ГлавнаяКаталог работФилософия → ЭТИКА КАК НАУКА О МОРАЛИ
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

ЭТИКА КАК НАУКА О МОРАЛИ

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3
1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ МОРАЛИ И ЕЕ РАЗВИТИЕ 4
2. СОВРЕМЕННЫЕ ЭТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ 9
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 13
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 14


ВВЕДЕНИЕ
В системе человеческих ценностей мораль занимает со¬вершенно особое место. Моральное сознание детерминирует поведе¬ние людей и их взаимоотношения — межличностные, групповые, социальные. Моральный критерий применим в качестве оценоч¬ного основания ко всем областям человеческой деятельности.
Трудно провести черту, разделяющую поток времени на две не-равные части: до и после возникновения морали. Еще труд¬нее определить сам момент озарения человечества светом моральных представлений. Становление — это всегда процесс. Становление моральных представлений, норм, принципов, традиций, ставших пер¬воначально единственным регулятором человеческих отноше¬ний, — длительный, сложный и противоречивый процесс.
Появление морали трудно переоценить; любая активная форма человеческой деятельности нуждается в нравственных критериях оцен¬ки, отсутствие таких критериев или несоответствие им может свести на нет самые грандиозные успехи практической и научной деятель¬ности, политики, экономики, идеологии.
Формирование моральных норм, принципов, традиций знаменует собой переход от стихийных форм регулирования поведения и вза-имоотношений к упорядоченным, сознательно регулируемым. Нрав-ственные представления человека, формировавшиеся на протяжении веков, нашли отражение в таких категориях, как добро, зло, спра¬ведливость, совесть, долг, смысл жизни, счастье, любовь, в мораль¬ных нормах и принципах, регулирующих отношения людей.

1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ МОРАЛИ И ЕЕ РАЗВИТИЕ
Специальная отрасль философского знания, сконцентрировавшая и обобщившая опыт нравственного осмысления действительности, называется этикой.
Она возникает в античности и связана, прежде всего, с именем Аристотеля, определившего место этики в системе знания (этику, наряду с политикой, Аристотель относил к разряду практических наук). В знаменитой «Никомаховой этике» Аристотель разрабатывает категории блага, добродетели, счастья, анализирует понятия, являющиеся критериями нравственной оценки, рассмат¬ривает главные пороки и морально недостойные поступки . Особый интерес представляет аристотелевское истолкование категорий спра¬ведливости — «правосудности» и несправедливости — «неправосуд¬ности». Все неправосудное является несправедливым.
Справедливость здесь не чисто нравственная категория, а понятие, тесно связанное с правом. Концепция Аристотеля отражает и закрепляет устои существующего рабовладельческого строя, в котором они были исключены из правовых и нравственных отношений.
Помимо Аристотеля этическая проблематика была представлена также в трудах стоиков и эпикурейцев.
Следующий важный этап в истории формирования этики связан с христианством. Знаменательно, что раннехристианские моральные представления формировались в условиях, когда общество уже нахо-дилось в состоянии социальной неоднородности, общественного (классового) и имущественного (сословного) расслоения. Уже уко¬ренилось понятие о неравенстве между свободным гражданином и рабом, уже существовали нормы поведения угнетаемых — послуша¬ние, повиновение, безоговорочное подчинение. Своим отрицатель¬ным отношением к собственности в любой ее форме («не собирайте сокровищ по земле») христианская мораль противопоставила себя господствующему в Римской империи типу морального сознания. Главной идеей в нем становится идея духовного равенства — равен¬ства всех перед Богом.
Христианская этика с готовностью приняла все для нее приемле¬мое из более ранних этических систем. Так, известное правило нрав¬ственности «Не делай человеку того, чего не желаешь себе», авторство которого приписывается Конфуцию и иудейским мудрецам вошло в канон христианской этики наравне с заповедями Нагорной проповеди. То, что универсальные истины выдавались за откровение божье, обеспечило христианству популярность и возможность рас¬пространения в различных социальных слоях.
Раннехристианская этика закладывала основы гуманизма, пропо-ведуя человеколюбие, бескорыстие, милосердие, непротивление злу насилием. Последнее предполагало сопротивление без нанесения вреда другому, противостояние нравственное. Однако это ни в коем случае не означало отказ от своих убеждений. В этом же смысле ставился и вопрос о моральном праве на осуждение: «Не судите, да не судимы будете» надо понимать как «Не осуждайте, не выносите приговора, ибо вы сами не безгрешны», но остановите совершающего зло, пре¬секите распространение зла.
Средневековая этика возвращается к переосмыслению содержания основных этических категорий, и прежде всего, добра и зла. У Августина зло трактуется как отсутствие или недостаточность добра. В то же время все, сотворенное Богом, причастно к идее абсолютного добра. В процессе воплощения этой идеи в материальном количество добра убывает, и вещь в результате всегда менее совершении, чем ее идея. Проявление зла связано с деятельностью человека, его волей. Божественное начало свободно от ответственности за зло, су¬ществующее на земле. Носителями нравственности, по мнению Aвгустина, являются те, кто избраны Богом, и моральное совершенство человека не является, таким образом, следствием его воспитания, но дано ему свыше. Величайшая добродетель — это любовь к Богу, привязанность же к земным благам почитается грехом.
Этика позднего средневековья (Фома Аквинский) связывает категории добра и зла с моральным выбором, проявлением свободы воли, которая в свою очередь соотносится с разумом и проявлением божественной благодати. Цель человека — достижение абсолютною блага, обладание таким благом есть счастье. Наряду с этой высшей целью человек может стремиться и к другим целям. Божественная воля может быть постигнута человеческим разумом. Равноправие веры и разума (взамен их противопоставлению) укрепляет этические позиции позднего средневековья, делает их менее уязвимыми в сравнении с ранними концепциями этого периода .
Эпоха Возрождения, как известно, имеет выраженную гуманистическую направленность. Главным предметом исследования стано¬вится сам человек, рассматриваемый как единство телесной и духов ной субстанций. Человек совершенен, ибо создан Богом. Он обладает качествами, умениями и достоинствами, позволяющими назвать его личностью. Возвышая человека, гуманисты в то же время подчеркивают значение его моральной ответственности, предъявляя к нему высокие духовные требования .
Эпоха Просвещения началась с ниспровержения ранее существо-вавших этических концепций. Просветителей равно не удовлетворяли и христианская этика, и атеизм. Отрицание всех нравственных тради¬ций возвращало к исходным элементам этической теории — катего¬риям. Опять был поставлен «вечный» вопрос об источниках добра и зла. Интерпретация этих категорий переадресовывалась в сферу соци¬альную. Зло ассоциировалось с несправедливостью, социальным не¬равенством, несовершенством государственного устройства. Цивили¬зация, принесшая неравенство, расслоение, отчуждение, тоже объяв¬ляется злом для человечества. Стремление человека к благополучию (которое понимается как материальное благосостояние) разъединяет людей, индивидуализирует их деятельность, часто заставляет поступать вопреки своим нравственным представлениям. В условиях цивилизованного общества человек утрачивает мораль и свободу. Собственность, которой он обладает и от которой не в состоянии отказаться, делает его зависимым.
Категория долга занимает чрезвычайно важное место в этической системе Канта. Долг по отношению у другим — делать добро, долг но отношению к себе — сохранять свою жизнь и прожить ее достойно «Максима благоволения (практическое человеколюбие) — долг всех людей друг перед другом (все равно, считают их достойными любви или нет) согласно этическому закону совершенства: люби ближнего своего как самого себя» . Человек должен «благотворить, т.е. по мере возможности помогать людям и содействовать их счастью, не надеясь получить за это какое-либо вознаграждение».
Младший современник Канта, Г.В.Ф. Гегель, назвавший нрав-ственность разумом воли, утверждал, что «человек не станет господином природы, пока он не стал господином самого себя» . Гегель рассматривает мораль в соотношении с правом: «То, что можно тре¬бовать от человека на основании права, представляет собой некото¬рую обязанность. Долгом же нечто является постольку, поскольку оно должно быть исполнено из моральных соображений... Правовые обязанности характеризуются внешней необходимостью, моральные же основываются на субъективной воле» . Человек нравственный стре¬мится сопоставить свои внутренние побуждения с общепринятыми внешними установлениями. Соблюдение этой меры соответствия га¬рантирует индивиду самосохранение.
Этические представления Гегеля созвучны кантовским, в особен-ности его рассуждения о долге «всеобщего человеколюбия» и обя-занностях. Они проникнуты духом гуманизма, характерном для не¬мецкой классической философии в целом.
Другой «великий ниспровергатель» — Ф. Ницше. Многое в его сочинениях вызывает удивление и недоумение. «Злая мудрость» — точнее не назовешь его афоризмы и изречения, в которых среди прочею раскрывается и этическая позиция автора. «Мораль нынче, — пишет Ницше, — увертка для лишних и случайных людей, для нищего ду¬хом и силою отребья, которому не следовало бы жить, — мораль, поскольку милосердие; ибо она говорит каждому: «ты все-таки представляешь собою нечто весьма важное», что, разумеется, есть ложь Должно быть, некий дьявол изобрел мораль, чтобы замучить люден гордостью, а другой дьявол лишит их однажды ее, чтобы замучить самопрезрением» .
Совершенный человек, по Ницше, не нуждается в несовершенной морали — он выше всех нравственных установлений. Жизнь как реализация свободы воли и самоубийство как сильное «утешительное средство», крайний эгоцентризм и альтруизм («все, что делается из любви, совершается всегда по ту сторону добра и зла») — совершенно несовместимые, противоречивые и парадоксальные положения сводятся воедино в философии Ницше, одного из самых труднопостижимых мыслителей, завершающего XIX в.

2. СОВРЕМЕННЫЕ ЭТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ
Жизнь человека постоянно связана с насилием. Способ решения государственных, межличностных, национальных проблем с позиции силы, можно сказать, стал традиционным. Привычно звучат слова: «прав тот, кто сильнее», «у сильного всегда бессильный виноват», «победителя не судят». Сильная воля, сильная власть, сильная рука сила всегда имеет в нашем сознании позитивную окраску: сильный - значит достойный уважения. Итак, сила — это хорошее качество, это добро, это благо. Иное дело насилие. Но ведь насилие — это только применение силы. А сила обнаруживает себя исключительно в процессе приложения. Существование насилия как средства приобретения и сохранения прав и привилегий, экономического и политического господства — это общеизвестный факт. В зависимости оттого, как квалифицирует¬ся насилие, задачи этических и философских концепций сводятся либо к апологии последнего (в случае признания за ним права на существование и положительной его оценки), либо к его критике.
Этика ненасилия возникает именно тогда, когда само насилие уже правит миром, творит беззаконие. Из истории этики нам извест¬но, что всякое новое течение возникает в противовес существующей и господствующей тенденции. При этом возникающее этическое течение всегда ищет и находит опору в традиции, в идеалах предше¬ствующих эпох. Таким идеалом для этики ненасилия стал принцип человеколюбия — универсальный, основополагающий моральный закон.
Этика ненасилия — это обоснование таких принципов и методов решения проблем и конфликтов, которые исключают применение насилия над личностью (морального и физического). Этика ненаси¬лия — это образ жизни, в соответствии с которым человек строит свои отношения с людьми, относится ко всему живому, к природе.
Принято считать, что идеал ненасилия сформулирован в Нагор¬ной проповеди (Новый Завет). Заповеди непротивления злу насилием с большим трудом входили в сознание человека и поначалу казались просто невыполнимыми: они противоречили общепринятым нормам морали, принципам, природным инстинктам, традициям. Читаем: «Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5, 39), и сразу в сознании возникает вопрос: почему? Почему стерпеть, почему не ответить обидчику, почему дать возможность унизить себя еще раз? Трудно, очень трудно принять это сердцем и умом и еще труднее выполнить. В Нагорной проповеди непротивление злу рассматривалось как проявление морального совершенства, индивидуального нравственного превосходства над чужим грехом. Не¬умножение зла расценивалось как проявление добра.
Значительная роль в разработке принципов этики ненасилия при-надлежит Л. Толстому. Он писал, что признание необходимости про-тивления злу насилием есть не что иное, как оправдание людьми своих привычных излюбленных пороков: мести, корысти, зависти, властолюбия, трусости, злости. «Большинство людей христианского мира чувствуют... бедственность своего положения и употребляют для избавления себя то средство, которое по своему миросозерцанию считает действительным. Средство это — насилие одних людей над другими. Одни люди, считающие для себя выгодным существующий государственный порядок, насилием государственной деятельности стараются удержать этот порядок, другие тем же насилием револю¬ционной деятельности стараются разрушить существующее устрой¬ство и установить на место его другое, лучшее» . По мнению Толсто¬го, главное заблуждение авторов политических учений, приведшее к бедственному положению, в том, что они считают возможным по¬средством насилия соединить людей так, чтобы они все, не проти¬вясь, подчинились одному и тому же устройству жизни. «Всякое на¬силие состоит в том, что одни люди под угрозой страданий или смерти заставляют других людей делать то, чего не хотят насилуемые»13.
Итак, насилие не есть средство разрешения конфликтов и проти-воречий: оно ничего не создает, а только разрушает. Тот, кто отвеча¬ет злом на зло, умножает страдания, усиливает бедствия, но не из¬бавляет от них ни себя, ни других. Толстой подводит нас к выводу: насилие бессильно, бесплодно, разрушительно, антигуманно. Конеч¬но, нам трудно безоговорочно принять эту позицию. Но не труднее ли жить в мире, где ежечасно умножается зло? Идеи Л. Толстого на¬ходят все больше приверженцев и продолжателей.
Не менее известное, чем Толстой , имя — Махатма Ганди. Еще одна судьба, ставшая примером воплощения в жизнь проповедуемых прин¬ципов. Страстный борец за независимость Индии мечтал обрести сво-боду мирными средствами. Основным для Ганди стал принцип нена¬силия, который предполагает две формы борьбы: несотрудничество и гражданское неповиновение. Эти взгляды нашли отражение в его работе «Моя вера в ненасилие».
«Я обнаружил, — пишет Ганди, — что жизнь существует среди разрушения и, следовательно, должен существовать закон более вы¬сокий, чем закон разрушения. Только при таком законе общество будет построено верно и разумно и жизнь будет стоить того, чтобы ее прожить... Где бы ни возникала ссора, где бы вам ни противостоял оппонент, покоряйте его любовью... этот закон любви действует так, как никогда не действовал закон разрушения» . По мнению Ганди, необходима достаточно напряженная подготовка, чтобы ненасилие стало составной частью менталитета. Только встав на путь самоогра¬ничения и дисциплины, можно достичь желаемого результата. «Пока нет искренней поддержки со стороны разума, одно лишь внешнее соблюдение будет только маской, вредной как для самого человека, так и для других. Совершенство состояния достигается, только когда разум, тело и речь находятся в согласии... Ненасилие — оружие силь¬ных. Страх и любовь — противоречащие понятия. Любовь безрассудно отдает, не задумываясь о том, что получит взамен. Любовь борется со всем миром как с собой и в конечном итоге властвует над всеми другими чувствами... Закон любви действует, как действует закон гра¬витации, независимо от того, принимаем мы это или нет. Так же как ученый творит чудеса, по-разному применяя закон природы, так и человек, применяющий закон любви с аккуратностью ученого, мо¬жет творить еще большие чудеса».
Убежденный гуманист, врач и философ А. Швейцер посвятил этому говорил: «Истинная этика начинается там, где перестают пользоваться сло-вами» . В этом высказывании Швейцера, кратком и емком как форму¬ла, заключен глубокий смысл: этика благоговения перед жизнью в большей степени практика, чем теория, она имеет четко выраженную ориентацию на активное целенаправленное действие, целью которого является сохранение всех существующих форм жизни, самоотвержен¬ное служение человеку. То, к чему другие моралисты лишь призывали, Швейцер избрал делом своей жизни. Его рационализм, его воля, его знания и нравственная ориентация сконцентрировались на одном конкретном деле и дали невиданные результаты.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Жизнь людей в обществе подчиняется не только правовым, но и нравственным регулятивным принципам, что изу¬чается этикой.
Этика есть наука об отношениях, существующих между людьми, и об обязанностях, вытекающих из этих отно¬шений.
Феномен нравственности возможен только в обществе, во взаимоотношениях людей, их от¬ношении к природе, к Богу, а такая жизнь требует, чтобы личная добродетель стала всеобщим принципом человеческого бытия. Су¬щественной добродетелью, например, является моральная твер¬дость воли человека в соблюдении им долга.
Нравственность проявляется в отношении человека к семье, своему народу, родине, другим народам. Она распространяется и на отношение личности к самой себе. Если человек занимается самоистязанием или совершает самоубийство, общество осуждает его: человек — общественное достояние. И общество требует от человека, чтобы он относился к себе в соответствии с интересами общества: сохранял свое здоровье, трудился, вел себя достойно.
Человек не имеет морального права жить, «добру и злу внимая равнодушно». Свое отношение к тем или иным действиям он не только осознает в этических понятиях, но и выражает в чувствах удовлетворения или неудовлетворения, восхищения или негодо¬вания. Человек может нести ответственность за дурной (или хороший) поступок сообразно своему знанию о его объективной нрав¬ственной ценности.
Нравственное сознание включает в себя принципы и нормы нравственности. Таким образом, нравственность — это и опреде¬ленная сторона объективных отношений людей, их поступков, и форма сознания.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. - М., 2004.
2. Аристотель. Политика. Никомахова этика // Философская антропо-логия. Ч. I. - Йошкар-Ола, 1993.
3. Аристотель. Сочинения: В 4 т. М., 1976. Т. 1.
4. Ганди М. Моя вера в ненасилие // Вопросы философии. 1992. № 3.
5. Гегель Г.-В.-Ф. Работы разных лет в 2-х томах. Т. 2. М., 1973.
6. Кант И. Сочинения в 6 томах. Т. 2. М., 1989.
7. Горфункель А. X. Философия эпохи Возрождения. М., 1980.
8. Ницше Ф. Соч. в 2-х томах. Т. 1. М., 1990.
9. Спиркин А. Г. Философия: учебник / А. Г. Спиркин. – 2-изд. М.: Гардарики, 2008.
10. Толстой Л. Н. Полное собрание сочинений. М.; Л., 1928-1958. Т. 18.
11. Философы Греции. Основы основ: логика, физика, этика. Харьков, 1999.
12. Хрестоматия по истории философии: В 3 ч. М., 2001.
13. Чанышев А.Н. Курс лекций по древней и средневековой философии. - М., 1991.
14. Швейцер А. Благоговение перед жизнью. М., 1992.




Данные о файле

Размер 79 KB
Скачиваний 29

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar