5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Агентский договор

Содержание

Перечень сокращений, условных обозначений 3
Введение 4
I. Понятие и особенности агентского договора 5
II. Содержание и правовое регулирование агентского договора 12
2. 1. Содержание агентского договора 12
2. 2. Источники правового регулирования 14
III. Стороны в договоре, их права и обязанности. 16
IV. Порядок заключения договора, его исполнение и прекращение 27
Заключение 29
Список использованных источников 30

Перечень сокращений, условных обозначений

Конституция — Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12.12.1993
ГК РФ — Гражданский кодекс Российской Федерации: часть первая от 30.11.1994 № 51-ФЗ (в ред. от 03.06.2006); часть вторая от 26.01.1996 № 14-ФЗ (в ред. от 02.07.2006); часть третья от 26.11.2001 № 146-ФЗ (в ред. от 03.06.2006)
ГК РСФСР — Гражданский кодекс РСФСР, утвержден Верховным Советом РСФСР 11.06.1964
ГПК — Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (в ред. от 27.12.2005)
КТМ – Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации. Комментарий / Под ред. Г.Г. Иванова. М., 2000.

Введение
Агентский договор является новым для российского права. Он широко распространен в англо-американском праве, где этот договор вменяет традиционные для континентальной правовой системы до¬говоры поручения и комиссии.
Конструкция агентского договора в российском праве преследует цель гражданско-правового оформления отношений, в которых посредник (представитель) совершает в чужих интересах как сделки и другие юридические действия (что характерно для отношений поручения и комиссии), так одновременно и действия фактического порядка, не создающие правоотношений принципала с третьими лицами. Например, лицо, действующее в качестве агента, может взять на себя задачу сбыта чужих товаров, имея в виду не только заключение договоров на их продажу, но и проведение рекламной кампании и других мероприятий по изучению и освоению рынка (маркетинговые услуги).
Деятельность такого рода широко распространена в культурно-творческой сфере, где предприниматели (литературные агенты, антрепренеры, импресарио, шоумены, продюсеры и т.п.) осуществляют в интересах своих клиен¬тов как юридические, так и фактические действия по оформлению их отношений с издателями, театрами, киностудиями и т. д., по организации и осуществлению различных театральных, концер¬тных, гастрольных мероприятий и т.п., позволяя им сосредоточиться исключительно на творческой стороне дела.
В таких и аналогичных им ситуациях невозможно обойтись одной из традиционных конструкций договоров поручения, комиссии или подряда (возмездного оказания услуг). Институт агентского договора позволяет значительно упростить такую ситуацию.


I. Понятие и особенности агентского договора

Агентский договор входит в состав самой большой и многообразной группы гражданских договоров - на оказание услуг. Агентский договор в том виде, в каком он урегулирован в ГК, включает услуги, которые могут составлять предмет комиссии и поручения. Законодатель счел необходимым особо выделить отмеченное обстоятельство. Это выражалось уже во включении конструктивных элементов каждой из моделей в приведенное выше легальное определение агентского договора.
Не ограничиваясь отмеченным, в ту же первую статью гл. 52 Кодекса в качестве дополнения законодатель внес указание на то, что "по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки". И там же: "По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала" .
Выделение в ГК агентского договора, предполагающего оказание услуг, совпадающих с теми, которые предоставляются на основе договора поручения либо договора комиссии, при наличии в Кодексе одноименных специальных глав, посвященных этим двум договорам (а именно гл. 49 и 51 ГК), могло бы оказаться ненужным. Имеется в виду возможность включения в конкретный заключаемый сторонами договор обязательства о совершении стороной сделки (сделок) с третьим лицом от имени либо давшего, либо получившего поручение с тем, чтобы в первом случае применялись нормы о договоре поручения, а во втором - о договоре комиссии. Однако достигнутый при этом результат был бы отличным от того, который имелась бы возможность получить, использовав конструкцию агентского договора.
Особенность этой конструкции состоит в том, что она позволяет, сохранив в необходимых пределах специфику прямого и косвенного представительства, создать для совершаемых в том и в другом случае договоров общий в соответствующих пределах правовой режим данного поручения.
Подтверждением этому может служить сама структура гл. 52 ГК: правовое регулирование оказания соответствующих услуг, выражающих специфику прямого и косвенного представительства, вынесено практически за ее рамки.
Единственная статья гл. 52 ГК, в которой упоминаются раздельно каждый из видов представительства (сделано это лишь для конкретизации адресата отсылки - гл. 49 ГК "Поручение" или 51 ГК "Комиссия"), - это ст. 1011.
Все остальные нормы гл. 52 ГК носят самостоятельный характер, распространяя свое действие на выступление агента независимо от того, возлагает ли принципал на него совершение фактических или юридических действий, а если юридических, то должен ли их совершать агент от собственного имени или от имени принципала. О емкости общего режима, о котором идет речь, можно судить, руководствуясь наполнением соответствующей главы ГК ("Агентирование"). Она состоит из положений, определяющих структуру договорных связей, содержание договора, основания и последствия его прекращения. В подтверждение особого значения указанных положений достаточно сослаться на то, что они пользуются приоритетом по отношению к положениям, включенным в гл. 49 и 51 ГК.
Однако этим не исчерпывается значение соответствующих норм гл. 52 ГК. Как предусмотрено ст. 1011 ГК, условиями субсидиарного применения правил гл. 49 и 51 ГК к агентскому договору служат не только отсутствие на этот счет специального положения в гл. 52 ГК, но и непротиворечие соответствующей нормы гл. 49 и 51 ГК, о которой могла бы идти речь, тому, что названо в ст. 1011 ГК "существом агентского договора". А это "существо" как раз и формируют в совокупности положения, включенные в гл. 52 ГК.
Отнесение агентского договора к числу договоров на оказание услуг предопределило его консенсуальный характер - то, что он возникает с момента достижения сторонами согласия.
Агентский договор относится к числу возмездных. При этом возмездность является его конституирующим признаком, как включенная в императивной форме в легальное его определение. Безусловная возмездность агентского договора сделала излишней ту отсылку к п. 3 ст. 424 ГК, которая содержится в ст. 1006 ГК. Имеется в виду, что, как следует из п. 3 ст. 424 ГК, предусмотренное в нем последствие отсутствия в договоре условия о цене распространяется, притом не допуская иного, на любой возмездный договор.
Консенсуальность и возмездность агентского договора предопределяют, в свою очередь, его двусторонность: каждая из сторон - и оказывающая услуги, и их оплачивающая - наделяется соответственно как правами, так и обязанностями.
Существуют определенные основания для отнесения агентского договора к числу фидуциарных сделок, т.е. таких, «которые, сверх объявленных ими последствий, имеют целью произвести еще другие, уклоняющиеся от первых и остающиеся скрытыми для третьих лиц последствия».
Такие сделки предполагают особое доверие стороны к своему контрагенту. Ю.С. Гамбаров объяснял это следующим образом: "Так как гарантия против злоупотреблений доверенным фидуциару имуществом не идет далее обязательственного отношения между фидуциаром и его соконтрагентом, то само собой разумеется, что фидуциарные сделки могут основываться только на особом доверии лица, распоряжающегося своим имуществом для какой-либо не выраженной в сделке цели, к тому, кто принимает на себя исполнение этого распоряжения. Поэтому фидуциарные сделки и не заключаются иначе, как с верой в то, что фидуциар воспользуется переданными ему юридическими полномочиями только в указанных ему границах" .
Выражающееся в фидуциарности особое доверие в данной ситуации принципала к агенту предопределяет решение ряда вопросов, в частности связанных с установлением оснований прекращения договоров. Определенное влияние фидуциарность оказывает и на позицию суда при оценке поведения агента, необходимой для применения отдельных норм ГК.
Как уже было отмечено, в агентском договоре одна сторона (агент) обязуется за вознаграж¬дение совершать по поручению и за счет другой стороны (принципала) юридические и иные (фактические) действия либо от своего имени, либо от имени принципала (абз. 1 п. 1 ст. 1005 ГК).
Если агент действует за счет принципала, но от собственного име¬ни, он и становится стороной сделок, заключенных им с третьими лицами, причем и в том случае, когда эти лица знали о совершении сделки в интересах принципала, а не его агента либо даже сам прин¬ципал вступил с третьим лицом — контрагентом по сделке — в не¬посредственные отношения по ее исполнению (абз. 2 п. 1 ст. 1005 ГК).
Так, например, могут сложиться отношения при заключении агентом договора с владельцем концертного зала об организации концерта эс¬традного исполнителя, который будет затем выступать в этом зале.
Однако после заключения сделки агент должен передать права и обязанности по ней своему принципалу. Такая модель отношений характерна для договора комиссии (ср. абз. 2 п. 1 ст. 990 ГК). Поэтому к указанным отношениям применяются правила о договоре комиссии, если они не противоречат специальным нормам закона об агентском договоре или существу этого договора (ст. 1011 ГК).
В частности, поря¬док передачи прав по сделкам, заключенным агентом в интересах и за счет принципала, а также режим имущества, приобретенного агентом для принципала или, наоборот, переданного агенту принципалом для реализации, определяются по правилам о договоре комиссии.
Если же агент по условиям заключенного с принципалом договора действует не только за счет, но и от имени принципала, права и обя-занности по заключенным им с третьими лицами сделкам возникают непосредственно у принципала, минуя агента. Такая модель отношений характерна для договора поручения (ср. абз. 3 п. 1 ст. 1005 и п. 1 ст. 971).
Поэтому в такой ситуации используются общие нормы о договоре поручения (ст. 1011 ГК), включая, в частности, правила об оформлении данных отношений доверенностью или письменным договором.
По своему содержанию агентский договор в целом ближе к договору комиссии, чем к договору поручения, ибо агент, подобно ко-миссионеру, обычно является профессиональным предпринимателем.
Поэтому данный договор всегда является возмездным и не носит лич¬но-доверительного характера даже при совершении агентом сделок от имени принципала и по его доверенности (что, в частности, и в этом случае исключает возможность одностороннего безмотивного отказа от его исполнения).
Однако в любом случае агентский договор не может быть сведен к традиционным договорам комиссии или поручения, ибо ему присущи черты, которые отсутствуют у обоих названных договоров.
Прежде всего, речь идет о предмете агентского договора, который, как уже отмечалось, составляет совершение агентом не только юридических, но и фактических действий. Кроме того, данный договор всегда имеет длящийся характер, поскольку агент обязуется совершать, а не совершить для принципала какие-либо действия, и, следовательно, не заключается для совер¬шения агентом какой-либо одной конкретной сделки .
Вместе с тем в конкретном агентском договоре возможно одновременное выступление агента в одних сделках — от своего имени, а в других — от имени принципала. Ведь способ участия агента в отноше¬ниях с третьими лицами, являющийся конституирующим признаком договоров комиссии и поручения (и позволяющий провести их четкое разграничение), не имеет значения для агентского договора, ибо здесь важно лишь то, чтобы в любом случае имущественные последствия деятельности агента появлялись именно у принципала.
Агентский договор может использоваться как в предпринима-тельском обороте, так и в других гражданско-правовых отношениях, где, однако, могут существовать известные особенности. Так, в сфере использования результатов творческой деятельности агентский договор может быть связан с приобретением, передачей или использованием исключительных прав (авторов, патентообладателей, субъектов смеж¬ных прав), что требует учета их особой юридической природы.
В связи с этим возможно появление отдельных видов агентского договора, особенности режима которых устанавливаются специальны¬ми законами.
Например, согласно ст. 232 КТМ морской агент обязан за вознаграждение совершать по поручению и за счет судовладельца юри-дические и иные действия от своего имени или от имени судовладельца в определенном порту или на определенной территории.
Содержание этих действий составляет, в частности, выполнение необходимых фор¬мальностей, связанных с приходом судна в порт, его пребыванием в порту и выходом из порта; оказание помощи капитану судна в установ¬лении контактов с портовыми и местными властями и в организации снабжения судна и его обслуживания в порту; оформление документов на груз; получение суммы фрахта и др. (ст. 237 КТМ) .


II. Содержание и правовое регулирование агентского договора
2. 1. Содержание агентского договора
Агентский договор по своей юридической природе является консенсуальным, возмездным и двусторонним. Он может заключаться как на срок, так и без указания срока.
Закон не содержит специальных требований к форме данного до-говора, однако право на совершение агентом юридических действий от имени принципала должно оформляться либо доверенностью, либо письменным договором, содержащим полномочия агента (что харак¬терно для отношений коммерческого представительства — п. 3 ст. 184 ГК).
Но в отличие от него в агентском договоре допускается указание общих полномочий агента на совершение сделок от имени принципала без конкретизации их характера (поскольку в момент заключения такого длящегося договора далеко не всегда возможно определить характер возможных сделок).
В этом случае принципал не вправе отказаться от прав и обязанностей по совершенным для него сделкам, ссылаясь на отсутствие у агента конкретных полномочий (если только не докажет, что контрагент по сделке при ее совершении знал или должен был знать об ограничении полномочий агента). Иначе говоря, в такой ситуации практически невозможно ставить вопрос о выходе агента за пределы данных ему полномочий (ср. п. 1 ст. 183 ГК).
Главная обязанность агента — совершать в интересах и за счет принципала сделки и другие юридические и фактические действия. Если по условиям договора предполагается совершение агентом юридических действий (или некоторых из них) от имени своего при¬нципала, он должен быть наделен соответствующими полномочиями путем выдачи ему доверенности или подписания договора с указанием полномочий хотя бы в общей форме .
Агентский договор, подобно договору комиссии, может преду-сматривать условия об ограничении действий, как агента, так и прин-ципала определенной территорией (ср. п. 1 и 2 ст. 1007 и п. 2 ст. 990 ГК), в том числе и для случаев его оформления по модели отношений поручения. Такие ограничения в форме запрета агенту заключать однородные по предмету агентские договоры с другими принципа¬лами (а принципалу — с другими агентами) обычно преследуют цель контроля той или иной сферы соответствующего рынка (конечно, с соблюдением требований антимонопольного законодательства). Они не могут ограничивать круг третьих лиц — контрагентов по сделкам, включаемым агентом, ибо в ином случае определенная категория мин, заранее исключается из числа потребителей (покупателей, заказ¬чиков) товаров, работ или услуг, предоставляемых с помощью агента. Поэтому такие условия агентского договора объявлены ничтожными (п. 3 ст. 1007 ГК).
Принципал обязан выдать агенту соответствующие полномочия и снабдить его средствами, необходимыми для исполнения данного ему поручения, ибо как юридические, так и фактические действия агент всегда совершает за счет принципала.
Принципал также обязан уплатить агенту вознаграждение за со-вершенные в его интересах действия.
Размер вознаграждения опре¬деляется соглашением сторон, а при его отсутствии устанавливается применительно к суммам, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги (ч. 2 ст. 1006, п. 3 ст. 424 ГК). Порядок и сроки оплаты вознаграждения также определяются договором, а при отсутствии в нем специальных указаний вознаграж¬дение должно быть выплачено агенту в недельный срок с момента представления принципалу отчета о выполнении поручения за со-ответствующий период (если иной порядок оплаты не вытекает из существа договора или обычаев делового оборота).

2. 2. Источники правового регулирования
Глава 52 "Агентирование" состоит из семи статей, посвященных агентскому договору. Вместе с тем глава содержит указание на возможность использования и иных источников правового регулирования этого договора. В соответствии со ст. 1005 ГК (п. 4) законом могут быть предусмотрены особенности отдельных видов агентского договора. При этом речь идет главным образом о носящих общий характер актах, содержащих лишь отдельные нормы, посвященные агентским отношениям.
Например, о страховых агентах идет речь в ст. 8 Закона "Об организации страхового дела" , о морских агентах - в Кодексе торгового мореплавания РФ . Можно указать и на Закон "О почтовой связи", которым предусмотрено "заключение генеральной организацией федеральной почтовой связи агентских договоров, регулируемых гражданским законодательством" .
Статья 1011 ГК предусмотрела применение к отношениям, которые вытекают из агентского договора, правил, предусмотренных гл. 49 ("Поручение") или гл. 51 ("Комиссия"). Непременным условием для этого является то, что правила, служащие адресатом отсылки, не противоречат положениям самой гл. 52 ГК и вместе с тем соответствуют существу агентского договора как такового. Следовательно, отсутствия одной из указанных двух ситуаций достаточно, чтобы исключить применение гл. 49 и 51 ГК. Статья 1011 ГК представляет собой особый случай, при котором выбор между адресатами отсылочных норм предопределен законом. Все зависит от того, действовал (должен действовать) агент от своего имени или от имени того, кто дал ему поручение. Тем самым помимо прочего косвенно признается, что и с позиций законодателя необходимым и достаточным признаком разграничения обоих договоров - поручения и комиссии - как раз и служит то обстоятельство, о котором идет речь - о представительстве прямом или косвенном.


III. Стороны в договоре, их права и обязанности.
Как следует из легального определения рассматриваемого договора, контрагентами в нем выступают принципал - тот, кто поручает совершать соответствующие действия, обязуясь выплатить вознаграждение, и агент - тот, кому эти действия поручено совершить.
Гражданский кодекс (гл. 52) не содержит норм, направленных на ограничение субъектного состава агентского договора путем указания на то, кто может или, напротив, не может участвовать на той или иной стороне в договоре.
Однако, поскольку соответствующий договор предусматривает совершение агентом сделок с третьим лицом путем как прямого, так и косвенного представительства, есть основания полагать, что общие и специальные ограничения, которые существуют в ГК или в ином законе, для выступления в роли одной из сторон в договорах поручения или комиссии, в равной мере распространяют свое действие на принципала и агента. Иное решение открывало бы возможность путем заключения агентского договора обойти ограничения, относящиеся к договорам поручения или комиссии (см. соответствующие главы настоящей книги).
Применительно к агентскому договору, как и ко многим другим договорам, в которых участвует предприниматель, ограничения возможности заключения договора имеют прямое отношение к обязательному лицензированию соответствующей деятельности. Речь идет главным образом о случаях, когда выступление в качестве агента связано с деятельностью, которая в силу Закона от 8 августа 2001 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности" подлежит лицензированию.
В случаях, когда сделка, которую поручено совершить агенту, связана с лицензируемой деятельностью, соответствующее ограничение может распространиться и на принципала. Так, согласно ст. 18 Закона "О почтовой связи" "организации федеральной почтовой связи в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации могут выполнять по агентскому договору от своего имени, но за счет юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, имеющих специальное разрешение (лицензию) на осуществление лицензируемого вида деятельности, либо от имени и за счет указанных юридических лиц или индивидуальных предпринимателей отдельные технологические операции лицензируемого вида деятельности".
Кодекс (ст. 1009) допускает применительно к агентскому договору возможность использования сходной с субкомиссией конструкции субагентских отношений. Речь идет о праве агента в целях исполнения заключенного с принципалом договора, если иное не предусмотрено в самом агентском договоре, заключить субагентский договор с другим лицом. Данное право может превратиться для агента и в обязанность при наличии специального указания на этот счет в агентском договоре.
Заключение субагентского договора не оказывает влияния на действие основного, агентского договора. По этой причине агент продолжает нести ответственность за исполнение своего обязательства перед принципалом. В данном случае речь пойдет о предусмотренной ст. 403 ГК ответственности должника за действия третьего лица, привлеченного им к исполнению обязательства.
Все, о чем шла речь применительно к субагентским отношениям, имеет в виду косвенное представительство.
В отличие от него при прямом представительстве, т.е. в случае, когда предполагается совершение сделок от имени принципала, заключение субагентского договора в соответствии с п. 2 ст. 1009 ГК допускается только при условии, что происходящее таким образом передоверие укладывается в рамки, предусмотренные на этот счет в ст. 187 ГК (п. 1).
Имеется, в частности, в виду ситуация, при которой уполномоченное лицо (в данном случае - агент) было наделено соответствующими полномочиями, содержащимися в самой врученной ему доверенности, либо вынуждено было поступить подобным образом силою обстоятельств для охраны интересов доверителя (в рассматриваемой ситуации - принципала).
Пункт 2 ст. 1009 ГК устанавливает, что порядок и последствия происходящего применительно к агентскому договору передоверия должны определяться по правилам ст. 976 ГК ("Передоверие исполнения поручения"). Это означает, что агент, назначивший субагента, несет ответственность не только за ведение дел последним, но и за выбор этого лица. Вместе с тем ни та ни другая ответственность агента не наступает, если в агентском договоре указано, кто именно (наименование лица) должен быть назначен субагентом, и это указание агентом исполнено.
Хотя п. 1 ст. 1009 ГК, посвященный назначению субагента при косвенном представительстве, и не содержит отсылки к ст. 994 ГК ("Субкомиссия"), необходимость применения этой статьи в указанном случае вытекает из общего правила, закрепленного в ст. 1011 ГК. Имеется в виду субсидиарное применение правил гл. 51 ГК к действиям агента, совершенным от собственного имени.
При агентском договоре вопрос о полномочиях лица, действовавшего по поручению другого, возникает, естественно, лишь в случаях, в которых имеет место прямое представительство. Тогда в виде общего правила применяются нормы, содержащиеся соответственно в главах ГК: 10 ("Представительство. Доверенность") и 49 ("Поручение"). Вместе с тем в целях защиты интересов третьих лиц и, таким образом, одновременно повышения доверия участников оборота к юридическим действиям, совершаемым агентом от имени принципала (п. 2 ст. 1005 ГК), предусмотрены специальные на этот счет правила.
Суть их состоит в том, что при указании в совершенном письменном договоре общих полномочий агента на совершение сделок от имени принципала в своих отношениях с третьими лицами принципал вправе ссылаться на отсутствие в действительности у агента надлежащих полномочий только при условии, если он может доказать: третье лицо знало или должно было знать о том, что действительным полномочиям, полученным агентом от принципала, заключенная агентом с третьим лицом сделка не соответствовала. Разумеется, указанная норма действует на случай, если не было последующего одобрения принципалом совершенной агентом сделки.
Решающее значение для определения круга прав и обязанностей принципала и агента имеет проведенное в п. 1 ст. 1005 ГК разграничение ситуаций, складывающихся при прямом и при косвенном представительстве. Из этого, в частности, следует, что между третьим лицом, с которым была заключена агентом сделка, и принципалом может возникнуть обязательство в случае выступления агента от имени принципала, т.е. при прямом представительстве. В случае же, когда агент действует за счет принципала, но от собственного имени (т.е. при косвенном представительстве), он и становится стороной сделок, которые заключены им с третьими лицами; причем указанный результат наступает и в том случае, когда эти лица знали о совершении сделки в интересах принципала, а не его агента (имеется в виду, что принципал был назван в сделке) либо даже сам принципал вступил с третьим лицом - контрагентом по сделке - в непосредственные отношения по ее исполнению.
Е.А. Суханов приводит на этот счет такой пример: отношения, сложившиеся при заключении агентом договора с владельцем концертного зала об организации концерта эстрадного исполнителя, который будет затем выступать в этом зале . Не могут в указанном случае предъявлять свои требования ни принципал третьему лицу, ни третье лицо непосредственно принципалу.
Помещенные в самой гл. 52 ГК нормы, которые посвящены содержанию агентского договора, могут существенно дополняться положениями, включенными в гл. 49 и 51 ГК, если только они не противоречат тем, которые составляют гл. 52 ГК.
В качестве примера можно указать на действие правила о делькредере в агентском договоре с косвенным представительством. Применительно к агентскому договору речь идет о возможности для агента принять на себя ручательство перед принципалом за исполнение третьим лицом обязанностей по заключенной этим последним сделке с агентом (см. п. 1 ст. 993 ГК).
Другой пример относится к совершению агентом сделки с третьим лицом уже от имени принципала. Тогда может идти речь о действии п. 2 ст. 973 ГК. Применительно к агентскому договору это будет означать возможность для агента отступить от указаний принципала в случаях, когда это необходимо в интересах принципала, притом агент не мог предварительно запросить его на этот счет или не получил ответа принципала на свой запрос.
ГК содержит специальные нормы, относящиеся к возложению сторонами на себя различных ограничений, имеющих в конечном счете целью предотвратить возможность возникновения конфликта интересов контрагентов при осуществлении агентского договора.
Ограничения, о которых идет речь, могут относиться и к одной, и к другой стороне договора. Так, в отношении принципала имеется в виду обязанность не заключать аналогичных договоров с другими агентами, которые действуют на определенной договором территории, либо воздержаться от осуществления на этой территории им самим деятельности, которая аналогична той, которая составляет предмет агентского договора (п. 1 ст. 1007 ГК). Такая же по своей природе обязанность может налагаться и на агента: не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, если только такие договоры должны исполняться на территории, которая полностью или частично совпадает с предусмотренной в них (п. 2 ст. 1007 ГК).
Типовой коммерческий агентский контракт Международной торговой палаты предоставляет сторонам возможность выбрать один из следующих вариантов решения соответствующего вопроса: "предоставлять, производить или размещать любую продукцию, конкурирующую с товарами принципала, в течение всего срока действия контракта" (1), либо "воздерживаться от предоставления или размещения неконкурентоспособных товаров производителя, являющегося конкурентом принципала, если этого требует принципал, при условии, что требования могут считаться разумными, принимая во внимание все обстоятельства случая" (2), либо "агент вправе предоставлять, производить, размещать любую продукцию, не конкурирующую с товарами принципала при условии, что он заранее информировал последнего о такого рода деятельности; агент освобождается от необходимости такой информации принципала при условии, если 1) характеристики товаров, которые агент хочет предоставлять, и 2) сфера деятельности принципала, на которого агент собирается работать, не дают основание полагать, что это затронет интересы принципала" .
Указанные ограничения являются в известной мере традиционными для агентских договоров. Особенность решения соответствующих вопросов в ГК состоит в факультативном характере определенных норм (п. 1 и 2 ст. 1007). Это означает, что подобные обязанности сторон вступают в действие, если они прямо обозначены в договоре.
Та же ст. 1007 ГК, но уже в п. 3, выделила случай, при котором ограничение договором прав стороны заведомо не допускается.
Речь идет о правиле, запрещающем включать в агентский договор условия, которыми агенту предоставляется право продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории покупателей (заказчиков) либо только покупателям (заказчикам), которые имеют место нахождения или место жительства на определенной в договоре территории. Подобные условия, выражающие ограничение полномочий агента, вступающие в противоречие с законом (ГК), признаются ничтожными.
В число обязанностей агента входит предоставление в ходе исполнения поручения отчетов о своей деятельности принципалу. Статья 1008 ГК предусматривает, что это должно быть сделано в порядке и в сроки, установленные договором. При отсутствии в договоре условия на указанный счет агент вправе, на этот раз уже по собственному выбору, представлять отчет (отчеты) либо по мере исполнения договора, либо по окончании действия договора.
Таким образом, при косвенном представительстве правило ст. 999 ГК, в которой предусмотрено однократное представление отчета комитенту, на агентский договор с косвенным представительством не распространяется. Особо выделена в той же ст. 1008 ГК и также в виде диспозитивной нормы обязанность агента прилагать к отчету необходимые доказательства произведенных им за счет принципала расходов. В свою очередь, принципал вправе заявить возражения по отчету. Для этого ему установлен определенный срок, составляющий 30 дней с момента получения отчета (если в самом договоре не предусмотрено иное). В течение указанного срока он может сообщать агенту об имеющихся у него возражениях по отчету с тем, что непредставление в указанный срок возражений рассматривается как принятие отчета.
К числу норм, определяющих обязанности принципала, специально урегулированные в гл. 52 ГК, относятся нормы, связанные с выплатой агентского вознаграждения. Закрепив безусловную необходимость для принципала уплачивать вознаграждение агенту в установленных договором размере и порядке, ст. 1006 ГК предусматривает способы устранения указанного недостатка.
При отсутствии в договоре указания определенной или хотя бы определимой цены в отношении размера вознаграждения вступает в действие п. 3 ст. 424 ГК (применение цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги). Что же касается пробела, выражающегося в отсутствии в договоре условия о порядке выплаты вознаграждения, то на этот счет есть прямое указание в самой ст. 1006 ГК. Речь идет о необходимости выплатить вознаграждение агенту в течение недели, исчисляемой с момента представления агентом отчета за прошедший период. Особый предпринимательский характер агентского договора нашел, в частности, выражение в том, что приведенная норма вступает в действие, если иное не предусмотрено не только договором, но и обычаями делового оборота.
В составе актов, определяющих права и обязанности специальных видов агентов, может быть среди других указан Кодекс торгового мореплавания. В отдельных его статьях выделены обязанности как морских агентов, так и принципала, роль которого выполняет в таких случаях судовладелец.
Общие указания на этот счет включены в ст. 237 КТМ. Она предусматривает необходимость для морского агента осуществлять деятельность в интересах судовладельца добросовестно действовать в пределах своих полномочий, вести учет расходования средств, представлять контрагенту-судовладельцу отчет в порядке и в сроки, предусмотренные договором морского агентирования .
В этой же статье содержится детализация перечисленных обязанностей путем указания на необходимость для агента выполнять различные формальности, связанные с приходом судна в порт, пребыванием судна в порту и его выходом из порта, оказывать помощь капитану судна в установлении контактов с портовыми и местными властями, а также в организации снабжения судна и его обслуживания в порту, оформлять документы на груз, инкассировать суммы фрахта и иные причитающиеся судовладельцу суммы по требованиям, вытекающим из договора морской перевозки груза, оплачивать по распоряжению судовладельца и капитана судна суммы, подлежащие уплате в связи с пребыванием судна в порту, привлекать грузы для линейных перевозок, осуществлять сбор фрахта и экспедирование груза, а также совершать иные действия в области морского агентирования.
Статья 238 КТМ называет в числе обязанностей судовладельца предоставление морскому агенту средств, достаточных для совершения действий в соответствии с договором морского агентирования; возмещение ему произведенных расходов; несение ответственности за последствия действий морского агента, совершенных от имени судовладельца и в пределах своих полномочий; уплату вознаграждения в размере и в порядке, которые установлены договором морского агентирования.
Исполнение агентом и принципалом предусмотренных договором обязанностей регулируется нормами о договорах комиссии или пору¬чения (с учетом отмеченной специфики агентского договора) .
В ходе исполнения договора агент обязан представлять своему принципалу отчеты с приложением доказательств произведенных за счет принципала расходов. Порядок и сроки представления отчетов устанавливаются договором, а при отсутствии в нем соответствующих условий — по мере исполнения договора или по окончании его дейс¬твия (п. 1 ст. 1008 ГК). Возражения по отчету принципал по общему правилу обязан заявить агенту в пределах 30 дней с момента его полу¬чения. При несоблюдении этого пресекательного срока отчет считается принятым принципалом без возражений, а агент — исполнившим поручение или его соответствующую часть.
Агентский договор предполагает возможность самостоятельно¬го заключения агентом субагентского договора, т.е. возложение ис¬полнения своих обязательств по договору на третье лицо (если только такая возможность прямо не исключена соглашением сторон). Это тоже сближает его с договором комиссии (ср. п. 1 ст. 1009 и п. 1 ст. 994 ГК).
Субагентский договор может предусматривать совершение юридических действий субагентом для агента (становящегося в этом случае в положение принципала), в том числе и от его имени. Однако совершение субагентом юридических действий для принципала (хотя бы и от собственного имени) возможно только как исключение в случаях, когда такая возможность прямо предусмотрена в договоре (или в доверенности агента), либо в иных ситуациях, когда возможно передоверие (п. 1 ст. 187 ГК).
Следовательно, предметом субагентского договора по общему правилу не должно становиться совершение юридических действий для принципала. В отношении совершения фактических действий агенту предоставлена общая возможность переложить их исполне¬ние на третьих лиц (субагентов) (если только это заранее прямо не исключено соглашением сторон). Ведь такие действия не влекут юри¬дического эффекта непосредственно для принципала, а агент может сосредоточить свои усилия на выполнении наиболее сложной части поручения принципала.
Разумеется, агент и в этом случае остается полностью ответ-ственным перед принципалом за действия субагентов. Но в агентском договоре может быть предусмотрена даже обязанность агента заключить субагентский договор, в том числе с указанием его конкретных условий (например, с определенной рекламной фирмой и за обусловленное вознаграждение) (п. 1 ст. 1009 ГК). В большинстве случаев речь при этом идет о привлечении к исполнению предусмотренных договором фактических действий необходимых специалистов.


IV. Порядок заключения договора, его исполнение и прекращение

Применительно к порядку заключения агентского договора гл. 52 ГК включила лишь несколько специальных норм, которые имеют значение для оценки отдельных договорных условий с точки зрения необходимости отнесения их к числу существенных для данного договора. Так, п. 3 ст. 1005 ГК специально оговаривает возможность заключения агентом договора без указания срока его действия, а ст. 1006 - размера и порядка выплаты вознаграждения. В первом случае следует руководствоваться положениями п. 3 ст. 425 ГК, который предусматривает, что без указания такого срока договор будет действовать до окончания исполнения сторонами обязательства, а во втором, при отсутствии в договоре определенной или определимой цены, вступает в действие неоднократно упоминавшаяся статья 424 (п. 3).
В отношении формы агентского договора отсутствуют определенные указания в гл. 52, как, впрочем, и в гл. 49 и 51 ГК. По этой причине следует признать распространяющими на рассматриваемый договор свое действие общие правила о форме сделок, содержащиеся в гл. 9, форме договоров - в гл. 28, а в отношении прямого представительства - также в гл. 10 ГК РФ.
Агентский договор, заключенный на определенный срок, пре-кращается по истечении этого срока, а бессрочный договор может быть прекращен путем одностороннего отказа любого из контрагентов ОТ его дальнейшего исполнения (ст. 1010 ГК).
Основанием его прекращения может также стать признание аген¬та — физического лица недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также несостоятельным (банкротом).
В этом случае агент не может самостоятельно выступать в имуще-ственном обороте. Агентский договор прекращается со смертью гражданина, бывшего агентом (поскольку его возможные наследники, как правило, не смогут выступить в этом качестве, закон не обязывает их быть правопреемниками в таких отношениях), а также при лик¬видации юридического лица — агента или принципала (ибо в такой ситуации правопреемство исключается).
Реорганизация юридического лица — стороны агентского догово¬ри — не влечет его прекращения, ибо ее обязанности переходят к право-преемнику (а сам договор не имеет лично-доверительного характера).



Заключение
Таким образом, в заключение мы пришли к следующим выводам:
По агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению дру¬гой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.
В зависимости от лица, от имени которого совершает действия агент, он выступает либо как посредник, либо как представитель. В первом случае права и обязанности по совершенной агентом сделке приобретает сам агент, а во втором — принципал. Вследствие этого к отношениям по агентскому договору соответственно применяются пра¬вила гл. 51 (о договоре комиссии) или гл. 49 (о договоре поручения). Однако, в отличие от договора поручения, по любому агентскому договору принципал обязан уплатить агенту вознаграждение в размере и порядке, установленных в агентском договоре (ст. 1006 ГК).
Другое различие состоит в возможности ограничения агентским договором прав принципала и агента. С одной стороны, принципал может обязаться не заключать анало¬гичных договоров с другими агентами на определенной до¬говором территории либо не осуществлять самостоятельно деятельность, порученную агенту. С другой стороны, дого¬вором на агента может быть возложена обязанность не за¬ключать аналогичных агентских договоров с другими прин¬ципалами.
Закон определяет порядок и сроки представления аген¬том отчета принципалу (ст. 1008 ГК) и основания прекра¬щения агентского договора (ст. 1010 ГК). Кроме того, агенту предоставляется право заключения субагентского договора с другим лицом в целях исполнения агентского договора (ст. 1009 ГК).


Список использованных источников

1. Законодательство и официальные документы

1. 1. Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12.12.1993.
1. 2. Гражданский кодекс Российской Федерации: часть первая от 30.11.1994 № 51-ФЗ (в ред. от 03.06.2006); часть вторая от 26.01.1996 № 14-ФЗ (в ред. от 02.07.2006); часть третья от 26.11.2001 № 146-ФЗ (в ред. от 03.06.2006).
1. 3. Федеральный закон "О приватизации государственного и муниципального имущества" от 21.12.2001 N 178-ФЗ.
1. 4. Федеральный закон от 29 ноября 2001 г. № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» // СЗ РФ. 2001. № 49.
1. 5. Закон РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" от 27.11.1992 № 4015-1.
1. 6. Федеральный Закон От 17.07.1999 N 176-ФЗ "О почтовой связи" (принят ГД ФС РФ 24.06.1999)
1. 7. Закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 8 августа 2001 г. // Собрание законодательства РФ. 2001. N 33. Ст. 3413.
1. 8. «Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации» от 30.04.1999 N 81-ФЗ (принят ГД ФС РФ 31.03.1999)

2. Общая и специальная литература

2. 1. Авилов Г.Е. Агентирование (гл. 52) / Гражданский кодекс Российской Феде¬рации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель.
2. 2. Ансон В. Договорное право. М., 1984. С. 373—404; Гражданское и торговое право зарубежных государств: II том. 4-е изд. М., 2005.
2. 3. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., Изд-во Стаут, 2002.
2. 4. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга четвертая. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах
в сфере транспорта. М., Изд-во Стаут, 2002.
2. 5. Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. М., 1987.
2. 6. Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации. Комментарий / Под ред. Г.Г. Иванова. М., 2000.
2. 7. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова), ИНФРА-М, 2005.
2. 8. Кузьмишин А. А. Виды представительства и полномочия в гражданском праве // Журнал российского права. 2007. № 11.
2. 9. Международное частное право. Нормативные акты / Составитель М.К. Сулейменов. Алмата, 1999.
2. 10. Таль Л. С. Торговый агент и агентурный договор как правовые типы / Сборник статей по гражданскому и торговому праву. (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 2005.




Данные о файле

Размер 128.5 KB
Скачиваний 48

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar