ГлавнаяКаталог работФилософия → Влияние техники и технологии на жизнь людей
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Влияние техники и технологии на жизнь людей

Содержание

1. Понятие техники, ее сущность, функции. 3
2. Основные исторические этапы, закономерности развития
техники. 8
3. Влияние развития техники и технологии на жизнь людей 12
Литература 20



1. Понятие техники, ее сущность, функции
Наше время невозможно представить себе вне техники как и вне науки. Научно-технический прогресс является, пожалуй, самой характерной доминантой Западной цивилизации, если не ее сущностью. Тем не менее, если наука получила достаточно всестороннее освещение во многих трудах как ученых, так и философов, социологов, культурологов и т.д., то техника все еще остается «заповедной зоной» при всей своей значимости для судеб человечества она не осмыслена на столько, чтобы можно было уверенно смотреть в будущее и понимать настоящее. Вот почему принято считать, что философия техники - область сравнительно молодая - пока еще находится в стадии своего становления .
Философия техники как самостоятельная философская дисциплина сформировалась позднее философии науки. Сам термин был введен немецким философом Э. Каппом, опубликовавшим в 1877 году книгу под названием «Основные направления философии техники. К истории возникновения культуры с новой точки зрения».
Как полагает большинство исследователей, философия техники призвана решать две взаимосвязанные группы проблем. В первую из них входит осмысление техники, уяснение ее природы и сущности, ее роли в истории цивилизации и в современном обществе. Вторая группа проблем связана с анализом тенденций развития современных обществ и возможностей приостановки неблагоприятных тенденций путем технического совершенствования соответствующих сфер общественной и частной жизни. Принято считать, что в настоящий момент человечество переживает множество глобальных кризисов: экологический, эсхатологический, антропологический (деградация человека и духовности), кризис культуры и другие, причем все эти кризисы взаимосвязаны, а техника и, более широко, техническое отношение к окружающему миру является одним из наиболее влиятельных факторов этого глобального ухудшения .
К основным характеристикам техники, определяющим ее сущность, относят следующие:
- Техника есть искусственное образование, она специально изготавливается, создается человеком. В этом смысле техника - продукт культуры, а не природы. Техника воплощает в себе культурные идеи и опыт. Создание и использование техники подразумевает существование технологии и специальной организации деятельности, как индивидуальной, так и коллективной.
- Техника является средством, орудием, которая служит для решения определенных задач, удовлетворяя тем самым какие-либо потребности человека. В силу этого к технике можно отнести любые такие средства: от простейших орудий труда до сложнейших технических систем.
- Мир техники - это отдельная, самостоятельная реальность. Техника может противостоять не только природе, как искусственное - естественному, но и человеку (как творение - творцу). Чем более независимой, автономной от человека становится техника, тем более зависимым в своем существовании от техники становится человек.
- Техника представляет собой специфический способ использования сил и энергий природы, природа при этом рассматривается как неиссякаемый источник энергии и материалов, а техника, создаваемая на основании современных научных теорий, становится средством подчинения природы человеку. Основные виды современной технической деятельности - это инженерное конструирование и изобретение.
- Техника в современном мире тесно связана с технологией, а та, в свою очередь, со всем комплексом естественнонаучного и технического знания. Уровень развития техники напрямую зависит от уровня научного и технологического развития общества, а опосредованным образом - от культурного уровня общества в целом.
Технику как средство нельзя отделять от использующей это средство деятельности, поскольку как средства оказывают воздействие на характер деятельности, так и сама деятельность определяет свойства и характеристики используемых средств. Таким образом, в структуре техники можно различать технико-использующую деятельность, технико-производящую деятельность, собственно технические средства (орудия, машины, механизмы), а также техническую среду. Средства, которые применяет техника, могут выступать в виде орудия для изготовления орудия, в виде инструмен¬тов, производственного оборудования различного типа, но также и в виде методов и способов действия. В этом смысле применяемое здесь понятие техники выходит за рамки инженерной техники, оно охватывает также ор¬ганизационную технику и системотехнику, но также и тех¬нику нанесения мазков кистью, которую применяет ху¬дожник, или технику дыхания, которую практикует певец, т. е. все специальные методы, позволяющие лучше дости¬гать чего бы то ни было .
Современная техника — тоже средство для до¬стижения целей. Недаром инструментальным представлением о технике движимы все усилия поставить человека в должное отношение к технике. Все нацелено на то, чтобы надлежащим образом управлять техникой как средством. Хотят, что называется, «утвердить власть духа над техни¬кой». Хотят овладеть техникой. Это желание овладеть становится все более настойчивым, по мере того как техника все больше грозит вы¬рваться из-под власти человека3.
Ну а если допустить, что техника вовсе не просто средство, как тогда будет обстоять дело с желанием овладеть ею?
Средство есть нечто такое, действием чего обеспечивается и тем самым достигается результат. То, что имеет своим последствием действие, называют причи¬ной. Причина, однако, — не только нечто такое, посредством чего до¬стигается нечто другое. Цель, в стремлении к которой выбирают вид средства, тоже играет роль причины. Где преследуются цели, применя¬ются средства, где господствует инструментальное, там правит причин¬ность, каузальность .
С философской точки зрения техника по своей природе — это универсальное стремление, направленное на совокупность тех сфер, в которых развертывается человеческая жизнь и вообще реальность. Философское знание, если оно хочет быть верным своей задаче, должно в своей амбиции оказаться способным на информацию даже о самых обескураживающих сферах реальности. Его энергия не может удовлевориться никаким признанием границ, никаким исключением туманных областей из своего универсального стремления к освещению.
Освещение этой огромной проблемы философией необходимо современному человеку также для самоутверждения в собственных человеческих обстоятельствах. Для того чтобы обеспечить господство своей рефлексии над жизнью. Весь наш мир отмечен специализацией — человек вручает себя своим произведениям, существование дробится на изолированные ячейки, отдельный человек поглощается феноменом коллективности, которая торжествует даже в таких высших областях человеческой жизни, как научное существование. Вещи и социальное «чудовище» угрожают самому великому и самому характерному в человеке — его внутреннему миру и личной ответственности, господствующей в его жизни.
В мире раздробленности и слепой деятельности, наблюдающихся в определенных областях, особенно в области технического действия, философия как поиск смысла и единства — могучая потребность.
Много говорится о том, что техника угрожает гуманности. Это, конечно, верно, хотя нельзя сводить все исключительно к технике без учета общей ситуации современного человека. Признав эту угрозу, мы не хотим обесценить нашу эпоху перед лицом прошедших золотых веков. Просто каждый момент истории по-своему велик и ограничен. Нам выпало на долю осуществить формальную полноту возможностей современного мира. Не ослепляясь бесспорными успехами наших дней, понять основные грозящие нам опасности, чтобы преодолеть их.
Эти опасности угрожают самой подлинности нашего человеческого существования. Ведь быть человеком — значит существовать проблематично, на уровнях, отличных от антропологической полноты или минимальности. В отличие от животного или ангела мы «неуверенные существа. Нам нужно утвердить свое господство над биологией, взять под контроль наши инстинктивные порывы, осуществить таящиеся в человеке потенциальные возможности. И хотя человеческая история в общих чертах представляет собой последовательный триумф разума над животным началом, сегодня нам грозит новая опасность, вопло¬щенная не в животном, а в автомате, — ситуация, созданная человеком» .



2. Основные исторические этапы, закономерности развития
техники
В древнем мире техника, техническое знание и техническое действие были тесно связаны с магическим действием и мифологическим миропониманием. Первые машины приносились в дар богам и посвящались культу, прежде чем стали употребляться для полезных целей. Колесо было великим изобретением и оно было, прежде всего, посвящено богам.
Наука древнего мира была еще не только неспециализированной и недисциплинарной, но и неотделимой от практики и техники. Важнейшим шагом на пути развития западной цивилизации была античная революция в науке, которая выделила теоретическую форму познания и освоения мира в самостоятельную сферу человеческой деятельности.
Античная наука была комплексной по самому своему стремлению максимально полного охвата осмысляемого теоретически и обсуждаемого философски предмета научного исследования. Специализация еще только намечалась и, во всяком случае, не принимала организованных форм дисциплинарности. Понятие техники также было существенно отлично от современного. Древние греки проводили четкое различение теоретического знания и практического ремесла .
В средние века архитекторы и ремесленники полагались в основном на традиционное знание, которое держалось в секрете и которое со временем изменялось лишь незначительно. Вопрос соотношения между теорией и практикой решался в моральном аспекте – например, какой стиль в архитектуре является более предпочтительным с божественной точки зрения.
В эпоху Возрождения ситуация меняется. Именно инженеры, художники и практические математики Возрождения сыграли решающую роль в принятии нового типа практически ориентированной теории. Изменился и сам социальный статус ремесленников, которые в своей деятельности достигли высших уровней ренессансной культуры. В эпоху Возрождения наметившаяся уже в раннем Средневековье тенденция к всеохватывающему рассмотрению и изучению предмета выразилась, в частности, в формировании идеала энциклопедически развитой личности ученого и инженера, равным образом хорошо знающего и умеющего – в самых различных областях науки и техники .
В науке Нового времени можно наблюдать иную тенденцию – стремление к специализации и вычленению отдельных аспектов и сторон предмета как подлежащих систематическому исследованию экспериментальными и математическими средствами. Одновременно выдвигается идеал новой науки, способной решать теоретическими средствами инженерные задачи, и новой, основанной на науке, техники.
В Новое время научное мышление перестает выполнять служебную функцию по отношению к религии - научное мышление начинает обслуживать инженерию. Именно в конце Средних веков, начале Возрождения формируется новое понятие природы как бесконечного источника сил и энергий (сначала божественных, потом естественных), а также замысел использования этих сил и энергий на основе научного познания устройства и законов природы.
В контексте усилий, направленных на реализацию этого замысла, складывались как новый тип науки, получившей название «естественной», так и инженерия. Настоящими пионерами в этой области были Галилео Галилей (1564-1642) и Христиан Гюйгенс (1629-1695).
Галилей показал, что для использования науки в целях описания естественных процессов природы годятся не любые научные объяснения и знания. Для этой цели пригодны лишь такие знания, которые, с одной стороны, описывают реальное поведение объектов природы, а с другой – это описание предполагает проецирование на объекты природы научной теории и выделение особых идеальных объектов, которые моделируются в этой теории. Другими словами, естественнонаучная теория должна описывать (моделировать) поведение идеальных объектов, но таких, которым соответствуют определенные реальные объекты .
На творчество Галилея целиком опирается Гюйгенс, но интересует его другая задача – как научные знания использовать при решении технических задач. Фактически он сформировал образец принципиально новой деятельности – инженерной, опирающейся, с одной стороны, на специально построенные научные знания, а с другой – на отношения параметров реального объекта, рассчитанных с помощью этих знаний. Если Галилей показал, как приводить реальный объект в соответствие с идеальным, то Гюйгенс продемонстрировал, каким образом полученное в теории и эксперименте соответствие идеального и реального объектов использовать в технических целях.
Впервые это новое понимание афористически заявляет Френсис Бэкон (1561-1626). В «Новом Органоне» он пишет: «В действии человек не может ничего другого, как только соединять и разделять тела природы. Остальное природа совершает внутри себя... Дело и цель человеческого могущества, чтобы порождать и сообщать данному телу новую природу или новые природы. Дело и цель человеческого знания в том, чтобы открывать форму данной природы или истинное отличие, или производящую природу, или источники происхождения... Что в Действии наиболее полезно, то в Знании наиболее истинно» .
Таким образом, новое понимание существования неотделимо от творческой, инженерной деятельности человека, точнее, оно расположено на границе двух сфер – естественнонаучного познания и инженерной деятельности. Именно этот идеал привел в конечном итоге к дисциплинарной организации науки и техники. В социальном плане это было связано со становлением профессий ученого и инженера, повышением их статуса в обществе.
Сначала наука многое взяла у мастеров-инженеров эпохи Возрождения, затем в XIX-XX веках профессиональная организация инженерной деятельности стала строиться по образцам действия научного сообщества. Специализация и профессионализация науки и техники с одновременной технизацией науки и сциентификацией техники имели результатом появление множества научных и технических дисциплин, сложившихся в XIX-XX веках в более или менее стройное здание дисциплинарно организованных науки и техники. Этот процесс был также тесно связан со становлением и развитием специально-научного и основанного на науке инженерного образования.
Итак, можно видеть, что в ходе исторического развития техническое действие и техническое знание постепенно отделяются от мифа и магического действия, но первоначально опираются еще не на научное, а лишь на обыденное сознание и практику .



3. Техника в системе общественных отношений: проблемы
и тен¬денции развития отношений человека и техники.
Одной из важнейших проблем, которой занимается философия техники, является проблема и концепция человека, создающего и использующего технику. Особенность этой проблемы в настоящее время связана с выросшей до беспредельности технологической мощью, имеющейся в распоряжении человека. При этом число людей, которых затрагивают технические мероприятия или их по¬бочные эффекты, увеличилось до громадной величины. Затрону¬тые этими воздействиями люди уже более не находятся в непосред¬ственной связи с теми, кто производит данные воздействия. Природные системы сами становятся предметом человеческой де¬ятельности. Человек своим вмешательством может их постоянно нарушать и даже разрушать. Несомненно, это абсолютно новая ситуация: никогда прежде человек не обладал такой мощью, чтобы быть в состоянии уничтожить жизнь в частичной экологической системе и даже в глобальном масштабе или решающим образом довести ее до вырождения .
Поэтому общество не должно без предварительной экспертизы производить все, что может производить, не должно делать все то, что оно может делать, и, несомненно, не сразу же после открытия новых технических возможностей.
Наука и техника характеризуют сегодняшнюю жизнь. Лозун¬ги «технический век», «научно-техническая цивилизация» под¬черкивают этот тезис. И в самом деле: в то время, как наука в течение уже нескольких столетий определяет западную культуру - по крайней мере в ее духовном самопонимании - влияние техники и промышленности (и через них также и прикладных наук) особенно бросается в глаза в последнем столетии. Карл Ясперс считал даже, что техника является сегодня, вероятно, главным предметом для понимания нашего положения и значение ее влияния на все жизненные проблемы просто невозможно переоценить. Таким образом, интеллектуальное объяснение, филосо¬фия культуры и социальная философия технического и научного мира крайне необходимы, чтобы вообще можно было понять си¬туацию человека в современном обществе. Это понимание в свою очередь могло бы быть необходимым предварительным условием преодоления всех проблем и конфликтов между техникой, при¬родой и обществом. В действительности оказывается, что для су¬ществующих высокоразвитых индустриальных обществ характер¬но переплетение влияний этих трех сфер: технические средства и методы применяются все больше в тех областях, которые традиционно избегают ее вмешательства. Особенно примечательно в этом отношении широкое применение методов переработки ин¬формации и электронной обработки данных. Информация и ма¬нипулирование ею стали в последнее время в огромных масшта¬бах доступны систематическому техническому вмешательству .
Тенденция к всеохватывающей сис¬темотехнике и организационной технологии также сказывается в скачкообразно возрастающем применении связанных с инфор¬мацией систем, все шире распространяющихся системотехничес¬ких методов, включая технику программирования, управление процессами и их оптимизацию, в подходах к технике управления и регулирования, технике структурного и сетевого планирования, а также в автоматизации и в насаждении компьютеров почти во все доступные области организации и производства, вплоть до роботики. Все эти тенденции являются отражением позиции действительно всеохватывающей системной рационализации. В вы¬сокоразвитых индустриальных обществах лишь немного десяти¬летий существующие технические средства коммуникации пере¬дачи информации сделали возможным обширное применение и влияние информационных систем. Чтобы обозначить эти сдвиги во влиянии техники на сегодняшнее общество через, быть мо¬жет, образное, но содержательно концентрированное выражение, я 15 лет назад писал о том, что «технический век» превращается в «информационно- и системно-технологический век». Мы живем не в постиндустриальную, а в супериндустриальную системно-технологическую эпоху. К уже давно известным технологическим вызовам, например, через концентрацию технических устройств и проблемы ее последствий в областях сосредоточения индустрии присоединяются сегодня типично «системотехнические» или даже «системократические» вызовы, скажем, через обширные системы данных и документации, которые могут, например, при известных условиях комбинировать и запасать больше информации об отдельных лицах, чем они сами знают о себе .
Выдающийся русский философ Н.А. Бердяев интересовался проблемами воздействия техники на социальное бытие современного человека на протяжении всей своей творческой жизни. Он утверждал, что техника положила конец Ренессансному периоду европейской истории и тем самым вызвала кризис гуманизма. С ее приходом произошла величайшая революция, какую только знала история; эта революция не имеет внешних признаков, как например, революция во Франции 1789-1794 г.г., но несмотря на это она более радикальна по семи последствиям. Это одна из самых больших революций в человеческой судьбе.
С машины начинается переворот во всех сферах жизни. В его основе лежит переход от органического типа человека к механическому, машинному типу и складу всей жизни общества. Органический тип, считал Н.А. Бердяев, строился на нераздельном единстве человека и природы, материи и духа и предполагал целостность как базовую характеристику. Машина радикально изменила отношение между человеком и природой, ибо она встала между ними и тем самим «разорвала» их связь, разобщила их. Теперь не природа формирует человека, а машина делает это; она, будучи его детищем, покоряет его и подчиняет себе.
Так в человеческую жизнь врывается «третья сила», некий чуждый элемент, не - природный и не - человеческий; он, однако, получает страшную власть над человеком и над природой. Завоевывается и покоряется внешняя природа, и от этого меняется сама человеческая природа. Происходит как бы вырывание человека из недр природы; машина как будто клещами вырывает дух из природной материи, и он освобождается, дематериализируется. Тяжесть и скованность материального мира выделяются из него и передаются машине, мир от этого как бы облегчается, становится другим.
Неверно, однако, противопоставлять дух машине, как это нередко делается при первых попытках осмыслить роль техники. В своей глубинной основе машина есть явление духа, момент в пути его исторического развития. Машина не умерщвляет дух (как утверждается в некоторых религиозных публикациях); она умерщвляет материю и от противного способствует освобождению духа. С вхождением машины в человеческую жизнь умерщвляется плоть, старый синтез плотской жизни .
Эти рассуждения Н.А. Бердяева важны в том отношении, что они исключают возможность истолкования его взглядов в догматическом ключе; он был не против машины, не против технического прогресса. Еще в 1918 г. он прямо заявлял, что Россия должна вступить на путь материального технического прогресса. Но сам этот прогресс виделся ему как противоречивый, несущий в себе не только блага, но и серьезные утраты.
Отдельные высказывания о роли техники можно найти практически во всех работах Бердяева, включая его знаменитую книгу «Смысл истории», вышедшую в 1923 году. Концентрированное изложение своих мыслей по этим проблемам он дал в большом очерке «Человек и машина», опубликованном в журнале «Путь» за 1933 год. Специально технике посвящена одна из глав последнего, изданного посмертно, крупного произведения Бердяева – «Царство духа и царство Кесаря». Кроме того, социальные и философские аспекты техники рассмотрены в статье «Человек и техническая цивилизация», вышедшей в последний год жизни мыслителя.
В своих произведениях Бердяев неоднократно подчеркивал, что вопрос о технике стал в начале XX в. вопросом о судьбе человека и судьбе культуры.
Русский мыслитель считал, что власть техники неразрывно связана с капитализмом . Эта власть родилась в капиталистическом мире, а сама техника стала наиболее эффективным средством развития капиталистической системы хозяйства. При этом коммунизм перенял от капиталистической цивилизации ее беспредельный гипертехницизм, и создал религию машины, которой он поклоняется как тотему. Тем самым обнаруживается глубокое внутреннее родство между атеистической верой коммунизма и безрелигиозностью современного мира.
Бердяев полагал, что господство техники открывает новую ступень действительности: «новая реальность», воплощением которой является машина, по своей сути отличается от природной как неорганической, так и органической реальности. Специфический характер реальности, созданной машинной технологией, виден в том воздействии, которое последняя оказала, с одной стороны, на жизнь человека, а, с другой, – на окружающую среду. Это воздействие является результатом нового типа организации, которую Бердяев называл «техносистемой» и рассматривал как некий рыхлый агломерат экономических, промышленных и технологических ассоциаций, распространяющих свое влияние на весь мир. Различные элементы техносистемы не имеют общего управления, действуя отчасти в конкуренции, а отчасти – в кооперации друг с другом. Ими руководят не столько конкретные личности, сколько с трудом опознаваемые анонимные и безличные управляющие силы. Деятельность техносистемы ведет к интеграции и унификации в масштабах земного шара различных укладов жизни, человеческих ожиданий и потребностей. Именно в этом смысле можно, по Бердяеву, рассматривать техносистему как «новую ступень действительности» .
В своей статье «Человек и машина» его взгляды на проблему кризиса человека и человечности, вызванного бурным развитием техники и натиском сциентистско-технократической идеологии, представлены с наибольшей последовательностью. Он рассматривает вопросы, которые остаются актуальными даже в настоящее время: служит ли техника лишь символом отчуждения и власти, или она — новая среда, реализующая возможности человека? Если техника меняет характер и организацию труда, означает ли это, что человек всегда покорно следовал навязанным ему формам? Новая природная действительность, перед которой ставит человека современная техника, совсем не есть продукт эволюции, а есть продукт изобретательности и творческой активности самого человека, не процесса органического, а процесса организационного. С этим связан смысл всей технической эпохи. Господство техники и машины есть, прежде всего, переход от органической жизни к организованной жизни, от растительности к конструктивности. С точки зрения органической жизни техника означает развоплощение, разрыв в органических телах истории, разрыв плоти и духа. Техника раскрывает новую ступень действительности, и эта действительность есть создание человека, результат прорыва духа в природу и внедрение разума в стихийные процессы. Техника разрушает старые тела и создает новые тела, совсем не похожие на тела органические, создает тела организованные. «Человек заменяется машиной. Техника заменяет органически-иррациональное организованно-рациональным. Но она порождает новые иррациональные последствия в социальной жизни. Так рационализация промышленности порождает безработицу, величайшее бедствие нашего времени. Труд человека заменяется машиной, это есть положительное завоевание, которое должно было бы уничтожить рабство и нищету человека. Но машина совсем не повинуется тому, что требует от нее человек, она диктует свои законы. Человек сказал машине: ты мне нужна для облегчения моей жизни, для увеличения моей силы, машина же ответила человеку: а ты мне не нужен, я без тебя все буду делать, ты же можешь пропадать... Машина хочет, чтобы человек принял ее образ и подобие. Но человек есть образ и подобие Бога и не может стать образом и подобием машины, не перестав существовать» .
Бердяев, настаивая на том, что машина и техника имеют космогоническое значение, устанавливает «четыре периода в отношении человека к космосу» : 1) погружение человека в космическую жизнь, зависимость от объектного мира, невыделенность еще человеческой личности, человек не овладевает еще природой, его отношение магическое и мифологическое (примитивное скотоводство и земледелие, рабство); 2) освобождение от власти космических сил, от духов и демонов природы, борьба через аскезу, а не технику (элементарные формы хозяйства, крепостное право); 3) механизация природы, научное и техническое овладение природой, развитие индустрии в форме капитализма, освобождение труда и порабощение его, порабощение его эксплуатацией орудий производства и необходимость продавать труд за заработную плату; 4) разложение космического порядка в открытии бесконечно большого и бесконечно малого, образование новой организованности, в отличие от органичности, техникой и машинизмом, страшное возрастание силы человека над природой и рабство человека у собственных открытий.
В свете современных экологических проблем научно-технический прогресс зачастую предстает как явление не столько полезное, сколько вредное и даже опасное для человека.
В науке и технике зачастую видят не созидающее начало и преобразующие возможности, а деструктивную силу, разрушающую природу и нарушающую естественное экологическое равновесие. Отсюда призывы и попытки если не остановить развитие науки и техники, то хотя бы направить их в определенное, заранее заданное русло. Заметим, что такие взгляды, высказывавшиеся еще в эпоху Просвещения, значительно усилились теперь, под влиянием глобальных проблем и неблагоприятной экологической обстановки. Однако дальше призывов дело никогда не шло, не идет теперь и нет достаточных оснований полагать, что в будущем что-либо серьезно изменится в этом отношении. Зато есть основания предполагать обратное – подобный ход мыслей не отражает существующие реалии и потому все попытки действовать в этом направлении становятся занятием не только бесперспективным, но и бесполезным .
Причин тому несколько, но основная, пожалуй, состоит в том, что и наука, и техника – результат творческой деятельности человека, в которой содержится значительная доля эвристики, иррациональности и стихийности, не поддающиеся контролю и управлению, тем более, когда речь идет о масштабах общечеловеческих. Этот, казалось бы, минус является таковым лишь настолько, насколько мы испытываем страх перед неизвестным и тем, что неподвластно нам. На самом же деле и наука, и техника могут и должны рассматриваться как явления положительные и прогрессивные. Смысл и предназначение их – увеличить человеческие возможности познавать и преобразовывать объективную действительность, и вряд ли стоит в отрыве от человека мистифицировать их или рассматривать как самостоятельный источник какой-то опасности. Несомненно, они принципиально изменяют не только человеческую жизнь, но и самого человека, отдаляя людей от животного состояния, цивилизуя их и придавая им уверенности в себе. И это абсолютно естественно, более того – необходимо, если мы, памятуя слова В.И.Вернадского, хотим, чтобы человек взял на себя ответственность за дальнейшее развитие не только самого себя, но и биосферы в целом . При этом он должен хорошо осознавать свою активную, преобразующую роль в отношениях с техникой и природой, а также свою полную ответственность за техногенные изменения.



Литература

1. Бердяев Н.А. Человек и машина // Вопросы философии. - 1989. - №2.
2. Бердяев Н. А. Дух и машина // Н. Бердяев. Судьба России. - М., 1990.
3. Брамко Р. Философы Древней Греции. М., 2002.
4. Бэкон Ф. Новый органон / Ф. Бэкон. Соч. в 2-х т. Т. 2. — М., 1978. С. 147.
5. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. — М.: Наука, 1989.
6. Горфункель А. X. Философия эпохи Возрождения. М., 1980.
7. Ленк Х. Размышления о современной технике. М.,1996. С.43-80
8. Митчем К. Что такое философия техники? - М., 1995.
9. Новая технократическая волна на Западе,- М., 1995.
10. Парис К. Техника и философия // Антология. Москва: «Высшая школа», 1995. С.250-264
11. Симоненко О.Д. Сотворение техносферы: проблемное осмысление истории техники,-М., 1994.
12. Степин B.C., Горохов В.Г., Розов М. А. Философия науки и техни¬ки.-М., 1995.
13. Философия науки и техники. - М., 1995.
14. Хайдеггер М. Вопрос о технике. //Время и бытие. М., 1993. С.221-238
15. Ханс Закссе Антропология техники. М.,1989.
16. Чумаков А.Н. Антропологический аспект технического прогресса //Материалы междунар. науч. конф. (18-19 июня 1998). - М., 1998. -
17. Щекалов И. А. Философия техники. М., 2004.




Данные о файле

Размер 99 KB
Скачиваний 52

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar