей иерархии престижа лич¬ности
Татуировки в системе ценностей асоциальной субкультуры. Составным элементом криминальной субкультуры являются татуировки. Явление татуирования известно давно и встречается не только в преступных сообществах, но и в законопослушных группах несовершеннолетних, но имеет другое психологическое значение. В отроческом возрасте обычно делают наколки безнад-зорные дети и лица, склонные к бродяжничеству, научившись этому в приемниках-распределителях. В подростковом возрасте случаи нанесения татуировок встречаются чаще, особенно когда требуется демонстрация самостоятельности, бравады своими по¬хождениями. В криминогенных группах татуировки имеют более сложное психологическое значение. Здесь татуировки становятся символом приобщения к уголовной субкультуре. Так, свыше 70 % правонарушителей имеют татуировки.
С помощью татуировок фиксируется положение несовершеннолетнего в уголовной иерархии. В этом заключается третья – стратификационная функция татуировок: по ним можно точно определить статус личности подростка в криминальной группе. Помимо указанных функций, татуировки могут выполнять функции декоративно-художественную, то есть эстетическую, религиозную, сексуально-эротическую, сентиментальную, профессионально-ориентированную и юмористическую.
Понятие об уголовном жаргоне. В уголовном мире существует свой язык, проявляющийся в форме воровского (тюремного) жаргона ("воров¬ской речи", «блата», «блатной музыки», «фени»). Уголовный жар¬гон – не случайность, а закономерное явление, отражающее спе¬цифику субкультуры преступной среды, степень ее организованности и профессионализма. Уголовный жаргон – явление международ¬ное. Он родился и развивается вместе с преступностью. Имеется много исследований по истории возникновения, развития и функ¬ционирования уголовного жаргона, а также различных словарей и справочников.
Владение уголовным жаргоном всегда использовалось несовер-шеннолетними и молодежью как средство самоутверждения в пре-ступной среде, подчеркивания мнимого превосходства сообщества преступников над другими людьми. Он возник и из объективной необходимости распознавания «своих» и выделения их в особую «касту», противостоящую законопослушным гражданам. В этом уголовный жаргон по своим функциям схож с татуировками.
Одной из важнейших функций уголовного жаргона является обнаружение с его помощью лиц, которые хотели бы проникнуть в криминальное сообщество – это процесс иерархической диагностики. Знание воровского жаргона необходимо и для отражения внутригрупповой иерархической структуры. Воровской жаргон выполняет функцию обслуживания воровской деятельности. Он обеспечивает внутреннюю жизнь криминального сообщества, выступает как коммуникативное средство.


4.Особенности делинквентного типа поведения. Разновидностью преступного (криминального) поведения человека является делинквентное поведение – отклоняющееся поведение, в крайних своих проявлениях представляющее уголовно наказуемое деяние. Отличия делинквентного от криминального поведения коренятся в тяжести правонарушений, выраженности антиобщественного их характера. Правонарушения делятся на преступления и проступки. Суть проступка заключается не только в том, что он не представляет существенной общественной опасности, но и в том, что отличается от преступления мотивами совершения противоправного действия.
К. К. Платонов выделил следующие типы личности преступников:
1. определяется соответствующими взглядами и привычками, внутренней тягой к повторным преступлениям;
2. определяется неустойчивостью внутреннего мира, личность совершает
преступление под влиянием сложившихся обстоятельств или окружающих лиц;
3. определяется высоким уровнем правосознания, но пассивным отношением к другим нарушителям правовых норм;
4. определяется не только высоким уровнем правосознания, но и активным противодействием или попытками противодействия при нарушении правовых норм;
5. определяется возможностью только случайного преступления.
В группу лиц с делинквентным поведением относят представителей второй, третьей и пятой групп. У них в рамках волевого сознательного действия в силу индивидуально-психологических особенностей нарушается или блокируется процесс предвосхищения будущего результата проступка. Такие индивиды легкомысленно, часто под влиянием внешней провокации совершают противоправное деяние, не представляя его последствий. Сила побудительного мотива к определенному действию тормозит анализ отрицательных (в том числе, и для самого человека) его последствий.
Делинквентное поведение может проявляться, к примеру, в озорстве и желании развлечься. Подросток из любопытства и за компанию может бросать с балкона тяжелые предметы (или еду) в прохожих, получая удовлетворение от точности попадания в «жертву». В виде шалости человек может позвонить в диспетчерскую аэропорта и предупредить о якобы заложенной в самолет бомбе. С целью привлечения внимания к собственной персоне («на спор») молодой человек может попытаться залезть на телевизионную башню или украсть у учителя из сумки записную книжку.
Итак, под делинквентным поведением подразумевается цепь проступков, провинностей,мелких правонарушений (от лат delinquo – совершить проступок, провиниться), отличающихся от криминала, т е. наказуемых согласно Уголовному Кодексу серьезных правонарушений и преступлений.


5. Патохарактерологический тип девиантного поведения. Под патохарактерологическим типом девиантного поведения понимается поведение, обусловленное патологическими изменениями характера, сформировавшимися в процессе воспитания. К ним относятся так называемые расстройства личности (психопатии) и явные, выраженные акцентуации характера. Дисгармоничность черт характера приводит к тому, что изменяется вся структура психической деятельности человека. В выборе своих поступков он часто руководствуется не реалистичными и адекватно обусловленными мотивами, а существенно измененными «мотивами психопатической самоактуализации». Сущностью данных мотивов является ликвидация личностного диссонанса, в частности рассогласования между идеальным «Я» и самооценкой.
По данным Л. М. Балабановой, при эмоционально-неустойчивом расстройстве личности (возбудимой психопатии) наиболее частым мотивом поведения является стремление к реализации неадекватно завышенного уровня притязаний, тенденция к доминированию и властвованию, упрямство, обидчивость, нетерпимость к противодействию, склонность к самовзвинчиванию и поискам поводов для разрядки аффективного напряжения. У лиц с истерическим расстройством личности (истерической психопатией) мотивами девиантного поведения выступают, как правило, такие качества, как эгоцентризм, жажда признания, завышенная самооценка. Переоценка своих реальных возможностей ведет к тому, что ставятся задачи, соответствующие иллюзорной самооценке, совпадающей с идеальным «Я», но превышающие возможности личности. Важнейшим мотивационным механизмом является стремление к манипулированию окружающими и контролю над ними. Окружение рассматривается лишь как орудия, которые должны служить удовлетворению потребностей данного человека. У индивидов с анакастными и тревожными (уклоняющимися) личностными расстройствами (психастенической психопатией) патологическая самоактуализация выражается в сохранении ими привычного стереотипа действий, в уходе от перенапряжений и стрессов, нежелательных контактов, в сохранении личностной независимости. При столкновении таких людей с окружающими, с непосильными задачами в силу ранимости, мягкости, низкой толерантности к стрессу они не получают положительного подкрепления, чувствуют себя обиженными, преследуемыми.
К патохарактерологическим девиациям относят также так называемые невротические развития личности – патологические формы поведения и реагирования, сформированные в процессе неврогенеза на базе невротических симптомов и синдромов. Девиации проявляются в виде невротических навязчивостей и ритуалов, которые пронизывают всю жизненную деятельность человека. В зависимости от их клинических проявлений человек может выбирать способы болезненного противостояния реальности. К примеру, человек с навязчивыми ритуалами может подолгу и в ущерб своим планам совершать стереотипные действия (открывать и закрывать двери, определенное число раз пропускать подходящий к остановке троллейбус), целью которых является снятие состояния эмоционального напряжения и тревоги.
К сходному параболезненному патохарактерологическому состоянию относят поведение в виде поведения, основанного на символизме и суеверных ритуалах. В подобных случаях поступки человека зависят от его мифологического и мистического восприятия действительности. Выбор действий строится на основе символического истолкования внешних событий. Человек, например, может отказаться от необходимости совершить какой-либо поступок (жениться, сдавать экзамен и даже выйти на улицу) в связи с «неподходящим расположением небесных светил» или иными псевдонаучными трактовками действительности и суевериями.
Аддиктивный тип девиантного поведения. Аддиктивное поведение – это одна из форм девиантного поведения с формированием стремления к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определенных видах деятельности, что направлено на развитие и поддержание интенсивных эмоций (Ц. П. Короленко, Т. А. Донских).
Основным мотивом личностей, склонных к аддиктивным формам поведения, является активное изменение не удовлетворяющего их психического состояния, которое рассматривается как «серое», «скучное», «монотонное», «апатичное». Такому человеку не удается обнаружить в реальной действительности какие-либо сферы деятельности, способные привлечь надолго его внимание, увлечь, обрадовать или вызвать иную существенную и выраженную эмоциональную реакцию. Жизнь видится ему не интересной, в силу ее обыденности и однообразности. Он не приемлет того, что считается в обществе нормальным: необходимости что-то делать, заниматься какой-либо деятельностью, соблюдать какие-то принятые в семье или в обществе традиции и нормы. Можно говорить о том, что у индивида с аддиктивной нацеленностью поведения значительно снижена активность в обыденной жизни, наполненной требованиями и ожиданиями. При этом аддиктивная активность носит избирательный характер – в тех областях жизни, которые пусть временно, но не приносят человеку удовлетворение и вырывают его из мира эмоциональной бесчувственности, он может проявлять недюжинную активность для достижения цели.
Выделяются следующие психологические особенности лиц с аддиктивными формами поведения:
1.сниженная переносимость трудностей повседневной жизни, наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций;
2. скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством;
3. внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими эмоциональными контактами;
4. стремление говорить неправду;
5. стремление обвинять других, зная, что они невиновны;
6. стремление уходить от ответственности в принятии решений;
7. стереотипность, повторяемость поведения;
8. зависимость;
9. тревожность.
Основными, в соответствии с имеющимися критериями, особенностями индивида со склонностью к аддиктивным формам поведения является рассогласованность психологической устойчивости в случаях обыденных отношений и кризисов. В норме, как правило, психически здоровые люди легко («автоматически») приспосабливаются к требованиям обыденной (бытовой) жизни и тяжелее переносят кризисные ситуации. Они, в отличие от лиц с разнообразными аддикциями, стараются избегать кризисов и волнующих нетрадиционных событий.
У аддиктивной личности отмечается феномен «жажды острых ощущений» (В.А.Петровский), характеризующийся побуждением к риску, обусловленным опытом преодоления опасности.
По мнению Э. Берна, у человека существует шесть видов голода: голод по сенсорной стимуляции, голод по контакту и физическому поглаживанию,
сексуальный голод, структурный голод или голод по структурированию времени и голод по инцидентам.
В рамках аддиктивного типа поведения каждый из перечисленных типов голода обостряется. Человек не находит удовлетворения чувства голода в реальной жизни и стремится снять дискомфорт и неудовлетворение реальностью стимуляцией тех или иных видов деятельности. Он пытается достичь повышенного уровня сенсорной стимуляции (отдает приоритет интенсивным
воздействиям, громкому звуку, резким запахам, ярким изображениям), признания неординарностью поступков (в том числе, сексуальных), заполненности времени событиями.
Вместе с тем, объективно и субъективно плохая переносимость трудностей повседневной жизни, постоянные упреки в неприспособленности и отсутствие жизнелюбия со стороны близких и окружающих формирует у аддиктивных личностей скрытый «комплекс неполноценности». Они страдают от того, что отличаются от других, от того, что неспособны «жить как люди». Однако такой временно возникающий «комплекс неполноценности» оборачивается гиперкомпенсаторной реакцией. От заниженной самооценки, навеваемой окружающими, индивиды переходят сразу к завышенной, минуя адекватную. Появление чувства превосходства над окружающими выполняет защитную психологическую функцию, способствуя поддержанию самоуважения в неблагоприятных микросоциальных условиях – условиях конфронтации личности с семьей или коллективом. Чувство превосходства зиждется на сравнении «серого обывательского болота», в котором находятся все окружающие и «настоящей свободной от обязательств жизни» аддиктивного человека.
Учитывая тот факт, что давление на таких людей со стороны социума оказывается достаточно интенсивным, аддиктивным личностям приходится подстраиваться под нормы общества, играть роль «своего среди чужих». Вследствие этого, он научается формально исполнять те социальные роли, которые ему навязываются обществом (примерного сына, учтивого собеседника, добропорядочного коллеги). Внешняя социабельность, легкость налаживания контактов сопровождается манипулятивным поведением и поверхностностью эмоциональных связей. Такой человек страшится стойких и длительных эмоциональных контактов вследствие быстрой потери интереса к одному и тому же человеку или виду деятельности и опасения ответственности за какое-либо дело. Мотивом поведения «закоренелого холостяка» в случае преобладания аддиктивных форм поведения может быть страх ответственности за возможную супругу и детей и зависимости от них. Стремление говорить неправду, обманывать окружающих, а так же обвинять других в собственных ошибках и промахах вытекает из структуры аддиктивной личности, которая пытается скрыть от окружающих собственный «комплекс неполноценности», обусловленный неумением жить в соответствии с устоями и общепринятыми нормами.
Таким образом, основным в поведении аддиктивной личности является стремление к уходу от реальности, страх перед обыденной, наполненной обязательствами и регламентациями «скучной» жизнью, склонность к поиску запредельных эмоциональных переживаний даже ценой серьезного риска и неспособность быть ответственным за что-либо.
Особенности агрессивного поведения делинквентных личностей в исправительных учреждениях состоят в том, что их агрессия направлена прежде всего против работников ИТУ, актива, своих сокамерников. Агрессия может выражаться как в актах неповиновения и саботирования, так и в стремлении любым способом увильнуть от исправительных работ, в порче инструмента и станков, в затевании драк и свар, – все эти поступки могут иметь как характер истерии, так и характер хорошо спланированных и заранее продуманных действий. Самой сильной и непрерывной агрессии делинквентных личностей подвергаются их сокамерники, над которыми могут совершаться крайне изощренные издевательства и продолжительные унижения.
Особенности аутогрессивного поведения делинквентных личностей в местах лишения свободы.
Данные особенности состоят в том, что аутоагрессия, проявляется прежде всего в самообвинении, самоуни¬жении, нанесении себе телесных повреждений вплоть до суицида. Данные делинквентные личности могут неоднократно вскрывать себе вены, наносить себе шрамы, порезы, телесные повреждения (например, зашить себе проволокой рот, проглотить столовую ложку, стальные иголки), они могут даже получать удовольствие от нанесения сокамерниками побоев и увечий. Все действия делинквентных личностей представляются абсурдными с точки зрения здравого смысла.
Возрастные особенности девиантных подростков. Широкая область научного знания охватывает аномальное, девиантное поведение человека. Существенным параметром такого поведения выступает отклонение в ту или иную стороны с различной интенсивностью и в силу разнообразных причин от поведения, которое признается нормальным и неотклоняющимся. Характеристиками нормального и гармоничного поведения считаются: сбалансированность психических процессов (на уровне свойств темперамента), адаптивность и самоактуализация (на уровне характерологических особенностей) и духовность, ответственность и совестливость (на личностном уровне). Также, как норма поведения базируется на этих трех составляющих индивидуальности, так и аномалии и девиации основываются на их изменениях, отклонения и нарушениях. Таким образом, девиантное поведение человека можно обозначить как систему поступков или отдельные поступки, противоречащих принятым в обществе нормам и проявляющихся в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации или в виде уклонений от нравственного и эстетического контроля за собственным поведением.
Поскольку у несовершеннолетних самооценка еще не определилась, ценностные ориентации не сложились в систему, можно говорить о их специфике у подростков-правонарушителей. Во-первых, они оценивают себя значительно ниже законопослушных по самооценочным категориям внешней привлекательности, ума, успешности в учебе, доброты и честности. Каждому типу психопатий и акцентуаций характера присущи определенные особенности делинквентного поведения. У неустойчивых наблюдаются два возрастных пика делинквентности. Один из них совпадает с переходом в 4—5-й классы школы — от одного учителя к предметной системе с усложнением программ обучения и одновременно с началом полового созревания. Другой пик падает на окончание 8-летнего образования и переход к профессиональному обучению. Делинквентность неустойчивых в 90 % сочетается с ранней алкоголизацией.
У гипертимов начало делинквентности в 50 % падает на предподростковый возраст — на 10—12 лет.
Делинквентность истероидов начинается в разные годы — от 10 до 15 лет. У них выявляется особая склонность к мелкому воровству, мошенничеству, вызывающей манере вести себя в общественных местах. Алкоголизация у истероидов встречалась лишь в 35 %. Зато у 60 % угроза наказания за совершенные проступки толкала на демонстративное суицидальное поведение.
Возрастные особенности начала делинквентности у эпилептоидов сходны с таковыми у неустойчивых, однако драки и даже жестокие избиения у них не уступают воровству
Установлено, что у несовершеннолетних правонарушителей потребность социального престижа теряет свою направленность, перерастая в низшую форму самоутверждения, когда индивид удовлетворяется тем, что становится объектом внимания других людей. Подростку-делинквенту свойственна гипертрофированная потребность в свободе, независимости: ему уже в 12-13 лет невыносима ситуация, когда он должен получать разрешение от других на каждый свой поступок.
Большинство этих подростков живут в семьях с неблагоприятным психологическим климатом. Имеют сочетание не менее трех грубых криминогенных качеств, акцентуации характера, наиболее частые из которых – эпилептоидная, неустойчивая, гипертимная. Подавляющее большинство подростков с отклоняющимся поведением – мальчики, среди которых у 50% выражена склонность к алкоголизации; социальные отношения этих подростков
имеют высокую конфликтность.
Одним из факторов возможных отклонений в поведении младших подростков является неразвитое логическое, конкретное мышление. Возможно, что у подростков с девиантным поведением имеет место искажение действительности, выражающееся в стремлении преподнести себя в более выгодном свете, скрыть девиантное поведение. Они отмечают в себе больше хорошего, отрицая «неодобряемое» поведение. Поэтому, можно отметить парадоксальность в том, что подростки с девиантным поведением – более совестливы, дисциплинированны, обладают высоким самоконтролем поведения, эмоций и чувств; считают себя людьми, соблюдающими моральные нормы и стандарты.
Возможно, что данную их особенность определяет сниженная критичность мышления. Девиантным подросткам свойственна ригидность поведения, которое в меньшей степени контролируется интеллектом. Следовательно, они более подвержены влиянию эмоций, погружены в мир собственных переживаний.
Эго-структура девиантных подростков перенапряжена, что отражается на более высоких показателях самоконтроля поведения, моральности, демонстративности и силе «Я». Возможно, что среди девиантных подростков имеет место искажение действительности, выражающееся в стремлении преподнести себя в более выгодном свете. Они говорят о себе больше хорошего, отрицая плохое поведение.
Обобщение исследований позволяет констатировать у подростка с девиантным поведением следующие психологические особенности: неприятие педагогических воздействий; неумение преодолевать трудности; игнорирование препятствий; сверхнапряженность; апатичная подчиненность группе с асоциальными установками; сниженная самокритичность, двойной локус контроля; синдром тревожного ожидания, неуверенности в себе, порожденный систематическими учебными неуспехами; негативные установки к учебной деятельности, физическому труду, к себе и окружающим людям; слабость самоконтроля; крайняя степень эгоцентрированности; агрессивность.
Психологическая диагностика делинквентных личностей в местах лишения свободы имеет важное значение, так как позволяет сделать более эффективным весь комплекс воспитательно-исправительных мероприятий (исправительные работы, ударный труд, участие в самодеятельности), направленных на преобразование личности осужденного с целью ее адаптации к социуму. Большая роль в диагностике отводится психологу, так как только специалист способен выявить личности, обладающие подобными отклонениями.
Психологическая коррекция осужденных в местах лишения свободы. Как известно, человек, впервые попавший в исправительно-трудовое учреждение, испытывает чувство психологического дискомфорта. Случаи психических расстройств в пенитенциарных учреждениях встречаются на 15 % чаще, чем на воле, люди не могут адаптироваться к новой среде, ¼ осужденных живет в состоянии хронического стресса. Также доказано, что после 5-8 лет заключения происходят очень часто необратимые изменения в психике человека. Поэтому в пенитенциарной системе необходимо создавать психологические лаборатории и службы с высококвалифицированным штатом психиатров, психологов и социальных работников. Сейчас в России ведется работа по созданию организационно-методической базы психологической службы. О важности и эффективности психологического обеспечения деятельности по ресоциализации преступников свидетельствует как рубежный, так и отечественный опыт.
Необходимость создания психологической службы в ИТУ возникла давно, но только в сентябре 1992 года она приобрела законодательную основу. Стали создаваться психологические лаборатории. Так на базе ИТУ Саратовской, Орловской и Пермской области организованы психологические лаборатории по изучению личности осужденных основам психолого-педагогической помощи и коррекции поведения.




Список литературы

1. Аминев Г.А. и др. Инструментарий пенитенциарного психолога. – Уфа, 1997. – 168с.
2. Васильев В.Л. Юридическая психология. – СПб.: Питер. Ком., 1988. – 656с.
3. Исправительно-трудовая психология: Учебное пособие для слушателей вузов МВД СССР / Под ред. К.К.Платонова, А.Д.Глоточкина, К.Б. Игошева. – Рязань: РВШ МВД СССР, 1985. – 360с.
4. Ковалев А.Г. Психологические основы исправления правонару-шителей. – М., 1968.
5. Миньковский Г.М. К вопросу о типологии несовершеннолетних правонарушителей // Вопросы судебной психологии. Тезисы докладов и сообщений на Всесоюзной конференции по судебной психологии. – М., 1971.
6. Подгурецкий А. Очерки социологи права. – М., 1974. – 206с.
7. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. – М., 1998. – 304с.
8. Пирожков В.Ф. О психологических причинах воспроизводства подростковой преступности // Психологический журнал, 1995. т. 16. № 2, С.178-183.
9. Социально-психологические проблемы организации исполнения уголовных наказаний./ Под ред. А. В. Пищелко. – Домодедово, РИПК МВД России, 1996.– 61с.
10. Яковлев А.М. Преступность и социальная психология. – М., 1971.






Данные о файле

Размер 187 KB
Скачиваний 34

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar