ГлавнаяКаталог работПедагогика и психология → Психологические основы и особенности проституции и ее мотивы
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Психологические основы и особенности проституции и ее мотивы


Содержание

Введение..............................................................................................2
1. Группы риска. Социальная предрасположенность...............3
2. Психологические основы проституции и ее мотивы.............7
Заключение.......................................................................................17
Список использованной литературы..........................................18


Введение

Сейчас подростки становятся самой опасной криминогенной частью общества. Какие они? Добрые или злые? Жестокие, агрессивные, лишенные милосер¬дия или... лишенные нашей любви, улыбки, радости и понима¬ния? Кто кого не понимает? Они нас? Или мы их? И кого жа¬леть: нас, уже постаревших и нуждающихся в их сострадании, или их, молодых, тоже нуждающихся в сопереживании и при¬стальном внимании?
Беда не приходит одна. Мало того, что миллионы людей, треть России, почти офици¬ально признаны нищими, следом и алкоголизм, и нар-комания, и проституция вспыхнули подобно чумной эпидемии. Преступность «помолодела». То есть преступниками теперь становятся в более раннем возрасте. Самым криминогенным возрастом всегда считался период с 18 до 24 лет. Сегодня же подростки переплюнули старших собратьев по ремеслу, в лидерах по темпам роста — впервые — оказались четырнадцати-пятнадцатилетние. К уголовной ответственности у нас, как известно, привлекают с 14 лет. На учете в отделениях милиции состоят 120 тысяч преступников куда более молодых, среди них — шести-семилетние убийцы, двенадцати¬летние насильники. Проститутками становятся с 10 лет.
Все мы счи¬таем себя специалистами в этом вопросе и знаем при¬чины: катастрофический кризис в экономике, невидан¬ное расслоение общества на очень богатых и очень бедных. И это невозможно оспорить. Но криминоло¬ги все чаше приходят к мысли, что изучение только социальных причин преступности не позволяет доко¬паться до корней. И зовут на помошь психологию. Изучая личность преступника, специалист слой за слоем снимает грязь, налипшую на его черную душу, если это добросовестный исследователь, он неизменно оказывается перед укромным уголком, у входа в который написано: «Детство. Семья».


1. Группы риска. Социальная предрасположенность.

Истоки преступного поведения, утверждают специалисты, находятся в семье, в сфере отношений ребенка с родителями. Мать — алкоголичка или проститутка, папаша — наркоман или рецидивист; не¬полные семьи — что для малыша может быть страш¬нее? Но, в конечном счете, судьбу его решает не за¬пойная мать, не отец, изрисованный татуировками, а эмоциональное отноше¬ние родителей к ребенку, его принятие или отверже¬ние. Даже в самых, казалось бы, пропащих семьях может вырасти хороший, честный человек, если ребен¬ком его любили и принимали.
А это значит, что любой человек может быть не преступником. Именно это способно вселить оптимизм — знание того, что ка¬ждый имеет шанс не стать преступником. Иногда чрезвычайно трудно удержать его у гибельной черты. Но это все-таки уже второй вопрос, вопрос терпения и искусства. Главное — можно спасти каждого, всегда.
Ребенка нужно понять. По большому счету это един¬ственное, что требуется от родителей и воспитателей и что немногим дается. Потому что понять ребенка — значит, прежде всего, разобраться в самом себе, признаться в собственных слабостях и пороках. Надо отважиться быть честным. И тогда станет предельно ясно: все преступные дети — это несчаст¬ные дети, нелюбимые дети, преданные дети.
Трудно в такое время уберечь ребенка от соблазна украсть, легко заработать кучу денег. Но тем более это необходимо. «Времена не выбирают. В них живут и умирают». Времена бывают разные, а задача у воспита¬телей всегда одна — научить дитя жить достойно. Группы риска — кто в них?
Возможность вырастить добропо¬рядочного человека дается каждому. Родители, все, за редчайшим исключением, могут с надеждой и уверен¬ностью смотреть на подрастающее дитя. Очень важно обладать этими сокровищами — надеждой и уверен¬ностью. Страх и комплекс родительской неполноцен¬ности — плохие помощники, они сковывают душу и никак не способствуют успеху воспитания. Исследователи приходят к выводу, что преступника создает не матушка-природа, а социальная среда. Такой авторитет, как физиолог Иван Михайлович Сеченов, был убежден: психическое содержание деятельности человека на 999/1000 дается воспитанием и только на 1/1000 за¬висит от его индивидуальных особенностей.
К группе риска относятся и дети из неполных се¬мей, которые живут либо с матерью, либо только с отцом. И будь отец или мать хоть образцом законопослушания и одновременно членом общества трезво¬сти, для их детей перспектива попасть в преступную среду в 1,5 раза реальнее, чем для счастливчиков, жи¬вущих с обоими родителями.
Однако и ребята из вполне благополучных полных семей могут быть отнесены к группе риска, если они обладают специфическими чертами характера или та¬кими особенностями психики, которые при неблаго-приятных обстоятельствах могут стать провокаторами беды.
Это дети, которые:
— не умеют сострадать другому человеку, неспособны поставить себя на его место;
— не умеют и, значит, не любят трудиться; ослож¬ненный вариант: если они к тому же имеют высокие претензии к уровню жизни. Такие личности предпочитают добиваться своих целей, обычно весьма примитивных, чужими руками; претендуют в преступных группировках на роль лидеров;
— трусливы и несамостоятельны, не обладают чув¬ством собственного достоинства, эти — легкая добы¬ча лидеров;
— эмоционально не развиты, не умеют преданно любить и глубоко страдать;
— не в состоянии разумно оценивать последст¬вия своих поступков, заглянуть хотя бы на шаг впе¬ред;

I
— не имеют духовных и культурных интересов, все их потребности сосредоточены вокруг элементар¬ного: вкусно поесть, поглазеть в видик, завести ши¬карный «прикид», подцепить «клевого» дружка или подружку;
— завистливы, не способны радоваться чужому ус¬пеху и благополучию.
Все эти неприятные качества имеют нечто общее — терпением и любовью воспитатели в состоянии по¬мочь таким детям, если не избавиться от них совсем, то очень сильно скорректировать. Но порой безжа¬лостная природа наделяет своих чад такими «дара¬ми», которые грозят суровой бедой. Это, как правило, дети:
— генетически предрасположенные к гомосексуа¬лизму (таких рождается 2—3%);
— наделенные такой гормональной системой, кото¬рая в 14—16—18 лет может взорваться гиперсексу¬альностью и превратить человека в хронически сексу¬ально озабоченное существо;
— ущербные, имеющие физический или иной изъян или просто какую-то особенность, отличаю¬щую их от других ребят, это дети, которые «не как все»— получившие родовые травмы, родившихся с па¬тологией мозга; недоразвитые; с дефектами психики.
Гомосексуализм, особенно мучительно скрывае¬мый от взрослых, часто приводит подростка в кри¬минальную среду. Существует целая группа престу¬плений, типичная для «голубых». Гиперсексуаль¬ность — при отсутствии моральных и культурных тормозов — мальчишку может сделать насильником, а девочку — проституткой. Физическая ущерб¬ность, не компенсируемая обаянием и глубиной личности, в состоянии превратить человека в нев¬растеника, сжигаемого комплексом неполноценно¬сти.
Ученые выделяют биологические и социальные детерминанты поведения личности, которое толкает человека на действия, отличающееся от норм, принятых в обществе.
Биологические:
1. плохая наследственность (родители алкоголики, наркоманы, психически больные, проститутки и т.п.),
2. тип нервной системы, тип деятельности головного мозга,
3. интеллектуальный уровень,
4. наличие родных или родственников, имеющих девиантное поведение.
Социальные:
1. отрицательное влияние микросоциальной среды (влияние безнадзорности детей, дурное влияние семейных отношений, отри-цательное влияние уличного окружения и т. п.);
2. проявление отрицательных моментов в макросоциальной среде (элементы неправильного экономического планирования и стимулирования деятельности людей, диспропорция в производ¬стве отдельных предметов потребления, отсутствие социальной справедливости, наличие коррупции, взяточничества, бюрократизма и формализма, наличие криминогенной обстановки;
3. ошибки в воспитании в семье, школе, производственном и других коллективах, незнание личности воспитуемого и т.п. Пси¬холого-педагогическая неподготовленность людей, призванных ока¬зывать воспитательные влияния на подрастающее поколение;
4. противоречия воспитательных влияний в семье и школе, на производстве и в окружающей социальной среде и т.п.

2. Психологические основы проституции и ее мотивы.

Явление проституции, как известно, появилось очень давно. Недаром профессию проститутки называют «древнейшей». После перестройки в нашей стране это явление достигло невиданных размахов. Этому в немалой мере поспособствовало бесконтрольное рас¬пространение, в том числе с помощью телевидения и кино, эротики и порнографии. Прогресс в искусстве проявил себя и в сужении рамок запрет¬ного. Но реабили-тированный эротизм породил массу серьезнейших проблем, с которыми человечество не умеет справ¬ляться: ускорил половое созревание, снизил возраст начала сексуальной жизни, либерализовал — до бес¬предельности — половую мораль. Секс превратился в нечто самоценное, технологичное, в чем можно усо¬вершенствоваться с помощью методик, без всякого участия души.
У нас это происходило на переломе эпох, на фо¬не обнищания и утраты прежней системы ценностей. Люди впали в сильнейший стресс. Они думали, и сей¬час думают, не столько о воспитании детей, сколько о том, как их, сердечных, накормить. В общем, слу¬чилось то, что случилось: сексуальная революция при¬шла и на нашу одну шестую земного шара.
Переломным моментом был выход на экраны в 1988 году фильма «Интердевочка». Он имел заслуженный творческий успех. Но то, что кар-тина станет манифестом сексуал-либералов, «пропагандистом и агитатором» за древнейшую профессию, талантливые авторы, конечно, не рассчитывали.
Фильм никого не разоблачает. Он просто показывает «ночную бабочку» — человека в чем-то ушербного, в чем-то обаятельного. Для нашего зрителя с советским сознанием, воспитанным на том, что зло обязательно должно быть заклеймлено, это было почти реабилитацией путаны и ее ремесла.
Девчонки влюбились в «интердевочку», заговорили еe голосом и ее словами. В прессу и на телевидение полетели восторженные и гневные письма.
Их получал и режиссер. Вот одно из посланий, оно было опубликовано: «Спасибо Вам, товарищ Тодоровский, за то, что Вы подсказали мне, как дальше жить и работать. Я понимаю, как трудно стать высокооплачиваемой «интердевочкой», особенно теперь, когда после Вашей картины конкурс на одно место будет ог¬ромный. Я буду стараться. Для этого еще 2—3 раза посмотрю картину. Это будет вроде подготовительных курсов. За небольшую плату. «Репетиторы» взяли бы намного больше. Просмотры помогут мне как следует усвоить профессиональный язык «интердевочек», запомнить, как они ведут себя с клиентами, и т. д. ».
По одному из социологических обследований, проведенному в 1988 году в Риге, профессия валютной проститутки входила в десятку самых престижных. В 1989 году этот результат повторил Ленинград, ныне Петербург. Сегодня такие результаты, наверняка, дал бы любой большой город. На красивую панель, с ши¬карными шмотками, «Мерседесом» и, вообще, «изящной жизнью» запросились девочки из неблагополучных и из состоятельных семей. Они захотели быстро зара¬ботать денег, и продажа своего тела показалась при нынешнем упадке нравов кратчайшим и нестыдным пу¬тем к достижению цели.
Проститутки довольно агрессивно отстаивают свое право быть признанными в порядоч¬ном обществе. Популярная молодежная газета опубли¬ковала письмо одной из них, из подмосковного горо¬да Ступино. Цель письма — рассказать почтеннейшей публике, как роскошно живется его автору на зависть остальным: «Сейчас мой сводник делает мне 2-комнатную квартиру в Москве; другой делец заказал для ме¬ня у одного из лучших московских портных полный гардероб. Не одеваться же в магазине готовой одеж¬ды. Еще два месяца — и гуд бай, Ступино! Здравст-вуй, Москва!».
Еще письмо в редакцию, уже не от девушки, но от матери: «Если моя дочь станет проституткой, я при¬му это положительно. А что тут особенного? Вот я отдаюсь приятелю, так он у меня утром еще и кол¬басу съест, а она отдается — ей за это деньги пла¬тят».
Проститутки настаивают на том, что честно зара¬батывают свой хлеб — они дают то, что обещают, и получают за это обговоренную плату. В обществе, где двойная мораль проела насквозь все моральные устои, где правительство регулярно не дает того, что обеща¬ет,—такая «исполнительность» действительно выгля¬дит верхом профессиональной честности.
Как бы то ни было, отношение к презираемой пре¬жде профессии стало более терпимым. Учителя с ужа¬сом рассказывают, что нынешние школьницы, еще пер¬воклашками посмотревшие «Интердевочку», твердо ре¬шили повторить судьбу героини фильма. Мечтой стать проституткой не стыдно поделиться с подругой — та, если даже сама не нацелилась на древнейшую профес¬сию, исповедь встретит сочувственно.
Социологические опросы показывают, что среди молодых мужчин распространился тип циника, желаю¬щего взять в жены «вышедшую на пенсию» проститут¬ку. К ней, правда, предъявляется масса требований: она должна быть сказочно хороша собой и богата, не старше 23 лет, в постели должна уметь делать все, с профессией, естественно, завязать.
Нравы перекосились настолько, что мамы и папы сами приводят детей в школы стриптиза. Соучастие родителей в растлении детей по разрушительному действию на личность не сравнимо ни с чем. Детский психолог Валентина Смирнова часто наблюдает такие ужасающие ситуа-ции: «Чаше всего на панель толкают детей семьи ал¬коголиков, наркоманов, рецидивистов. Причем, роди¬тели как бы готовят ребенка к будущему ремеслу. Бы¬вает, что девочку сначала насилуют, и это производит в ней такие, почти необратимые изменения, что даль¬ше «работать» с ней уже легко. Потрясение от наси¬лия, особенно если при этом присутствует мать, столь глубоко, что какие-либо зачатки личности в ребенке стираются напрочь».
На языке обыденной жизни это называется «пере¬бить хребет». Ребенок уходит в себя, превращается в безвольную, легкоуправляемую вешь. Если мама пре¬дала, если мама надругалась — как можно вообще дальше жить?..
Какие семьи чаше всего постав¬ляют на панель «живой товар»? Самая большая, вслед за детьми алкоголиков и наркоманов, группа риска — ребята из неполных семей. По результатам одного из обследований, 47% опрошенных проститу¬ток росли только с матерью, 3% — только с отцом, 7% — не знали ни того, ни другого и жили в дет¬ских домах. И лишь у 14% детство прошло при обо¬их родителях.
«Ночные бабочки» «вылупляются» из безнадзорных детей. Причем, одинаково опасна как безнадзорность явная, так и скрытая. Наблюдается такая тенденция: само¬утверждение, стремление ощутить себя взрослым реа¬лизуется у сегодняшних подростков именно через секс, а это сфера, в которой достигнуть взаимопони¬мания с родителями труднее всего. Ради глупо понятого самоутверждения — беспоря¬дочность и перебор им самим не нужных связей, пре¬увеличенная их роль в жизни тинейджеров.
До поры до времени «незрячие» родители пребы¬вают в неведении. Но экстраординарные события — беременность дочери или тяжелое венерическое заболевание сына — ставят все на места. Правда, как по-казывает жизнь, подростки уже в 12—14 лет прекрас¬но ориентируются в способах прерывания беременно¬сти. А через старших друзей находят возможности ин¬когнито лечиться от дурных болезней. Однако для это¬го нужны деньги. Куда ни глянь — везде подростку нужны деньги, и если он не брезглив, то может ока¬заться в поисках средств на панели.
С безнадзорными детьми все по¬нятно. Поразительно другое: примерно треть прости¬туток вышли из семей, где был установлен жесткий сверх контроль. Вот отрывок из газеты «Комсомольская правда»: «Девочку Сашу 16 лет знают на Павелецком вокзале все постоянно там проживающие либо трудящиеся — бомжи, нищие, проститутки. Она уже многое успела. Продает не только себя, но и сама поставляет клиен¬там детей. Дело у Саши поставлено строго. Если на вокзале будет замечена «самопальная» проститутка-индивидуалка (только не взрослая, конечно, — ими за¬нимаются другие люди), пацаны, Сашины друзья, они же клиенты, они же телохранители, живо прогонят конкурентку. Либо приведут к 16-летней «мадам», и та поставит ее к себе «на учет». Это значит, новень¬кой придется отстегивать «хозяйке» определенный процент со своих доходов. Юную бандершу много раз отлавливала милиция. Продержит сутки в заплеванной камере предваритель¬ного заключения и отпустит. Доказать ее участие в сводничестве трудно, это требует кропотливейшего расследования, а за такую работу милиция берется не-охотно. «Загребут» Сашу — и отпустят. Дежурный ми¬лиционер идет по вокзалу, увидит девчонку с намале¬ванным ртом и только кулаком пригрозит: а ну, скройся! »
Массовое нарождение проститу¬ток, доступность девушек, которые отдаются случайно¬му знакомому «за так», из любопытства или скуки ра-ди, роковым образом влияют на судьбы их сверстниц, которые ни о чем таком и не помышляют. Как рассказывают проститутки ме¬дикам, «это дело сильно затягивает».
Финские доку¬менталисты сняли фильм о русской «интердевочке», которая благополучно вышла замуж за финского пред¬принимателя и родила ему ребенка. Жила в комфор¬табельном коттедже, в тихой провинции, ни в чем не зная отказа. Но она (так привыкшая к частой смене лиц и впе¬чатлений!) стала буквально увядать от скуки. При¬шлось придумывать поводы для поездок домой в Пи¬тер. Сначала, забирая с собой ребенка, ездила по буд¬ням. Мужу не нравилось коротать вечера в одиночест¬ве, в пустом доме. Однако терпел — финны любят, когда в семье мир и покой. Потом русская жена стала уезжать по субботам и воскресеньям, ведь по выходным самая работа! Возвращалась веселая, умиротворенная. Как-то муж слу¬чайно увидел у нее в тумбочке пачку долларов. Так все и открылось. Муж знал, чем промышляла супруга до свадьбы, они и познакомились в Петербурге на панели. Красивая юная путана рассказала щемящую историю об ал¬коголике-отце, который заставил ее продавать свое те¬ло. Если торговля шла плохо, избивал.
Простодушный иностранец разволновался, пообе¬щал спасти ее юную прелесть. Через год знакомства предложил руку и сердце. Сказал, он все забудет, ес¬ли «это» останется» в прошлом. Выгоняя из дома, ска¬зал другое: «Видно, шлюху не исправишь». И попал в самую точку. Профессионалки платной любви привыкают к лег¬ким деньгам, необременительному образу жизни, час¬той смене партнеров. Все остальное становится пре¬сным и не возбуждает.
Они не вечно будут молодыми? Это твердят им несчастные матери, когда узнают, от¬куда у дочерей деньги. Но кого в молодости можно испугать абстрактной угрозой?
Среди макулатуры, изданной у нас в первые годы раскрепощения нравов, была книга «Счастливая про¬ститутка», написанная от имени американской «ноч¬ной бабочки». Судя по тому, с каким знанием дела описывает она панельный бизнес, автор явно знает его не понаслышке.
Но даже она, «счастливая», вынуждена признать: «Только туповатые девушки занимаются этим делом до сорока лет или пока не истаскаются, пока не забере¬менеют или станут наркоманками...».
Кстати, эта же книга устами своей героини опро¬вергает миф о том, что из проституток получаются хорошие жены: «Я уверена, что это совершенный вы¬мысел. Проститутки либо нимфоманки, либо они не-навидят мужчин, и для них почти невозможно посвя¬тить себя только одному из них».
Некоторые романтики считают эту профессию из¬вращенной формой общественного милосердия к убо¬гим, закомплексованным мужчинам, которые не уме¬ют пробудить к себе непродажную любовь. Звучит красиво. Но как же немилосердна профессия к самим профессионалкам...
Проституция не претендует на высоту в отношени¬ях, там все честно, если судить по закону рынка: то¬вар — деньги и никаких сложностей. Но ужас в том, что низкий уровень отношений с клиентами становит¬ся уровнем отношений с мужчиной вообще. Когда-ни¬будь девушке с панели захочется надежности, посто¬янства и даже, может быть, любви. Но ремесло уже научило ее, что все продается и покупается.
Можно ли еще в детстве увидеть в девочке свойства, которые могут привести ее на панель? Опытный психолог или сексолог укажет на ласковую-ласковую девочку, которая с первого взгляда влюбляется в воспитательницу детского сада. Настолько обожает, что целует ее платье.
Они укажут на крошку, которая в ответ на обра¬щенные к ней слова случайного встречного: «Какая славная!» — тотчас оторвется от материнской руки и прильнет к его коленям. Если в детстве все для малы-ша одинаково родные, дело плохо. Настояшее чувст¬во избирательно.
Любимая, уверенная в родительской любви дочка в ответ на приветливое обращение улыбнется, но материн¬ской руки не бросит. Такая девочка знает себе иену. Она — единственная, она — красавица, принцесса.
Ласковых, падких на чужое доброе слово дочек недолюбили мамы. Они отдали их в ясли, потом в дет¬сад. До трех лет — опять, всегда эти роковые три го¬да! — девочки знали мало родительского тепла. Это дети, как выражаются специалисты, со срезанными эмоциональными верхушками.
Людям, желающим взять приемных детей, психоло¬ги советуют брать либо грудничков, либо, например, потерявших мать в результате несчастного случая, но знавших в младенчестве материнское тепло. Девочка из детдома или от «холодной» мамы всегда будет дер¬жать приемных родителей в напряжении. И когда в переходном возрасте начнутся неприятности — сига¬реты, поздние гуляния и прочее, они скажут: «Вот, так мы и знали! Генетика!». Но генетика часто ни при чем. Просто Мама, бабушка, отец в детстве ребенка не доцеловали, и выросло существо, которому все равно, кого любить. Или, что одно и то же, которое не умеет любить никого.
Очень важно: у всех проституток в детстве были проблемы с отцами. Для девочки отец — это прооб¬раз ее будущего возлюбленного, отношение к отцу пе¬реносится потом на всех мужчин. У «ночных бабочек» отцы чаше всего такие, что их невозможно было по¬любить, с ними не возникало эмоционального контак¬та. Грубые, пьющие, бьют матерей...
Не узнав родительской привязанности, дети не уме¬ют прилепиться душой ни к чему, ни к кому. У них нет любимых вещей, любимых игрушек. Сегодня они дерутся из-за мишки, завтра мишку бросают в гряз-ную лужу. Бьются в истерике, требуя купить бантик, и тут же равнодушно отдают купленный бантик первой встречной девочке. Это не избалованность или пресыщенность, а неумение привязаться душой хоть к че¬му-нибудь.
У них не бывает постоянных друзей. Сегодня Ма¬ша дружит с Катей, а завтра подговаривает Аню ото¬брать у Кати кубики, потому что «Катька дула». Ду¬ра, то есть.
Девочка, которая любима и нужна своим родите¬лям, разборчива в выборе товарищей по играм. А вы¬растет и станет так же разборчиво искать любимого. Она просто не сможет предлагать себя чужим мужчи-нам.
Способность к постоянству — первое, что защитит ребенка, девочку или мальчика, от больших неприятностей вроде панели. У малышей должны быть любимые веши — чашки, та¬релки, рубашечки. У детей должны быть постоянные друзья. Умные мама с папой помогут дочери выбрать подругу и со¬хранить с ней отношения, несмотря на препятствую-щие обстоятельства. Подружка переехала — это же трагедия! Но если мама, несмотря на всю занятость, везет свою малышку к подруге на новую квартиру, это замечательно. И педагогично. Дружба — не просто совместные игры, иногда она требует усилий, преодо¬ления препятствий, и хорошо, если это отложится в детской головке.
Девице, которая отдается первому встречному, пле¬вать на всех — на партнера, на себя, на мать, кото¬рая научила наплевательски относиться к серьезным вещам. Как справедливо заметил немецкий мыслитель Эмерсон: «Мы находим в жизни только то, что вкла¬дываем в нее».
Родители проклинают телевидение , бульварную прессу, сексуальную революцию, которая заставляет подростков думать не об извлече¬нии корня квадратного и не о Куликовской битве, а непонятно чем. Одинаково озабочены родители и маль¬чиков, и девочек. Но ситуация у тех и у других совершенно различная.
Юноши чаше всего действительно испытывают сек¬суальное влечение, это вопрос физиологии. Девушки созревают позже, и для них стремление выйти на бар¬рикады этой самой революции — не потребность, а надуманное желание. Это вопрос психологии. ('"Социологи провели обследование валютных прости¬туток и выяснили, что каждая четвертая пошла на ран¬ние связи из любопытства. Не терпелось узнать, что такое секс. Также каждая четвертая видела в сексу¬альной жизни возможность самоутверждения, путь к самостоятельности, в том числе материальной. Каждая пятая торопилась почувствовать себя взрослой. И ни одна не сказала, что в объятия мужчины ее толкнуло сексуальное влечение. Хотя, если бы какая и назвала такую причину, в этом бы не было ничего странного. Есть девушки, в которых чувственность просыпается рано. Для них сексуальная жизнь — вопрос именно физиологии. Не¬которые из них еще в школе выскакивают замуж, и на этом все вопросы снимаются.
Проблема возникает только там, где, как выражают¬ся психологи, имеет место «неокультуренная» сексуаль¬ность. Если она досталась той самой ласковой девочке, не умеющей ни дружить, ни любить, без каких-либо ду¬ховных и культурных запросов, да еще и нетребователь¬ной к себе, да еще и не брезгливой. Такая скорее ра¬но, чем поздно, пойдет по рукам и тоже будет моти¬вировать это потребностью в самоутверждении.
Нужно подсказать дочери возможности самоутверждения вне чужой постели; помочь почувствовать себя са¬мостоятельной и независимой, не прибегая к таким сильным средствам, как мужские объятия. Есть у нее какой-либо интерес в жизни? Есть заманчивая цель, требующая воли, энергии, упорства? Если ответ отри¬цательный, дела плохи.
А как быть с таким естественным чувством, как любопытство? Секс — настолько вол¬нующая тайна, что подросток просто не в состоянии, если он вполне здоров, не думать о нем.
И пусть, думает, считают психологи и сексологи. К 12 годам и сына, и дочь нужно просветить относи¬тельно отношений между мужчиной и женщиной. Они должны также знать, чем опасны ранние связи. Неже-лательные беременности, аборты, разочарование в любви — это то, чем заплатит за преждевременное начало сексуальной жизни девочка.
В самых «сексуально продвинутых» странах: в США, Англии, Швеции, Германии озабочены увеличе¬нием числа ранних абортов в полтора-два раза по сравнению с 70-ми годами. Многие девочки после аборта становятся бесплодными, они никогда не узна¬ют радости материнства.
Таким образом, можно утверждать, что корни проституции лежат в семье, не обязательно в неблагополучной, а в той, где дочь была предоставлена самой себе, либо наблюдала поведение родителей, которые относились друг к другу без уважения, где не любили других, окружающих их людей и т. д. Эта проблема с каждым годом становится все более насущной и пути разрешения ее лежат в изменении отношения к человеческим нормам, в переоценке ценностей, которые должны сводиться к одному: любить окружающих тебя людей, прощать им мелкие слабости и недостатки и помнить о том, что люди относятся к нам так, как мы этого заслуживаем.

Заключение

Истоки плохого поведения, утверждают специалисты, находятся в семье, в сфере отношений ребенка с родителями. В конечном счете, судьбу ребенка решает эмоциональное отноше¬ние родителей к ребенку, его принятие или отверже¬ние. Даже в самых, казалось бы, пропащих семьях может вырасти хороший, честный человек, если ребен¬ком его любили и принимали.
«Ночные бабочки» «вылупляются» из безнадзорных детей. Причем, одинаково опасна как безнадзорность явная, так и скрытая. Наблюдается такая тенденция: само¬утверждение, стремление ощутить себя взрослым реа¬лизуется у сегодняшних подростков именно через секс, а это сфера, в которой достигнуть взаимопони¬мания с родителями труднее всего. Ради глупо понятого самоутверждения — беспоря¬дочность и перебор им самим не нужных связей, пре¬увеличенная их роль в жизни тинейджеров.
Ребенка нужно понять. По большому счету это един¬ственное, что требуется от родителей и воспитателей и что немногим дается. Потому что понять ребенка — значит, прежде всего, разобраться в самом себе, признаться в собственных слабостях и пороках. Надо отважиться быть честным. И тогда станет предельно ясно: все «плохие»дети — это несчаст-ные дети, нелюбимые дети, преданные дети.

Список использованной литературы

1. Андреева А.Д. Как помочь ребенку пережить горе // Во¬просы психологии. 2004. № 2.
2. Блох И. История проституции . - М: АСТ-пресс, 2003. - 543 с.
3. Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи: Записки детского психиатра. М., 1999. – 250 с.
4. ЛомброзоЧ., Ферреро Г. Женщина преступница и проститутка. Ставрополь: Изд-во А.А.Торбы, 2000. - 224с.
5. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. – М., 1998. – 304с.
6. Сосновский А.В. Лики любви (Очерки истории половой морали). - М.: Знание, 1992. – 208 с.
7. Сутенеры и проститутки: Проституция в древности и сегодня. Автор-составитель Н.В.Белов. - Минск: Литература, 1998. - 638 с.
8. ТарховаЛ.П. Как уберечь ребенка то тюрьмы и панели. - М.: 3нание, 2005. - 255с.





Данные о файле

Размер 99.5 KB
Скачиваний 21

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar