ГлавнаяКаталог работФилософия → Природа человека и смысл его существования
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Природа человека и смысл его существования

СОДЕРЖАНИЕ

1. ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ В ПОИСКАХ
СУЩНОСТИ ЧЕЛОВЕКА 3

2. ПРОБЛЕМА АНТРОПОСОЦИОГЕНЕЗА. ПРИРОДНОЕ
И СОЦИАЛЬНОЕ В ЧЕЛО¬ВЕКЕ. 9

3. СМЫСЛ И ЦЕННОСТЬ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА 14

ЛИТЕРАТУРА 17


1. ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ В ПОИСКАХ
СУЩНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
Проблема человека — одна из основных, если не центральная, во всей мировой философской мысли. Протагор характеризовал человека как «меру всех вещей», что стало одним из основных мировоззренческих и методологических принципов науки, философии и политики демократических государств .
Д. Дидро считал человека высшей ценностью, единственным создателем всех достижений культуры на Земле, разумным центром Вселенной, тем пунктом, от которого все должно исходить и к которому все должно возвращаться .
Какими бы абстрактными, естественно-научными или практи¬ческими вопросами ни был занят человеческий ум, все эти раз¬мышления помимо своей внешней цели всегда сопровождаются подспудной мыслью об их связи с самим человеком — с его внут¬ренней сущностью или его потребностями. В достижении свободы и блага человека заключен смысл социально-политического и на¬учно-технического прогресса, к постижению тайн человека стре¬мится искусство, им вдохновляется любое и каждое человеческое деяние. Если изъять из всего многообразия человеческой деятель¬ности ее ориентированный на самого человека стержень, то исчез-ает и цель всякой деятельности, и ее движущие стимулы.
Это тем более относится к наукам, специально посвященным человеку. Частные проявления человека изучают биология, медицина, психология, социология и др. Философия же всегда стремилась к постижению его целостности, прекрасно понимая, что про¬стая сумма знаний частных наук о человеке не дает искомой сущ¬ности, и потому всегда пыталась выработать собственные средства познания человека и с их помощью выявить его место в мире. Философскую программу можно повторить вслед за Сократом: «Познай самого себя» .
Но что же такое человек? На первый взгляд, этот вопрос ка¬жется простым, но на самом деле то, что нам ближе всего, то, с чем мы как будто бы знакомы лучше всего, оказывается на деле самым сложным объектом познания. Следует сказать, что, хотя многое в человеке уже осмыслено, еще немало оста¬ется загадочного и невыясненного в самой сущности человека. Это понятно: человек — это вселенная во Вселенной! И в нем не меньше тайн, чем в мироздании. Более того, человек — это глав¬ная тайна мироздания. И если мы говорим о неисчерпаемости для познания материального мира, то тем более неисчерпаем человек — венец творчества природы. Загадочность этого феномена становится тем больше, чем больше мы пытаемся проникнуть в нее. Однако бездна этой проблемы не только не отпугивает от нее, и, напротив, все сильнее притягивает к себе, как магнит.
Человечество всегда стремилось к построению целостного философского образа человека. Что же входит в состав философского знания о человеке?
Философский подход к человеку предполагает выявление его сущности, конкретно-исторической детермина¬ции форм его активности, раскрытие различных исторически существовавших форм его бытия.
Философия выявляет место че¬ловека в мире и его отношение к миру, анализирует вопрос о том, чем человек может стать, развертывая свои возможности, каково в нем соотношение биологического и социального, что такое чело¬век как личность, какова структура личности, в чем суть социаль¬но-психологических типов личности и т.п.
Известно, что в различные исторические эпохи эта проблема «высвечивалась» неодинаково: менялись приоритеты и аспекты ее осмысления. Философская мысль в определенные периоды то растворяла человека в природе (Космосе) или в обществе, то относилась к нему как существу самодовлеющему, противопоставляя его природному и социальному миру. И, тем не менее, полностью учитывая тот факт, что удельный вес «человеческой проблематики» в различных философских системах был неодинаков, именно с ней всегда связывались основные направления философской мысли на протяжении всей ее истории.
Специфика философского круга проблем, связанных с челове¬ком, сложилась не сразу. История философии — это сложный и длительный процесс сменяющих друг друга методов и целевых установок. Философия познания человека требовала, прежде всего, становления особого метода познания, когда человек оказывается одновременно субъектом и объектом этого процесса.
В античной философии он рассматривался преимущественно как микрокосм, в своих человеческих проявлениях подчиненный высшему началу — судьбе.
В системе христианского мировоззрения человек стал восприниматься как существо, в котором изначально неразрывно и противоречиво связаны два начала: душа и тело, а также человек и Бог. Например, Августин представлял душу как независимую от тела и именно ее отождествлял с человеком, а Фома Аквинский рассматривал человека как единство тела и души, как существо, промежуточное между животными и ангелами . Плоть человеческая — арена низменных страстей и желаний. Отсюда постоянное стремление человека к постижению божественного света и истины, что освобождает его от дьявольских пут. Этим обстоятельством обусловлена специфика человеческого отношения к миру: здесь явно стремление не только познать собственную сущность, но и приобщиться к высшей сущности — Богу и тем самым обрести утешение в горести и спасение в день Страшного Суда. Этому мировоззрению чужда мысль о конечности человеческого бытия: вера и бессмертие души скрашивает зачастую суровое земное бытие.
Основной отличительной чертой эпохи Возрождения стала идея гуманизма. Идеалом этого мировоззрения выс¬тупал человек в его земном предназначении. Чело¬век становился центром бытия. Отношения человека с природой и Богом рассматривались в рамках пантеистического по-нимания мира.
Формируется новая этика, основанная на единстве души и тела, равноправия духовного и телесного. Забо¬титься об одной душе нелепо, ибо она следует природе тела и не может действовать без него. Земное блаженство, как достойное человека существование, должно стать пред-посылкой небесного блаженства. Преодолевая дикость и варварство, человек прощается со своим ничтожеством и обретает истинно человеческое состояние.
Человеческое в человеке — это всего лишь возмож¬ность, заложенная в нем Богом. Для своего осуществле¬ния она требует от человека существенных усилий, культурной и творческой деятельности. В процессе жиз¬недеятельности природа дополняется культурой. Един¬ство природы и культуры обеспечивает предпосылки воз¬вышения человека до того, по чьему образу и подобию он сотворен. Творческая деятельность человека является продолжением и завершением божественного творения. Творчество, как атрибут Бога, включенное в человечес¬кую деятельность, становится предпосылкой обожествле¬ния человека. Благодаря творчеству человек может под¬няться до заоблачных высот, стать земным богом.
Мир и человек — творение Бога. Прекрасен мир, созданный для наслаждения. Прекрасен и человек, соз¬данный для наслаждения миром. Но предназначение чело¬века заключается не в пассивном наслаждении, а в твор¬ческой жизнедеятельности. Только в творческом деянии человек обретает возможность наслаждаться этим ми¬ром.
Философия Нового времени видела в человеке (вслед за хрис-тианством) прежде всего его духовную сущность. В лучших творениях этого периода можно найти тон¬чайшие наблюдения над внутренней жизнью человеческого духа, над смыслом и формой операций человеческого разума, над тай¬ными, сокрытыми в личностной глубине пружинами человечес¬ких помыслов и деяний. Естествознание смогло создать непревзой¬денные образцы натуралистических исследований природы чело¬века. Но еще большей заслугой этого времени было признание автономии человеческого разума в деле познания собственной сущ¬ности.
Философия XIX — начала XX в. гипертрофировала духовное начало в человеке, сводя в одних случаях его сущность к рацио¬нальному началу, а в других — к иррациональному. Хотя пони¬мание действительной сущности человека часто уже просматрива¬юсь в различных теориях, более или менее адекватно формулиро¬валось теми или иными философами (например, Г. Гегелем), но целостного учения о человеке еще не было. Со временем человек становится в центр философского знания, от которого идут нити, связывающие его через общество со всей не¬объятной Вселенной.
«Сложен всякий человек и глубок, как море, особенно современный, нервный человек» , говорил о человеке Ф. М. Достоевский.
Проявления человеческой сущности крайне многообразны — это и разум, и воля, и характер, и эмоции, и труд, и общение. Но какой из них отличительный? Человек думает, радуется, страдает, побит и ненавидит, постоянно к чему-то стремится, достигает же¬лаемого и, не удовлетворяясь им, устремляется к новым целям и идеалам.Платон в своих диалогах говорит: человек — это «двуногое жи¬вотное без перьев » .
Какой же признак самый отличительный для человека? Этим признаком является, прежде всего, труд.
Труд — не просто отличительный, а сущностный признак человека. В труде человек постоянно изменяет условия своего существо¬вания, преобразуя их в соответствии со своими постоянно разви¬вающимися потребностями, создает мир материальной и духовной культуры, которая творится человеком в той же мере, в какой сам человек формируется культурой.
Если можно было бы хоть на минуту представить себе, что не было и нет науки, литературы и всех видов искусства, а также философии, религии, то перед нами предстанет нечто как бы усохшее в своем опыте до скудости. И это усыхание человеческого опыта окажется столь катастрофическим, что вместе с ним испарится и общественно развитый человек. Останется лишь какое-то его уродливое подобие. Труд невозможен в единичном проявлении и с самого начала выступает как коллективный, социальный. Каждый, как пчела в улей, должен пополнять своим вкладом материальные и духовные богатства общества. И. Фихте считал, например, что понятие человека относится не к единичному человеку, ибо такового нельзя помыслить, а только к роду: невозможно анализировать свойства отдельного человека, взятого самого по себе, вне отношения с другими людьми, т.е. вне общества .


2. ПРОБЛЕМА АНТРОПОСОЦИОГЕНЕЗА. ПРИРОДНОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ В ЧЕЛО¬ВЕКЕ.
Человек есть воплощенный дух и одухо¬творенная телесность, духовно-материальное существо, обла¬дающее разумом. И в то же время это субъект труда, социальных отношений и общения с помощью членораздельной речи. При этом, говоря о социальной природе человека, мы не имеем в виду, что будто бы только социальная среда формирует его. Социальное здесь понимается как альтернатива субъективистскому подходу к человеку, абсолютизирующему его индивидуальные психологи-ческие особенности. Такое понятие социальности, с одной сторо¬ны, является альтернативой индивидуалистическим трактовкам, с другой — не отрицает биологического начала в человеке, также имеющего универсальный характер.
Причины биологического характера определяют индивидуаль¬но-неповторимые особенности людей: набор генов, получаемых от родителей, уникален. Он несет информацию, предопределяющую развертывание свойственных лишь данному человеку признаков: особенности темперамента, характера, черты лица и вообще весь телесный облик.
Еще Аристотель определял человека как «политическое живот¬ное» , тем самым подчеркивая наличие в нем двух начал: биологи¬ческого и социального, т.е. человек не просто биологический вид, а в первую очередь субъект общественных отношений. Уже с мо¬мента своего рождения человек не остается наедине с самим собой, в четырех стенах своего индивидуального кругозора; он приобща¬ется ко всем свершениям прошлого и настоящего, к мыслям и чувствам всего человечества. Если, таким образом, идти в анализе человека к его социальной сущности, начиная от его морфологи¬ческого и физиологического уровня и далее к его психофизиоло¬гической и душевно-духовной структуре, то мы тем самым пере¬местимся в область социально-психологических проявлений человека. Своим организменным уровнем он включен в природную связь явлений и подчиняется природной необходимости, а своим личностным уровнем он обращен к социальному бытию, к обще¬ству, к истории человечества, к культуре. Жизнь человека вне общества так же невозможна, как невозможна жизнь растения, выдернутого из земли и брошенного на сухой песок. Отнимите, говорит Вл. Соловьев, у любого человека все то, чем он обязан другим, начиная от своих родителей и кончая государством и все¬мирной историей, — и не только от его свободы, но и от самого его существования не остается совсем ничего .
В разных познавательных и практических целях акценты на биологическое или социально-психологическое в человеке могут несколько смещаться в ту или иную сторону. Но в итоговом осмыс¬лении непременно должно осуществиться совмещение этих сторон человека. Можно и нужно исследовать, например, то, как проявля¬ется природная, биологическая сущность общественно развитого человека или, напротив, социально-психологическая сущность природного начала в человеке, но само понятие человека, его лич¬ности в том и в другом исследовании должно основываться на поня¬тии единства социального, биологического и психического.
Огра¬ниченное рассмотрение человека либо в рамках чисто культуроло¬гического подхода, либо в узких пределах биологии (в частности, генетики, физиологии, психологии, медицины и т.п.) нередко при¬водит к упрощенным толкованиям соотношения биологического и социального в человеке. На основе этого упрощения возникают различные версии панбиологизма и пансоциологизма, например различного рода социальные неурядицы и даже уродства объясня¬ются непреодолимыми природными качествами человека. Даже новейшие концепции социал-биологизма и социал-дарвинизма на альтернативно поставленный вопрос «гены или социум» на первое и ведущее место ставят гены. При этом биологическая судьба че¬ловечества рисуется весьма многоцветно. Одни оптимистически считают, что существующая наследственная система человечества полноценно отражает итоги его развития как уникального биоло¬гического вида. Ее стабильность и совершенство столь велики, что она может служить неограниченно долго в пределах обозримого грядущего. Другие утверждают, будто человек как биологический вид уже клонится к угасанию. Причина этого видится в создании собственной среды жизни и успехах медицины, благодаря кото¬рым человечество уклонилось от сурового действия естественного отбора и накладывает на себя груз повышенного давления накап¬ливающихся мутаций. Социальные бури и взрывы, с этой точки зрения, отражают угасание человеческого рода. Третьи полагают, что человек, будучи биологически молодым видом, все еще несет в своей наследственности слишком много генов животных. Соци¬альная среда, в которой он живет, создана не историей человечества, а деятельностью лишь избранных его представителей. Этот взгляд обосновывает не только разного рода элитаризм, но и его оборотную сторону — теоретический расизм.
Обе последние доктрины исходят из того, что генетическая природа человека в целом требует исправления, а ближайшее будущее грозит человечеству гибелью из-за биологических факторов. В таких условиях только генетика, взяв биологическую эволюцию «в свои руки», может отвести эту зловещую угрозу. И на волне данных идей всплывает несколько обновленная евгеника, властно заявляющая, что, хотим мы этого или нет, но наука должна осуществлять целенаправленный контроль над воспроизводством че¬ловеческого рода, частичную селекцию для «пользы» человечества. Если отвлечься от чисто генетических возможностей селекции, возникает множество нравственно-психологических вопросов: как определить, кто обладает генотипом с желаемыми чертами и вообще кто должен и может решать вопрос о том, что именно желанно.
Гипертрофирование генетических факторов и селекционных возможностей, свойственное социал-биологизму и социал-дарвинизму, имеет своей предпосылкой умаление социального начала в человеке.
Человек — это действительно природное существо, но вместе с тем социально-природное. Природа дает человеку значительно меньше, чем требует от него жизнь в обществе. Можно от¬метить и еще один просчет указанных концепций наряду с игнорированием ими социального момента. Говоря о биологических факторах, нельзя сводить их только к генетическим. Следует учи¬тывать и физиологические аспекты индивидуального развития, особенно те, которые вызывают патологический эффект, потому что именно они изменяют биологическую составляющую человека, который в этом случае совсем по-иному начинает воспринимать и социальные факторы.
Особо надо сказать о тех концепциях, в которых при всем внеш¬нем признании важности биологического фактора высказываются неоправданно оптимистические утверждения о возможности бы¬строго и необратимого изменения человеческой природы в нужную сторону за счет одних только внешних воспитательных воздейст¬вий. История знает много примеров того, как с помощью мощных социальных рычагов менялась общественная психология (вплоть до массовых психозов), но всегда эти процессы были кратковременны и, главное, обратимы. Человек после временного исступле¬ния всегда возвращается к своему исходному состоянию, а иной раз теряет при этом даже достигнутые рубежи. Культурологичес¬кая штурмовщина и краткосрочные изматывающие рывки не имеют исторического и социального смысла — они только дезори¬ентируют политическую волю и ослабляют действенность самих социальных рычагов.
Каким же образом в человеке объединяются его биологическое и социальное начала? Человек рождается как биосоциальное единство. Это значит, что он появляется на свет с неполностью сформированными анатомофизиологическими системами, кото¬рые доформировываются в условиях социума, т.е. генетически они заложены именно как человеческие. Механизм наследственности, определяющий биологическую сторону человека, включает в себя и его социальную сущность. Новорожденный — не tabula rasa, на которой среда «рисует» свои причудливые узоры духа. Наследст¬венность снабжает ребенка не только сугубо биологическими свой¬ствами и инстинктами. Он изначально оказывается обладателем особой способности к подражанию взрослым — их действиям, зву¬кам и т.п. Ему присуще любопытство, а это уже социальное каче¬ство. Он способен огорчаться, испытывать страх и радость, его улыбка носит врожденный характер. А улыбка — это привилегия человека. Таким образом, ребенок появляется на свет именно как человеческое существо. И все-таки в момент рождения он — лишь кандидат в человека. Он никак не может стать им в изоляции: ему нужно научиться стать человеком. Его вводит в мир людей обще¬ство, именно оно регулирует и наполняет его поведение социаль¬ным содержанием.
Каждый здоровый человек обладает послушными его воле пальцами, он может взять кисть, краски и начать рисовать. Но это не сделает его настоящим живописцем. Точно так же и с сознани¬ем, которое не является нашим природным достоянием. Созна¬тельные психические явления формируются прижизненно в результате воспитания, обучения, активного овладения языком, миром культуры. Таким образом, общественное начало проникает через психическое внутрь биологии индивида, которая в таком преобразованном виде выступает основой (или материальным cyбстратом) его психической, сознательной жизнедеятельности.
Итак, человек представляет собой целостное единство биоло-гического (организменного), психического и социального уровней, которые формируются из двух — природного и социального, наследственного и прижизненно приобретенного. При этом челове¬ческий индивид — это не простая арифметическая сумма биологического, психического и социального, а их интегральное единство, приводящее к возникновению новой качественной ступени — человеческой личности.



3. СМЫСЛ И ЦЕННОСТЬ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА
Рассматривая вопрос о смысле человеческого существования, можно сказать, что в различные эпохи он был одним из самых насущных. Действительно, каждый человек в какой-то момент своей жизни задается философским вопросом: "Для чего жить? Есть ли смысл в жизни вообще?".
Среди многих подходов к решению этой сложной проблемы можно выделить несколько.
В философии древней Греции наблюдаются различные решения данного вопроса. Сократ смысл жизни видел в счастье, достижение которого связано с добродетельной жизнью, трепетным отношением к законам, принятым государством, знанием нравственных понятий; Платон — в заботах о душе; Аристотель и его последователи — в доблестной жизни, стремлении стать ответственным гражданином государства; Эпикур — в избежании неприятностей, достижении покоя и блаженства; Диоген Синопский — во внутренней свободе, презрении к богатству; стоики — в жизни, согласной с человеческой природой и покорности судьбе; Пифагор в научном знании совершенного числа души; Метродор в крепости тела и в твердой надежде, что на него можно положиться и т.д .
До XVII века европейская философская мысль базировалась на теологической базе, заложенной Блаженным Августином и Фомой Аквинским. В Учении Августина конечную цель человеческих устремлений составляет блаженство. Оно заключается в познании Бога. Отсюда смысл человеческой жизни «во Христе» в единении с Богом в «царстве Божьем». В современной христианской православной традиции провозглашается: если Бог есть свободная духовная личность, то и человек должен стать таким же. Перед человеком вечно остается возможность становиться все более и более богоподобным. Не переделка мира на началах добра, но взращивание в себе субстанциального добра. Совершенствование человеческой природы внутри природы Божьей оказывается источником радости и свободы.
XVII-XVIII век кроме расцвета науки принес ослабление влияния церкви и христианской этики. Постепенно, как и в античной философии, вновь появляется разнообразие в воззрениях на смысл жизни в различных философских системах. Кант видел смысл жизни в следовании принципам нравственного долга, Фейербах — в стремлении к счастью на основе всеобщей любви людей друг к другу, Маркс и Энгельс — в борьбе за коммунистические идеалы, Ницше — в «воле к власти», английский философ XIX века Милль — в достижении выгоды, пользы, успеха.
Идеалистические и особенно христианские религиозные учения, позволяют сделать достаточно логичные построения для нахождения смысла человеческого существования. В работах русских философов начала XX века Бердяева, Франка, Соловьева, Трубецкого и др. вопрос о вере в бога становится главным условиям наличия смысла жизни. В то же время в материалистической философии, где человеческая жизнь конечна и за ее порогом ничего нет, само существование условия для решения этого вопроса становится затруднительным и в полный рост встают сложно разрешимые этические проблемы.
Особо следует отметить роль экзистенциальной философии, которая берет начало в творчестве Сьерена Кьеркегора. В XX веке Сартр, Камю, Хайдеггер, Ясперс и др. рассматривают «жизнь как бытие к смерти» . Перед лицом смерти человек способен обрести понимание смысла жизни, освободившись от ложных целей и ненужных мелочей. Он начинает иначе смотреть на себя и окружающий мир. Таким образом, в экзистенциальной философии анализ проблемы смерти приобретает важное значение для постижения тайн жизни человека, определения ее смысла. Другим важным постулатом экзистенциализма является отрицание универсального смысла, смысл жизни может быть только уникальным, как уникальна человеческая индивидуальность. Поэтому категорию "смысл жизни" можно определить как регулятивное понятие, присущее всякой развитой мировоззренческой системе, которое оправдывает и истолковывает свойственные этой системе моральные нормы и ценности, показывает, во имя чего необходима предписываемая деятельность.
Смысл жизни - это философская категория, отражающая долговременную, устойчивую, ставшую внутренним убеждением личности, имеющую общественную и личную ценность задачу, реализующуюся в ее социальной деятельности. Эта задача определяется системой общественных отношений, целями и интересами общества и свободным выбором личности.
Содержание цели жизни меняется не только в зависимости от исторических условий бытия человека, но и от его возрастных особенностей: в юности цели одни, в зрелости и старости они другие. Человек сам сознательно или стихийно, намеренно или невольно самими способами своего бытия придает смысл своей жизни и, тем самым, выбирает и созидает свою человеческую сущность. Смысл жизни - это самостоятельный осознанный выбор тех ценностей, которые «ориентируют человека не на то, чтобы иметь (установка на обладание), а на то, чтобы быть (установка на использование всех человеческих потенций)» , считает Э. Фромм.
Существование, по Фромму, есть «раскрытие специфических сил организма», т.к. «все организмы имеют врожденное стремление к актуализации заложенных в них возможностей» . Исходя из этого, Э. Фромм обозначает цель человеческой жизни, как раскрытие сил и возможностей индивида в соответствии с законами его природы.
Смысл жизни - в самореализации личности, в потребности человека творить, отдавать, делиться с другими, жертвовать собой ради других. Совершенствуя себя, нужно совершенствовать мир вокруг себя.

ЛИТЕРАТУРА

1. Антология мировой философии: В 4 т. М., 1969—1971.
2. Асмус В. Ф. Античная философия. 3-е изд. М., 2001.
3. Барулин С. В. Социальная философия. - М., 1994.
4. Волков Ю.Г., Поликарпов B.C. Интегральная природа человека. -Ростов н/Д, 1994.
5. Замалеев А. Ф. Лекции по истории русской философии XI—
6. XX вв. СПб., 2001.
7. Платон. Сочинения: В 3 т. М., 1970. Т. 2.
8. Соловьев В. С. Сочинения: В 2 т. М., 1988. Т. 1.
9. Спиркин А. Г. Философия: учебник / А. Г. Спиркин. – 2-изд. М.: Гардарики, 2008.
10. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. - М., 1997.
11. Философская антропология. - Йошкар-Ола, 1998.- Ч. 1 и 2.
12. Фихте И. Г. Избранные сочинения: В 2 т. М., 1997.
13. Франк С. Л. Смысл жизни // Вопросы философии. 1990. - № 6.
14. Фромм Э. Человек - волк или овца?//Философская антропология. Ч. II. - Йошкар-Ола, 1998. - С. 98-103.
15. Чанышев А.Н. Курс лекций по древней и средневековой филосо¬фии.-М., 1991.




Данные о файле

Размер 89.5 KB
Скачиваний 33

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar