ГлавнаяКаталог работЮриспруденция, право → Гражданско-правовое положение Общества с ограниченной ответственностью (ООО)
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Гражданско-правовое положение Общества с ограниченной ответственностью (ООО)

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3
1. ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ 5
1.1. Отличие от других организаций 5
1.2. Правоспособность общества 9
1.3. Государственная регистрация ООО 11
1.4. Расчетный счет, печать и фирменное наименование общества 14
2. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВНЕШНИХ И ВНУТРЕННИХ ФУНКЦИЙ ООО 18
2.1. Если общество не осуществляет деятельности 18
2.2. Если сделки заключены незарегистрированными обществами 19
2.3. Ограничение права на выход из общества 19
2.4. Переход доли участника к другому участнику общества или третьему
лицу 22
2.5. Порядок реализации преимущественного права 24
2.6. Порядок совершения сделок по отчуждению долей 28
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 31
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 34

ВВЕДЕНИЕ
Переход к рыночной экономике и смена политического строя в начале 90-х гг. прошлого столетия потребовали от российского законодателя создания принципиально новой правовой базы для регулирования деятельности возникших субъектов хозяйствования, в том числе обществ с ограниченной ответственностью. В результате в последнее десятилетие произошло кардинальное обновление законодательства Российской Федерации, регулирующего корпоративные отношения.
Изменения законодательства вызвали появление обществ с ограниченной ответственностью и их активное вовлечение в гражданский оборот. Более того, в настоящий момент большинство создаваемых юридических лиц в России регистрируется в форме обществ с ограниченной ответственностью, потому что такие общества не требуют существенных капиталовложений, благоприятны для развития малого и среднего бизнеса и, в отличие от товариществ, их участники не несут полной материальной ответственности.
С 1 июля 2009 г. вступил в силу Федеральный закон от 30.12.08 г. № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», внесший множество поправок в Федеральный закон от 8.02.98 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».
В связи с вышесказанным, возникла необходимость исследовать правовые акты и судебную практику, регулирующие правовой статус участников обществ с ограниченной ответственностью в новых условиях.
Целью работы является характеристика правового статуса общества с ограниченной ответственностью и выявление его содержания.
Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:
- анализ содержания правового статуса общества с ограниченной ответственностью, отличие от других организаций;
- изучение особенностей правового регулирования внешних и внутренних функций общества с ограниченной ответственностью;
- выявление нуждающихся в корректировке и недостаточно разработанных положений российского законодательства, затрагивающих правовой статус общества с ограниченной ответственностью, и внесение предложений по его усовершенствованию.
Объект исследования - правовой статус общества с ограниченной ответственностью по российскому законодательству. Предметом исследования в настоящей работе являются нормы гражданского законодательства России, о правосубъектности, правах и обязанностях общества с ограниченной ответственностью, о его правовом статусе, а также судебная практика и научная литература по теме.

1. ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ
1.1. Отличие от других организаций
Общество с ограниченной ответственностью - это коммерческая организация, то есть юридическое лицо, основной целью которого является получение прибыли от предпринимательской деятельности. В отличие от хозяйственных обществ в форме акционерных обществ в ООО уставный капитал разделен между участниками на доли, а не на акции, но также как и в акционерном капитале, стоимость данных долей участия в ООО имеет номинальную и реальную стоимость, которые соответственно могут различаться по ценовому диапазону.
Действие Закона об ООО распространяется на все общества с ограниченной ответственностью, включая те, которые приобрели такую организационно-правовую форму в соответствии со ст. 6 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. № 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и приведшие свои учредительные документы (ранее учредительными документами ООО были учредительный договор и устав Общества) в соответствие с требованиями действующего Закона об ООО .
Общество с ограниченной ответственностью является юридическим лицом, представляет собой вид хозяйственного общества. По своей сущности это коммерческая организация, которая преследует цель - извлечение прибыли. ООО, хоть и имеет учредителей - собственников долей в уставном капитале, оно самостоятельно отвечает по своим обязательствам, принятым органами управления обществом. Участники ООО, по общему правилу, по самостоятельным обязательствам ООО ответственности не несут, за исключением случаев, предусмотренных п. 3 ст. 56 и п. 2 ст. 105 ГК (нанесение виновного ущерба обществу своими указаниями). Вместе с тем, участники, внесшие свои вклады не полностью, несут солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого. Это означает, что в случае предъявления претензий к ООО и при обращении взыскания на доли (банкротство предприятия), кредитор общества вправе предъявить требование напрямую к любому участнику ООО, не полностью оплатившему свой вклад в размере, не превышающем неоплаченную часть вклада соответствующего участника. Если же претензии будут предъявлены напрямую обществу, то не оплативший свой вклад участник становится обязанным в размере не оплаченной им части доли, то есть несет субсидиарную ответственность (п. 3 ст. 56 ГК РФ).
Таким образом, ГК РФ и Законом об ООО предусмотрены гарантии третьим лицам при удовлетворении из законных требований.
Общество с ограниченной ответственностью создается одним или несколькими лицами. При этом одновременный выход всех участников из общества невозможен, поскольку противоречит п. 1 ст. 87 ГК РФ и п. 1 ст. 2 Закона № 14-ФЗ, так как общество не может существовать, по крайней мере, без одного участника (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24.10.06 г. № А19-17790/04-9-Ф02-5344/06-С2).
Закон № 312-ФЗ внес некоторые изменения в закрепленное в законодательстве понятие «общество с ограниченной ответственностью».
Так, если ранее положения п. 1 ст. 87 ГК РФ и п. 1 ст. 2 Закона № 14-ФЗ закрепляли, что уставный капитал общества разделен на доли определенных учредительными документами размеров, то новая редакция сохраняет лишь указание на то, что уставный капитал общества разделен на доли, не поясняя, где эти доли закрепляются .
Абзац первый п. 1 ст. 2 Закона № 14-ФЗ раскрывает, что означает «ограниченная ответственность» в названии организационно-правовой формы рассматриваемых обществ: их участники не отвечают по обязательствам обществ и несут риск убытков, связанных с деятельностью обществ, только в пределах стоимости принадлежащих им долей в уставном капитале.
При учреждении ООО учредители вносят в уставный капитал имущество в счет оплаты долей, чем и обеспечивают себе получение определенных имущественных прав, поскольку при формировании уставного капитала происходит возмездная передача имущества (денежных средств), так как участники приобретают право получить и часть имущества общества (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.05.06 г., 12.05.06 г. № 09АП-4252/2006-АК).
В случае нарушения прав участников ООО действиями других участников требования за защитой своих нарушенных прав предъявляются к самому ООО, поскольку правоотношения, связанные с участием в ООО, возникают между участниками общества и самим обществом, к которому и подлежит предъявление требований о защите прав, вытекающих из такого участия (постановление ФАС Дальневосточного округа от 30.05.06 г., 23.05.06 г. № Ф03-51/06-1/1377).
Абзац второй п. 1 ст. 2 Закона № 14-ФЗ содержит важное положение о солидарной ответственности участников общества, не оплативших полностью свои доли.
Порядок осуществления кредитором права требования, как в отношении личности должника, так и в отношении объема исполнения при солидарной обязанности должников определен в ст. 323 ГК РФ. Так, при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью .
Положения п. 2 ст. 2 Закона № 14-ФЗ корреспондируют с нормами ст. 48 ГК РФ, посвященной общему понятию юридического лица.
На основании анализа указанных положений в совокупности можно сделать вывод, что ООО - это организация, которая:
 обладает обособленным имуществом;
 отвечает по своим обязательствам;
 от своего имени приобретает гражданские права и несет обязанности;
 от своего имени выступает в суде общей юрисдикции, арбитражном или третейском суде.
Также положения п. 2 ст. 2 Закона № 14-ФЗ повторяют нормы п. 1 ст. 47 ГК РФ, в соответствии с которыми коммерческие организации могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом, причем отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридические лица могут заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). При этом вопросы лицензирования регулируются Федеральным законом от 8.08.01 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». Виды деятельности, на которые необходимо получить лицензию, перечислены в ст. 17 Закона № 128-ФЗ (всего 104 пункта, часть из которых на настоящее время утратили силу).


1.2. Правоспособность общества
Юридическое лицо в форме ООО имеет такую же гражданскую правоспособность, как и физическое, кроме тех прав и обязанностей, которые по своей природе могут принадлежать только человеку (право на жизнь, здоровье, социальные права и т.д.). Гражданская правоспособность юридического лица может быть ограничена только по решению суда в случаях, предусмотренных Кодексом РФ об административных правонарушениях и Федеральным законом от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности в Российской Федерации».
Определению правоспособности ООО посвящены также положения п. 3 ст. 2 Закона № 14-ФЗ. Как закреплено в п. 3 ст. 49 ГК РФ, правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ).
В соответствии с п. 1 ст. 51 ГК РФ юридическое лицо подлежит государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом законом о государственной регистрации юридических лиц. Данные государственной регистрации включаются в ЕГРЮЛ, открытый для всеобщего ознакомления.
Общество с ограниченной ответственностью подлежит государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом Федеральным законом от 8.08.01 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (в ред. от 30.12.08 г.). Данные государственной регистрации включаются в ЕГРЮЛ.
Пунктом 2 ст. 11 Закона № 129-ФЗ установлено, что моментом государственной регистрации признается внесение регистрирующим органом соответствующей записи в соответствующий государственный реестр.
Согласно п. 2 ст. 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ. В связи со сказанным до этого момента ООО не существует и соответственно не имеет правоспособности .
Так как вплоть до внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ юридическое лицо не считается созданным, оно не может вступать в правоотношения и, следовательно, не может нести предусмотренные законодательством обязанности и иметь права.
ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 6.03.08 г. № А19-10546/07-44-Ф02-633/08, рассматривая вопрос о признании сделки недействительной, установил, что в момент заключения сделки один из контрагентов не был зарегистрирован в установленном законом порядке в качестве юридического лица. На основании этого судом был сделан вывод о том, что сделка, совершенная организацией с неправоспособным лицом, не может являться сделкой в смысле ГК РФ, в связи с чем согласно ст. 168 ГК РФ является недействительной, следовательно, не влечет юридических последствий.
Аналогичная ситуация была рассмотрена ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 3.10.07 г. № А33-32491/04-Ф02-6884/07, и судом была избрана такая же позиция.
По данному вопросу необходимо отметить следующее: ни ГК РФ, ни Закон № 14-ФЗ, ни Закон № 129-ФЗ не содержат нормы, устанавливающей зависимость возникновения полномочий у вновь избранного единоличного исполнительного органа общества от внесения об этом сведений в ЕГРЮЛ.
Аналогичная правовая позиция находит свое отражение и в судебной практике.
Стоит отметить, что ВАС РФ в решении от 29.05.06 г. № 2817/06 признал положение письма ФНС России от 26.10.04 г. № 09-0-10/4223, обязывающее юридические лица представлять в регистрирующий орган заявление, подписанное прежним руководителем юридического лица, недействующим как не соответствующее Закону № 129-ФЗ.
В постановлении от 8.09.08 г. № Ф03-А73/2008-1/3675 ФАС Дальневосточного округа пришел к выводу, что в силу положений ГК РФ и Закона № 14-ФЗ отсутствие соответствующей записи о директоре общества в ЕГРЮЛ не означает отсутствие его полномочий действовать в качестве руководителя общества.
ФАС Волго-Вятского округа в постановлении от 10.09.07 г. № А11-8075/2005-К2-20/327 указал, что полномочия нового руководителя юридического лица, в том числе действовать от имени организации без доверенности, возникают с момента избрания его на эту должность общим собранием участников общества. К такому же выводу пришел и ФАС Поволжского округа в постановлениях от 12.09.07 г. № А57-15390/06 и от 23.01.07 г. № А12-12391/06-С56, а также ФАС Дальневосточного округа в постановлении от 18.04.07 г., 11.04.07 г. № Ф03-А59/07-2/583.
Таким образом, законодательство не связывает возникновение либо прекращение полномочий единоличного исполнительного органа ООО с фактом внесения в ЕГРЮЛ сведений о данном органе общества. Следовательно, полномочия единоличного исполнительного органа возникают с момента его избрания на эту должность общим собранием участников общества.

1.3. Государственная регистрация ООО
Из анализа п. 2 ст. 51 ГК РФ следует, что до совершения записи в ЕГРЮЛ юридическое лицо не может считаться существующим, следовательно, органы управления вновь создаваемого юридического лица не могут выступать от его имени, в том числе подписывать заявление о государственной регистрации юридического лица при его создании.
Исходя из абзаца шестого п. 1 ст. 9 Закона № 129-ФЗ заявителем при государственной регистрации юридического лица при создании является учредитель (учредители).
Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.06.02 г. № 439 утверждена форма заявления о государственной регистрации юридического лица при создании.
В п.п. 9.1.1 п. 9 данной формы также указано, что при данном виде государственной регистрации заявителем может являться учредитель юридического лица - физическое лицо, руководитель юридического лица - учредителя; иное лицо, действующее на основании полномочия.
Из изложенного следует, что руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица не может являться заявителем при государственной регистрации юридического лица при его создании .
ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 23.04.08 г. № А33-14019/07-Ф02-1630/08 рассмотрел ситуацию, в которой организация приняла решение об учреждении ООО, утверждении и регистрации устава общества, о назначении генерального директора общества.
Генеральный директор представил в регистрирующий орган пакет документов для государственной регистрации юридического лица при создании. Заявление о государственной регистрации было подписано руководителем регистрируемого юридического лица - генеральным директором.
Решением регистрирующего органа в государственной регистрации юридического лица при создании заявителю было отказано в связи с непредставлением необходимых для государственной регистрации документов, поскольку заявление было подписано неуполномоченным лицом, заполнено с нарушениями, плательщиком государственной пошлины является неуполномоченное лицо, в связи с чем заявление о государственной регистрации и квитанция об уплате государственной пошлины считаются непредставленными. По мнению регистрирующего органа, заявителем при регистрации юридического лица при его создании должен выступать руководитель учредителя регистрируемого лица, а не руководитель регистрируемого юридического лица.
Генеральный директор регистрируемого юридического лица обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения об отказе в регистрации.
Суд отказал в признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица, поскольку представленное для государственной регистрации юридического лица заявление подписано руководителем постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица, т.е. не уполномоченным на то лицом.
ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 19.06.07 г. № Ф04-8887/2006(35222-А75-11) отказал в удовлетворении иска о признании права собственности индивидуального предпринимателя, являющегося владельцем одной обыкновенной именной бездокументарной акции реорганизованного акционерного общества, на долю в уставном капитале созданного в процессе реорганизации ООО. Суд указал, что в соответствии со ст. 68, 104 ГК РФ, ст. 15, 20 Федерального закона от 26.12.95 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в ред. от 3.06.09 г.) акционерное общество вправе в добровольном порядке преобразоваться в ООО с соблюдением требований, установленных федеральными законами, при этом заявитель участия в собрании по вопросу о преобразовании акционерного общества не принял, учредительный договор не подписывал и потому не может быть признан участником созданного ООО.


1.4. Расчетный счет, печать и фирменное наименование общества
Право открывать банковские счета на территории Российской Федерации и за ее пределами является одним из основных и необходимых в предпринимательской деятельности прав юридического лица. Согласно ст. 846 ГК РФ счет в банке открывается при заключении договора банковского счета.
Общество с ограниченной ответственностью, учитывая принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ), вправе выбрать необходимое количество открываемых счетов и их виды, а также конкретную кредитную организацию для заключения договора банковского счета.
Счет в банке используется для осуществления безналичных расчетов (ст. 861 ГК РФ) и уплаты налогов, сборов (ст. 58 НК РФ), а также иных обязательных платежей.
Согласно ст. 5 Федерального закона от 2.12.90 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в ред. от 3.06.09 г.) открытие кредитными организациями банковских счетов юридических лиц осуществляется на основании свидетельств о государственной регистрации юридических лиц, а также свидетельств о постановке на учет в налоговом органе.
В соответствии с частью 1 ст. 12 Федерального закона от 10.12.03 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (в ред. от 22.07.08 г.) резиденты открывают без ограничений счета (вклады) в иностранной валюте в банках, расположенных на территориях иностранных государств, являющихся членами Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) или Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ).
В соответствии с положениями ст. 76 НК РФ операции по счетам могут быть приостановлены решением налогового органа. При наличии решения о приостановлении операций по счетам организации банк не вправе открывать этой организации новые счета.
Пунктом 5 ст. 2 Закона № 14-ФЗ законодательно установлена необходимость наличия у ООО круглой печати, содержащей его полное фирменное наименование на русском языке и указание на место нахождения общества.
Следует отметить, что ни Закон № 129-ФЗ, ни постановление Правительства Российской Федерации от 19.06.02 г. № 438 «О Едином государственном реестре юридических лиц» (в ред. от 8.12.08 г.), устанавливающие процедуру государственной регистрации юридических лиц, не предусматривают процедуру регистрации эскиза печати при создании ООО.
Законодательство различает две формы фирменного наименования коммерческих обществ: полное и сокращенное. Коммерческое общество должно иметь полное фирменное наименование на русском языке. Общество вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском или иностранном языке, а также полное фирменное наименование на иностранном языке.
Согласно п. 1 ст. 54 ГК РФ наименования некоммерческих организаций, а в предусмотренных законом случаях наименования коммерческих организаций должны содержать указание на характер деятельности юридического лица.
Так, п. 2 ст. 2 Федерального закона от 19.07.07 г. № 196-ФЗ «О ломбардах» (в ред. от 2.11.07 г.) предусматривает, что фирменное наименование ломбарда должно содержать слово «ломбард» и указание на его организационно-правовую форму.
Таким образом, полное фирменное наименование ООО должно быть на русском языке, содержать слово «ломбард» и указание на организационно-правовую форму (ООО). Помимо полного фирменного наименования на русском языке общество вправе иметь полное или сокращенное фирменное наименование на иностранном языке .
Аналогичную правовую позицию занимают суды.
Так, в постановлении от 22.12.08 г. № Ф09-9646/08-С4 ФАС Уральского округа указал, что положения п. 1 ст. 4 Закона № 14-ФЗ не предусматривают возможности указания полного фирменного наименования общества посредством совмещения в наименовании слов на русском и иностранном языках. Следовательно, заявителем при представлении документов в регистрирующий орган не были соблюдены требования Закона № 14-ФЗ, регламентирующие порядок указания фирменного наименования общества, в связи с чем регистрирующий орган обоснованно отказал в государственной регистрации.
ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 1.08.07 г. № А33-19650/06-Ф02-4874/07 отметил, что, поскольку устав общества содержит полное фирменное наименование общества на русском языке, он удовлетворяет требованиям абзаца первого п. 1 ст. 4 Закона № 14-ФЗ и, следовательно, отказ регистрирующего органа в государственной регистрации изменений в учредительные документы общества является необоснованным.
Вступление в силу Закона № 312-ФЗ не приведет к изменению правового регулирования рассматриваемой ситуации, и выводы, сформированные в судебной практике, применимы и после 1 июля 2009 г.
В заключение отметим, что, определяя дееспособность общества, следует помнить и о других помимо Закона № 14-ФЗ нормативных правовых актах, положения которых могут существенным образом затронуть права и обязанности общества.
Поскольку сделка по передаче недвижимого имущества в уставный капитал ООО совершена без согласия собственника федерального имущества, ФАС Поволжского округа в постановлении от 23.08.07 г. № А65-37235/05-СГ3-25 признал данную сделку ничтожной как противоречащую ст. 125 ГК РФ.
Отказывая в удовлетворении требований об обязании регистрирующего органа внести в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о переходе права собственности на здание к индивидуальному предпринимателю, Президиум ВАС РФ в постановлении от 20.03.07 г. № 15435/06 указал на ничтожность договора купли-продажи, представленного в качестве основания требований предпринимателя, ввиду его несоответствия положениям пп. 1, 2 ст. 425, п. 1 ст. 433 ГК РФ. Суд установил, что в соответствии с представленным свидетельством о государственной регистрации права, выданным регистрирующим органом, право собственности на здание зарегистрировано за ООО, в связи с чем подлежат удовлетворению требования общества о выдаче исполнительного листа на выселение предпринимателя из спорного здания.


2. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВНЕШНИХ И ВНУТРЕННИХ ФУНКЦИЙ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ
2.1. Если общество не осуществляет деятельности
В соответствии со ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ ООО, которое в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операции хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность. Такое юридическое лицо может быть исключено из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ. При этом с даты исключения ООО из государственного реестра его правоспособность прекращается.
Такие выводы подтверждает и судебная практика. Так, ВАС РФ в определении от 27.11.07 г. № 11957/07, указывая на правомерность признания общества несостоятельным (банкротом), как отсутствующего должника, отметил, что, поскольку запись о ликвидации должника является действующей и с даты этой записи в соответствии со ст. 49, 63 ГК РФ правоспособность должника прекратилась, следовательно, пересмотр в порядке надзора судебных актов, принятых по делу о банкротстве, в отношении исключенного из государственного реестра должника невозможен.


2.2. Если сделки заключены незарегистрированными обществами
Параграф 2 главы 9 ГК РФ не предусматривает оснований для признаний ничтожными сделок, совершенных юридическим лицом, регистрация которого впоследствии признана недействительной решением суда.
Следовательно, признание судом недействительной регистрации юридического лица само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этого юридического лица, совершенные до признания его регистрации недействительной.
Данную правовую позицию поддерживает ВАС РФ в информационном письме от 9.06.2000 г. № 54, а также обширная судебная практика (определение ВАС РФ от 6.10.08 г. № 12533/08, постановления ФАС Дальневосточного округа от 18.08.08 г. № Ф03-А73/08-1/3279 и от 4.10.07 г., 27.09.07 г. № Ф03-А51/07-2/3740; ФАС Западно-Сибирского округа от 10.01.07 г. № Ф04-8601/2006(29704-А70-20).
Необходимо отметить, что п. 3 ст. 2 Закона № 14-ФЗ позволяет создать общество с ограниченной ответственностью как на бессрочный период, так и на определенный срок. Срок существования общества с ограниченной ответственностью определяется уставом.

2.3. Ограничение права на выход из общества
Краеугольным камнем внесенных изменений в Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» стал, пожалуй, вопрос об ограничении права на выход участников из общества . В прежней редакции Закона было закреплено неограниченное право на выход путем продажи доли обществу. Нередко это являлось причиной оппортунистического поведения участников по отношению к остающимся участникам и кредиторам ООО, позволяло выйти сразу всем участникам, вынуждало общество ликвидироваться в случае выхода одного из участников. Это, безусловно, мешало эффективному функционированию общества, а также влияло на стабильность гражданского оборота в целом. Кроме того, создание «закрытых» обществ было востребовано самой практикой, где особенно остро данный вопрос стоял при структурировании венчурных проектов. Согласно п. 1 ст. 26 новой редакции Закона об ООО выход участника путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или самого ООО по общему правилу запрещен, если только такая возможность прямо не предусмотрена в уставе.
При беглом прочтении новых положений Закона может показаться, что с помощью предоставленных юридических средств участников ООО можно «запереть» в обществе, не предоставив им права на выход и закрепив запрет на отчуждение долей третьим лицам.
Однако при более детальном рассмотрении видно, что это не так. В п. 2 ст. 23 новой редакции Закона об ООО закреплены исключения, согласно которым, несмотря на имеющийся в обществе запрет на выход, общество все же обязано приобрести доли, принадлежащие участнику, по его требованию. К таким исключениям относятся:
случаи, когда уставом отчуждение доли (части доли)*(1), принадлежащей участнику, запрещено и другие участники общества отказались от ее приобретения либо не получено согласие на отчуждение доли участнику или третьему лицу при условии, что необходимость получить такое согласие предусмотрена уставом; случаи принятия общим собранием участников решения о совершении крупной сделки или увеличении уставного капитала общества в соответствии с п. 1 ст. 19 Закона об ООО, если участник, требующий выкупа, голосовал против принятия такого решения или не принимал участия в голосовании. Таким образом, законодатель не стал прибегать к радикальной модели, позволяющей установить абсолютный запрет участника на выход. Да и вряд ли в этом была необходимость. Более того, это могло бы вступить в конфликт с самой природой корпоративных отношений, основанных на добровольности и свободе участия в капитале компании при наличии гарантий свободного выхода участника из бизнеса путем продажи принадлежащей ему доли самой компании другим участникам или третьим лицам.
В настоящий момент законодательное регулирование нашло некий баланс между неограниченной свободой выхода и абсолютным запретом на выход из общества, который находится в тесной взаимосвязи с возможностью отчуждения долей третьим лицам:
 если в уставе установлен запрет на отчуждение долей третьим лицам, то законодатель предусматривает правовые гарантии, закрепленные в п. 2 ст. 23 Закона об ООО, обеспечивающие участнику возможность возврата вложенных инвестиций;
 если в уставе не установлен запрет на отчуждение долей третьим лицам, то перечень указанных гарантий, обязывающий общество приобрести долю, сужается, поскольку теперь у участника есть возможность найти покупателя на стороне. Кроме того, в обновленном Законе получил свое решение вопрос о недопустимости выхода последнего или единственного участника из общества, находившийся в прежней редакции Закона в состоянии правовой неопределенности.
Изменения, вносимые Законом № 312-ФЗ в российское законодательство в части регулирования порядка перехода прав на доли, негативно отразятся на использовании ООО в сделках по слияниям и поглощениям и в инвестиционных проектах, в том числе с участием иностранных инвесторов, по следующим причинам:
1. Право на долю переходит только в момент нотариального удостоверения договора. Это не позволяет сторонам по сделке предусмотреть иной момент перехода права на долю (например, после получения согласия ФАС или полной оплаты доли) и не позволяет использовать отлагательные/отменительные условия для совершения сделок.
2. На практике возникнут проблемы с нотариальным заверением сделок, регулируемых иностранным правом, российскими нотариусами.
3. Требование о нотариальном удостоверении любых сделок, направленных на отчуждение долей. Это положение закона:
- не учитывает ряд специфических договорных оснований перехода права на доли, в частности при реализации преимущественного права участниками/обществом в части заключения соответствующего договора посредством акцепта оферты, а также при увеличении уставного капитала;
- существенно ограничивает возможности по заключению соглашений участников, регулирующих вопросы отчуждения долей.
Не создана простая и понятная система учета прав на доли в ООО. Расходы сторон на совершение сделок существенно увеличатся.

2.4. Переход доли участника к другому участнику общества или третьему лицу
Несмотря на то, что часто последствием перехода доли участника к другому участнику общества или третьему лицу является выход участника из общества, законодатель терминологически различает категории перехода доли и выхода участника. Такой вывод следует из системного толкования п. 1 ст. 8, пп. 1, 2 ст. 21, п. 1 ст. 26 новой редакции Закона об ООО.
Если выход участника из общества представляет собой отчуждение принадлежащей участнику доли самому ООО, то под переходом доли понимается ее отчуждение одному или нескольким участникам данного общества либо третьим лицам. По общему правилу, для того чтобы продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли другому участнику, согласия общества или других участников не требуется. Однако уставом может быть закреплена необходимость получения такого согласия. Исходя из буквального толкования п. 2 ст. 21 новой редакции Закона об ООО, установить запрет на совершение подобных сделок в уставе общества нельзя.
Напротив, продажа или отчуждение иным образом участником своей доли третьему лицу могут быть запрещены уставом. Если такого запрета в уставе не содержится, отчуждение доли участника третьему лицу допускается при соблюдении правил о преимущественном праве покупки доли. Таким образом, несогласие или согласие других участников общества на отчуждение доли третьему лицу выражается в реализации или нереализации предоставленного им преимущественного права .
Указанные положения и ранее содержались в действующем законодательстве. Существенные изменения коснулись самого порядка реализации преимущественного права, о чем будет сказано далее. При правопреемстве (в том числе наследовании) доли, принадлежащие участникам, переходят к их правопреемникам (наследникам), однако уставом может быть предусмотрена необходимость получения согласия остальных участников общества на такой переход.
Получение согласия остальных участников общества в императивном порядке требуется при переходе доли в результате ее продажи с публичных торгов, что является новеллой закона, ранее не требовавшего такого согласия.


2.5. Порядок реализации преимущественного права
До внесения изменений в Закон об ООО участники общества пользовались преимущественным правом покупки доли исключительно по цене предложения третьему лицу пропорционально размерам своих долей, если иной порядок осуществления данного права не был предусмотрен уставом общества или соглашением участников. С 1 июля 2009 г. участники общества смогут реализовать свое преимущественное право покупки доли не только по цене предложения третьему лицу, но также по цене, заранее определенной уставом общества и отличной от цены предложения третьему лицу.
Это будет зависеть от того, какой порядок определения цены покупки участники закрепят в уставе общества при его учреждении или при внесении изменений в устав по единогласному решению участников общего собрания. Указать в уставе одновременно два способа определения цены покупки нельзя .
Закрепление в уставе возможности реализации преимущественного права покупки по заранее определенной цене сходно по своей природе с опционом. Цена покупки доли может устанавливаться в твердой денежной сумме или на основании одного из критериев, определяющих стоимость доли (стоимость чистых активов, балансовая стоимость активов ООО на последнюю отчетную дату, чистая прибыль общества и др.).
Однако из буквального толкования абз. 3 п. 4 ст. 21 новой редакции Закона об ООО однозначно не следует возможность указания в уставе способа определения стоимости доли посредством математической формулы, использующей сразу несколько содержащихся в законе критериев. Такая неопределенность может вызвать определенные проблемы на практике.
Заблаговременная фиксация цены покупки доли или способа ее определения в уставе является прогрессивным шагом, позволяющим гарантировать участникам справедливость покупной цены, а также пресечь возможные злоупотребления участника, намеренного выйти из общества, продав свою долю на сторону путем установления для этого завышенной цены предложения.
Вместе с тем замысел законодателя, направленный на либерализацию действий участников по определению цены покупки доли, реализован не в полной мере.
Речь идет о запрете установления дифференцированных цен. Императивный подход требует обеспечения равенства заранее определенной цены покупки для всех участников общества вне зависимости от принадлежности отчуждаемой доли. Данная посылка приводит нас к выводу, что никакие надбавки или скидки за контроль или отсутствие контроля закрепить в уставе, по всей видимости, не удастся.
Еще одной важной новеллой закона является возможность участников или общества воспользоваться преимущественным правом покупки не всей доли или не всей части доли, предлагаемых для продажи, если такая возможность предусмотрена в уставе.
Данная опция сможет позволить участникам приобретать лишь ту часть предлагаемой доли, которая необходима им для достижения тех или иных целей, например, для установления корпоративного контроля над обществом.
Однако существует и оборотная сторона медали. Закрепленная в уставе возможность «разбивания» доли на части таит серьезную опасность для участника, желающего покинуть общество путем продажи своей доли.
Продав часть предлагаемого пакета участникам, он может вовсе потерять покупателя со стороны, если интерес последнего состоял в покупке доли целиком. Законодательного механизма, обеспечивающего защиту интересов участника в такой ситуации, не предусмотрено.
Участник не может потребовать у общества приобрести оставшуюся часть доли. Следовательно, он будет вынужден оставаться участником общества и «запускать» новую процедуру продажи оставшейся доли.
В результате анализа возможных последствий реализации этой правовой конструкции прояснились, на наш взгляд, истинные цели законодателя, предусмотревшего данную опцию в качестве дополнительного механизма, позволяющего удержать участников от выхода из общества .
В прежней редакции Закона существовала некоторая неопределенность, связанная с правовой природой письменного извещения участников о намерении продать свою долю третьему лицу. Являлось ли такое извещение офертой, или предложением делать оферту, или вообще уведомлением, носящим информационный характер?
Такая неопределенность была устранена в новой редакции Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» путем однозначного указания на то, что участник общества, намеренный продать свою долю третьему лицу, обязан известить в письменной форме об этом остальных участников и само ООО путем направления через общество оферты, адресованной этим лицам и содержащей указание цены и других условий продажи.
Закон об ООО оставляет открытым вопрос о последствиях нарушения условий договора об осуществлении прав участников и его соотношении с учредительными документами общества (в случае коллизии норм).
Представляется, что устав общества как публичный документ имеет преимущественную силу по отношению к договору участников. Поэтому, например, возможность признания недействительным решения общего собрания участников общества, которое принято в соответствии с требованиями о кворуме и порядке голосования, установленными законом и уставом, но с нарушением условий договора об осуществлении прав, представляется сомнительной.
Существенным шагом вперед в процессе либерализации законодательства об ООО стало закрепление возможности отказа от использования преимущественного права. Теперь участники, не желающие приобретать предлагаемую к продаже долю, могут направить в общество заявление об отказе от использования преимущественного права и информировать тем самым продавца о своем отказе, не дожидаясь истечения срока осуществления преимущественного права.
Указанная возможность также позволяет другим участникам общества реализовать преимущественное право покупки доли в соответствующей части пропорционально размерам своих долей в пределах оставшейся части срока в порядке, установленном абз. 4 п. 5 ст. 21 Закона об ООО. Однако отказаться заранее от преимущественного права безотносительно к конкретной оферте участника о продаже принадлежащей ему доли, скорее всего, нельзя.
При продаже доли в уставном капитале общества с нарушением преимущественного права покупки доли участник либо ООО (если уставом предусмотрено преимущественное право покупки обществом доли) вправе потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя в течение трех месяцев со дня, когда указанные лица узнали или должны были узнать о таком нарушении.
Новшество здесь заключается в процедуре рассмотрения подобных дел в арбитражном суде как коллективных исков, позволяющей другим участникам и самому обществу присоединиться к ранее заявленному иску в течение установленного судом срока.
Такие иски уже давно известны иностранным правопорядкам, однако в российской правовой системе они находятся еще в зачаточном состоянии, что во многом обусловлено отсутствием соответствующей процессуально-правовой базы.

2.6. Порядок совершения сделок по отчуждению долей
Порядок совершения сделок, направленных на отчуждение доли в уставном капитале общества, в новой редакции Закона об ООО подвергся коренному пересмотру. Такой пересмотр был обусловлен вполне очевидными и давно назревшими причинами.
В соответствии с прежней реакцией Закона уступка доли совершалась в простой письменной форме, если нотариальная форма не была предусмотрена уставом. Несоблюдение формы сделки влекло ее недействительность. Общество должно было письменно уведомляться о состоявшейся уступке доли, а приобретатель доли становился участником общества с момента уведомления последнего о состоявшейся уступке. Таким образом, переход доли к новому участнику осуществлялся с момента уведомления ООО о совершении сделки.
Описанный порядок заключения сделок, изначально так подкупавший своей простотой, на практике выявил широкое поле для злоупотреблений и породил множество случаев уступки долей третьим лицам по подложным документам . Внесение информации об участниках общества, содержащейся в Едином государственном реестре юридических лиц, не порождало правоустанавливающего эффекта, а потому изменения в реестр часто не вносились либо вносились значительно позднее совершившегося перехода доли. Это приводило к несоответствию сведений об участниках общества, содержащихся в публичном реестре, фактическому составу участников. Регистрирующий орган, не обладающий необходимым инструментарием для проведения экспертизы подлинности подписей на документах, представляемых для регистрации, и вынужденный регистрировать изменения в ЕГРЮЛ при формальном соблюдении всех законодательных требований, часто обвинялся участниками, пострадавшими от мошеннических действий, в незаконной регистрации и привлекался в качестве ответчика по данным делам.
В качестве способа борьбы с указанными злоупотреблениями законодатель выбрал нотариальное удостоверение сделок по отчуждению долей с возложением на нотариуса функций взаимодействия с регистрирующими органами.
Согласно требованиям Закона об ООО (п. 11 ст. 21 новой редакции) сделка, направленная на отчуждение доли в уставном капитале общества, подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее недействительность. В случае нотариального удостоверения сделки по отчуждению доли она переходит к ее приобретателю с момента такого удостоверения.
Однако не все сделки по отчуждению долей требуют нотариального удостоверения. Сделки по приобретению долей самим обществом (ст. 23, п. 2 ст. 26 Закона об ООО) и сделки по распределению доли между участниками и продаже доли всем или нескольким участникам либо третьим лицам (ст. 24 Закона об ООО) являются исключениями из правила о необходимости нотариального удостоверения. В таких случаях доля переходит к приобретателю с момента внесения в ЕГРЮЛ соответствующих изменений на основании правоустанавливающих документов.
К компетенции нотариуса при удостоверении сделки относится проверка полномочий лица, отчуждающего долю, на распоряжение такой долей.
В п. 13 ст. 21 Закона об ООО детализирован перечень документов, подтверждающих полномочия лица по распоряжению долей и необходимых для представления нотариусу при совершении сделки. Нотариус не осуществляет проверку соблюдения норм о преимущественном праве покупки, положений устава или договора об осуществлении прав участников общества.
По мысли законодателя, создание механизма контроля над порядком заключения сделок с долями с помощью института нотариата должно защитить общество и его участников от мошеннических действий с долями, а также совершения сделок задним числом посредством установления прозрачной процедуры совершения сделок, четкого разграничения компетенций и усиления имущественной ответственности нотариусов.
Однако у данного механизма есть и свои очевидные недостатки . Прежде всего, это удорожание процедуры заключения сделок по отчуждению долей общества, связанное с необходимостью уплаты пошлины нотариусу. Необкатанность процедуры взаимодействия нотариусов с налоговой инспекцией (регистрирующим органом) также может привести к сбоям. Но эти негативные моменты можно отнести к несущественным.
Гораздо более весомым недостатком является вынужденное ограничение свободы договора, обусловленное навязыванием жесткой конструкции нотариальной формы сделки и практически немедленного (в течение трех дней) приведения ее в исполнение нотариусом. Такая жесткость правового регулирования не позволит заключить договор с отсрочкой исполнения, когда у сторон имеется интерес задержать момент перехода доли к приобретателю или поставить такой переход в зависимость от наступления какого-либо условия.
Ранее законодательство не предусматривало возможности заключения договора, описывающего порядок реализации прав участника .
В законе можно было обнаружить институт дополнительных прав участников (п. 2 ст. 8), природа которого в доктрине и судебной практике определялась по-разному. Притом что ООО - закрытая корпоративная форма, для которой не особо значимы вопросы защиты неограниченного круга лиц, законодательство не обеспечивало участникам оборота возможности по конструированию своих взаимоотношений внутри ООО и, главным образом, возможностей по «закрытию» ООО, которые обеспечивались бы правовой защитой. На сегодняшний день участникам общества предоставлено право заключить договор, устанавливающий порядок исполнения важнейших прав участников.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Подводя итог нашему исследованию, хотелось бы отметить следующее. Необходимость вышеуказанных нововведений гражданско-правового регулирования обществ с ограниченной ответственностью была обусловлена якобы неограниченной возможностью выхода участников из общества с нарушением прав, как его оставшихся участников, так и кредиторов. С позиции чиновников-реформаторов такая возможность при фактическом отсутствии субсидиарной ответственности участников и обязанности проведения ежегодной независимой проверки финансовой отчетности создает тепличные условия для процветания в стране «фирм-однодневок» со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями в виде нарушения партнерских договоренностей, неуплаты налогов, обмана кредиторов и контрагентов, а также преднамеренных банкротств. По мнению инициаторов поправок, безграничная свобода выхода участников из общества нередко приводит к тому, что выход отдельных участников из ООО с последующей выплатой реальной стоимости доли провоцирует выход из ООО и других участников. При этом последний из участников вынужден нести бремя по управлению ООО и поддержанию его деятельности либо осуществить его ликвидацию.
Более того, существующий порядок выхода участника из ООО, а также выплаты реальной стоимости доли участника, по версии законодателя, приводит к тому, что даже в отсутствие массового выхода остающихся участников выплата реальной стоимости доли может повлечь уменьшение уставного капитала до размера ниже минимально установленного законом. Это в свою очередь является основанием для принудительной ликвидации общества. Таким образом, выход ряда участников ставит под сомнение существование стабильно функционировавшего общества, что негативно сказывается не только на интересах контрагентов таких обществ, но и стабильности гражданского оборота в целом.
Одновременно, рассмотренные законодательные изменения не предусматривают ни отмены налогов, ни освобождения от их уплаты, ни выпуска государственных займов, ни ликвидации административных барьеров, ни каких-либо дополнительных расходов, покрываемых за счет федерального бюджета. Таким образом, новая редакция закона, преподносимая законодателями в качестве своего рода эффективного правового барьера, стоящего на страже интересов среднего и малого бизнеса, не предоставляет этому бизнесу ровным счетом ничего, кроме излишних и по большей части бесполезных хлопот, связанных с перерегистрацией учредительных документов.
Даже если рассматривать поправки в качестве новых мер по противодействию легализации, то эффективность таких мер не выдерживает никакой критики. Представляется, что сфера деятельности предприятий, образованных в форме ООО, - не самая подходящая область применения государственных директив, принимаемых в пылу борьбы с легализацией преступных доходов. Если уж и говорить о легализации, то, в первую очередь, здесь стоило бы обратить внимание на такие структуры, как государственные предприятия, чиновничий аппарат, акционерные общества и некоммерческие организации. Это ни для кого не секрет. Тем более это не секрет для самих законодателей, привыкших играть на популярных лозунгах, посвященных помощи недоразвитому российскому бизнесу, чей коммерческий потенциал в нашей стране целиком и полностью зависит лишь от рока политических настроений.
Одновременно с этим реализация закона повлекла дополнительные расходы ООО на уплату государственной пошлины за осуществление налоговыми службами действий по регистрации уставных изменений, а также дополнительные доходы федерального бюджета в размере государственной пошлины. Поэтому и конечный смысл рассматриваемых законодательных поправок следует искать именно в самой процедуре государственной перерегистрации учредительной документации хозяйствующих субъектов.
С учетом того, что сейчас в России действует по меньшей мере три с лишним миллиона обществ с ограниченной ответственностью, экономический эффект от ревизии уставов ООО может оказаться действительно грандиозным. В условиях финансово-экономического кризиса и снижения налоговых поступлений в бюджеты всех уровней, реализованные законодательные изменения выглядят многообещающе даже учитывая, что 17 декабря 2009 г. Президент РФ подписал Федеральный закон № 310-Ф3 «О внесении изменения в статью 5 Федерального закона «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», в соответствии с которым уставы обществ приводятся в соответствие при первом их изменении.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Законодательство и официальные документы
1.1. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) (части первая, вторая, третья и четвертая) (с изменениями и дополнениями от 21 февраля 2010 г.) // http://www.garant.ru/
1.2. Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 312-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (с изменениями от 17 декабря 2009 г.) // http://www.garant.ru/
1.3. Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (с изменениями и дополнениями от 27 декабря 2009 г.) // http://www.garant.ru/
2. Общая и специальная литература
2.1. Божков А.С. Выход участника общества с ограниченной ответственностью из общества: целесообразность подобной конструкции // Современное право. 2009. № 3. С. 81-84.
2.2. Бойко Т. Компетенция органов управления ООО: что нового и что осталось нерешенным // Корпоративный юрист . -2009. - № 6. - С. 28 - 33.
2.3. Забоев. К. И. Изменения в регулировании ООО: возможные проблемы правоприменения // Арбитражная практика. -2010. - № 1. - С. 44 - 53.
2.4. Кузнецова Л.В. Право участника общества с ограниченной ответственностью на участие в распределении прибыли общества // Право и экономика. 2008. № 6. С. 24-29.
2.5. Лескова Ю.Г. Особенности правового положение общества с ограниченной ответственностью с учетом изменений в гражданском законодательстве // Юрист. 2009. № 2. С. 10-14.
2.6. Макаров, О. Новеллы законодательства об ООО // Хозяйство и право. -2009. - № 6. - С. 59 - 65.
2.7. Микрюков В. А., Микрюкова Г. А. Достоинства и недостатки обновленного закона об обществах с ограниченной ответственностью // Закон. -2009. -№ 4. - С. 161 - 170.
2.8. Могилевский С. Новеллы законодательства об обществах с ограниченной ответственностью -М., Хозяйство и право, 2009.
2.9. Новоселова Л. Новые положения законодательства об ООО: причины изменений и последствия // Хозяйство и право. -2009. - № 3. - С. 3 - 18.
2.10. Плеханов, В.Договоры участников общества с ограниченной ответственностью / /Корпоративный юрист . -2009. - № 6. - С. 53 - 57.
2.11. Присяжнюк А. Н.Возникновение и эволюция закона об обществах с ограниченной ответственностью //Закон. -2009. -№ 4. - С. 212 - 218.
2.12. Серегин А. Договор об учреждении ООО // Хозяйство и право. -2009. - № 6. - С. 66 - 68.
2.13. Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: правовое положение, ответственность, состав участников // Право и экономика. 2008. № 6. С. 34-48.
2.14. Черных А. А. Изменения в законодательстве об обществах с ограниченной ответственностью: проблемы правового регулирования // Закон . -2009. - № 7. - С. 188 - 194.
2.15. Чеховская С. А. Обязанности лиц, входящих в органы управления хозяйственных обществ // Предпринимательское право. -2010. - № 1. - С. 21 - 24.
2.16. Шаклеина Е. В., Савельев А. Б. Применение законодательства о хозяйственных обществах //Арбитражная практика. -2009. -№ 2. - С. 67 - 75
3. Судебная и иная практика
3.1. Определение ВАС РФ от 27.11.07 г. № 11957/07 // http://www.garant.ru/
3.2. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24.10.06 г. № А19-17790/04-9-Ф02-5344/06-С2 // http://www.garant.ru/
3.3. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.05.06 г., 12.05.06 г. № 09АП-4252/2006-АК // http://www.garant.ru/
3.4. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 30.05.06 г., 23.05.06 г. № Ф03-51/06-1/1377 // http://www.garant.ru/
3.5. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 6.03.08 г. № А19-10546/07-44-Ф02-633/08 // http://www.garant.ru/
3.6. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.06.07 г. № Ф04-8887/2006(35222-А75-11) // http://www.garant.ru/
3.7. Постановление ФАС Уральского округа от 22.12.08 г. № Ф09-9646/08-С4 // http://www.garant.ru/
3.8. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 1.08.07 г. № А33-19650/06-Ф02-4874/07 // http://www.garant.ru/
3.9. Постановление ФАС Поволжского округа от 23.08.07 г. № А65-37235/05-СГ3-25 // http://www.garant.ru/
3.10. Постановление Президиума ВАС РФ в от 20.03.07 г. № 15435/06 // http://www.garant.ru/
3.11. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.08.08 г. № Ф03-А73/08-1/3279 // http://www.garant.ru/




Данные о файле

Размер 233.5 KB
Скачиваний 73

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar