ГлавнаяКаталог работЮриспруденция, право → Международная охрана авторских прав
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Международная охрана авторских прав

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3
1. Основные международные договоры об охране авторских и смежных прав 5
2. Международно-правовая охрана авторских прав 8
2.1. Виды объектов авторских прав 8
2.2. Основания предоставления и общие принципы конвенционной охраны авторских прав 12
2.3. Условия охраны авторских прав 14
2.4. Срочный характер охраны авторских прав 16
2.5. Основные права авторов 18
3. Международно-правовая охрана смежных прав 27
4. Охрана авторских и смежных прав в сети Интернет 36
Заключение 43
Список использованной литературы 45

Введение
В современном информационном обществе огромное значение приобретает результаты интеллектуальной деятельности: произведения искусства, науки, литературы, изобретения, промышленные образцы и т. п., получившие общее наименование «объекты интеллектуальной собственности». Термин «интеллектуальная собственность» пришел из французского права, но всемирную известность получил благодаря принятию в 1967 г. Стокгольмской конвенции об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС). Согласно ст. 2 Конвенции к интеллектуальной собственности относятся «все права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях», в том числе права на литературные, художественные и научные произведения, исполнительскую деятельность артистов, звукозаписи, радио- и телевизионные передачи, изобретения, научные открытия, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и коммерческие обозначения, защиту против недобросовестной конкуренции. Перечень не является исчерпывающим.
В условиях глобализации экономики, формирования глобальных рынков товаров, в том числе результатов интеллектуальной деятельности, приобретает особое значение сотрудничество государств, направленное на охрану интеллектуальной собственности. Необходимость защиты моральных и материальных интересов правообладателей интеллектуальной собственности прямо вытекает из ч. 2 ст. 27 Всеобщей декларации прав человека и ст. 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. Причем в современном мире, когда государства тесно связаны транспортными и информационными коммуникациями, эта охрана может быть эффективной только в том случае, если она предоставляется сразу во многих странах.
Права на интеллектуальную собственность подразделяются на два блока: во-первых, авторские права, которые охватывают права на литературные, художественные, научные произведения и права исполнителей, производителей фонограмм, организаций вещания, называемые смежными правами, и, во-вторых, права на промышленную собственность.
Настоящая работа посвящена изучению актуальных вопросов международно-правовой охраны авторских прав.
Целью исследования является проведение комплексного анализа международного частного права и практики его применения в сфере охраны авторских прав.
Реализация поставленной в работе цели исследования потребовала решения следующих научно-практических задач:
- провести ретроспективу института авторского права в международном частном праве;
- научное исследование роли международно-правовых актов в формировании законодательства в сфере авторского права;
- исследовать понятие охраны авторских прав по международному гражданскому законодательству;
- раскрыть специфику объектов охраны авторских прав в сети Интернет;
- выявить особенности правового статуса субъектов охраны авторских прав по международному гражданскому законодательству;
Объектом исследования является комплекс проблем, связанных с охраной авторских прав в международном частном праве. Предметом исследования являются нормы международного частного права, регулирующие деятельность в сфере охраны прав авторов произведений науки, литературы и искусства.

1. Основные международные договоры об охране авторских и смежных прав
На настоящий момент РФ участвует в большинстве важнейших международных договоров, посвященных охране авторских и смежных прав. К их числу относятся:
1) Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г. в редакции Парижского акта 24 июля 1971 г., в которой РФ участвует с 9 марта 1995 г. В соответствии со ст. 1 Бернской конвенции государства-участники образуют специальный Союз для охраны прав авторов на литературные и художественные произведения. Этот договор содержит значительное число унифицированных материально-правовых норм, причем сформулированы они весьма детально. Бернская конвенция имеет обратную силу (распространяется на произведения, которые до ее вступления в силу в соответствующем государстве не охранялись, если еще не истек срок их охраны). Это очень важно для иностранных авторов, так как они приобретают право требовать вознаграждение за свои произведения, ранее опубликованные, во вновь присоединившемся государстве. Впрочем, Россия, как и многие другие участники, при присоединении к Бернской конвенции сделала оговорку о том, что в ее отношениях с иными государствами-участниками данная Конвенция будет применяться без обратной силы (постановление Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. № 1224);
2) Всемирная конвенция об авторском праве действует в двух разных редакциях: от 6 сентября 1952 г. и от 24 июля 1971 г. (далее - Всемирная конвенция). Россия участвует в обеих редакциях (с 27 мая 1973 г. и с 9 марта 1995 г. соответственно). Обратной силы данная Конвенция не имеет. В отличие от Бернской конвенции она содержит значительно меньше материально-правовых норм и использует преимущественно коллизионные нормы;
3) Международная конвенция об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций от 26 октября 1961 г. (далее - Римская конвенция). Россия в ней не участвует, но ее положения представляются весьма важными, так как это основной международный договор, посвященный охране смежных прав. Обратной силы не имеет;
4) Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм от "29 октября 1971 г. (далее - Конвенция 1971 г.). Обратной силы не имеет. Россия участвует с 13 марта 1995 г.;
5) Конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники, от 21 мая 1974 г. Обратной силы не имеет. Россия участвует с 20 января 1989 г.;
6) Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности от 15 апреля 1994 г. (далее - Соглашение ТРИПС). Данное Соглашение устанавливает требования к законодательству об интеллектуальной собственности стран, желающих присоединиться к ВТО. В число таких государств входит и Россия, которая пока не присоединилась к Соглашению. Особое внимание в Соглашении уделено судебным, административным и таможенным мерам защиты нарушенных прав;
7) Договор ВОИС по авторскому праву от 20 декабря 1996 г. Хотя Россия в нем не участвует, он очень важен потому, что специально посвящен особенностям охраны прав авторов в современных условиях, в том числе охране авторских прав в сети Интернет. Договор вступил в силу 6 марта 2002 г. Имеет обратную силу (аналогично Бернской конвенции);
8) Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам от 20 декабря 1996 г. Вступил в силу 20 августа 2002 г. На 25 июля 2002 г. Имеет обратную силу.
Кроме того, Россия является участницей Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г., с изменениями от 2 октября 1979 г.6и ряда двусторонних соглашений об охране авторских и смежных прав (с Австрией, Болгарией, Венгрией, Польшей, Швецией и некоторыми другими странами).
В рамках СНГ в 1993 г. было заключено Соглашение о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав, согласно которому государства - бывшие республики СССР взяли на себя обязательства обеспечить применение на своих территориях положений Всемирной конвенции в редакции 1952 г., а также сотрудничать в сфере совершенствования внутреннего законодательства и борьбы с незаконным использованием авторских и смежных прав.
Таким образом, современная система охраны авторских и смежных прав строится на основе нескольких фундаментальных соглашений: Бернской, Всемирной и Римской конвенций, а также ряда принимаемых на их основе и в соответствии с ними международных договоров (Соглашение ТРИПС, Договоры ВОИС), которые расширяют круг прав, закрепленных в фундаментальных соглашениях, приспосабливают их к современным условиям, не меняя их содержания.

2. Международно-правовая охрана авторских прав
2.1. Виды объектов авторских прав
Статья I Всемирной конвенции указывает в качестве объектов охраны литературные, научные и художественные произведения, выраженные в следующих основных формах: письменной, музыкальной, кинематографической, изобразительной (произведения живописи, графики, скульптуры) и др. Бернская конвенция раскрывает термин «литературные и художественные произведения» как «все произведения в области литературы, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы форме они ни были выражены», и дает весьма широкий открытый перечень таких основных форм (п. (1) ст. 2). При этом отмечается, что произведения, не закрепленные в той или иной материальной форме, могут быть национальным законодательством стран Союза изъяты из охраны (п. (2) ст. 2) .
Охраняются как опубликованные произведения, так и неопубликованные (ст. 3 Бернской конвенции), по терминологии Всемирной конвенции, «выпущенные в свет» и «не выпущенные в свет» произведения (ст. II Всемирной конвенции). В связи с этим необходимо раскрыть содержание терминов (в российском законодательстве синонимы - «обнародованные» или «опубликованные»). Бернская конвенция наиболее полно раскрывает понятие «опубликованное произведение» (п. 3 ст. 3), под которым следует понимать «произведения, выпущенные с согласия их авторов, каков бы ни был способ изготовления экземпляров, при условии, что эти экземпляры выпущены в количестве, способном удовлетворить разумные потребности публики...». Подчеркивается, что не является опубликованием представление драматического, музыкально-драматического или кинематографического произведения, исполнение музыкального произведения, публичное чтение литературного произведения, сообщение по проводам или передача в эфир литературных или художественных произведений, показ произведения искусства и сооружение произведения архитектуры.
Ключевым в данном определении является упоминание об экземплярах произведения. То есть само по себе публичное сообщение произведения, если не были изготовлены в сравнительно большом количестве и не распространялись его копии, не является «опубликованием». Важно также подчеркнуть, что произведение, дабы считаться «опубликованным», должно быть опубликовано с согласия автора.
Определение понятия «выпуск в свет», которое дано в ст. VI Всемирной конвенции, похоже на рассмотренное определение «опубликование произведения», но с одним существенным отличием: под ним понимается «воспроизведение в какой-либо материальной форме и предоставление неопределенному кругу лиц экземпляров произведения для чтения или ознакомления путем зрительного восприятия» . Таким образом, из объема данного понятия выпадают любые звукозаписи. Как следствие, в соответствии с Всемирной конвенцией не подлежат охране звукозаписи и иные произведения, не воспринимаемые зрительно.
В отношении отдельных видов произведений установлен ряд дополнительных правил. Во-первых, переводы, адаптации, музыкальные аранжировки и другие переделки литературных и художественных произведений охраняются как оригинальные произведения, но только при условии соблюдения прав автора первоначального произведения (п. 3 ст. 2 Бернской конвенции). Иными словами, пользуются охраной только те переводы и переделки, которые осуществлены с разрешения обладателей прав на оригинальное произведение. Вместе с тем охрана переводов имеет существенные особенности, выражающиеся в возможных ограничениях исключительного права автора переводить или разрешать перевод своих произведений, о чем будет подробнее изложено далее. Аналогичное правило существует и в отношении кинематографических произведений (п. 1 ст. 14 bis Бернской конвенции).
Во-вторых, сборники произведений пользуются охраной при условии, что по подбору и расположению материалов они представляют собой результат интеллектуального творчества8 и при их создании соблюдены права авторов составляющих их произведений (п. 5 ст. 2 Бернской конвенции).
Ни в Бернской, ни во Всемирной конвенциях не упоминаются такие объекты авторского права, как компьютерные программы и базы данных, хотя в настоящее время их экономическое значение огромно. Впрочем, отсутствие прямого упоминания о них не означает, что они не пользуются охраной на основании указанных конвенций. Как уже указывалось выше, перечень объектов авторского права в обеих конвенциях не исчерпывающий. Сложившаяся практика заключается в том, что компьютерные программы охраняются как литературные произведения, а базы данных - как сборники. В 90-е годы в международных договорах появились специальные положения об их охране. В ст. 10 Соглашения ТРИПС и ст. 5 и 6 Договора ВОИС по авторскому праву закреплен подобный подход, правда, упоминается, что базы данных охраняются «как таковые». Впрочем, их правовой режим ничем не отличается от правового режима иных составных произведений. Соглашение ТРИПС специально упоминает то, что базы данных могут существовать в «машиночитаемой» форме.
В Бернской конвенции также указан ряд видов произведений, которые не пользуются охраной, либо таких, которые могут быть изъяты из охраны национальным законодательством государств-участников. Полностью исключается авторская охрана только одной категории произведений (очевидно потому, что труд по их созданию не носит творческого характера). Это сообщения о новостях дня или иные сообщения чисто информационного характера (п. 8 ст. 2). Подобное положение содержится и в российском законодательстве. Впрочем, если сообщение содержит анализ, комментарий текущих событий, представляет собой иной результат творческой деятельности, то оно должно пользоваться охраной. Договор ВОИС по авторскому праву в ст. 2 дополнительно устанавливает, что исключаются из охраны идеи, процессы, методы или математические концепции как таковые. Аналогичное положение содержит и российское законодательство.
В отличие от отечественного законодательства Бернская конвенция не исключает возможности предоставления авторской охраны официальным документам и их официальным переводам, оставив этот вопрос на усмотрение национального законодателя (п. 4 ст. 2 Бернской конференции). Правда, в мире подобная охрана практически не применяется, что вызвано принципиально иной целью создания указанных «произведений» - они по своей природе предназначены для неограниченного публичного использования . Аналогичным является правовой режим политических речей и речей, произнесенных в ходе судебных процессов. Страны Союза также могут изъять их из охраны полностью или частично, что, однако, не лишает автора исключительного права на издание таких речей в сборниках (п. 1 и 3 ст. 2 bis Бернской конвенции).
Страны Союза в своем национальном законодательстве могут предусмотреть условия, на которых лекции, обращения и аналогичные публично произнесенные произведения могут воспроизводиться в прессе, передаваться в эфир и сообщаться для всеобщего сведения по проводам, если это использование оправдывается информационной целью (п. 2 ст. 2 bis Бернской конвенции).
Наконец, ст. 6 Бернской конвенции допускает ограничение охраны произведений, авторами которых являются граждане государств, не участвующих в Бернской конвенции, если эта последняя страна не обеспечивает достаточной охраны произведениям авторов - граждан стран Союза.

2.2. Основания предоставления и общие принципы конвенционной охраны авторских прав
Международные договоры в сфере охраны авторских прав определяют круг произведений, пользующихся конвенционной охраной, на основании двух критериев: гражданства автора и территориального критерия.
На основании критерия гражданства автора подлежат охране как выпущенные, так и не выпущенные в свет произведения, авторы которых либо являются гражданами государств - участников соответствующих конвенций, либо имеют свое обычное местожительство на их территории (п. 1 (а) и 2 ст. 3 Бернской конвенции). При этом не играет роли, в каком государстве произведение было опубликовано (если оно выпущено в свет). Аналогичное положение содержится в ст. II Всемирной конвенции.
Территориальный критерий предоставления охраны применяется только в отношении произведений авторов, не являющихся гражданами стран-участниц и не имеющих в них основного места жительства. В таком случае охрана предоставляется, только если произведение впервые выпущено в свет в одной из стран - участниц соответствующего договора (п. 1 ст. 3 Бернской конвенции, п. 1 ст. II Всемирной конвенции). Бернская конвенция разъясняет, что сюда же относятся ситуации, когда произведение одновременно (в течение 30 дней после первого выпуска) вышло в свет в стране-участнице и третьем государстве.
Бернская конвенция в ст. 4 устанавливает «льготные» основания для предоставления охраны на основании территориального критерия отдельным категориям произведений . В отношении кинематографического произведения нужно, чтобы его изготовитель имел обычное местожительство или штаб-квартиру в одной из стран Бернского союза. Для произведения же архитектуры достаточно того, чтобы такое произведение было сооружено в какой-либо стране Союза, а для иных произведений, являющихся частью здания или сооружения, - того, чтобы это сооружение было расположено в какой-либо стране Союза.
Соглашение ТРИПС и Договор ВОИС по авторскому праву в отношении критериев для предоставления охраны отсылают к Бернской конвенции.
К общим положениям конвенционной охраны можно отнести: принцип национального режима, предоставление охраны вне зависимости от соблюдения формальностей, срочный характер охраны и отсылка к праву страны, где испрашивается защита, в качестве основного коллизионного начала .
Принцип национального режима в соответствии со ст. II Всемирной конвенции означает, что охраняемые произведения пользуются на территории другого государства-участника той охраной, которая предоставляется государством произведениям своих авторов, впервые выпущенным в свет на собственной территории, или не выпущенным в свет произведениям своих авторов. Бернской конвенцией (п. 1 ст. 5) также закрепляется принцип национального режима, но уточняется при этом, что авторы пользуются в странах Союза «правами, которые предоставляются в настоящее время или будут предоставлены в дальнейшем соответствующими законами этих стран своим гражданам». При этом обе конвенции добавляют, что авторы обладают также правами, особо предоставляемыми соответственно каждой конвенцией.
Таким образом, Бернская и Всемирная конвенции закрепляют не только национальный режим охраны, т. е. полностью уравнивают в правах иностранных авторов с авторами государства-участника, но и предоставляют им все права, которые предусмотрены в конвенции. В результате автор произведения, выпущенного за рубежом, может иметь даже более высокий уровень охраны его прав, чем автор произведения, выпущенного на собственной территории страны-участницы. Такая ситуация возникает, когда национальным законодательством не предусмотрено какое-либо из прав, упомянутых в конвенциях . Названное дополнение к национальному режиму особо значимо для государств - участников Бернской конвенции, поскольку она содержит материально-правовые нормы, предусматривающие наиболее широкий перечень авторских прав.
Статья 3 Соглашения ТРИПС также устанавливает национальный режим в качестве основного принципа охраны прав интеллектуальной собственности. Кроме того, ст. 4 ТРИПС содержит нетипичное для права интеллектуальной собственности положение о режиме наибольшего благоприятствования: в том случае, если в отношении охраны интеллектуальной собственности государство-участник ТРИПС предоставит гражданам и юридическим лицам любого третьего государства какую-либо льготу или иную привилегию, такая же льгота или привилегия должна быть немедленно и безусловно предоставлена гражданам и юридическим лицам всех государств-участников. В ст. 4 установлен и ряд исключений из этого правила.

2.3. Условия охраны авторских прав
Конвенции исходят из охраны авторских прав вне зависимости от соблюдения формальностей.
Бескомпромиссно это положение закреплено в Бернской конвенции, п. 2 ст. 5 которой предусматривает, что пользование конвенционными правами и осуществление их «не связаны с выполнением каких бы то ни было формальностей». Данное положение отражено и в отечественном законодательстве, а именно в п. 1 ст. 9 Закона об авторском праве, и в законодательстве подавляющего большинства государств. Впрочем, есть ряд стран, в которых для признания произведения охраняемым необходимы его регистрация, нотариальное удостоверение, оговорка о сохранении авторского права или соблюдение иных обязательных процедур.
Учитывая это, Всемирная конвенция предусмотрела компромиссное правило: если по внутреннему законодательству государства-участника соблюдение формальностей является обязательным, то формальности считаются выполненными в отношении всех охраняемых на основании данной Конвенции произведений при условии, что все экземпляры таких произведений, начиная с первого выпуска в свет, будут носить знак охраны авторского права . Данный знак представляет собой значок © с указанием имени правообладателя и года первого выпуска в свет. Он должен быть размещен «таким способом и на таком месте, которые ясно показывали бы, что авторское право сохраняется» (п. 1. ст. III). Разумеется, такая «формальность» является чрезвычайно простой и отвечает интересам автора.
Это правило имеет два исключения (п. 2 ст. III): во-первых, оно не распространяется на авторов - граждан государства, законодательство которого требует соблюдение каких-либо формальностей; во-вторых, оно не распространяется на произведения, впервые выпущенные в свет на территории такого государства. Следовательно, рассмотренные положения Всемирной конвенции не должны пониматься как требования отмены формальных процедур. Формальные процедуры не отменяются для произведений своих граждан вне зависимости от места выпуска их в свет, а также для любых произведений, впервые выпущенных в свет в данном государстве. В отношении не выпущенных в свет произведений любые материально-правовые формальности запрещаются (п. 4 ст. III).
Процессуальные формальности при производстве в судах по спорам из авторских отношений (например, депонирование экземпляра произведения в суде) международными договорами не затрагиваются. Впрочем, процессуальные формальности должны быть одинаковыми для собственных граждан и граждан других государств-участников (п. 3 ст. III Всемирной конвенции).

2.4. Срочный характер охраны авторских прав
Данный подход обусловлен необходимостью сочетания частных и публичных интересов при использовании результатов интеллектуальной деятельности и их исключительной важностью для экономического и культурного развития общества .
В соответствии со ст. IV Всемирной конвенции срок охраны произведения устанавливается законодательством государства, в котором предъявляется требование к охране, однако он не может быть меньше 25 лет после смерти автора. В определенных случаях и в отношении некоторых категорий произведений допускается исчисление срока с момента первого выпуска в свет или с момента регистрации произведения. Сокращенный срок-10 лет установлен для фотографических произведений и произведений прикладного искусства.
В странах Бернского союза (в том числе в РФ) действуют иные правила о сроках. Статья 7 Бернской конвенции устанавливает срок охраны в 50 лет после смерти автора либо с момента смерти последнего из соавторов (ст. 7 bis). Пункт 3 ст. 7 закрепляет особый порядок исчисления сроков для произведений, выпущенных анонимно или под псевдонимом. В таком случае течение срока начинается с момента правомерного обнародования9 произведения, кроме случаев, когда псевдоним не вызывает сомнений в личности автора или когда автор раскрыл свою личность до истечения срока охраны. Тогда применяется обычный порядок. Пункт 2 ст. 7 Бернской конвенции допускает установление особого порядка исчисления сроков охраны кинематографических произведений. Они могут исчисляться с момента обнародования либо создания (для необнародованных - в течение 50 лет после создания произведений). Наконец, допускается установление сокращенного срока охраны фотографических произведений и произведений прикладного искусства -25 лет, причем исчисляться он может с момента создания такого произведения (п. 4 ст. 7 Бернской конвенции). Необходимо отметить, что в российском Законе об авторском праве (ст. 27 Бернской конвенции) не предусмотрено каких-либо особых правил относительно сроков охраны кинематографических, фотографических или прикладных произведений.
Исчисление всех вышеуказанных сроков начинается с 1 января года, следующего за наступлением юридического факта, лежащего в основании начала течения сроков (п. 5 ст. 7 Бернской конвенции).
В соответствии с п. 6 ст. 7 страны Бернского союза могут в национальном законодательстве устанавливать повышенные сроки охраны произведений по сравнению с конвенционными.
В настоящее время намечена тенденция увеличения сроков охраны до 70 лет. Подобные правила применяются в странах ЕС в соответствии с Директивой ЕС от 29 октября 1993 г. «О согласовании сроков охраны авторского права и отдельных смежных прав».
В п. 4 ст. 4 Всемирной конвенции и п. 8 ст. 7 Бернской конвенции зафиксировано правило о сравнении сроков охраны авторских прав, представляющее собой изъятие из общего принципа национального режима. Данное положение заключается в том, что хотя срок охраны авторских прав также определяется национальным законодательством страны, в которой предъявляется требование об охране, но если законодательством специально не предусмотрено иное, этот срок не может быть более продолжительным, чем срок, установленный в стране происхождения произведения. Например, произведение, страной происхождения которого является Россия, будет охраняться в государствах - членах ЕС не в течение 70 лет после смерти автора, а в течение 50 лет, как это предусмотрено законодательством России.

2.5. Основные права авторов
Бернская конвенция, как уже отмечалось, в отличие от Всемирной содержит значительное число унифицированных материально-правовых норм и в первую очередь норм, предусматривающих подробный перечень прав авторов в отношении их произведений.
Все права, принадлежащие авторам произведений, подразделяются на две основные группы: личные неимущественные («моральные») права и имущественные права .
К правам первой группы относятся: право требовать признания авторства (которое объединяет в себе право признаваться автором произведения и право на имя); право противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению произведения, противодействовать любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора (п. 1 ст. 6 bis Бернской конвенции). Такие права существуют независимо от имущественных прав автора и полностью сохраняются в случае их уступки. После смерти автора они имеют силу, по крайней мере, до прекращения имущественных прав. Разумеется, личные права не переходят в порядке правопреемства, а только осуществляются лицами или учреждениями, уполномоченными на это законом государства.
Следующая группа прав имеет особое экономическое значение для автора и его правопреемников. Это имущественные права. На практике в подавляющем числе случаев нарушения авторских и смежных прав нарушаются именно имущественные права.
Первым в ряду имущественных прав автора Бернская конвенция называет исключительное право автора переводить и разрешать переводы своих произведений (ст. 8 Бернской конвенции). Право на перевод является единственным правомочием автора, закрепленным во Всемирной конвенции в редакции 1952 г. (ст. V). В отличие от Бернской конвенции Всемирная конвенция допускает право государств-участников устанавливать ограничения исключительного права автора разрешать перевод письменного произведения. В соответствии с ней внутренним законодательством договаривающегося государства может быть разрешена выдача принудительной10 лицензии на перевод произведения гражданину (или юридическому лицу) данного государства при условии, что:
1) перевод произведения на национальный язык (языки) не был выпущен в свет обладателем права перевода (т. е. автором или иным правообладателем) либо с его разрешения в течение семи лет с момента первого выпуска в свет данного письменного произведения;
2) перевод был опубликован в течение семи лет, но весь тираж на национальном языке уже распродан.
Такая лицензия выдается «компетентным органом» договаривающегося государства и носит неисключительный характер. Последнее означает, что она может быть выдана нескольким лицам, работающим самостоятельно, а также никоим образом не препятствует автору или иному правообладателю самому перевести или выдать разрешение на перевод на соответствующий язык и опубликовать его.
Выдача принудительных лицензий может быть осуществлена, только если ходатайствующий о ее выдаче в установленном порядке докажет, что он обращался к обладателю права перевода с просьбой о разрешении перевода и публикации произведения, но ему либо было отказано, либо, несмотря на принятые им меры, его просьба не была вручена правообладателю. Конвенция четко определяет такие меры. Если ходатайствующий о выдаче принудительной лицензии не мог вручить свою просьбу обладателю права перевода, он должен направить ее копии издателю, имя которого обозначено на произведении, а если известно гражданство обладателя права перевода, - также дипломатическому или консульскому представителю государства его гражданства либо организации, которая может быть указана правительством этого государства (имеется в виду национальная организация, осуществляющая коллективное управление авторскими правами). На получение ответа от правообладателя отводится два месяца с момента отправки указанных документов. Лицензия не может быть выдана до истечения этого срока.
Несмотря на то, что лицензия выдается без разрешения обладателя права перевода, в ст. V Всемирной конвенции предусмотрен ряд важных мер по обеспечению интересов обладателя. Во-первых, сохраняются неимущественные права автора: название и имя автора оригинального произведения должны быть указаны на всех экземплярах опубликованного перевода; если же автор изъял из обращения свое произведение, лицензия вообще не может быть выдана ни при каких обстоятельствах. Кроме того, должна быть гарантирована правильность перевода произведения.
Во-вторых, внутренним законодательством государств, допускающих выдачу принудительных лицензий, должны быть приняты меры для того, чтобы обеспечить обладателю права перевода справедливое вознаграждение, причем соответствующее международной практике (а не местным стандартам), а также его выплату и перевод за рубеж.
Наконец, выдаваемая лицензия имеет территориальный характер - она действительна в отношении выпуска в свет перевода лишь на территории того государства, в котором она испрашивается. Ввоз экземпляров в другое договаривающееся государство и их продажа там допускаются только при одновременном соблюдении следующих условий: национальным языком в этом государстве также является язык перевода; законодательство этого государства также допускает выдачу принудительных лицензий на перевод, наконец, ввоз и продажа переводов, сделанных на основании принудительной лицензии, не противоречит внутреннему законодательству этого государства. Российское законодательство выдачи принудительных лицензий на перевод не допускает.
Следующим имущественным правом автора является право на воспроизведение - исключительное право разрешать воспроизведение произведений любым образом и в любой форме (ст. 9 Бернской конвенции). Любая звуковая или визуальная запись признается воспроизведением (п. 3 ст. 9). Таким образом, под воспроизведением понимается создание копии произведения вне зависимости от способа ее создания и материального носителя, используемого для этой цели.
Данное право автора также может быть ограничено: страны Союза сохраняют право разрешать воспроизведение на основании закона без согласия автора, если это не наносит ущерба его законным интересам и не нарушает нормальной эксплуатации произведения . Примером таких ограничений может служить право частной копии - признаваемое практически во всех странах право на воспроизведение правомерно обнародованного произведения исключительно в личных целях, причем без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения (ст. 18 Закона РФ об авторском праве).
Всемирная конвенция в редакции 1971 г. в самой общей форме закрепляет исключительное право автора «разрешать воспроизведение независимо от его способа» (ст. IV bis).
Право на передачу в эфир. Данное имущественное право автора закреплено в ст. 11 bis Бернской конвенции. В соответствии с ней авторы пользуются исключительным правом разрешать:
1) передачу своих произведений в эфир или публичное сообщение этих произведений любым другим способом беспроволочной передачи знаков, звуков или изображений;
2) всякое публичное сообщение, будь то по проводам или средствам беспроволочной связи, повторно передаваемое в эфир произведение, если такое сообщение осуществляется иной организацией, нежели первоначальная. (Имеется в виду право разрешать ретрансляцию. Так что если автор разрешил одной радиовещательной организации использование своего произведения, это не означает, что оно может потом бесконтрольно использоваться остальными организациями для передачи в эфир.);
3) публичное сообщение переданного в эфир произведения с помощью громкоговорителя или любого другого аппарата, передающего звуки, знаки или изображения. (Имеется в виду передача с помощью устройств, установленных в общественных местах, например в ресторанах, на дискотеках, тогда как обычные передачи направлены на принятие программ отдельными лицами дома, на рабочем месте и т. д.).
Пункт 3 ст. 11 bis специально подчеркивает, что разрешение на передачу произведения в эфир не включает в себя разрешение на запись передаваемого произведения. Такая запись представляет собой воспроизведение, и потому для ее осуществления нужно отдельное разрешение правообладателя (по правилам о праве на воспроизведение). Законодательство стран Союза может разрешать радиовещательным организациям осуществлять без согласия автора лишь так называемые записи краткосрочного пользования и их хранение в архивных целях (ст. 24 Закона РФ об авторском праве).
Что касается Всемирной конвенции в редакции 1971 г., то она также предоставляет автору это право, но в самой общей форме - «исключительное право разрешать... передачу в эфир» (ст. IV bis). Таким образом, по Всемирной конвенции гораздо шире круг вопросов, которые оставлены для решения в национальном законодательстве.
Право долевого участия на оригиналы произведений искусства и рукописей11 (ст. 14 ter Бернской конвенции). Данное право заключается в том, что в отношении оригиналов произведений искусства и оригиналов рукописей (в том числе музыкальных произведений) автор, .а после его смерти правопреемники, имеют неотчуждаемое право на долю от цены при каждой последующей продаже произведения, следующей за его первой уступкой. Данное право может быть реализовано, только если законодательство страны, к которой принадлежит автор (если он не является гражданином страны - участницы Бернской конвенции), предусматривает такое право, и в объеме, допускаемом законодательством страны, в которой истребуется эта охрана. Порядок взимания и суммы, причитающиеся автору, устанавливаются национальным законодательством.
Право ни переделку произведений. В соответствии со ст. 12 Бернской конвенции авторы пользуются исключительным правом разрешать переделки, аранжировки и иные изменения своих произведений. Такие произведения охраняются как оригинальные при условии соблюдения прав автора первоначального произведения.
Статья 14 Бернской конвенции специально закрепляет одну из разновидностей права на переделку: исключительное право разрешать, во-первых, кинематографическую переделку и воспроизведение своих произведений, а также распространение переделанных или воспроизведенных таким образом произведений и, во-вторых, публичное представление и исполнение переделанных и воспроизведенных таким образом произведений и сообщение их по проводам для всеобщего сведения. Как следствие, на каждое из перечисленных действий нужно специальное разрешение автора оригинального произведения. Например, при создании фильма на основе книги нужны отдельные разрешения автора книги на ее переделку в сценарий, на создание фильма на основе сценария, на его воспроизведение, на публичное представление (прокат в кинотеатрах), на передачу в эфир или сообщение по кабелю.
Наконец, переделка в любую другую художественную форму кинематографической постановки, производной от литературного или художественного произведения, требует разрешения не только ее автора, но и автора оригинального произведения (п. 2 ст. 14).
Выше были перечислены права, которыми обладают авторы любых литературных и художественных произведений. Кроме них Бернская конвенция выделяет группу прав, которыми наделены авторы отдельных категорий произведений.
Авторы драматических и музыкально-драматическихпроизведений в соответствии со ст. 11 Бернской конвенции имеют исключительное право разрешить публичное представление или исполнение своих произведений и их переводов любыми средствами или способами, а также передачу любым способом их постановок и исполнений для всеобщего сведения. Аналогичные права предоставляются авторам литературных произведений (ст. 11 ter Бернской конвенции в отношении публичного чтения их произведений и переводов их произведений). Что касается Всемирной конвенции в редакции 1911 г., то она в самой общей форме закрепила исключительное право автора разрешать публичное исполнение произведения (независимо от вида произведения). Дальнейшая конкретизация оставлена на усмотрение национального законодательства.
Соглашение ТРИПС и Договор ВОИС по авторскому праву расширили перечень исключительных прав автора по сравнению с Бернской конвенцией, закрепив право на распространение произведений, право проката и право на публичное сообщение произведения. Право на распространение (right of distribution) закреплено в ст. 6 Договора ВОИС. Оно определено как исключительное право автора разрешать действия по продаже или иной передаче права собственности на оригинал или копии произведения, которые делают произведение доступным для всеобщего сведения. Данное право может быть ограничено законодательством договаривающихся государств первой продажей оригинала или копии произведения с согласия автора - «исчерпание прав».
Право проката (право разрешать прокат) закреплено в ст. 11 Соглашения ТРИПС и в ст. 7 Договора ВОИС. Оно принадлежит авторам компьютерных программ и кинематографических произведений. Договор ВОИС добавляет к ним «произведения, воплощенные в фонограммах (works embodied in phonograms), как это определено национальным законодательством сторон». Данное право не применяется в отношении компьютерных программ в том случае, если программа сама по себе не является основным объектом проката (т. е. арендуется, например, компьютер). В отношении же кинематофафических работ право проката применяется только при условии, что их коммерческий прокат привел к широкому копированию таких произведений, и это нанесло существенный вред праву автора на воспроизведение.
Наконец, право на публичное сообщение произведений (ст. 8 Договора ВОИС) означает право разрешать любое сообщение произведения для всеобщего сведения по проводам или средствам беспроволочной связи, включая такой способ, при котором публика имеет доступ к произведению из любого места и в любое время по своему выбору. Таким образом, право, закрепленное в ст. 8 Договора, шире по своему содержанию, чем право на передачу произведения в эфир, предусмотренное Бернской конвенцией.
Кроме вышеназванных прав Бернская конвенция содержит ряд положений относительно защиты охраняемых прав. Общее правило заключается в том, что правообладатель имеет право возбуждать судебное преследование против контрафакторов (п. 1 ст. 15). Статья 16 устанавливает, что контрафактные экземпляры подлежат аресту в любой стране Союза, в которой это произведение пользуется правовой охраной. То же относится и к воспроизведениям охраняемого произведения, происходящим из страны, в которой данное произведение не охраняется или перестало пользоваться охраной.
Соглашение ТРИПС в ст. 41-66 содержит в отличие от Бернской конвенции очень подробный перечень средств правовой защиты авторских прав, а также основные требования к процедуре их применения. Прочие международные договоры почти целиком оставляют этот вопрос на усмотрение национального законодателя.
Статья 41 Соглашения ТРИПС устанавливает общую обязанность государств-участников обеспечить в своем национальном законодательстве эффективное применение против любых нарушений прав интеллектуальной собственности установленных Соглашением мер правовой защиты. Такие меры должны включать эффективные средства для предотвращения нарушений и для пресечения длящихся нарушений. Процедуры их применения должны быть такими, чтобы не создавать препятствий законной торговле и обеспечивать гарантии от злоупотребления ими. Подчеркивается также, что процедуры, связанные с защитой прав на интеллектуальную собственность, не должны быть излишне усложненными или дорогостоящими, влечь необоснованные задержки (что особенно важно для российского правосудия).
Далее устанавливаются общие требования к судебной и административной процедуре по данной категории дел. Кроме того, вводятся специфические таможенные меры защиты, заключающиеся во временном задержании (до выяснения обстоятельств) предположительно контрафактных экземпляров на таможенной границе с целью предотвращения введения их в оборот (ст. 51-60 ТРИПС).

3. Международно-правовая охрана смежных прав
Субъекты и объекты смежных прав. Обладателями смежных прав являются артисты - исполнители, производители фонограмм, организации эфирного и кабельного вещания. Объектами смежных прав выступают соответственно исполнение (чтение, декламация, пение, игра на музыкальных инструментах, исполнение любым иным способом литературного или художественного произведения); фонограмма (исключительно звуковая запись какого- либо исполнения или иных звуков); передача в эфир, под которой понимается передача беспроволочными средствами звуков или изображений для приема публикой (ст. 3 Римской конвенции). Вышеперечисленные объекты упоминаются в международных конвенциях. Кроме них к объектам смежных прав относятся передачи организаций кабельного вещания и иные объекты, отнесенные к таковым национальными законами.
Основания предоставления и общие принципы конвенционной охраны смежных прав. Основания предоставления охраны отличаются в зависимости от того, каким субъектам она предоставляется .
Основания предоставления охраны исполнителям установлены ст. 4 Римской конвенции. Для этого достаточно любого из следующих условий: исполнение имело место в другом договаривающемся государстве; исполнение включено в фонограмму, охраняемую на основании данной Конвенции; исполнение, не записанное на фонограмму, распространяется путем передачи в эфир, охраняемой на основании данной Конвенции. Важно отметить, что такой критерий, как гражданство исполнителя, в число условий для предоставления охраны исполнениям Римской конвенцией не включен. Следовательно, если исполнение исполнителя - гражданина, участвующего в Римской конвенции государства, было произведено в каком-либо третьем государстве, то такое исполнение охраной по Римской конвенции не пользуется.
Основания предоставления охраны производителям фонограмм предусмотрены в ст. 5 Римской конвенции. Охрана предусмотрена по критерию национальности производителя - если производитель фонограммы является гражданином (юридическим лицом) договаривающегося государства; по критерию места первой записи звука; наконец, по критерию места первой публикации (должно быть договаривающееся государство).
В том случае, если фонограмма была впервые выпущена в свет в государстве, не участвующем в Римской конвенции, но в течение 30 дней после этого она была опубликована в договаривающемся государстве, она рассматривается как опубликованная одновременно в этих государствах и, следовательно, пользуется охраной по Римской конвенции (п. 2 ст. 5). В отличие от Римской конвенции Конвенция 1971 г. использует только один критерий для предоставления охраны - критерий национальности производителя фонограмм (ст. 2). Основания предоставления охраны передачам вещательных организаций закреплены в ст. 6 Римской конвенции. Для этого достаточно соблюдения любого из двух условий: штаб-квартира вещательной организации расположена в договаривающемся государстве либо там расположен передатчик, с помощью которого осуществляется передача в эфир.
Принцип национального режима является основным в сфере международной охраны смежных прав (ст. 2 Римской конвенции). Впрочем, Конвенция не ограничивается закреплением общего принципа национального режима. Он дополнен требованием обязательного предоставления минимума конкретных прав исполнителям, производителям фонограмм и вещательным организациям, которые закреплены в Конвенции.
Аналогичным является и подход, изложенный в Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам: национальный режим плюс права, специально предоставленные Договором (ст. 4). Соглашение ТРИПС при определении национального режима отсылает к Римской конвенции, но подчеркивает, что в отношении исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций данный режим распространяется только на те права, которые закреплены в Соглашении (п. 1 ст. 3).
Однако в сфере охраны смежных прав (в отличие от авторского права) не все конвенции исходят из принципа национального режима. Конвенция 1971 г. отказалась от данного принципа, заменив его в ст. 2 общим обязательством охранять интересы производителей фонограмм, являющихся гражданами других государств-участников, от производства копий фонограмм без согласия производителя и от ввоза таких копий, если производство или ввоз осуществляются с целью их распространения среди публики, а также от распространения этих копий среди публики. Данная охрана может осуществляться любыми правовыми методами по усмотрению государства-участника: как с помощью предоставления авторского права и иных подобных прав, так и путем защиты от недобросовестной конкуренции или путем уголовных санкций (ст. 3 Конвенции).
Международная охрана фонограмм и прав артистов-исполнителей осуществляется вне зависимости от формальностей. Статья 11 Римской конвенции устанавливает относительно формальностей правила, сходные с содержащимися в п. 1 ст. III Всемирной конвенции об авторском праве. Знак охраны -латинская буква «Р» в круге. Аналогичное правило закреплено в ст. 5 Конвенции 1971 г.
Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам идет еще дальше и полностью запрещает любые формальности в качестве условий для приобретения и использования смежных прав (ст. 20).
Срочный характер присущ охране не только авторских, но и, разумеется, смежных прав. В соответствии со ст. 14 Римской конвенции срок охраны составляет период по меньшей мере в 20 лет, исчисляемый с конца года, в котором была осуществлена запись фонограммы или включенных в нее исполнений, или имело место не включенное в фонограмму исполнение либо передача в эфир. Конвенция 1971 г. устанавливает такой же минимальный срок в ст. 4. Соглашение ТРИПС в п. 5 ст. 14 увеличивает срок охраны исполнений и фонограмм до 50 лет (для передач организаций эфирного вещания он продолжает составлять 20 лет). Аналогичные положения содержит в ст. 17 Договор ВОИС.
Основные права субъектов смежных прав. К числу исключительных прав артистов-исполнителей Римская конвенция относит:
1) право разрешать сообщение исполнений для всеобщего сведения, в том числе путем передачи в эфир, если используемое для передачи в эфир или для публичного сообщения исполнение не было ранее передано в эфир и не осуществляется с использованием записи (п. 1а ст. 7). Таким образом, настоящее право распространяется только на случаи первого сообщения исполнения для всеобщего сведения. При этом надо помнить, что каждое новое исполнение представляет собой самостоятельный объект охраны;
2) право разрешать первую запись (на материальный носитель) исполнения (п. 1Ь ст. 7);
3) право на воспроизведение (п. 1с ст. 7). Данное право существует, только если первоначальная запись была сделана без согласия исполнителя (принудительная лицензия и т. д.) либо когда воспроизведение осуществляется в иных целях, чем те, на которые исполнитель дал свое согласие.
Указанные права должны быть обязательно предоставлены исполнителям. Кроме того, внутреннее законодательство может расширить их перечень.
Соглашение ТРИПС в п. 1 ст. 14 в самом общем виде закрепляет, что исполнители должны иметь возможность предотвращать запись ранее не записанных исполнений, ее воспроизведение, а также передачу в эфир и публичное сообщение своих «живых» исполнений, если указанные действия совершены без их согласия.
Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам существенно расширяет перечень прав исполнителей13. Во-первых, в ст. 5 Договора впервые на международном уровне закреплены личные права исполнителей. К ним относятся право требовать указания на то, что он является исполнителем (право на имя), а также право препятствовать любому изменению или искажению исполнения, которое может причинить вред его репутации.
Во-вторых, Договор ВОИС существенно расширил перечень имущественных прав исполнителей по сравнению с Римской конвенцией. Наряду с правом на воспроизведение он закрепил ряд новых прав исполнителей:
1) статья 8 Договора закрепила исключительное право исполнителя разрешать распространение записанных на фонофамму исполнений путем продажи или иной передачи права собственности;
2) в соответствии со ст. 9 Договора исполнитель имеет исключительное право разрешать коммерческий прокат для публики оригинала или копий своих исполнений, записанных на фоно- фамму, причем даже после того, как им самим либо с его разрешения было осуществлено распространение экземпляров фоно- фаммы. Впрочем, если в договаривающемся государстве существует система выплаты справедливых вознафаждений исполнителям за прокат их исполнений без разрешения, то при условии, что прокат не наносит ущерба исключительному праву исполнителей на воспроизведение, право проката может не предоставляться;
3) право на публичное сообщение исполнений (ст. 10 Договора ВОИС) по своему содержанию совпадает с аналогичным правом, закрепленном в Договоре ВОИС по авторскому праву.
Права производителей фонограмм закреплены в Римской конвенции в общей форме: они имеют исключительное право разрешать прямое или косвенное воспроизведение своих фонофамм (ст. 10). Кроме того, хотя они не вправе запрещать публичное сообщение и передачу в эфир фонограмм, опубликованных ими в коммерческих целях, они имеют право на разовое справедливое вознаграждение от пользователя фонограммы. Такое же право имеют и исполнители в отношении своих исполнений, зафиксированных на фонограммах. Условия распределения вознаграждений определяются соглашением исполнителей с производителями фонограмм, а при его отсутствии - внутренним законодательством (ст. 12). Аналогичное правило предусмотрено ст. 15 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам.
Конвенция 1971 г. не закрепляет каких-либо исключительных прав производителей фонограмм, а лишь содержит общее обязательство государств-участников охранять интересы производите - лей фонограмм от создания копий их фонограмм без разрешения, ввоза таких копий и их распространения.
В отличие от нее Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам значительно расширяет установленный Римской конвенцией перечень прав производителей фонограмм, добавляя к праву на воспроизведение право распространения, проката и сообщения для всеобщего сведения. Содержание этих прав сходно с содержанием аналогичных прав исполнителей.
Организации эфирного вещания в соответствии с Римской конвенцией имеют, во-первых, те же права, что и исполнители, а кроме того, исключительное право на ретрансляцию своих передач (п. «а» ст. 13) и на сообщение для всеобщего сведения своих телевизионных передач, если оно осуществляется в местах, доступных для публики за входную плату (п. «d» ст. 13). Те же права закреплены в п. 3 ст. 14 Соглашения ТРИПС.
Нормальное использование смежных прав, как и нормальное использование авторских прав, предполагает определенные изъятия из охраны.
Во-первых, допускается распространение на сферу действия смежных прав любых ограничений, установленных в отношении охраны авторских прав (п. 2 ст. 16 Римской конвенции, ст. 6 Конвенции 1971 г., п. 1 ст. 16 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам). В Соглашение ТРИПС включено в отношении ограничений охраны как авторских, так и смежных прав лишь одно общее правило: они не должны противоречить нормальному использованию объекта прав и неразумно нарушать законные интересы правообладателей. Аналогичное правило содержит и п. 2 ст. 16 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам.
Во-вторых, допускается свободное использование объектов смежных прав в личных целях, использование коротких отрывков с целью сообщения о текущих событиях, осуществление кратковременной записи вещательными организациями с применением своего оборудования и для своих собственных передач, наконец, 11 - 602 использование исключительно в учебных и научных целях (п. 1 ст. 15 Римской конвенции).
Римская конвенция допускает принудительные лицензии, но только в той мере, в какой это не противоречит установленным ею случаям изъятий из охраны. Конвенция 1971 г. в ст. 6 предусматривает более подробные правила о принудительных лицензиях в отношении фонограмм. Они могут быть установлены национальным законодательством, если соблюдены все следующие условия: воспроизведение предназначено для использования исключительно в целях обучения или научных исследований; распространение экземпляров осуществляется только на территории выдавшего лицензию государства и экспорт копий осуществляться не будет; правообладателям должно выплачиваться справедливое вознаграждение с учетом числа копий, которые будут произведены.
Что касается охраны авторских и смежных прав при осуществлении спутникового вещания, то для нее большое значение имеет Конвенция 1974 г. о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники. Проблема состоит в том, что передачи, осуществляемые с помощью спутников, зачастую могут быть приняты на территориях, для которых они не предназначены. В результате авторы и обладатели смежных прав не получают вознаграждения за передачу, произведенную на такой территории. Кроме того, так как законодательство об охране авторских и смежных прав различно и не все государства, на территорию которых фактически осуществляется вещание, участвуют в международных договорах об их охране, возможны и иные нарушения, например запись и воспроизведение в коммерческих целях переданной в эфир через спутник программы и т. д.
Для предотвращения указанных ситуаций Конвенция 1974 г. в п. 1 ст. 2 установила обязанность договаривающихся государств «принимать соответствующие меры по предотвращению распространения на своей или со своей территории любого несущего программы сигнала любым распространяющим органом, для которого сигнал, переданный на спутник или проходящий через него, не предназначается. Это обязательство применяется в том случае, когда орган-источник подпадает под юрисдикцию другого договаривающегося государства и когда распространяемый сигнал является вторичным сигналом».
Для того чтобы понять содержание этого обязательства, надо представлять себе, как осуществляется спутниковое вещание. Во-первых, оно может производиться напрямую - для непосредственного приема публикой с помощью индивидуальных спутниковых антенн. На такие ситуации Конвенция 1974 г. не распространяется (ст. 3).
Во-вторых, вещание может осуществляться следующим образом: сигнал, содержащий определенную программу, передается на спутник физическим или юридическим лицом, которое, собственно, и определяет, какие именно программы будет нести излучаемый сигнал (орган-источник). Далее со спутника сигнал передается на большую территорию и принимается распространяющим органом, который, в свою очередь, транслирует этот сигнал с помощью обычных средств вещания для приема публикой на обычные (не спутниковые) антенны. Сигнал до его приема распространяющим органом называется излучаемым сигналом, а после - вторичным сигналом. Конвенция распространяется именно на такие ситуации.
Впрочем, если вторичный сигнал принимается другим органом вещания и ретранслируется им далее любым способом, не включающим в себя передачу через спутник, то такая вторичная ретрансляция уже не подпадает под действие Конвенции 1974 г., а охватывается иными, «земными» договорами об охране авторских и смежных прав (п. 3 ст. 2).
Из-под действия Конвенции договаривающиеся государства могут исключить ситуации, когда распространяемый на их территории сигнал несет лишь короткие выдержки из передаваемых программ, используемые в информационных целях или в качестве цитат, а также когда распространение ведется исключительно в научных или просветительских целях (ст. 4).
Важно помнить, что предметом регулирования Конвенции являются именно сигналы, а не их содержание, которое составляют произведения и объекты смежных прав. Метод регулирования, предусмотренный данной Конвенцией, целиком относится к сфере публичного права. Способы, которыми осуществляется предотвращение распространения сигналов на территориях, для которых они не предназначены, целиком оставлены на усмотрение национальных законодательств.
Что касается средств защиты нарушенных прав исполнителей, производителей фонограмм и организаций эфирного вещания, то они подробно регламентированы Соглашением ТРИПС и аналогичны средствам правовой защиты, применяемым при нарушении авторских прав.

4. Охрана авторских и смежных прав в сети Интернет
Значение трансграничных телекоммуникационных сетей, объединенных под общим названием «Интернет», для современного информационного общества трудно переоценить. Стремительно повышаются как количество пользователей Интернета, так и экономический оборот в сфере электронной торговли. Свобода и исключительное удобство поиска информация на любую тему также является неоспоримым достоинством цифровых сетей, делает их использование целесообразным в таких разных сферах, как информационный обмен, бизнес, исследовательская и научная деятельность, досуг и т. д.
Вместе с тем возникновение такого принципиально нового явления, как Интернет, создало повышенную опасность для обладателей авторских и смежных прав, так как теперь их произведения, переведенные в цифровую форму, могут воспроизводиться и распространяться практически без ограничений, мгновенно перемещаясь между самыми удаленными точками земного шара. Следовательно, возможно не только самое широкое распространение правомерно созданных копий произведений, но и контрафактных экземпляров, воспроизведенных без согласия автора.
Сразу необходимо оговорить, что абсолютно несостоятельными и не основанными на каких-либо правовых нормах являются мнения о том, что интернет-пространство не регулируется правом, либо о том, что авторское право в Интернете не действует. Отсутствие специального правового регулирования отнюдь не означает, что на Интернет не распространяются общие нормы об охране авторских и смежных прав. В частности, нормы международных договоров по охране авторских и смежных прав целиком сохраняют свое значение применительно к использованию и охране произведений и объектов смежных прав в Интернете.
Здесь необходимо кратко остановиться на технической стороне возникающих проблем. Итак, в телекоммуникационных сетях информация содержится в различных цифровых форматах (файлы .jpg, .mpg, .mp3, .wav и др.). Перевод любого произведения, исполнения, фонограммы в соответствующие форматы при наличии необходимого оборудования очень прост и относительно недорог. При этом оцифрованная информация может без всякого ухудшения качества перезаписываться бесконечное количество раз в отличие от традиционной аналоговой записи, качество которой существенно ухудшается с каждой новой копией (так, уже третья или четвертая перезапись с одной аудиокассеты на другую малопригодна для прослушивания).
Копирование цифровых файлов (т. е. воспроизведение в смысле ст. 9 Бернской конвенции) вообще не требует никаких особых усилий или материальных затрат, его может осуществить любой владелец персонального компьютера. Если же пользователь, пусть даже правомерно получив эту информацию, не только перепишет файл для себя (т. е. использует право частной копии, являющееся общепринятым ограничением прав автора), но и начнет использовать произведение каким-либо образом без согласия автора (например, просто поместив его в Интернет, иными словами, осуществит публичное сообщение), это может повлечь широкое распространение контрафактных экземпляров по всему миру.
Кроме того, произведение без всякого согласия на то автора может быть изменено, в том числе способом, наносящим ущерб репутации автора, может быть нарушено его право на имя и иные неимущественные права. Причем установить сам факт такого нарушения будет весьма сложно. При этом важно помнить о том, что в Интернете не существует национальных границ, следовательно, возникают проблемы в сфере определения суда, имеющего юрисдикцию по делам из нарушений авторских и смежных прав в цифровых сетях, а также в сфере признания и приведения в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений.
Существовавшая до недавнего времени (и во многом продолжающая существовать) система международно-правовых средств охраны авторских и смежных прав далеко не всегда успешно работает в новых условиях. Как следствие, возникла потребность в создании, во-первых, новых средств правовой охраны и, во-вторых, юридических средств, позволяющих при сохранении существующей системы, созданной Бернской, Всемирной и Римской конвенциями, адаптировать ее к новым условиям.
Ключевую роль в решении этих двух задач в настоящее время играют два новых международных договора - Договор ВОИС по авторскому праву и Договор ВОИС - по исполнениям и фонограммам. Они были приняты на дипломатической конференции, проходившей в Женеве в декабре 1996 г., и явились первыми международными договорами, содержащими положения, прямо посвященные охране авторских и смежных прав в цифровых сетях. Характерно, что во многих публикациях их для краткости называют «Договоры ВОИС по Интернету» («WIPO Internet Treaties»).
Вместе с Договорами на дипломатической конференции в Женеве были приняты Согласованные заявления относительно отдельных статей указанных Договоров, в которых дается официальное толкование наиболее сложных положений в целях их единообразного понимания и применения.
Ключевое значение для охраны авторских и смежных прав в сети Интернет имеют следующие положения.
Во-первых, сразу возник вопрос: является ли размещение произведений в Интернете их публичным сообщением (которое представляет собой исключительное право автора и, следовательно, требует его согласия)? Многие операторы сайтов, размещая на своих страничках чужие произведения без согласия их авторов, ссылались на то, что такие действия не являются публичным сообщением или воспроизведением произведений. Таким образом, возникла серьезная угроза для интересов авторов, исполнителей, производителей фонограмм и т. д. Данный вопрос в отношении публичного сообщения был решен ст. 8 Договора ВОИС по авторскому праву (применительно к праву на публичное сообщение произведений), а также ст. 10 (право публичного сообщения записанных исполнений), ст. 14 (право публичного сообщения фонограмм) и ст. 15 (право на вознаграждение за публичное сообщение или передачу в эфир) Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам. Приведенные статьи указывают, что к способам публичного сообщения относится и такой способ, при котором «публика имеет доступ к произведению из любого места и в любое время по своему выбору». Данное уточнение относится к размещению произведений в цифровых сетях и прежде всего в Интернете, когда возможен доступ в режиме on-line, т. е. пользователь в любой момент и из любого места, оборудованного выходом в сеть, может получить доступ к произведению. Таким образом, окончательно поставлена точка в споре о том, является ли размещение произведения в сети Интернет его публичным сообщением.
Следующий важный вопрос: является ли простое размещение охраняемого объекта в сети Интернет его воспроизведением? В Согласованном заявлении к. ст. 1(4) Договора ВОИС по авторскому праву указано, что «хранение произведения в цифровой форме в электронном средстве связи представляет собой воспроизведение в смысле ст. 9 Бернской конвенции». Аналогичное правило содержится и в Согласованном заявлении относительно ст. 7, 11 и 16 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам. Таким образом, простое помещение объекта авторских или смежных прав в цифровую сеть требует согласия автора как на воспроизведение.
Немаловажно для исполнителей и производителей фонограмм и право на справедливое разовое вознаграждение за некоторые виды использования фонограмм. Пункт 4 ст. 15 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам подчеркивает, что если фонограмма опубликована таким образом, что к ней возможен доступ «из любого места й в любое время по своему выбору» (имеется в виду размещение ее в цифровой сети), то такое опубликование должно считаться опубликованием в коммерческих целях. Таким образом, право на справедливое разовое вознаграждение существует и в Интернете.
Решая правовые проблемы, нельзя забывать и о технических способах защиты авторских прав в Интернете. К ним относятся: шифрование, установка паролей доступа либо паролей, позволяющих осуществлять воспроизведение или изменение информации. Учитывая объективную сложность выявления правонарушений в цифровых сетях и недостаточную эффективность одной только юридической защиты, проще предотвратить нарушение, используя соответствующие технические средства, чем восстанавливать уже нарушенное право. Однако эти технические средства сами нуждаются в правовой защите. Во-первых, они, являясь программами для ЭВМ, представляют собой объекты, охраняемые авторским правом либо (если используются аппаратные средства) патентным правом. Во-вторых, с учетом их узкоспециальной цели -предотвращения несанкционированного доступа к информации либо работы с ней - требуется и специальное правовое регулирование их применения, включая установление ответственности за «взлом» или обход такой защиты.
Договор ВОИС по авторскому праву в ст. 11 предусмотрел обязанность государств «обеспечить соответствующую правовую охрану и эффективные средства защиты против любого нарушения технологических мер, применяемых авторами в связи с использованием ими своих прав по Бернской конвенции или по настоящему Договору». Таким образом, данный вопрос каждое из государств-участников обязано решить во внутреннем законодательстве. Аналогичное положение содержится и в ст. 18 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам.
Следующая проблема часто возникает в связи с необходимостью защитить уже нарушенные права авторов, исполнителей и других субъектов. Дело в том, что процесс поиска доказательств в цифровых сетях весьма сложен, так как произведения в цифровой форме легко изменить; во-вторых, большинство сайтов в Интернете регулярно обновляются, что затрудняет выяснение вопросов о том, имелся ли ранее какой-либо файл на данном сайте, каково было содержание находящейся в нем информации и т. д. Например, существует спор о незаконном использовании произведения, однако само произведение, предположительно находившееся на данном сервере, было с него удалено либо перемещено. Экспертиза может не справиться с задачей установления того, что ранее находилось на этом сервере, иные методы также могут оказаться неэффективными.
Решение этой проблемы дано одинаково в договорах ВОИС по авторскому праву и по исполнениям и фонограммам. Статьями соответственно 12 и 19 указанных договоров было введено новое понятие - «информация об управлении правами». Под такой информацией понимается «информация, идентифицирующая произведение и его автора, обладателей иных прав на произведение, а также информация об условиях договора на использование произведения, а также коды или числа, содержащие подобную информацию, при условии, что указанные элементы информации присоединены к копии произведения либо проявляются в процессе публичного сообщения произведения». Ее наличие позволяет с уверенностью говорить о том, что автором произведения, исполнителем, производителем фонограммы, иным правообладателем является определенное лицо. Примеры такой информации - электронно-цифровая подпись; знак © с указанием имени автора и года издания и т. д. Часто информация об управлении правами содержится в охраняемых объектах в неявной форме, что позволяет предотвратить ее обнаружение и удаление лицом, пытающимся нарушить права авторов и обладателей смежных прав.
Кроме того, наличие указанной информации может облегчить процесс поиска и отслеживания охраняемого объекта в информационной сети. Статьи 12 и 19 договоров ВОИС обязывают стран-участниц принять эффективные правовые меры против лиц, которые без разрешения удаляют или изменяют такую информацию либо распространяют, импортируют в целях распространения, сообщают для всеобщего сведения, передают в эфир произведения или их копии, а также исполнения, копии записанных исполнений и фонограмм, зная, что информация об управлении правами была удалена или изменена. В Согласованном заявлении относительно ст. 12 Договора ВОИС по авторскому праву подчеркивается, что данные положения не должны пониматься как устанавливающие какие-либо формальности, не разрешенные Бернской конвенцией и договорами ВОИС. Иными словами, размещение информации об управлении правами осуществляется исключительно по желанию самого автора (исполнителя и т. д.) и не может являться условием предоставления охраны.

Заключение
Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что отличительная черта прав на продукты творческой деятельности состоит в том, что они, как и право собственности, являются по своему содержанию абсолютными правами: только правообладатель может использовать произведение с целью извлечения имущественной выгоды, а все третьи лица обязаны воздерживаться от нарушения его права, и не могут использовать произведение или изобретение без его согласия. Таким образом, права на интеллектуальную собственность имеют исключительный характер. Специфика этих прав заключается также в том, что их объекты по своему существу нематериальны.
Эти права возникают в соответствии с законами конкретного государства и их юридическая защита, как правило, ограничивается его территорией. Поэтому приобретение автором произведения определенных прав в данной стране не влечет их автоматического признания в другом государстве.
Территориальный характер авторского права означает, что произведение, первоначально опубликованное в одной стране, затем может быть переведено и издано в другом государстве без согласия автора и без выплаты ему гонорара. В связи с тем, что здесь такое произведение не будет охраняться авторским правом, ни автор, ни издательство, впервые выпустившие его в свет, не могут возражать против действий такого рода. Поэтому в течение длительного времени сохранялось положение, при котором книгоиздатели и продавцы издавали и реализовывали в различных странах произведения зарубежных авторов, не выплачивая им гонораров.
В настоящее время главным средством преодоления территориального характера авторского и патентного права является заключение межгосударственных соглашений о взаимном признании и охране прав на интеллектуальную собственность. Их разработка и принятие позволяют правам, возникающим по законам одного государства, действовать и охраняться на территории другого в соответствии с его законодательством. Иностранцы в этом случае получают возможность обладать правомочиями, предоставленными местными законами, а их национальные законы, как правило, не учитываются и не применяются.
Среди основополагающих документов, устанавливающих принципы международной охраны авторских прав, необходимо в первую очередь отметить Всемирную конвенцию об авторском праве от 6 сентября 1952 года, а также Бернскую конвенцию об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 года, неоднократно изменявшуюся и дополнявшуюся, последний раз - Парижским актом от 24 июля 1971 года. Означенные договоры являются соглашениями универсального характера, объединяющими соответственно 90 и 128 государств. 20 декабря 1996 года был принят еще один универсальный договор - Договор по авторскому праву Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС). Кроме того, данному вопросу посвящено большое количество региональных и двусторонних договоров.

Список использованной литературы
1. Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г. // СПС Гарант
2. Всемирная конвенция об авторском праве от 6 сентября 1952 г. (пересмотрена в Париже 24 июля 1971 г.) // СПС Гарант
3. Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности (Стокгольм, 14 июля 1967 г.) (изменена 2 октября 1979 г.) // СПС Гарант
4. Ануфриева Л.П. Международное частное право. В 3-х томах. М.: изд-во БЕК; 2002.
5. Близнец, И. А. Леонтьев, К. Б. Авторское право и смежные права :Учебник - М. : Проспект,2009.
6. Козырев В.Е, Леонтьев К.Б Авторское право. Вводный курс. - М.: Логос, 2007.
7. Международное частное право / под ред. Дмитриевой Г.К. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ТК Велби, Проспект, 2004.
8. Моргунова, Е. А. Авторское право: Учебное пособие -М.: Норма,2009.
9. Плиева С. В. Авторское право как объект правового регулирования // Бизнес в законе. -2009. - № 5. - С. 108 – 110
10. Рузакова О.А Международное частное право. - . М.: МФПА, 2009.
11. Свечникова И.В Авторское право. - М.: Дашков и К, 2009.
12. Судариков, С. А. Авторское право: Учебник -учеб. изд. - М. :Проспект,2009.
13. Ховрина Л. В. Законодательное регулирование защиты интеллектуальной собственности в России и зарубежных государствах // Пробелы в российском законодательстве . -2009. - № 1. - С. 123 – 125
14. Шевчук Д.А. Международное частное право. - М.: Эксмо, 2009.




Данные о файле

Размер 181.5 KB
Скачиваний 49

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar