ГлавнаяКаталог работЮриспруденция, право → Психология допроса подозреваемого и обвиняемого
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Психология допроса подозреваемого и обвиняемого

СОДЕРЖАНИЕ

1. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДГОТОВКИ
К ДОПРОСУ 3
1. 1. Психологические особенности на стадиях допроса 4
2. ПСИХОЛОГИЯ ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО
И ОБВИНЯЕМОГО 7
2. 1. Улики поведения 8
2. 2. Метод косвенных вопросов и детальный допрос 9
2. 3. Самооговор и ложное признание 11
2. 4. Приемы психического воздействия 12
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 17

1. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДГОТОВКИ К ДОПРОСУ
Поскольку допрос осуществляется в ситуации непосредственного общения с конкретным лицом, главенствующее место в нем занима¬ет познавательная и коммуникативная деятельность следователя. До¬прос главным образом проводится в отношении подозреваемых, об¬виняемых, свидетелей и потерпевших. Несмотря на существенные различия социального и уголовно-правового статуса указанных кате¬горий лиц, их допрос по психологическим критериям содержатель¬ной и динамической сторон имеет некоторые общие черты.
Эффективность допроса зависит прежде всего от изучения личности допрашиваемого. Целесообразно получить сведения биографического характера, о про¬фессии, образовании, условиях работу, образе жизни, интересах. При изучении личности допрашиваемого нужно выявить его соци¬альный статус, выполняемые социальные роли, референтные для него социальные группы, социально-положительные и социально-негативные личностные качества, отношение к факту преступления и его психологические возможности в практических ситуациях, имеющих значение для расследования.
Указанные сведения способствуют установлению с ним психо-логического контакта, определению наиболее эффективных прие¬мов психологического взаимодействия с данным лицом и построе¬нию моделей наиболее вероятностного поведения на допросе. По¬лучение сведений о личности происходит непосредственно на до¬просе — внешний облик допрашиваемого, уровень его культуры и развития, особенности речи, мимики и топомимики, наблюдаемые психологические состояния и реакции, готовность помочь следст¬вию или, наоборот, нежелание сотрудничать со следователем.
Основными методами получения этих сведений являются:
• беседа при допросе;
• анализ действий допрашиваемого при совершении преступления;
• метод экспертных оценок (анализ сведений личности доп-рашиваемого, полученных от знающих лиц);
• психологический эксперимент (наблюдение за поведением допрашиваемого в специально созданных условиях — обстановка допроса, сообщаемые им обстоятельства и факты по делу и т.п.).
При подготовке необходимо заранее предусмотреть тс специ¬альные вопросы, которые будут затронуты, и использовать консуль¬тации специалистов.
Существенное значение для проведения допроса имеют внешние условия, обстановка общения.
Выбор места проведения допроса — один из существенных тактических факторов. Чаще всего допрос проводится в кабинете следователя. Психологически важно, чтобы следователь и допрашиваемое лицо остались наедине, «с глазу на глаз». Присутствие третьих лиц, как правило, сковывает коммуни¬кативную активность.

1. 1. Психологические особенности на стадиях допроса
Диагностируется психическое состояние допроса допрашиваемого, его эмоционально-волевые установки, прогнозируется воз¬можное развитие межличностного взаимодействия (т.е. тактика до-проса), изыскивается возможность установления психологического контакта.
Установление психологического контакта — исходное ус¬ловие проведения допроса. Эффективность его установления зави¬сит от правильного выбора способа, которым это достигается.
На стадии свободного рассказа допрашиваемого допрашиваемому лицу предоставляется возможность свободного рассказа, которая исключает возможность внушающего воздействия со стороны сле¬дователя, облегчает течение ассоциативных процессов, содействует проявлению реминисценции. Однако в условиях свободного рассказа может проявляться конформность допрашиваемого, его стремление соответствовать ожиданиям следователя. С другой стороны, возможны и нежелание лица воспроизводить определенные события в целостном рассказе, и даже его речевая неспособность к этому. Уже на этой ста¬дии допроса можно оказывать определенную мнемическую помощь допрашиваемому.
Однако при этом надо воздерживаться от постановки уточняющих вопросов, которые могут нарушить развитие свободного рассказа.
На детализирующей стадии допроса (вопрос—ответ) основными задачами следователя являются:
• восполнение пробелов свободного рассказа;
• уточнение неопределенных высказываний;
• выяснение противоречий;
• оказание мнемической помощи допрашиваемому лицу с це¬лью более полного воспроизведения им отдельных эпизодов собы¬тия, устранение противоречий;
• получение контрольных данных для оценки и проверки пока-заний; диагностика причин умалчивания допрашиваемого об отдель¬ных обстоятельствах события, психическое содействие в преодолении «барьеров умалчивания», нейтрализация мотивов умолчания;
• диагностика и изобличение ложных показаний;
• оказание правомерного психического воздействия на доп-рашиваемое лицо с целью получения правдивых показаний.
Следователь может сталкиваться и с проявлением речевой пас-сивности допрашиваемого. В этих случаях активизация речевой деятельности допрашиваемого становится особой коммуникативной задачей следователя, и существенное значение в плане ее решения приобретает умение следователя задавать активизирующие вопросы.
Система вопросов следователя — тактическое средство право-мерного психического воздействия на допрашиваемого, причем психическое воздействие оказывает не только содержание, но и по-следовательность вопросов. Сложные вопросы целесообразно раз¬делять на ряд более простых, однозначных. Общие многозначные ответы необходимо немедленно уточнять и конкретизировать. Зада¬вая вопрос, следователь должен предвидеть возможные ответы на него и планировать соответствующие вопросы по этим ответам.
На заключительной стадии допроса необходимо учитывать сле-дующие обстоятельства: закон требует фиксации в протоколе до¬проса всех полученных показаний «по возможности дословно». В нем должны быть отражены показания, данные на стадии сво¬бодного рассказа и на вопросно-ответной стадии с точной фикса¬цией вопросов и ответов.
Однако разговорная речь нередко отличается фрагментарно¬стью, неполнотой или избыточностью, обилием бытовой лексики. Поэтому в процессе допроса следователь должен направлять рече¬вую деятельность допрашиваемого, просить излагать факты более точно и определенно.
Для тактики допроса и оценки его результатов существенное значение имеет предусмотренная законом возможность звукозаписи. При оценке результатов допроса звукозапись позволяет повторно проанализировать проговорки, невербальные особенности общения — паузы, умолчания, неуверенность в утверждениях и т.д. Прослу¬шивая фонограмму допроса, в ряде случаев допрашиваемый осозна¬ет допущенные просчеты и промахи, отказывается от противодейст¬вия следователю.

2. ПСИХОЛОГИЯ ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО
Сильным психологическим состоянием, формирующим мотивы поведения обвиняемого, является страх лишения свободы, привычного образа жизни, оказаться среди преступников. Привлечение лица в качестве подозреваемого или обвиняемого связано с резким изменением его социального статуса, со значительным сужением социально-ролевых функций, со сдвигами в психике, усугубляющимися в условиях изоляции. Арест вызывает у одних людей повышенный уровень тревожности, чувство обреченности, отчаяния, безысходности, полной зависимости от лиц, осуществляющих правосудие (особенно это присуще людям, впервые совершившим преступление); у других — чувство озлобленности, агрессивности, активное противодействие правосудию. В такой ситуации обвиняемый полагает, что избежать задержания, ареста, содержания под стражей, приговора, связанного с лишением свободы, можно только отрицая свою вину, давая ложные показания, у него возникает соответствующее психологическое состояние, формируется позиция, которую следователю необходимо преодолеть.
Для обвиняемого на предварительном следствии очень характерно психологическое состояние неопределенности, невозможности правильного предвидения сложившейся ситуации и управления ею. Часто подозреваемому неизвестно, какими доказательствами располагает следователь, какая мера пресечения может быть избрана, какие следственные действия могут быть, проведены и т.д.
Особое место занимают психологические состояния, переживаемые невиновным человеком, который в силу стечения обстоятельств оказался в положении подозреваемого или даже обвиняемого. Безусловно, он испытывает чувства возмущения, гнева, обиды, стремится скорее избавиться от необоснованных, с его точки зрения, подозрений, доказать свою невиновность; он также может ощущать беспомощность, невозможность опровергнуть имеющиеся против него улики, преодолеть предубеждение окружающих.
2. 1. Улики поведения
Поведение человека во многом определяется воздействием на него доминанты — господствующего в данный момент очага возбуждения в коре полушарий головного мозга, который обладает повышенной чувствительностью к раздражению и способен оказывать тормозящее влияние на работу других нервных центров. В очаге при этом происходит концентрация возбуждения. Доминанта, как правило, возникает у человека в связи с более или менее серьезными событиями в его жизни, за исход которых он переживает, в связи с которыми испытывает чувство страха, неуверенности, беспокойства. Зачастую доминанта воздействует на преступника. Под воздействием доминанты преступник стремится к совершению поступков, которые, как он думает, обеспечат ему безопасность, помогут избежать изобличения и последующего наказания. Его действия носят своеобразный защищающий характер. В то же время именно эти действия преступника зачастую привлекают к себе внимание органов следствия, дают основания для предположений о его причастности к совершенному преступлению. Такие действия получили название «улики поведения».
Улики поведения бывают самых различных видов. Наиболее распространенные: подготовка инсценировок, создание ложного алиби, немотивированный и внезапный отъезд, попытки направить следствие по ложному пути; проявление повышенного интереса к процессу расследования преступления; распространение заведомо вымышленных слухов о личности преступника, мотивах преступного деяния; нарочитость, демонстративность поведения, призванного всячески убедить окружающих в полной непричастности к преступлению, отрицание даже точно установленных фактов («не видел», «не слышал» и т.д.); попытки уговорить, подкупить потерпевших, свидетелей; поиски лиц, которые дали бы ложные показания; изменение привычных стереотипов поведения после совершения преступления; осведомленность о таких деталях, которые мог знать только виновный; возвращение, порой неоднократное, на место совершения преступления.
Умение разбираться в психофизической природе улик поведения, их сущности, видах, особенностях проявления помогает следователю и работникам дознания успешно решать оперативно-тактические задачи, выдвигать обоснованные версии и вести их продуманную разработку, осуществлять целенаправленный, всесторонний поиск доказательств, избирать правильную тактику допроса подозреваемых (обвиняемых), проведения других следственных действий.
Допрос подозреваемого и обвиняемого имеет много общих сторон и существенных различий, которые обусловлены, прежде всего, различным процессуальным положением этих лиц.
На предварительном следствии допрос подозреваемого нередко проходит в условиях конфликтной ситуации. Причины конфликта возникают из принудительного характера общения, так как подозреваемый понимает, что каждый проведенный следователем допрос приводит к изобличению в совершении преступления, но не считает возможным отказаться от дачи показаний, не может избежать общения со следователем.
Основная задача следователя — получить сведения, позволяющие проверить причастность подозреваемого к расследуемому событию. При этом необходимо выявлять такие обстоятельства, которые могут быть известны только лицу, совершившему преступление. Особенно чутко следователь должен реагировать на умолчание о фактах, уже выявленных следствием.
2. 2. Метод косвенных вопросов и детальный допрос
Большое значение в допросе подозреваемого имеет метод косвенных вопросов. Он состоит в том, что вопросы, существенные для расследования, маскируются среди внешне «безопасных», как бы далеких от интересующих следователя событий. При этом анализируется осведомленность подозреваемого об участниках преступления, о времени, месте и способе его совершения, применявшихся орудиях и других обстоятельствах. При опросе подозреваемого следователь, как правило, не располагает необходимой совокупностью доказательств; в системе доказательств имеются пробелы. По повышенному одностороннему интересу следователя к отдельным эпизодам события подозреваемый может догадаться о дефиците доказательственной информации.
Доказательства следует предъявлять с учетом их взаимосвязи. Логика раскрытия доказательств должна способствовать тому, чтобы психологическое воздействие на допрашиваемого по мере их предъявления нарастало. Поспешное и неумелое предъявление доказательств снижает их изобличительную направленность, позволяет противодействующему лицу выдвинуть ложные объяснения.
Подозреваемые нередко прибегают к ложному алиби. В таких случаях детальный допрос помогает выявить незнание подозреваемым тех подробностей, которые связаны с его утверждением о месте пребывания (например, «сидел дома, смотрел телевизор», «был в театре», но на вопросы о названий и содержании увиденного ответа не дается). Детальная проработка «легенды» также демонстрирует ложность алиби, поскольку детали второстепенных обстоятельств люди обычно не воспринимают. Предъявляя доказательства, изобличающие подозреваемого во лжи, следователь максимально активизирует его эмоциональные переживания, формирует у него чувство неизбежности установления истины.
В случае отказа подозреваемого от дачи показаний (психологически это самая сложная ситуация допроса), следователь разъясняет, что тем самым допрашиваемый лишается возможности самозащиты, а следствие — возможности выяснить смягчающие его ответственность обстоятельства.
Иногда следователю приходится сталкиваться с мнимой бесконфликтностью допроса в случае самооговора подозреваемого. Вероятность самооговора повышается, если обвиняемый отличается повышенной внушаемостью, податливостью к внешнему воздействию, неумением отстаивать свою позицию, слабоволием, недостаточной выносливостью к психическому напряжению. Это также может быть связано с психическим перенапряжением в ходе длительных допросов, с грубыми нарушениями прав личности, с тактическими просчетами следователя. Наиболее типичными мотивами самооговора является - стремление избавить от наказания действительного виновника (под влиянием родственных или дружеских чувств). Это может быть продиктовано определенными групповыми интересами или же достигается угрозами и воздействием заинтересованных лиц в отношении тех, кто находится в какой-либо зависимости от них.

2. 3. Самооговор и ложное признание
Допускаемое со стороны подозреваемого ложное признание может быть продиктовано его стремлением уклониться от ответственности за более тяжкое преступление. Таким путем он рассчитывает усыпить бдительность, создать себе алиби по другому делу либо доказать наличие обстоятельств, смягчающих или исключающих его ответственность, и т.п.
О самооговоре могут свидетельствовать навязчивые уверения в «честности», признания, схематичность, заученность показаний, неспособность сообщить факты, которые обязательно должны быть известны лицу, совершившему преступление.
Методика разоблачения самооговора та же, что и разоблачения других ложных показаний, — детальный повторный допрос, проверка показаний на месте, очная ставка, следственный эксперимент, анализ соответствия показаний совокупности имеющихся доказательств.
Обвиняемый — наиболее информированный и наиболее психологически сложный источник доказательств. В сложных ситуациях противодействия, когда обвиняемый скрывает существенные для дела обстоятельства, дает ложные, дезориентирующие показания, допрос приобретает черты противоборства.
При этом можно выделить два варианта ложных показаний — ложь активную и пассивную. При активной лжи допрашиваемый стремится создать целостную псевдомодель события, увязать его элементы, выдумать причинно-следственные связи, соотнести их с определенным местом и временем. Вымышленные образы не соответствуют тем или иным критериям реальности. Если правдивые показания основаны на образах, которые несут избыточную информацию и позволяют осуществить многостороннее «вычерпывание» информации, то ложные, базируясь на вымышленной схеме, информативно ограниченны, не имеют полноты и разносторонности. Отсюда затверженность, заученность, ригидность, непластичность ложных показаний, их эмоциональная индифферентность.
В правдивых показаниях часто встречаются неточности, некоторые неясности и даже несоответствия. В тщательно продуманных ложных показаниях обычно все хорошо подогнано, состыковано (в меру интеллектуальных способностей того или иного лица).
Однако ряд повторных детализирующих вопросов неизбежно ведет к вариациям вымысла, к расстыкованности отдельных узлов псевдомодели события. Большую сложность представляют случаи, когда допрашиваемый, хорошо знающий обстоятельства дела, вводит в подлинную модель события лишь отдельные ложные детали. Но даже единственная вымышленная деталь не может быть охвачена сознанием лгущего во всем многообразии.

2. 4. Приемы психического воздействия
Стереотипные, заученные ложные показания выдают себя косной неизменяемостью, тогда как образные представления характеризуются соответствующей динамикой. Поскольку в сознании лгущего конкурируют две психические модели — модель подлинных событий и псевдомодель, он постоянно находится в состоянии повышенного психического напряжения. Это и обусловливает определенные срывы — проговорки.
Диагностируя ложность показаний, следователь может избрать ту или иную тактику, в частности:
• изобличить допрашиваемого при его первых попытках ввести следствие в заблуждение;
• позволить допрашиваемому дать ряд ложных показаний, а затем изобличить его в совокупности.
Выбор той или иной тактики в первую очередь определяется личностными качествами допрашиваемого — его чувствительностью к разоблачающим действиям следователя.
С целью пресечения дезинформации со стороны противодействующих следствию лиц и получения правдивых показаний следователь использует систему приемов правомерного психического воздействия. Под ними понимаются приемы формирования сознательного отношения допрашиваемого к правосудию, установки на дачу правдивых показаний. Все приемы психического воздействия можно разделить на три группы:
(1) содействующие распознанию ложности показаний;
(2) преодоления лжи и получения правдивых показаний;
(3) оказания мнемической помощи.
Следователю необходимо знать и использовать некоторые приемы получения достоверных и нейтрализации ложных показаний.
1. Использование состояния эмоциональной напряженности. Лицо, противодействующее следствию, постоянно оценивает смысл и значение задаваемых ему вопросов, опасаясь возможного разоблачения. Система вопросов следователя создает постоянный негативный фон психического напряжения. В таком состоянии у личности существенным образом снижается способность в полной мере осуществлять сознательный контроль за содержанием речевого высказывания и своим поведением. Неожиданное изобличение на этом психическом фоне вызывает резкие эмоциональные реакции, что нередко приводит к отказу от позиции противодействия.
2. Однако не только прямое изобличение во лжи, но и все то, что интерпретируется таким лицом как приближение к изобличению, ослабляет его психическое состояние, вызывая волнение и тревогу. На этом фоне можно эффективно использовать прием формирования у допрашиваемого преувеличенного представления об информированности следователя (косвенного внушения). При применении этого приема допрашиваемому сообщаются факты, не имеющие прямого отношения к событию преступления (это могут быть данные о личности обвиняемого, о деталях его поведения накануне совершения преступления, о его связях и т.п.), в расчете на то, что знание этих фактов, передача этой информации, следователем приведет его самого к выводу о том, что следователь располагает всей необходимой информацией о событии преступления. В связи с этим допрашиваемый приходит к необходимости изменить прежнюю линию поведения, направленную на сокрытие уже известных следователю фактов.
3. Прием «допущения легенды». Его реализация состоит в создании таких искусственных условий осуществления допроса (разумеется, в процессуальных рамках), которые допрашиваемому представляются вполне естественными, но являются легендированными со стороны следствия. Например, допрашиваемый получает возможность ознакомиться с «секретной» документацией, содержащейся в бумагах на столе следователя в момент как бы оставления последним служебного кабинета. В другом случае эффективным оказывается помещение в кабинете следователя предметов, тождественных разыскиваемым по делу, но не фигурируемых в качестве доказательств. К этому же приему относится «случайное» оставление с глазу на глаз на короткое время подельщиков после получения одним из них «достоверной» информации от следователя.
4. Прием «свободного рассказа». При использовании этого приема допрашиваемому предоставляется возможность в повествовательной форме детально, без ограничения времени и детализирующих вопросов, изложить всю последовательность событий. По мере рассказа следователь анализирует сообщаемую информацию, отыскивая противоречия, на которые в дальнейшем и направляет допрос.
5. Предоставление возможности выговорить всю неправду. В этом случае допрашиваемому предлагается в повествовательной форме и детально изложить только то суждение, которое вызывает сомнение у следователя. Затем следователь устанавливает противоречие этого суждения с ранее данными правдивыми показаниями, тем самым опровергая его и уличая в этом допрашиваемого.
6. Максимальная детализация показаний. Применение данного приема основано на том, что обычно весьма затруднительно ложное показание продумать до мельчайших подробностей. Следователь, задавая серию вопросов допрашиваемому, касающихся деталей сообщенного факта, приводит последнего к самостоятельному установлению противоречий в представляемых сведениях.
7. Большое значение для эффективности психического воздействия имеет система предъявления доказательств, которая заключается в следующем:
(1) неожиданности для допрашиваемого появления фактов и обстоятельств, уличающих его в даче ложных показаний (эффект внезапности);
(2) последовательности предъявления доказательств. Используется, когда имеется несколько доказательств, опровергающих ложное показание допрашиваемого. Эффективность использования приема повышается, если доказательства выстраиваются следователем в порядке возрастания силы их воздействия на допрашиваемого. При этом следователь должен всегда помнить, что доказательства воздействуют психологически сильнее, если предъявляется в контрастных обстоятельствах; «слабые» доказательства обретают большую силу при совокупном их предъявлении;
(3) предъявлении контрдоказательств. Этот прием предполагает опровержение каждого ложного показания доказательством, опровергающим данное показание. Например, показание об отсутствии на месте преступления тотчас же опровергается предъявлением заключения экспертизы об оставлении пальцевых отпечатков. Следующее за ним показание о нахождении в определенное время в каком-то месте опровергается соответствующим свидетельским показанием и т.д.
8. Сочетание форсированного и замедленного темпов ведения допроса. Действие этого приема основано на том, что частая и интенсивная смена темпа задаваемых вопросов не позволяет допрашиваемому тщательно продумывать варианты ответов и сосредоточить свое внимание на деталях, характеризующих ложность показаний. При этом рекомендуется малозначительные вопросы задавать в замедленном темпе, а выясняя существенные факты и обстоятельства, резко увеличивать темп ведения допроса. Данный прием создает также предпосылки для создания эмоциональной напряженности. Все доступные следователю и допустимые приемы воздействия на обвиняемого невозможно перечислить. Важно только отметить, что следователь не должен прибегать к запугиванию, унижению человеческого достоинства, необоснованным обещаниям и т.д.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступле-ния и наказания. М.: ПЕНАТЕС-ПЕНАТЫ, 2006.
2. Асмолов А.Г. Психология личности. М.: Изд-во МГУ, 1990.
3. Васильев В.Л. Юридическая психология. – СПб.: Питер, 2008.
4. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. М., 2006.
5. Лебедев И.В., Цветков В.Л. Психология в правоохранительной дея-тельности: Учеб. пособие. М.: ЩИТ и М, 2003.
6. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. – М., 2001. – 304с.
7. Прикладная юридическая психология: учебное пособие для вузов / Под ред. Проф. А. М. Столяренко. М., 2005.
8. Юридическая психология: учебник для студентов вузов; под ред. В. Я. Кикотя. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2006.








Данные о файле

Размер 87 KB
Скачиваний 35

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar