ГлавнаяКаталог работЮриспруденция, право → Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее преступность деяния
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее преступность деяния

Содержание

Введение 3
1. Понятие обстоятельств, исключающих преступность деяния 5
2. Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее
преступность деяния 9
2.1. Условия правомерности необходимой обороны,
относящиеся к нападению 10
2. 3. Условия правомерности необходимой обороны,
относящиеся к защите 14
3. Превышение пределов необходимой обороны 23
Заключение 27
Список нормативных источников и литературы 28


Введение

Статья 45 Конституции РФ предоставляет каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Среди методов защиты важное место занимает участие в борьбе с преступностью путем пресечения преступных посягательств, предотвращения грозящей опасности личным и другим законным интересам, задержание преступников и т.п.
Любое преступление, как правило, связано с причинением серьезного вреда охраняемым общественным отношениям, интересам личности. Мера причиненного или грозящего вреда выражает основной признак любого преступления - его общественную опасность.
Однако в некоторых ситуациях причинение даже существенного вреда по своему социальному содержанию является полезным для личности и общества и в силу этого лишено общественной опасности и уголовной противоправности. Законом и господствующей моралью допускаются необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения и т.п. Специфика указанных поступков в том, что, несмотря на реальное причинение вреда интересам людей либо организаций, они не считаются преступными, в них отсутствуют общественная опасность и уголовная противоправность. По своему объективному социальному содержанию они направлены на укрепление позитивных общественных отношений.
Обстоятельства, исключающие преступность деяния, всегда реализуются в сознательном и волевом поведении лица. Его действия при таких обстоятельствах ориентированы на защиту интересов личности, общества и государства. Они способствуют укреплению правопорядка и являются важной формой активного участия граждан в борьбе с преступностью. По этой причине инициативное осознанное поведение, внешне даже напоминающее преступное, всемерно поощряется, поддерживается моралью и правом.
Реализация прав и свобод нередко сопровождается причинением вреда конкретным людям, организациям, объединениям. В обычных условиях, при правомерном поведении, интересы этих субъектов охраняются законом. Однако, если они действуют вопреки интересам личности, общества, государства, закон называет определенные основания, позволяющие во имя всеобщего блага пресечь их методами, сопряженными с реальным причинением вреда, ущерба.
Причинение физического, материального и другого вреда внешне реализуется как преступление, однако им не становится, поскольку в силу своего социального содержания оно полезно и поэтому по закону расценивается как правомерное поведение.
Общее понятие обстоятельств, исключающих преступность деяния, имеет важное значение. Оно позволяет точно определить юридическую природу каждого конкретного обстоятельства, дать адекватное его толкование, обеспечить единое стабильное применение уголовного закона, выявлять его пробелы и способствовать их устранению, а также уяснить наиболее существенные правовые признаки каждого конкретного обстоятельства, что облегчает изучение материала и обретение навыков последующего применения уголовного закона на практике.
Цель работы – рассмотреть понятие необходимой обороны, как обстоятельства, исключающего преступность деяния, выявить условия ее правомерности и пределы.


1. Понятие обстоятельств, исключающих преступность деяния

Систему обстоятельств, исключающих преступность деяния, образуют необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения.
Проблема системы обстоятельств, исключающих общественную опасность, не раз ставилась в науке российского уголовного права. Так, Н.С. Таганцев называл восемь таких обстоятельств:
- исполнение закона;
- исполнение приказа;
- дозволение власти;
- осуществление дисциплинарной власти;
- осуществление профессиональных обязанностей;
- осуществление частного права;
- необходимая оборона;
- крайняя необходимость .
В обстоятельствах, исключающих преступность деяния, отсутствуют общественная опасность и уголовная противоправность. По своему социальному содержанию они полезны, поощряются моралью и законом. Это важная форма участия граждан в борьбе с преступностью, которая реализуется в сознательном волевом активном поведении людей. Указанные обстоятельства связаны с причинением вреда другим интересам. Внешне вред напоминает преступление, но таковым не является. Его причинение расценивается уголовным законом как правомерное поведение.
Некоторые деяния формально могут содержать признаки состава пре¬ступлений, но при определенных условиях не признаются преступлениями. Уголовный закон допускает такое правомерное причинение вреда объектам уголовно-правовой охраны в силу наличия обстоятельств, исключающих преступность деяния.
В УК РФ (1996 г.) принципиально по-но¬вому сформулирован институт этих обстоятельств (ст. 37-42). Их уникаль¬ные социальная значимость и юридическая природа оживили научный инте¬рес к данной проблематике. Однако концептуально проводимые исследова¬ния, как правило, основываются на «классической» концепции исключения общественной опасности причиненного вреда, разработанной известными советскими авторами. Для советской доктрины уголовного права традици-онной была позиция, что данные обстоятельства исключают общественную опасность причиненного вреда, а причиненный вред может расценивается как «общественно нейтральный» или даже «общественно полезный».
В науке в последние годы сделан ряд попыток нового обоснования юри¬дической природы таких обстоятельств. Например, выдвинута довольно про¬тиворечивая, но интересная теория «внешнего фактора», исключающая при¬знак противоправности причиненного вреда при наличии критериев допус¬тимости любого из этих обстоятельств . Некоторые специалисты склонны говорить о нескольких основаниях исключения преступности деяния соглас¬но ст. 37-42 УК РФ, называя среди них отсутствие как общественной опаснос¬ти, так и в ряде случаев — признака противоправности и (или) виновности .
Кроме того, в научной литературе вновь реанимирована мысль о «социальной полезности» таких обстоятельств .
Этот путь развития теории обстоятельств, исключающих преступность деяния, является наиболее неудачным и разрушающим единое представле¬ние о системе обстоятельств, исключающих преступность деяния. С одной стороны, к таким обстоятельствам станет возможным причислить иные ин¬ституты, имеющие отличное юридическое основание (в частности, добро¬вольный отказ), а с другой — появится неслыханное оправдание не необхо¬димости, а «полезности», например, причинения при правомерной обороне смерти нападающему. В плоскости отечественных реалий именно эта теория может содействовать введению предлагаемой рядом криминологов «внесу¬дебной репрессии».
Исключение преступности причиненного вреда объекту уголовно-пра¬вовой охраны должно основывается на непротивоправности (допустимости) причинения вреда охраняемым уголовным правом интересам, указанным в нормах УК РФ. Иными словами, «общие корни» юридической природы та¬ких обстоятельств нужно искать в исключении признака противоправности причиненного вреда при наличии какого-либо обстоятельства, предусмот¬ренного ст. 37-42 УК РФ. Указанный подход:
а) корреспондирует с тенденцией «реабилитации» за противоправно-стью основного признака преступления ;
б) позволяет отграничить обстоятельства, исключающие преступность деяния, от иных оснований отсутствия преступности в совершенном деянии (малозначительность, невиновное причинение вреда и пр.);
в) объясняет характер дозволительного правоотношения, возникаю-щего при соблюдении критериев правомерности причинения вреда при любом из этих обстоятельств.
Все указанные в ст. 37-42 УК РФ обстоятельства исключают формаль¬ную преступность причиненного вреда, и, следовательно, наличие допусти¬мого обстоятельства исключает противоправность причинения вреда в силу прямого указания уголовного закона. Правоотношение, возникающее по по¬воду возникновения любого из указанных обстоятельств, имеет управомочивающий характер, так как законодатель дает право на причинение вре¬да объектам уголовно-правовой охраны в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости, обоснованного риска и т.д. и обеспечивает непривлечение к уголовной ответственности в случае допустимого причинения вреда при использовании этого правомочия .
Необходимо заметить, что в специальной литературе высказана пози¬ция, что в УК РФ надо дать лишь «общее определение» таких обстоятельств и их примерный перечень, что даст возможность считать такими обстоя¬тельствами и иные, прямо не указанные в уголовном законе . Данная пози¬ция вряд ли соответствует принципу законности и запрету на применение норм уголовного права по аналогии.
При наличии любого из указанных в законе обстоятельства, исклю-чающего преступность деяния, уголовно-правовой оценке подлежит (вер-нее, может подлежать) не само это обстоятельство, а факт причинения того или иного вреда при превышении пределов допустимости характера и объема вреда, причиненного в рамках любого из таких обстоятельств.


2. Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее
преступность деяния

Необходимая оборона (ст. 37 УК РФ) в самом общем определении представляет собой правомерную защиту, выражающуюся в причинении вреда посягающему (нападающему) лицу. Ряд ученых считают право на необходимую оборону прирожденным правом, «вытекающим из естественного, присущего человеку от рождения права на жизнь» .
Необходимая оборона — традиционный, но весьма сложный и спорный институт уголовного права. Достаточно сказать, что исследованию тех или иных аспектов этого обстоятельства посвящено более ста специальных работ, а редакция ст. 37 УК РФ только в последние пять лет неоднократно менялась.
Оборона возможна только от нападения человека, в том числе мало-летнего или невменяемого, поэтому в уголовном законе употреблен термин «оборона» не от преступного, а от «общественно опасного» посягательства.
Оборона может иметь место при посягательстве (нападении) не только непосредственно на обороняющегося, но и на третьих лиц.
Необходимая оборона — это право любого человека, присущее ему вне зависимости от профессиональной или иной специальной подготовки.
Смысл действующей редакции ч. 3 ст. 37 УК РФ сводится к тому, что любому лицу принадлежит не просто право на необходимую оборону — на него в полном объеме распространены все положения данной нормы.
Весьма по¬ложительно надо расценить указание уголовного закона на то, что для при¬знания состояния необходимой обороны, если при этом не превышены ее пределы, не имеет юридического значения, мог ли обороняющийся спастись бегством, обратиться за помощью к иным лицам или принять иные меры для предотвращения нападения.

К. признана виновной в убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны. Как указано в приговоре, К., находясь в квартире, принадлежавшей С, в состоянии алкогольного опьянения из личной непри¬язни в ссоре вырвала из рук С. кухонный нож и, обороняясь, нанесла ему удар в грудь, от чего он скончался на месте.
Признавая К. виновной в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны, суд в приговоре констатировал, что она, увидев в ру¬ках С. нож, могла реально опасаться за свою жизнь, однако, вырвав из его рук нож, т.е. завладев им, К. не попыталась покинуть квартиру или предот¬вратить конфликт иным путем, менее опасным для жизни С, а, ненавидя по¬терпевшего, сознательно допуская возможность причинения смерти, нанес¬ла ему со значительной силой удар ножом в жизненно важную часть тела — грудь, причинив повреждение сердца, от чего он скончался на месте. В решении Верховного Суда РФ по этому делу указано, что право на необ¬ходимую оборону принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Как видно из материалов дела, К. находилась на-едине с С. в закрытой комнате, в отсутствие соседей по коммунальной квар¬тире. Он в этот вечер был в состоянии алкогольного опьянения, вел себя аг¬рессивно, подошел к К., держа нож на уровне ее груди. К., понимая, что для ее жизни существует реальная угроза, защищаясь, вырвала нож и нанесла им удар С. в грудь. Следовательно, действия К. были правомерными .

2.1. Условия правомерности необходимой обороны,
относящиеся к нападению

К условиям правомерности необходимой обороны, относящимся к нападению, относятся: общественная опасность посягательства, его наличность и действительность. Общественная опасность посягательства как обязательное условие возникновения права на необходимую оборону вытекает непосредственно из уголовного закона. Практически наличие общественно опасного посягательства создает основание для возникновения права на необходимую оборону. Само состояние необходимой обороны возникает в любом случае, когда гражданин осознает, что сталкивается с общественно опасным посягательством, направленным на интересы его самого, его близких, других лиц, законные интересы общества или государства. Статья 37 УК допускает оборону против общественно опасных поступков, совершаемых лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности, а также общественно опасных действий со стороны невменяемых.
Общественно опасное посягательство в большинстве случаев - это поступок, оцениваемый как преступление. Однако не всякое преступление создает предпосылки для немедленного акта необходимой обороны со стороны всех его очевидцев.
Необходимая оборона возникает только в ситуациях, когда преступление сопряжено с непосредственной угрозой немедленного причинения вреда объектам охраны или же с фактическим причинением такого вреда. Вместе с тем причинение вреда посягающему способно предотвратить грозящую опасность либо пресечь само общественно опасное посягательство. Необходимая оборона чаще всего встречается при посягательствах на жизнь, телесную и половую неприкосновенность, здоровье человека, собственность, общественный порядок. Допустима необходимая оборона против преступных посягательств на честь граждан, против незаконных действий должностных лиц.
В юридической литературе вопрос о допустимости необходимой обороны от посягательств на честь и достоинство граждан решается по-разному. Судебная практика признает право на необходимую оборону при посягательствах на честь и достоинство личности.
Объединяет все общественно опасные посягательства общая черта - их деструктивный, разрушительный характер, способность немедленного причинения вреда объекту охраны. По этой причине необходимая оборона не возникает в ситуациях, когда грозящий вред отложен во времени, например при клевете, вымогательстве и др. В этих случаях пресечь посягательство можно иным законным путем, не прибегая к немедленному причинению вреда.
Отсутствует общественно опасное посягательство, дающее право на ответное причинение вреда в рамках необходимой обороны, при совершении преступлений путем невыполнения какой-либо обязанности (бездействия), а также при совершении неосторожных преступлений. Нет также общественно опасного посягательства при совершении действий, которые по своему характеру не могут быть опасными. По этой причине необходимая оборона невозможна от правомерных поступков, связанных с актом необходимой обороны, последовавшей со стороны другого лица, против крайней необходимости, причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, и т.п.
Наличность посягательства образует самостоятельное условие правомерности необходимой обороны. Обоснованной признается своевременная защита, когда объектам уголовно-правовой охраны уже причиняется вред или существует реальная угроза его немедленного причинения. Необходимая оборона обоснованна в период от начала до окончания посягательства. Началом посягательства признается покушение на преступление. Вместе с тем при практическом разрешении этих уголовно-правовых вопросов начало посягательства нередко смещается на более ранний период, до момента непосредственного его выполнения. Зачастую угроза начала посягательства очевидна, непринятие защитных мер ставит людей, общественные и государственные интересы в явную, неотвратимую опасность причинения вреда. Оборона от такой угрозы допустима. Более того, непринятие предупредительных мер чревато утратой самой возможности оказать сопротивление.
Угрозу нападения нельзя смешивать с обнаружением умысла и приготовительными действиями. В них отсутствует наличность посягательства. По этой причине причинение вреда в подобных обстоятельствах будет неправомерным и влечет ответственность лица.
Наличным посягательство может быть и при уже оконченном нападении. Причинение вреда нападающему после завершения посягательства при наличии сознания, что посягательство фактически закончилось, должно квалифицироваться как совершение умышленного преступления.
Действительность посягательства означает, что общественная опасность существует реально. Она объективна и не является плодом представлений, воображения обороняющегося. Защита против кажущегося посягательства расценивается как мнимая оборона.
Мнимая оборона, в отличие от правомерной обороны, хотя и связана с «защитой», тем не менее объективно представляет собой разновидность опасного поведения, зачастую влекущего причинение необоснованного вреда различным правоохраняемым интересам. «Защита» в такой ситуации неуместна, а само причинение вреда «нападающему» не может расцениваться по правилам необходимой обороны, так как ее реально нет, поскольку отсутствует настоящее, существующее на деле общественно опасное посягательство.
Ответственность за вред, причиненный при мнимой обороне, наступает за действия, совершенные при наличии фактической ошибки. Важно подчеркнуть, что для мнимой обороны необходимо стечение таких внешних обстоятельств, которые могли бы провоцировать ошибку лица из-за похожести происходящего на реальное нападение. Если же обстановка, в которой развивались события, не давала оснований для вывода о нападении, а само предположение о факте нападения было необоснованным, все содеянное должно квалифицироваться как совершение умышленного преступления.

2. 3. Условия правомерности необходимой обороны,
относящиеся к защите

Выделяют ряд условий правомерности необходимой обороны, относящихся к защите: защита путем причинения вреда нападающему, своевременность защиты и соразмерность защиты характеру и опасности посягательства.
При пресечении посягательства вред должен быть причинен только посягающему, а не третьим лицам. Вред личности или ее интересам может выразиться в лишении жизни, причинении вреда здоровью, уничтожении имущества, в нанесении побоев, в ограничении свободы (связывание, запирание в помещении) и т.п.
Кто конкретно совершает посягательство, в каких родственных или служебных отношениях с ним находится защищающееся лицо, значения не имеет. Поэтому при защите вред может быть причинен супругу или другим родственникам, начальнику или подчиненному по службе и даже представителю власти, если его действия объективно выразились в незаконном посягательстве, квалифицируемом как нападение.
Причинение вреда третьему лицу всегда исключает в содеянном лицом необходимую оборону. Такое поведение реально общественно опасно и влечет ответственность на общих основаниях. При этом возможны варианты правовой оценки содеянного. Во-первых, возможно причинение вреда третьему лицу в результате фактической ошибки. В этом случае содеянное оценивается по правилам мнимой обороны. Во-вторых, возможно причинение вреда третьим лицам при отклонении действия. В последнем варианте ответственность наступает с учетом неосторожной формы вины лица.
Действующее законодательство, при известных условиях, признает причинение вреда третьим лицам как правомерное поведение, но для этого необходимо установить основания для применения другого правового института - крайней необходимости (ст. 39 УК).
Не подпадают под признаки необходимой обороны факты использования специальных защитных устройств, приспособлений, устанавливаемых гражданами для обеспечения сохранности своего имущества от предполагаемых, возможных посягательств. Такие специальные защитные средства, как капканы, ловчие ямы, взрывные устройства, отравляющие вещества, электричество и др., специально предназначены для причинения вреда людям, намеренно или случайно оказавшимся в зоне действия подобных устройств. Необходимой обороны здесь нет, поскольку отсутствует общественно опасное посягательство. К тому же такие приспособления, вещества и т.п. могут причинить весьма серьезный вред не только потенциальному правонарушителю, но и любым другим законопослушным гражданам. Несоразмерность защищаемых подобными способами интересов и фактически причиняемого вреда (смерть потерпевшего, тяжкий и другой вред здоровью) ведет к оценке содеянного как преступления и влечет ответственность за последствия на общих основаниях.
Защита должна быть своевременной, ее правомерность предопределяется пределами во времени. Общественно опасное посягательство объективно имеет начальный и конечный моменты. Необходимая оборона возможна именно в тот период времени, которое занимает само посягательство. Обычно защита возможна с покушения до окончания посягательства, его фактического прекращения. Оконченным посягательство может быть не только в случае достижения поставленной цели, но и в ситуациях, когда в результате деятельности других людей или действий защищающегося субъект объективно не может продолжать посягательство, а также в случае его добровольного отказа либо когда он вынужден на длительное время отложить продолжение посягательства. Окончание посягательства всегда свидетельствует об исчезновении основания для осуществления защиты.
Прекращение посягательства надо отличать от кратковременного приостановления его осуществления для его продолжения затем с большей интенсивностью. Например, не справившись с потерпевшим, нападающий, оставив его, начинает выламывать доску или кол в заборе для использования их в качестве орудия нападения. В данном случае субъект не прекратил нападения. Временное приостановление посягательства связано с его намерением приобрести средства для продолжения нападения с большей интенсивностью. Поскольку в таком "рваном" во времени, продолжаемом по эпизодам нападении угроза охраняемым интересам не устраняется, налицо состояние, дающее право на защиту.
По времени состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и в ситуациях, когда налицо реальная угроза нападения.
Ответственность за причинение вреда при защите наступает на общих основаниях, если вред причинен после предотвращения посягательства либо после его окончания, когда в применении защиты уже отпала необходимость. Факт возможного совершения защитных действий в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны нападающего, должен приниматься во внимание судом в процессе юридической оценки содеянного.
От своевременной защиты следует отличать провокацию обороны, когда лицо намеренно вызывает нападение, чтобы затем использовать его как предлог для совершения запрещенных законом действий. При «защите» в таких случаях часто используется ситуация драки, в ходе которой учиняется расправа или реализуется акт мести. Состояния необходимой обороны здесь нет. Налицо умышленное посягательство, которое надлежит квалифицировать на общих основаниях.
Правомерность действий защищающегося предполагает соразмерность защиты характеру и опасности посягательства.
В 2002 г. в УК РФ были внесены дополнения, существенно расширившие право граждан на необходимую оборону (ч. 1 ст. 37 УК). В частности, правомерной ныне признается защита личности, прав и законных интересов обороняющегося, другого лица, общества и государства путем причинения любого вреда посягающему, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия .
Из содержания этого дополнения законодательства следует, что, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, вопрос о соразмерности защиты характеру и опасности посягательства не возникает. Лицо вправе применить любые средства, способы для причинения любого вреда нападающему вплоть до лишения его жизни. Превышение пределов необходимой обороны возможно лишь в ситуациях, когда посягательство не сопряжено с упомянутым выше насилием или его угрозой.
Примечательно, что в первоначальной редакции УК 1996 г. это положение отсутствовало (оно было введено в УК 1960 г. в 1994 г.). Подобный подход законодателя существенно ограничил бы право граждан на необходимую оборону в особо экстремальных ситуациях.
Защита правомерна, если в ходе ее реализации не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т.е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и степени общественной опасности посягательства (ч. 3 ст. 37 УК). Решая вопрос о соразмерности защиты и посягательства, необходимо учитывать все факторы, имеющие непосредственное отношение к событию. Конкретно учитываются характер и степень общественной опасности посягательства в сопоставлении с возможностями обороняющегося.
На характере и степени общественной опасности посягательства отражается ряд обстоятельств. Так, большая ценность или значимость объекта охраны превращает посягательство в более опасное. Увеличивает опасность посягательства его интенсивность: участие в нападении нескольких лиц, вооруженность нападающего, внезапность нападения, физическая сила нападающего и др.
Различными могут быть и действия защищающегося, что не может не учитываться при сопоставлении защиты с нападением. Так, принимаются во внимание физическая сила защищающегося, обладание средствами активной самообороны, оружием, количество защищающихся и др. Нельзя игнорировать и то обстоятельство, что защита всегда ограничена в избрании ответных мер из-за внезапности нападения и сильного психологического волнения защищающейся стороны, что не может не учитываться при разрешении дела по существу.
Важно подчеркнуть, что все обстоятельства, относящиеся к нападению и защите, непременно должны оцениваться в совокупности, так как только в этом случае можно решить вопрос о соразмерности защиты характеру и общественной опасности посягательства.
Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.
Под явным несоответствием защиты характеру и степени общественной опасности посягательства понимается причинение нападающему чрезмерного, не вызываемого в сложившихся обстоятельствах необходимостью, тяжкого вреда здоровью либо смерти. При превышении подобный вред обычно является следствием того, что лицо прибегло к интенсивной защите с применением таких средств и способов, применение которых явно не вызывалось ни реальной обстановкой, ни уровнем опасности посягательства, когда необходимости в такой защите не было. Так, причинение тяжкого вреда здоровью с использованием топора для защиты от посягательства, выразившегося в оскорблении и пощечинах, должно квалифицироваться как превышение пределов необходимой обороны, поскольку само нападение не обладает большой опасностью. Вместе с тем внезапное и интенсивное нападение, характеризующееся высоким уровнем общественной опасности, может потребовать использования таких же и даже более эффективных средств защиты.
Следовательно, для решения вопроса о том, превышены пределы необходимой обороны или нет, необходимо установить чрезмерность защиты, т.е. явное несоответствие защиты характеру и степени общественной опасности посягательства. При этом оценка чрезмерности защиты предполагает учет интенсивности, внезапности нападения, физических возможностей обороняющегося и т.п.
Нужно отметить, что в соответствии с действующей редакцией ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение любого вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, если посягательство было сопря¬жено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
Таким образом, если нападающий применяет насилие, непосредственно угрожающее жизни обороняющегося или третьего лица, то человек при от¬ражении такого нападения вправе применить любые способы и средства обороны — пределы правомерности причинения вреда со стороны обороняю¬щегося в данном случае отсутствуют. Логика этой нормы понятна — чело¬век имеет неотъемлемое право защищать свою жизнь (и жизнь третьих лиц) любыми доступными способами и средствами.
Необходимо отметить, что данное изменение нормы о необходимой обо¬роне, безусловно, защищает интересы обороняющегося — не секрет, что ра¬нее суды нередко исходили из «запаса прочности», вменяя обороняющемуся преступление, совершенное при превышении пределов необходимой оборо¬ны, «на всякий случай». Например, по результатам специальных исследо¬ваний, на этапе предварительного следствия действия оборонявшихся пер¬воначально оценивались как преступные более чем в 90 процентах случаев.
Однако в уголовном законе не определено, что надо считать насилием, «угрожающим жизни»; в связи с этим существует реальная опасность, что вопрос об оценке такого насилия будет сведен только к субъективному вос¬приятию обороняющегося. Поэтому правы те авторы, которые указывают на возможность различного рода злоупотреблений со стороны обороняю¬щегося (и уж тем более со стороны фиктивного обороняющегося при про¬вокации нападения).
К. днем 20 августа 2001 г. находилась дома и примеряла одежду, которую собиралась купить. Забежавший в квартиру ее малолетний сын сообщил, что идет Г., с которым К. проживала четыре месяца. Зайдя в комнату, Г. на¬чал ее оскорблять, сказал, что эту одежду она носить не будет. В ответ на возражения Г., взяв на кухне нож, стал резать ее шляпу и плащ. Когда К. ска¬зала, что за испорченную одежду ему придется заплатить, Г. разозлился и с ножом в руке направился к ней. Чтобы избежать нанесения ударов в лицо, К. легла на кровать и пыталась обороняться ногами. Однако Г. сел на нее, приставил нож к горлу, угрожая зарезать, а затем стал бить рукой по лицу. К. крикнула сыну, чтобы он позвал на помощь людей. Оставив нож на кро¬вати, Г. ушел в коридор. Взяв нож, К. вышла на балкон и позвала людей на помощь, затем побежала на кухню с целью спрятать все ножи и вилки. В это время сын закричал, что Г. снова идет к ней. Зайдя на кухню, Г. вновь стал оскорблять К., ее сына и мать, угрожал изнасиловать ее сына и опять начал ее избивать. Находясь спиной к Г. и защищаясь, К. нанесла ему удары но¬жом. Г. сразу ушел. Затем К. замыла следы крови на лестничной площадке, на кухне, вымыла нож.
Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть Г. наступи¬ла от проникающих колото-резаных ранений левой подмышечной впадины с повреждением сердца, левого легкого, поперечно-ободочной кишки. Из материалов дела следует, что Г. совершил общественно опасное посяга¬тельство, сопряженное с насилием, опасным для жизни К. В процессе про¬должающегося посягательства К. оборонялась оказавшимся у нее в руке ножом, нанесла Г. телесные повреждения, повлекшие впоследствии смерть. При этом действия К. были правомерными .

При правомерной необходимой обороне вполне допускается причинение большего вреда посягающему, чем тот реально причинил при напа¬дении.
Состоянием необходимой обороны признана следующая ситуация.
С. по¬просил К. вспахать ему огород за вознаграждение, на что тот согласился. Когда С. пришел в дом К., последний, находясь в состоянии алкогольного опьянения, беспричинно начал оскорблять С, а затем избил руками и нога¬ми. Повалив С. на пол, К. сел на него, коленом ударил по лицу, ручкой кухон-ного ножа — по голове, приставил нож к горлу и стал угрожать расправой. Затем К., приставив нож к спине С., повел его к выходу из дома. Последний, опасаясь за свою жизнь, выбил из его рук нож и нанес им К. два ранения, по¬сле чего убежал и обратился в милицию.
В результате происшедшего С. причинены легкие телесные повреждения, а К. — тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни в момент причи¬нения .

В теории указывается, что в принципе возможна оборона против словес¬ного ми символического оскорбления, поскольку закон допускает оборону против любого общественно опасного посягательства. На практике «обрат¬ное» причинение вреда здоровью (и тем более жизни) при посягательстве на достоинство личности вряд ли будет признано правомерным по причине качественной разницы между такими объектами уголовно-правовой охра¬ны, как жизнь и здоровье, с одной стороны, и честь и достоинство личнос¬ти — с другой.
В судебной практике специально подчеркивается, что провокация напа¬дения не создает состояния необходимой обороны у причинителя вреда и содеянное расценивается на общих основаниях.
И. в составе группы с целью выяснения отношений с другой группой лиц участвовал в подготовке драки: ездил к будущим потерпевшим домой, за¬ранее расставил автомашины таким образом, чтобы свет их фар затруднял видимость поджидаемым людям, принес оружие, которое затем применил принападении. В результате произведенных И. выстрелов был смертельно ранен один человек из противостоящей стороны, а трое получили телесные повреждения с причинением различного вреда здоровью.
Президиум Верховного Суда РФ согласился с выводами суда первой ин¬станции о том, что при изложенных обстоятельствах действия И. не содер¬жат признаков необходимой обороны .


3. Превышение пределов необходимой обороны

Под превышением пределов необходимой обороны понимается умышленное действие, явно и очевидно не соответствующее характеру и степени общественной опасности посягательства. Как справедливо указано в специальной литературе, «каких-либо четких критериев явного, очевидно¬го несоответствия защиты характеру и опасности посягательства ни закон, ни судебная практика не дают» .
Пределы необходимой обороны изначально определяются характером и опасностью посягательства; при этом посягательство само по себе не должно создавать непосредственной угрозы для жизни обороняющегося или иных лиц (как подчеркивалось выше, в этом случае законодательно пределы не¬обходимой обороны не установлены).
Так, оборонительные действия, направленные на причинение вреда жизни лица, посягающего только на собственность обороняющегося или третьих лиц, всегда будут являться несоразмерными: такое оборонительное действие направлено на причинение вреда уголовно охраняемому интересу несравненно большей ценности (жизнь).
Исходя из сложившейся в практике Верховного Суда РФ традиции, при решении вопроса о пределах необходимой обороны нужно оценивать сле¬дующие обстоятельства в их совокупности:
а) орудия, примененные при нападении (при этом их переход к обо¬роняющемуся в процессе оборонительных действий, сам по себе не свидетельствует о прекращении нападения);
б) стремительность нападения и способ посягательства;
в) содержание и важность объекта посягательства, т.е. качественный характер обороняемых благ;
г) силы и возможности преступника (преступников);
д) силы и возможности обороняющегося, его возраст и физическую развитость;
е) орудия и средства, применяемые обороняющимся;
ж) все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное со¬отношение сил посягавшего (посягавших) и защищавшегося (защи-щавшихся).
В научной литературе обоснована позиция, согласно которой явным не¬соответствием защиты и посягательства может считаться только несораз-мерность всех указанных признаков, составляющих содержание интенсив-ности, защиты и посягательства .
Президиум Верховного Суда РФ установил, что средства и методы защиты, предпринятые гражданином, соответствовали характеру нападения и угро¬жавшей ему опасности, в связи с чем признано, что он находился в состоя¬нии необходимой обороны при следующих обстоятельствах:
Областным судом М. осужден за покушение на умышленное убийство. Как видно из материалов дела, в ходе предварительного следствия и в судеб¬ном заседании М. последовательно утверждал, что потерпевший, являясь авторитетом преступного мира города, занимался вымогательством денег у него и других лиц. Когда М. отказался платить, потерпевший заявил, что убьет его. После этого на М. и членов его семьи было совершено несколько покушений с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Он обращался в правоохранительные органы, но никаких мер принято не было. Для самообороны М. приобрел пистолет.
В один из дней к М. домой приехали трое неизвестных и потребовали встре-титься. Когда он вышел во двор, где был потерпевший, последний напра¬вился ему навстречу со словами «ты покойник» и стал вынимать руку из кар¬мана. Зная, что он всегда вооружен, воспринимая его действия как реаль¬ное нападение и опасаясь за свою жизнь, М. произвел в него прицельный выстрел, которым ранил его.
Данные показания М. объективно согласуются со всеми материалами дела. Президиум Верховного Суда РФ приговор и определение Судебной колле¬гии Верховного Суда РФ в части осуждения М. за покушение на убийство от¬менил и дело прекратил за отсутствием состава преступления .
Уголовно наказуемо только умышленное причинение смерти или тяж¬кого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК РФ). Умышленное причинение любого другого вреда при превышении пределов необходимой обороны ненаказуемо; таким обра¬зом, уголовный закон стоит на стороне защищающегося, как бы «позволяя» ему умышленно причинить даже вред здоровью средней тяжести при превы¬шении пределов необходимой обороны.
Превышение пределов может быть экстенсивным (запоздалая или преж¬девременная оборона) и интенсивным (т.е. совершенным в процессе нападе¬ния).
В соответствии с действующей редакцией ст. 37 УК РФ не являются пре¬вышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объектив¬но оценить степень и характер опасности нападения. По существу, в ч. 2.1 ст. 37 УК РФ речь идет о своеобразной «законодательной легализации» двух обстоятельств:
1. В случае реального нападения лицо не подлежит ответственности, если не смогло оценить характер угрозы вследствие растерянности или страха.
2. Лицо вследствие неожиданности нападения не смогло осознать ре¬альность последнего.
Применительно ко второй ситуации можно говорить о легальном фик¬сировании юридических последствий мнимой обороны, т.е. обороны от ре¬ально не существующего, мнимого посягательства (например, оборона при «розыгрыше» нападения, при отражении воображаемого посягательства).
В соответствии со сложившейся судебной традицией ответственность лица при мнимой обороне наступает согласно следующим правилам:
1. Исключается уголовная ответственность в тех случаях, когда обста¬новка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения (т.е. исключение ответственности производится по правилам неви¬новного причинения вреда).
2. За причинение вреда по неосторожности ответственности подле-жит лицо, если причиняет вред, не сознавая мнимости посягательс¬тва, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать (по существу речь идет о небрежном причинении вреда).
3. Лицо, причинившее в состоянии мнимой обороны вред, явно пре¬вышающий пределы допустимого вреда в условиях соответствую¬щего реального посягательства, несет ответственность за превыше¬ние пределов необходимой обороны.
4. Если лицо осознавало мнимость нападения и умышленно причини¬ло при этом вред такому «нападающему», то ответственность насту¬пает на общих основаниях за совершение соответствующего умыш-ленного причинения вреда жизни и здоровью потерпевшего (ст. 105, 111-112,115-116 УК РФ).


Заключение

В заключение можно сделать следующие выводы:
- Необходимая оборона - это правомерная защита от общественно опасного посягательства, реализуемая путем причинения вреда нападающему. Этот институт нацелен на поощрение любой правомерной активности граждан, направленной на пресечение преступных посягательств.
- Обстоятельства, исключающие преступность деяния, - это сознательные и волевые действия лица, сопряженные с причинением какого-либо вреда другим интересам, но в силу отсутствия общественной опасности и их полезности признаваемые уголовным законом правомерными, исключающими преступность деяния, а следовательно, и уголовную ответственность лица за причиняемый вред.
- Существуют условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к нападению: общественная опасность посягательства, его наличность и действительность, и относящиеся к защите: осуществление ее путем причинения вреда нападающему, своевременность защиты и соразмерность защиты характеру и степени общественной опасности посягательства.
- Превышением пределов необходимой обороны являются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.


Список нормативных источников и литературы

Нормативные акты
1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993)
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996)(в ред. от 13.05.2008 N 66-ФЗ).
3. Федеральный закон от 14 марта 2002 г. N 29-ФЗ.


Литература
4. Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков, 1991.
5. Благов Е.В. Квалификация деяний, исключающих уголовную ответственность // Государство и право. 2002. № 9. С. 11.
6. Блинников В.А. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, в уголовном праве России. Ставрополь, 2001.
7. Дмитренко А.П. Пределы правомерности права на необходимую оборону. Став¬рополь, 2000.
8. Келина С. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды // Уголовное право. 1999. № 3. С. 5-7.
9. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М.: Норма, 2006.
10. Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций. Т. 1. Общая часть. 3-е изд. М., 2004. С. 158.
11. Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие пре¬ступность деяния. СПб., 2003.
12. Пархоменко СВ. Деяния, преступность которых исключается в силу социальной полезности и необходимости. СПб., 2004.
13. Юшков Ю.Н. Институт необходимой обороны и его роль в борьбе с преступностью в современных условиях // Государство и право. 2004. № 4. С. 21-23.
Судебная практика

14. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 6., 2003. № 11., 2006. № 10.
15. Постановление № 390п01 по делу И. См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2001 г. // БВС РФ. 2002. № 8. С. 14.
16. Постановление № 533п06 по делу М. См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III и IV кварталы 2006 г. по уголовным делам // БВС РФ. 2007. № 4. С. 10.




Данные о файле

Размер 125 KB
Скачиваний 35

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar