ГлавнаяКаталог работЮриспруденция, право → Понятие преступления. Его социальная сущность и признаки
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Понятие преступления. Его социальная сущность и признаки

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
1. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 5
2. ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 7
3. МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЯНИЯ 21
4. КАТЕГОРИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 23
5. ОТГРАНИЧЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ОТ ИНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ 26
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 28
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 29


ВВЕДЕНИЕ

Понятие преступления является краеугольным камнем уголовного зако¬нодательства. Уже во второй половине XIX в. в российской доктрине фор¬мируется определение преступления как «противозаконного посягательст¬ва на чье-либо право, столь существенного, что государство, считая это пра¬во одним из необходимых условий общежития, при недостаточности других средств охранительных, ограждает ненарушимость его наказанием» .
Как известно, значительное влияние на российскую науку уголовного права досоветского периода оказала «классическая школа» уголовного пра¬ва, традиционно понимавшая под преступлением противоправное посяга¬тельство на запрет, содержащийся в уголовной норме. Например, по словам великого отечественного юриста Н.С. Таганцева, преступление есть «нару¬шение норм или заповедей права, велений авторитетной воли, которой регу¬лируются наши юридические отношения друг к другу или к целому, т.е. к об¬ществу или государству, определяются в интересах целого границы свобод¬ной деятельности каждого» .
«Классическая школа» уголовного права оказала значительное влияние и на российское законодательство XIX—начала XX в. Например, в ст. 1 Уго¬ловного уложения 1903 г. преступным признавалось деяние, «воспрещен¬ное во время его учинения законом под страхом наказания» .
В советский период законодательно была закреплена классовая кон-цепция преступления. Так, в УК РСФСР (1922 г.) преступлением призна-валось «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожа-ющее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени» . Аналогичное определение преступления было повторено в ст. 6 УК РСФСР (1926 г.) . Действовавший до 1 января 1996 г. УК РСФСР (1960 г.) признавал преступлением «предусмотренное Особенной частью настоящего Кодекса общественно опасное деяние (действие или без-действие), посягающее на советский общественный или государственный строй, социалистическую систему хозяйства, социалистическую собствен-ность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права граждан, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок об¬щественно опасное деяние, предусмотренное Особенной частью настояще¬го Кодекса» .
В доктрине советского уголовного права основной акцент в понятии преступления был сделан на его понимании как общественно опасного де-яния (посягательства), совершенного виновно и противоправно в отноше-нии «социалистических» общественных отношений, которым причинен ре-альный вред либо которые поставлены под угрозу причинения вреда. Таким образом, на советскую доктрину оказала большое влияние социологическая теория, а признак общественной опасности стал главенствующим, определя¬ющим «социальную» и «классовую» сущность преступления.
Цель работы – рассмотреть понятие преступления, его общественную сущность и признаки.
Соответственно задачи работы следующие: дать уголовно-правовую характеристику понятия преступления, выявить его основные признаки, а также рассмотреть категории преступлений.


1. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Преступление представляет собой виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания (ч. 1 ст. 14 УК РФ). В понятии преступления по действующему законодательству отражается фундаментальное положение римского права о том, что «никто не несет от¬ветственность за мысли». Поэтому юридическим фактом в уголовном праве является деяние, т.е. конкретное поведение определенного человека (лиц). Именно с уголовно значимым поведением лица связывается возникновение и развитие собственно уголовного правоотношения. При этом главным до¬стижением УК РФ стал отказ от доктрины «классовой» сущности преступно¬го посягательства.
Деянием признается осознанный волевой акт поведения человека: лицо должно понимать фактический характер своих действий (осознан-ность деяния) и свободно выбирать вариант своего поведения (добро-вольность деяния).
Отсутствие любого из этих признаков исключает преступность деяния. Так, например, добровольность деяния причинителя вреда отсутствует, если лицо подвергалось с чьей-либо стороны физическому или психическому принуждению (ст. 40 УК РФ). Осознание фактического характера своего по¬ведения может исключаться, если лицо введено в заблуждение.
Внешне деяние выражается в совершении каких-либо телодвижений (в том числе мимика, жесты). Человек не подлежит ответственности за реф-лекторные или инстинктивные действия, представляющие собой телодвиже¬ния, но лишенные произвольного характера.
В доктрине и судебной практике прочно укоренилось правило, согласно которому преступные мысли, настроения, даже замысел совершить преступ¬ление, хотя бы высказанные в той или иной форме и ставшие известными посторонним (так называемое обнаружение умысла), сами по себе не влекут уголовной ответственности.
Уголовно значимый акт поведения всегда уникален, он имеет только ему присущие временные и пространственные характеристики.
В ч. 1 ст. 14 УК РФ содержится формально-материальное определение преступления, раскрываемое через его признаки. По существу, действующее законодательное определение преступления представляет собой своеобраз¬ный компромисс между учениями о преступлении, разработанными «клас¬сической» и «социологической» школами уголовного права.
Преступление, как и любое иное поведение человека, выражается в двух аспектах: внутреннем и внешнем. Внутренняя сторона поведения состоит из его осознания субъектом и воли, т. е. способности избиратель¬но реагировать на внешние факторы, стремиться к осуществлению опре-деленной цели, преодолевать внешние и внутренние препятствия. В уго-ловном законе выражение воли определяется такими понятиями, как «желание», «сознательное допущение», «безразличие».
Преступное деяние, будучи разновидностью человеческих поступков, прежде всего должно обладать всеми признаками последних в психологи-ческом смысле. В психологии поведением называется социально значи¬мая система действий человека, отдельные поведенческие действия назы¬ваются поступком, если они соответствуют общепринятым нормам поведения, и проступком, если не соответствуют этим нормам.
Психологически всякое человеческое действие или бездействие обла-дает мотивированностью, т. е. вызывается теми или иными побуждениями либо системой их (корыстью, ревностью и пр.), и целенаправленнос¬тью, предвидением результатов своего поведения. Мотивированность и целенаправленность поведения обеспечивают свободу воли лица, т. е. сво-боду выбора по крайней мере между двумя вариантами поведения. В пре-ступном поведении лицо выбирает между антисоциальным и правомер-ным, как минимум непреступным, поведением.Мысли, психические процессы, убеждения, их выражение вовне, несмо¬тря на их возможный негативный характер, преступлениями не являются.
2. ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Признаками преступления являются общественная опасность, проти-воправность, виновность и наказуемость.
1. Общественная опасность - это свойство деяния причинить или соз¬дать реальную угрозу причинения вреда охраняемым уголовным законом отношениям и интересам. Общественная опасность - материальный при¬знак преступления, от которого во многом зависит криминализация деяния, т.е. его официальное признание преступлением. При этом советская док¬трина традиционно и однозначно исходила из того, что общественная опас¬ность - основополагающий признак преступления, а все остальные призна¬ки преступления объявлялись производными от нее.
Качественный признак общественной опасности - ее характер, завися¬щий от важности охраняемого общественного отношения или интереса, на который посягает деяние. Так, например, преступления против жизни и здо¬ровья личности всегда более опасны по своему характеру, чем против собст¬венности, в силу того что интересы жизни и здоровья являются несоизме¬римо более ценным юридическим благом по сравнению с интересом собст¬венности.
Количественный признак общественной опасности — ее степень, зави¬сящая от характера воздействия различных преступлений на одни и те же охраняемые отношения. Степень общественной опасности преступления мо¬жет зависеть от способа совершения посягательства (формы хищений), фор¬мы вины (убийство и причинение смерти по неосторожности), тяжести пос¬ледствий (виды вреда здоровью) и т.д.
Характер и степень общественной опасности преступления имеют опре¬деляющее значение при выделении категорий самих преступлений, установ¬лении исключающих преступность деяния обстоятельств, решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности или наказания, определе¬нии вида и размеров наказания, истечения срока судимости.
Общественная опасность представляет собой важнейшую категорию преступного деяния. Исходя из этого в иерархии признаков преступления общественная опасность занимает первое место.
Общественная опасность – свойство деяния, свидетельствующее о вреде как итоге любого преступления. Общественную опасность поэтому можно определить как вредность деяния для личных или общественных интересов.
По своему характеру общественная опасность – объективное свойство преступного деяния. Разумеется, общественная опасность присуща преступлению, т. е. порицаемому акту человеческого поведения. Как разновидность человеческого поведения, преступление носит субъективный отпечаток. Отсюда можно сделать вывод, что и общественная опасность – категория объективно-субъективная. Такой вывод содержится в ряде работ по уголовному праву. В данной связи возникает вопрос, носящий в настоящее время полемический оттенок – можно ли считать личность преступника составляющей общественную опасность? Если исходить из систематического толкования современного уголовного закона, то, действительно, возможно прийти к суждению о личности преступника как одном из элементов, образующим общественную опасность.
Так, лицо может быть освобождено от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки (ст. 77 УК РФ), если будет признано, что оно перестало быть общественно опасным. Однако, учитывая субъективный фактор преступления, надо иметь в виду, что понятие преступление, которое характеризует само явление, состоит из совокупности признаков, присутствующих в преступлении в неразрывном единстве. Некоторые эти признаки субъективны – виновность, часть объективна – общественная опасность. Исследуя самостоятельные свойства преступного деяния, мы намеренно разделяем их единство исключительно в целях более эффективного изучения предмета познания. Разрывая таким образом признаки преступления, анализируя каждый из них в отдельности, мы не должны смешивать отдельный признак преступления с самим многогранным понятием. Если лицо освобождают от уголовной ответственности, потому что оно впервые совершило небольшой или средней тяжести преступление, то данное обстоятельство свидетельствует лишь о том, что такое лицо нецелесообразно наказывать, когда по прошествии определенного времени изменилась обстановка и лицо показало себя с хорошей стороны. В этом случае наказание может превратиться в бессмысленную месть.
Общественная опасность – категория объективная и не зависит от личностных свойств преступника. Она ориентирована, прежде всего, на те ценности, которым преступлением причиняется вред.
Большая или меньшая общественная опасность деяния зависит от объекта посягательства главным образом, т. е. от тех общественных отношений, которые нарушаются в результате преступного посягательства. Значимость общественной опасности в контексте преступления дает законодатель. Следовательно, криминализация деяния – это процесс оценки его с точки зрения вредности для общества. Законодатель, признавая деяние как общественно опасное, исходит (или должен, по крайней мере, исходить) не из собственных амбиций или политических пристрастий, а из сущностной характеристики деяния как способного причинить вред личным или общественным интересам. Если деяние противоречит нормальным условиям существования общества, вступает с общественным прогрессом в антагонистическое противоречие, следовательно, оно должно считаться общественно опасным и как таковое получить законодательную оценку в виде запрещающей правовой нормы.
Объективное свойство общественной опасности означает, что она существует вне зависимости от того, каковы личностные свойства субъекта и даже вообще от существования субъекта. Так, убийство всегда останется общественно опасным деянием вне зависимости от того, совершил его человек с отличной характеристикой или патологический изверг. Характеристика личности преступника учитывается судом при назначении наказания, но общественная опасность деяния от нее ни в коей мере не зависит.
В литературе считается, что на общественную опасность влияют признаки субъекта преступления, такие, например, как должностное положение лица (гл. 30 УК РФ), отношение к воинской обязанности (гл. 3 УК РФ) и т. п. Например, взяточничество – исключительно должностное преступление. Недолжностное лицо не может быть осуждено за взятку. Из такого положения можно сделать вывод, что свойства субъекта действительно влияют на общественную опасность деяния. Однако следует иметь в виду, что любое преступление, которое совершается специальным субъектом (должностное лицо, военнослужащий и т. п.), опасно вовсе не потому, что оно совершено наделенным особыми полномочиями лицом, а потому, что посягает на соответствующие сферы общественных отношений. Общественная опасность деяния в таких ситуациях повышается в связи с тем, что субъект, наделенный определенными служебными или профессиональными возможностями, посягает на значимые социальные связи, дискредитируя соответствующие отношения и нанося им таким образом вред.
Если признать, что общественная опасность повышается в результате того, что субъект совершил преступление, будучи наделенным специальными полномочиями, тогда любой специальный субъект, например должностное лицо, становится субъектом потенциально повышенного риска. Придание свойствам субъекта преступления качеств, влияющих на общественную опасность деяния, легко может привести к нигилистическому суждению (в принципе в большей части оправданному историей России) о том, что, к примеру, должностной пост сам по себе криминогенен. Если субъект стал должностным лицом, то он уже превратился в потенциального носителя общественной опасности. В действительности это не так. Не субъект создает общественную опасность, а вред, который является объективным итогом деяния. Должностное лицо может совершать сколько угодно порицаемых поступков. Но пока они не причинили вред, сопоставимый с вредом преступления, общественная опасность преступного деяния исключена. Иллюстрацией изложенного может служить такое должностное преступление, как получение взятки (ст. 290 УК РФ). В качестве предмета взятки могут выступать любые блага, нуждающиеся в оплате (официально). Однако в том случае, если таковые блага переданы должностному лицу и при этом их стоимость не превышает пяти минимальных размеров оплаты труда, они не считаются взяткой, а рассматриваются как правомерное дарение (ст. 575 ГК РФ). Таким образом, общественная опасность получения взятки зависит не от свойств субъекта, а от объективных параметров деяния, которые влияют на причиненный преступлением вред .
Мера общественной опасности зависит прежде всего от тех ценностей, которым преступление причиняет вред. Так, по характеру общественной опасности превалируют преступления против жизни и здоровья граждан. Именно поэтому гл. 1 Особенной части УК РФ посвящена данным преступным деяниям. Помимо ценности общественных отношений, которым преступление причиняет вред, общественная опасность деяния определяется и другими объективными параметрами – местом, временем совершения преступления, совершением преступления в группе, обстановкой совершения преступного деяния, признаками, свидетельствующими о возможности причинения большего вреда объекту в результате повышенной интенсивности или дерзости посягательства. Например, разбойное нападение с использованием оружия или кража, совершенная с проникновением в помещение.
Все преступления различаются между собой по характеру и степени общественной опасности. Характер общественной опасности, качественная характеристика деяния, которая зависит главным образом от ценностей, которым преступлением причиняется вред. Характер общественной опасности оказывает влияние на построение глав Особенной части УК.
Характер общественной опасности деяния – некое родовое образование, которое фиксирует направленность преступного посягательства. Так, все преступления, направленные на лишение человека жизни, одинаковы по характеру общественной опасности (ст. 105 - 110 УК). Их суть заключается в том, что в результате посягательства человек (потерпевший) лишается самого основного блага – жизни.
В Постановлении № 40 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания» сказано, что «характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступлений (статья 15 УК РФ)». Представляется, однако, что в части, последующей за объектом преступления, пленум допустил ошибку. Если характер общественной опасности - родовое явление, свидетельствующее о посягательстве на один объект, то форма вины здесь ни при чем. Для характера опасности противоправного лишения жизни безразлично, с умыслом или по неосторожности совершено такое деяние. В любом случае вред причиняется одному объекту - жизни человека. Что касается отнесения деяния к той или иной категории преступлений, то это зависит от санкции, которая, в свою очередь, также ориентирована на ценность объекта.
Характер общественной опасности позволяет сгруппировать преступления одной направленности в единую иерархическую систему, которая и лежит в основании построения Особенной части УК РФ по разделам и главам. В одном разделе или в одной главе Особенной части УК может быть несколько родовых образований, одинаковых по характеру общественной опасности. Так, раздел 9 УК предусматривает два рода посягательств – общественная безопасность и общественный порядок; гл. 16 также имеет в виду два родовых образования преступлений – преступления против жизни и преступления против здоровья.
Степень общественной опасности - количественная характеристика опасности деяний одного и того же характера общественной опасности. Она определяется величиной причиненного вреда, степенью вины, местом, временем, обстановкой совершения преступления.
Если по характеру общественной опасности можно сформировать однородные группы преступных посягательств, в рамках которых деяния будут равны друг другу, то по степени общественной опасности все преступления друг от друга отличаются. Нет преступных посягательств, которые были бы равны между собой по степени общественной опасности. Например, убийство, ответственность за которое предусмотрена ст. 105 УК РФ. Эта статья состоит из двух частей. В первой части предусмотрена ответственность за так называемое простое убийство, а во второй – за убийство квалифицированное. По характеру общественной опасности эти два вида убийств равнозначны, поскольку все они направлены к единому итогу – лишение человека жизни. Но по степени общественной опасности – разные. Квалифицированное убийство, образно выражаясь, создает иное «количество негативизма». Оно предусматривает ряд обстоятельств, которые нехарактерны для простого убийства, однако данные дополнительные обстоятельства, несомненно, повышают общественную опасность деяния, а точнее выражаясь, степень общественной опасности посягательства. Простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК), несомненно, менее общественно опасно, чем, например, убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК).
В рамках одной главы Особенной части УК по степени общественной опасности нет одинаковых преступлений. Они различаются по степени опасности для общества даже в пределах одной статьи Особенной части. Например, ст. 158, предусматривающая ответственность за кражу, состоит из трех частей, в каждой из которых содержится оригинальное и отличное от другого по степени общественной опасности преступление.
Итак, общественная опасность преступления определяется главным образом ценностью объекта, которому преступлением может быть причинен ущерб, а также тяжестью вреда, который может последовать за преступлением. Так, уголовно наказуемое хулиганство (ст. 213 УК РФ) отличается от административно наказуемого (ст. 158 КоАП РСФСР) тем, что в первом случае наносится более существенный ущерб, связанный, в частности, с причинением вреда здоровью граждан или уничтожением чужого имущества.
Общественная опасность как, несомненно, главная и наиболее общая характеристика преступного посягательства рассматривается как характеристика абстрактного феномена под названием преступление, безотносительно к разновидностям преступных деяний. Общественная опасность не может определяться не чем иным, кроме как ценностью объекта посягательства и тем вредом, который может быть причинен охраняемой ценности. Но в рамках единого и обобщающего понятия общественной опасности, когда речь идет уже о конкретных посягательствах, различаются ее степени с позиций больше-меньше как некие видовые образования единого рода. В этой связи справедливо утверждение о том, что преступление, поскольку оно посягает на наиболее существенные общественные и личные блага, всегда общественно опасно, а вот с точки зрения большей или меньшей общественной опасности преступные посягательства различаются в зависимости от различных объективно-субъективных обстоятельств.
Характер и степень общественной опасности позволяют отграничить преступные посягательства и непреступные. Так, административные правонарушения и гражданско-правовые деликты посягают на менее значимые ценности, чем те, которые находятся под охраной уголовного закона, а в некоторых случаях (это касается в основном административных правонарушений) причиняют аналогичным ценностям гораздо менее значительный вред. Например, административно наказуемая кража (ст. 49 КоАП РСФСР) отличается от уголовно наказуемой (ст. 158 УК РФ) тяжестью причиненного вреда: в первом случае деяние наказывается лишь тогда, когда стоимость похищенного не превышает одного минимального размера оплаты труда.
2. Противоправность деяния — это прямое указание закона на его за¬прет («нет преступления без указания на то в законе»). Противоправность — формальный признак преступления, причем в последнее время наметилась тенденция признания противоправности основным признаком преступле¬ния в целом.
В научной литературе отмечено, что необходимо изменить традицион¬ное для советской науки уголовного права соотношение материального и формального признаков в определении преступления — ведь «в правовом государстве первое место должен занять признак противоправности» .
Согласно принципу законности уголовного права признак противоправ¬ности деяния не может толковаться расширительным образом, так как это приводит к применению уголовного закона по аналогии.
Пример: Действия Б., связанные с уничтожением военного билета, суд первой ин¬станции квалифицировал по ч. 1 ст. 325 УК РФ, т.е. как уничтожение офи¬циального документа, совершенное из иной личной заинтересованности. В описательной части приговора суд указал, что Б. «уничтожил военный би¬лет на имя 3., являющийся важным личным документом», но квалифициро¬вал содеянное как уничтожение и подстрекательство к уничтожению офи¬циального документа. Суд ошибочно признал военный билет, являющийся важным личным документом, официальным документом и не учел, что уго¬ловная ответственность по ч. 1 ст. 325 УК РФ наступает за похищение, унич-тожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов, печатей, к которым военный билет не относится.
Таким образом, в действиях Б., уничтожившего военный билет, отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 325 УК РФ .
Противоправность представляет собой официальное признание общественной опасности деяния посредством его криминализации. Это означает прежде всего, что признаки конкретного деяния более или менее полно описаны в диспозиции уголовно-правовой нормы и далее, что за совершение такого деяния субъекту грозит уголовное наказание.
Противоправность или предусмотренное деяния уголовным законом представляет собой явление политическое, которое зависит не только от объективной общественной опасности деяния, но и от международно-правовых рекомендаций. Как известно, государства-участники международных конвенций обязуются приводить отечественное законодательство в соответствие с требованиями международного сообщества. Уголовное законодательство не исключение. Международные договоры, осуждающие отдельные деяния как преступные, выступают важным источником включения такого деяния в УК РФ.
Уголовная противоправность состоит в том, что если деяние запрещено нормой уголовного права, то его совершение должно повлечь для преступника негативные последствия в виде наказания. Однако, встречаются так называемые правовые коллизии, когда норма одной отрасли запрещает деяние, а норма другой отрасли права разрешает его совершение в определенной части. Так, уголовным законом запрещено самоуправство, когда самовольно совершают действия, правомерность которых оспаривается (ст. 330 УК РФ).
Вместе с тем ст. 14 ГК РФ в качестве правомерных действий считает самозащиту гражданских прав, если способы самозащиты не превысили пределов допустимого. По существу, самозащита гражданских прав – разновидность самоуправства (кредитор забирает у должника – злостного неплательщика соразмерную стоимости кредита вещь), однако правомерность такого поведения официально признана законодателем, следовательно, деяние не может считаться противоправным, а, напротив, правомерным. Из этого следует, что в случае коллизии прав, когда одной отраслью права поведение запрещено, а другой – в определенной части разрешено, предпочтение отдается разрешительным нормам.
В Уголовном кодексе помимо запретительных норм существуют и нормы поощрительные, которые одобряют конкретные разновидности поведения. В частности, это необходимая оборона (ст. 37 УК РФ), крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ). Одобряемое уголовным законом поведение вовсе не свидетельствует между тем о полном отсутствии его противоправности. Деяние может быть поощряемым с позиций уголовного права, но порицаемым с позиций другой правовой отрасли. Так, в случае крайней необходимости субъект освобождается от уголовной ответственности, но гражданская ответственность в виде компенсации за причиненный ущерб может быть возложена на него.
Уголовная противоправность непосредственно связана с общественной опасностью деяния. Эта связь заключается, во-первых, в том, что преступлением может быть признано лишь такое деяние, которое посягает на наиболее значимые социальные ценности, причиняя им трудновосполнимый ущерб. Во-вторых, противоправность связана с общественной опасностью тем, что в норме права отражаются обстоятельства, свидетельствующие об общественной опасности деяния - место, время, способ, обстановка совершения преступления.
3. Виновность — это обязательное наличие в деянии определенного пси¬хического отношения лица к своему поведению и (или) его последствиям, т.е. вины (умышленной или неосторожной). Признак виновности преступ¬ления неразрывно связан с основополагающим принципом вины в уголов¬ном праве.
В решениях Верховного Суда РФ неоднократно подчеркивалось, что об¬винительный приговор не может быть основан на предположении виновно¬сти лица.
Пример: Никулинским районным судом г. Москвы Р. признан виновным в незаконном приобретении и хранении с целью сбыта и сбыте наркотических средств в особо крупном размере. Однако в деле нет достоверных данных, которые давали бы основания прийти к выводу относительно сбыта Р. наркотиче¬ского средства. Таким образом, достаточных доказательств, изобличающих Р. во вмененном ему преступлении, по делу не установлено и не приведено судом в приговоре.
С учетом изложенного приговор признан необоснованным, подлежащим от¬мене, а дело — прекращению в этой части .
Предпосылкой виновности служит возраст уголовной ответственности и вменяемость. Совершая конкретный поведенческий акт, человек проявляет таким образом «психическую направленность» своего поведения. Он сознательно и целеустремленно (что полностью соответствует поведению и преступному деянию, как разновидности человеческого поведения) пытается подчинить окружающие обстоятельства собственным желаниям. Любой поступок есть проявление потребностей, которые могут быть осознанные или неосознанные. Виновность предполагает, что человек знает о противоправности, о вредности для общества конкретного поведенческого акта и, несмотря на это, все же совершает его. Если субъект невменяем, то, следовательно, он не отдает отчета в своих действиях или не может ими руководить, а, значит, действует невиновно.
То же касается и возраста уголовной ответственности. В криминологии выработано понятие «возрастная невменяемость», которое означает, что в определенном возрасте человек не способен в достаточной мере осознавать свои поступки, следовательно, не может быть признан виновным в совершении преступления. В ст. 20 УК РФ установлен возраст уголовной ответственности. До достижении указанного в данной статье возраста правонарушитель не считается виновным в совершении преступления.
Статья 24 УК РФ устанавливает, что виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или неосторожно. Вина, однако, не может быть сведена исключительно к умыслу или неосторожности. Это более широкое понятие, которое способно характеризоваться оттенками с позиций большей или меньшей вины. В данной связи вину следует понимать как некоторую степень пренебрежения социально значимыми правилами, необходимыми для нормального развития и функционирования общества. Мера пренебрежения общезначимыми ценностями выражается в определенном психическом отношении лица к содеянному. Насколько велика доля пренебрежения признанными ценностями, такова и мера вины и соответственно тому – мера наказания.
4. Наказуемость как самостоятельный признак преступления пред-ставляет собой возможность (угрозу) назначения и применения наказа¬ния за совершенное преступное деяние. Примечательно, что в ч. 1 ст. 14 УК РФ отсутствует указание на обязательность наказания — именно по¬этому согласно российскому уголовному праву возможно освобождение лица от уголовной ответственности или от наказания. Следовательно, не¬льзя говорить о неотвратимости применения наказания как признаке пре-ступления.
Наказуемость как признак преступления предполагает обязательную реакцию государства в ответ на совершение преступного деяния. Наказуемость между тем вовсе не означает непременного наказания вслед за фактом преступления. Признак наказуемости содержит в себе потенциальную угрозу привлечения к ответственности лица в случае совершения им деяния, запрещенного уголовным законом. Это как домоклов меч, который может опуститься на правонарушителя и который должен восприниматься как угроза любому лицу, помышляющему совершить преступление.
Таким образом, наказуемость следует рассматривать как потенциальную угрозу наступления негативных последствий на совершенные преступления. Именно как угрозу, поскольку возможны ситуации, когда фактически совершенное преступление остается без наказания. Так, при применении норм гл. 11 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности дело не доводится до судебного разбирательства, субъект освобождается от ответственности на ранней стадии следственных действий, т. е. фактически совершенное преступление остается без реального исполнения наказания. Наказуемость выступает лишь как угроза, но угроза, в смысле профилактической ее роли, необходимая.


3. МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЯНИЯ
Преступлением признается деяние, имеющее довольно высокую степень общественной опасности. Поэтому если деяние формально предусмотрено в качестве преступления, но в силу своей малозначительности не пред¬ставляет общественной опасности, то оно не признается преступлением (ч. 2 ст. 14 УК РФ) .
Малозначительное деяние следует отличать от ситуаций, когда соде-янное не расценивается в качестве преступления и подпадает под опре-деление административного, гражданского и прочего правонарушения.
Например, при грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, но не сопровождающемся применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, речь идет не о «малозначительном» хулиганстве и соответственно основании неприме¬нения ст. 213 УК РФ, а о мелком хулиганстве, преследуемом в админист¬ративном порядке.
Границы малозначительности общественной опасности деяния фор-мально в законе не определены, и поэтому они устанавливаются право-применителем произвольно в каждом конкретном случае. Однако надо заметить, что действующая редакция ч. 2 ст. 14 УК РФ позволяет рас-пространить правило непризнания преступными по причине малозначи-тельности на подавляющее большинство деяний, формально являющихся преступными.
На отсутствие общественной опасности формально противоправного деяния как главный признак его малозначительности (и, следовательно, от-сутствия преступности) специально указывал Верховный Суд РФ.
Трое 14-15-летних подростков были осуждены за тайное хищение чужо¬го имущества, совершенное по предварительному сговору группой лиц. В августе 2005 г. с целью кражи они пришли на дачный участок, где соб¬рали 26 арбузов общим весом 28 кг 400 г стоимостью 1 тыс. руб. за 1 кг, причинив потерпевшей ущерб на сумму 28,4 тыс. руб. (в ценах 1995 г.). По¬терпевшая в суде признала, что арбузы ей возвращены, она считает ущерб незначительным и просила не привлекать подростков к уголовной ответс¬твенности.
Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке над¬зора по протесту прокурора, отменила приговор и дело прекратила, указав, что действия несовершеннолетних хотя формально и содержат признаки преступления (кражи), но в силу малозначительности не представляют об¬щественной опасности .



4. КАТЕГОРИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

В ст. 15 УК РФ выделены четыре категории преступлений. Главным основанием для выделения категорий преступлений являются характер и степень их общественной опасности. В теории в качестве оснований клас-сификации преступлений определялись также особенности уголовной ответственности за неоконченное преступление, освобождения от уголовной ответственности и наказания, состояния судимости и пр.
Фактически дифференциация преступлений проявляется в зависимости от вида наказания и срока наказания в виде лишения свободы, определен¬ных в санкции статьи Особенной части УК РФ.
В соответствии с действующей редакцией ст. 15 УК РФ в уголовном за¬коне выделяются следующие категории преступлений :
1) преступления небольшой тяжести — умышленные и неосторожные преступления, за совершение которых предусмотрено наказание, не превышающее 2 лет лишения свободы либо вовсе не связанное с ли¬шением свободы;
2) преступления средней тяжести — умышленные преступления, за ко¬торые предусмотрено наказание, не превышающее 5 лет лишения свободы; а также неосторожные преступления, за совершение кото¬рых предусмотрено наказание свыше 2 лет лишения свободы;
3) тяжкие преступления — только умышленные преступления, за ко¬торые предусмотрено наказание, не превышающее 10 лет лишения свободы;
4) особо тяжкие преступления — только умышленные преступления, за которые предусмотрено наказание свыше 10 лет лишения свобо¬ды либо более строгое наказание (пожизненное лишение свободы или смертная казнь).
В судебной практике неоднократно указывалось на обязательность оп¬ределения категории тяжести преступления на момент его непосредственно¬го совершения, поскольку это играет первостепенную роль в определении юридических последствий содеянного.
Пример: И. признан виновным в похищении человека, совершенном 18 мая 1997 г., и осужден по п. «а», «з»ч. 2 ст. 126 УК РФ. На тот момент ст. 126 УК РФ действо¬вала в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ «О вве¬дении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации». Санкция ч. 2 названной статьи предусматривала наказание до 10 лет лишения свободы, соответственно это преступление относилось к категории тяжких. Новая ре¬дакция ст. 126 УК РФ, согласно которой совершенное И. преступление явля¬ется особо тяжким, введена в действие Федеральным законом от 9 февраля 1999 г. № 24-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в статью 126 Уголов¬ного кодекса Российской Федерации».
Суд, признавая И. виновным в похищении человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, ошибочно руко¬водствовался действовавшей на момент вынесения приговора редакцией ч. 2 ст. 126 УК РФ (упомянутый Федеральный закон от 9 февраля 1999 г. № 24-ФЗ), указав в мотивировочной части приговора, что И. совершено особо тяжкое преступление. При этом назначил ему для отбывания наказания ис¬правительную колонию строгого режима.
Вместе с тем ст. 9 УК РФ устанавливает, что преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время со¬вершения этого деяния. Ввиду того что на момент совершения И. пре¬ступления, предусмотренного ч. 2 ст. 126 УК РФ оно относилось с катего¬рии тяжких, осужденному в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ должна быть назначена к отбыванию наказания исправительная колония общего режима .
Таким образом, категории преступлений имеют огромное юридическое значение. Так, они обязательно учитываются при:
а) исчислении сроков давности привлечения к уголовной ответствен¬ности и обвинительного приговора суда;
б) сроке истечения судимости;
в) установлении вида рецидива преступлений;
г) выборе вида и размера наказания;
д) определении вида исправительного учреждения при назначении на¬казания в виде лишения свободы и в ряде других случаев;
е) применении условно-досрочного освобождения от наказания;
ж) наступлении уголовной ответственности несовершеннолетних .
Президиум Верховного Суда РФ исключил из приговора и последующих су¬дебных решений указание о лишении лица, осужденного по ч. 1 ст. 290 УК РФ к пяти годам лишения свободы, специального звания майора юстиции, поскольку в соответствии со ст. 48 УК РФ лишение специального звания возможно лишь при осуждении лица за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. В соответствии со ст. 15 УК РФ деяние, предусмотренное указанной стать¬ей, относится к преступлениям средней тяжести .


5. ОТГРАНИЧЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ОТ ИНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ

Преступление отличается от других правонарушений в первую очередь тем, что оно нарушает только уголовный закон; наказание является самой суровой мерой принудительного государственного воздействия на лицо.
Большое значение отграничение преступлений от иных правонаруше¬ний имеет в случаях, когда однородные общественные отношения регули¬руются различными отраслями права (например, уголовного и администра¬тивного, уголовного и гражданского). Преступление всегда отличает более высокая степень воздействия на охраняемые правоотношения, что отражено в диспозициях статей Особенной части УК РФ.
Как указывалось выше, понятие «хулиганство» определено в ст. 213 УК РФ и ст. 20.1 КоАП РФ, но административное и уголовное хулиганство различны по степени нарушения общественного порядка.
Пример: С. был осужден за совершение хулиганских действий, выразившихся в том, что он в состоянии алкогольного опьянения с 1 часа ночи до 5 часов утра сту¬чал в ворота чужого дома, выражаясь нецензурно. Приговор в части осужде¬ния за хулиганство Верховным Судом РФ отменен, так как содеянное явля¬ется административно наказуемым деянием .
В ряде случаев отграничение преступления от иного правонарушения за¬труднено в силу коллизий в уголовном и ином отраслевом законодательстве. Например, до недавнего времени в ст. 222 УК РФ отсутствовало указа¬ние на исключение гражданского (охотничьего) гладкоствольного оружия из перечня предметов преступного оборота оружия. Так как Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» включал (и включает) в перечень огнестрельного оружия гладкоствольное, то судебная практика исходила из того, что незаконный оборот гладкоствольного оружия явля¬ется преступлением, несмотря на то что в КоАП РФ определялся перечень административных проступков, связанных с нарушениями условий обраще¬ния гражданского оружия (ст. 20.11,20.12). Такое неоправданное вторжение уголовного права в сферу иного правового регулирования вызвало резкую (и справедливую) критику .
Представляется, что разрешение подобного рода противоречий долж¬но строиться на основе конституционного правила «толкования сомнений» (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ), т.е. содеянное не может расцениваться как преступление.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение можно сделать следующие выводы:
 Преступление представляет собой виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания.
 Основными признаками преступления являются: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость.
 Общественную опасность мож¬но определить как свойство деяния причинять вред или создавать угрозу причинения вреда охраняемым законом объектам.
 Уголовная противоправность означает запрещенность определенного деяния нормой УК РФ под угрозой применения наказания. Противоправ¬ность представляет собой формальное закрепление в уголовном законе общественно опасного деяния, которое признается преступлением.
 Наличие вины является необходимым признаком преступления. Это означает, что преступным может быть признано только такое поведение, которое включает в себя его внутренний аспект: сознание и волю. Лицо не подлежит уголовной ответственности, если им не осознавались фактиче-ский характер и общественная опасность своего действия или бездействия или оно не могло руководить ими вследствие указанных в законе причин.
 Наказуемость преступления означает установление законодателем за каждое деяние, предусмотренное УК РФ, наказания оп¬ределенного вида, срока или размера.
 Все четыре рассмотренных признака преступления взаимосвязаны и обязательны. Только их полная совокупность позволяет говорить об об-щественно опасном деянии как о преступлении, что представляется крайне важным в аспекте защиты прав и свобод человека и гражданина, ис-ключения возможности превентивного осуждения, осуждения без вины и иного необоснованного расширения уголовной репрессии.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
Нормативные акты
1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)(в ред. от 13.02.2009) // СПС Консультант Плюс
2. Федеральный закон "Об оружии" от 13.12.1996 N 150-ФЗ (в ред. от 09.02.2009 N 2-ФЗ) // СПС Консультант Плюс
3. СУ РСФСР. 1922. № 15. Ст. 153.
4. СУ РСФСР. 1926. № 80. Ст. 600.
5. Ведомости ВС РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591.

Судебная практика
6. БВС РФ. 2002. № 7. С. 15.
7. Определение № 46-Д06пр-31 по делу И., Г. и др. См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III и IV кварталы 2006 г. по уголовным делам // БВС РФ. 2007. № 4. С. 10.
8. Определение № 89-07-41 по делу С. и др. См.: Обзор судебной практики Вер¬ховного Суда РФ за I квартал 2008 г. по уголовным делам // БВС РФ. 2008. № 9. С. 5.
9. Постановление № 364п02пр по делу Б. и 3. См.: Обзор судебной практики Вер¬ховного Суда РФ за III квартал 2002 г. // БВС РФ. 2003. № 3. С. 10.
10. Постановление № 583п03пр по делу И. См.: Обзор судебной практики Верховно¬го Суда РФ за III квартал 2003 г. // БВС РФ. 2004. № 3. С. 14.
11. Постановление № 760п99 по делу Ч. См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 1999 г. по уголовным делам // БВС РФ. 2000. № 5. С. 12.


Литература

12. Ковалев М.И. Понятие и признаки преступления и их значение для квалификации. Свердловск, 1977.
13. Козлов А. Л. Понятие преступления. СПб., 2004.
14. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А. В. Бриллиантов, Г. Д. Долженкова, Я. Е. Иванова и др.; под ред. А. В. Бриллиантова. — М.: Проспект, 2010.
15. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М.: Норма, 2006.
16. Марцев А. И. Общественная опасность и общественная вредность преступления // Правоведение. 2001. № 4. С. 148-155.
17. Маршакова Н.Н. Теоретические аспекты функционального значения классификации в уголовном законодательстве / Н. Н. Маршакова // Российский следователь. - 2007. - № 20. - С.23-26.
18. Михайлов К.В. Сроки отсрочки отбывания наказания должны зависеть от категории совершенного преступления и размера назначенного наказания / К. В. Михайлов // Закон и право. - 2008. - № 2. - С.101-102.
19. Наумов А. Квалификация незаконного оборота гладкоствольного охотничь¬его оружия // Российская юстиция. 2001. № 4. С. 47-49.
20. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996. С. 121.
21. Ноздрачев А.Ф. Коррупция как правовая проблема в вопросах и ответах // Адвокат. 2007.- № 10.-С.19.
22. Орлов А. К понятию преступления // Московские университетские известия. 1869. № 6. С. 355.
23. Российское законодательство X—XX вв. Т. 9. М., 1994. С. 275.
24. Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Часть Общая. Т. 1. Тула, 2001.
25. Уголовное право России. Практический курс: учеб.- прак. пособие: 3-изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2007.




Данные о файле

Размер 137 KB
Скачиваний 33

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar