ГлавнаяКаталог работЮриспруденция, право → Римское право. Понятие и виды владения
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Римское право. Понятие и виды владения

СОДЕРЖАНИЕ

1. ЮРИДИЧЕСКОЕ ВЛАДЕНИЕ. ПРОИСХОЖДЕНИЕ
И ПРАВОВАЯ КОНСТРУКЦИЯ 3
2. ВИДЫ ВЛАДЕНИЯ 5
3. ЗАЩИТА И ДАВНОСТЬ ВЛАДЕНИЯ 10
4. ПРЕКРАЩЕНИЕ ВЛАДЕНИЯ 14
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 15


1. ЮРИДИЧЕСКОЕ ВЛАДЕНИЕ. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ПРАВОВАЯ КОНСТРУКЦИЯ
Владение в смысле фактического обладания вещами является тем отношением, на почве которого складывался исторически институт права собственности. Не забывая этой исторической связи “владения” и “права собственности” (оставившей свой след на разговорной речи, нередко отождествляющей эти два понятия), необходимо иметь в виду, что в более развитом римском праве “владение” и “право собственности” — различные категории, которые могли совпадать в одном и том же лице, но могли принадлежать и разным лицам.
Владение представляло собой именно фактическое обладание, однако связанное с юридическими последствиями, прежде всего снабженное юридической защитой. Для юридической защиты владения характерно то, что она давалась вне зависимости от того, имеет ли данный владелец вещи право собственности на нее или нет.
Однако не всякое фактическое обладание лица вещью признавалось в римском праве владением. Проводилось различие между владением в точном смысле (possessio, possessio civilis) и простым держанием (detentio, иногда называвшимся possessionaturalis).
Для наличия владения (possessio) необходимы были два элемента: corpus possessionis (буквально “тело” владения, т.е. само фактическое обладание) и animus possessionis (намерение,. воля на владение). Однако не всякая воля фактически обладать вещью признавалась владельческой волей. Лицо, имеющее в своем фактическом обладании вещь на основании сговора с собственником (например, получивший ее от собственника в пользование, на хранение и т.п.), не признавалось владельцем, а было держателем на чужое имя (detentor alieog nomine). Между тем нельзя сказать, что пользователь или хранитель вещи не имеет воли обладать вещью, воля у него есть но воля обладать от имени другого. Для владения же в юридическом смысле была необходима воля обладать вещью самостоятельно, не признавая над собой власти другого лица, воля относиться к вещи как к своей (animus domini). Такая воля есть у подлинного собственника; у лица, которое в силу добросовестного заблуждения считает себя за собственника, хотя на самом деле таковым не является (так называемый добросовестный владелец); наконец, у незаконного захватчика чужой вещи, прекрасно знающего, что он не имеет права собственности на данную вещь, и все-таки проявляющего волю владеть вещью как своей.
Напротив, такой владельческой воли, именно в смысле намерения относиться к вещи как к собственной, нет, например, у арендатора: он обладает вещью, обладает в своем интересе, но самим фактом платежа арендной платы он уже признает за собой юридическое господство собственника (лицо, относящееся к вещи как к своей, не станет платить кому-то за пользование этой вещью'). Поэтому арендатор в римском праве считался держателем арендованной вещи на имя ее собственника.
Таким образом, владение (possessio) можно определить как фактическое обладание лица вещью, соединенное с намерением относиться к вещи как к своей (обладать независимо от воли другого лица, самостоятельно); держан ие же (detentio) как фактическое обладание вещью без такого намерения (обладание на основе договора с другим лицом, вообще несамостоятельное, а также и обладание ненамеренное, бессознательное и т.д.). Практическое значение различия владения и держания выражалось в том, что в то время как владельцы (possessores) защищались от всяких незаконных посягательств на вещь непосредственно сами, арендатор как “держатель от чужого имени” мог получить защиту только через посредство собственника, от которого получена вещь. Этим вскрывается социальное значение такого построения: отсутствие собственной владельческой защиты арендатора, необходимость для него обращаться за помощью к собственнику позволяли собственнику сильнее эксплуатировать арендатора, принадлежавшего обычно к малоимущим слоям населения.

2. ВИДЫ ВЛАДЕНИЯ
Владение, имея в виду основание возникновения фактическо¬го господства над вещью, могло принимать четыре формы: две ос¬новные и две дополнительные.
В первую очередь владение под¬разделялось на законное и незаконное, т.е. владение того, кто имел на это право, и того, кто этого права не имел.
Законное вла¬дение (p. iusta) — это владение собственника: он имеет право об¬ладать вещью, обладает ею и знает, что имеет на это право; в слу-чае фактического невладения собственник, или законный облада¬тель, имеет право вернуть вещь в свое законное владение.
Незаконное владение (p. iniusta) — это владение несобственни¬ка, возникающее по разным жизненным основаниям (не пра¬вовым, а именно жизненным, что давало толчок для их переос¬мысления правом).
3. В зависимости от основания возникновения незаконного владения оно в свою очередь подразделялось на вла¬дение порочное, или недобросовестное (p. malae fidei), когда обладатель фактически вещью владеет, но не имеет этого права и знает, что не имеет этого права (попросту говоря, украл или иным образом присвоил вещь), и владение «в доброй совести».
4. Добросовестное владение (p. bonae fidei) возникало тогда, когда обладатель вещи не имел права вещью владеть, поскольку у нее имелся собственник, но не знал, что не имеет этого права. Осно¬вание владения, единожды возникнув, не могло измениться: вор не мог стать добросовестным владельцем, даже если собственник вещи не предъявлял претензии или умер. «Никто себе самому ос¬нование владения изменить не может».
Однако качество владе¬ния было существенно важно для его в дальнейшем правового признания: именно из незаконного, но добросовестного облада¬ния вещью сформировалось особое вещное право — владение юридическое, в котором соединялось фактическое обладание ве¬щью, стремление удержать эту вещь в своем обладании и призна¬ние правом дозволенными таких стремлений в силу полезности оснований возникновения, однако до времени не считавшейся полноправной собственностью по формальным причинам.
Принято выделять в особую группу несколько случаев владения, когда в силу особых причин владельческая защита давалась лицам, которых по существу нельзя признать владельцами в римском смысле слова; в литературе римского права принято в этих случаях говорить о так называемом производном владении. К числу производных владельцев относится, например, лицо, которому вещь заложена. Это лицо держит вещь не от своего имени, не как свою, а как чужую с тем, чтобы вернуть ее собственнику, как только будет уплачен долг, обеспеченный залогом. Но если бы принявшего вещь в залог не признали владельцем, то получилось бы , что в случае нарушения его обладания вещью он мог бы оказаться беззащитным, так как сам он не имел бы владельческой защиты, а собственник, на имя которого он держит вещь, мог не оказать ему защиты, ибо он заинтересован скорее истребовать вещь для себя. Эта особенность отношения привела к тому, что лицо, получившее вещь в залог, хотя и не имело animus doniini, получило в виде исключения самостоятельную владельческую защиту.
Другой пример производного владения. Два лица спорят о том, кому из них принадлежит данная вещь. Не доверяя один другому, они передают ее впредь до разрешения их спора в судебном порядке на сохранение какому-то третьему лицу (так называемая секвестрация). Это третье лицо вовсе не имеет намерения относиться к вещи как к своей. Оно — держатель, но неизвестно, от чьего имени (так как о праве собственности на вещь идет спор); следовательно, в случае нарушений неизвестно, к кому же хранитель вещи должен обратиться за защитой. Поэтому за таким лицом была признана самостоятельная владельческая защита. Римские юристы считали, что владение приобретается corpore et animo, но недостаточно одного corpus или одного animus. Это означает, что владение устанавливается для данного лица с того момента, когда у него соединились и телесный момент (corpus possessions) и владельческая воля в смысле намерения относиться к вещи как к своей.
Установить и доказать corpus possessions, факт обладания данного лица данной вещью, по общему правилу, не представляет особых затруднений. Но как установить намерение с которым данное лицо обладает вещью? Лицо является на земельный участок, вспахивает его, засевает и т.д.; лицо обладает лошадью, ездит на ней и т.п. Как узнать, делает ли оно все это “с намерением относиться к вещи как к своей” или признавая над собой какого-то собственника, т.е. как простой держатель вещи?
Ответ напрашивается сам собой: необходимо выяснить так называемую causa possessionis, т.е. то правовое основание, которое привело к обладанию лица данной вещью. Одно лицо получило вещь путем покупки, сопровождавшейся передачей вещи продавцом, другое — получило такую же вещь по договору найма во временное пользование. Осуществляя свое пользование, оба они совершают, быть может, одинаковые действия, но для первого лица эти действия являются показателем владельческой воли, а для второго — они лишь выражение его зависимого держания.
По поводу этого критерия в литературе римского права выражалось следующее сомнение: поскольку вор в римском праве признавался хотя и незаконным, и недобросовестным, но всё-таки владельцем, то неужели римское право требовало и допускало, что лицо, просившее защитить его фактическое владение, ссылалось бы в доказательство своего владения на то, что оно вещь украло? Такое абсурдное положение не могло иметь места потому, что доказывать causa possessionis вообще прямо не требовалось. Исходным положением было то, (что если лицо фактически пользуется вещью для себя, то предполагалось, что у него есть намерение относиться к вещи как к своей. А если другая сторона желала это предположение опровергнуть, то ей и нужно было сослаться на то, что лицо получило вещь по такому основанию, которое исключает владельческую волю (например, что вещь получена по договору найма).
В отношении animus possessionis (владельческой воли) применялся принцип: nemo sibi causam possessionis mutare potest (D. 41.2.3.19), никто не может изменить сам себе основание владения. Этот принцип не имел такого смысла, что если лицо в данный момент обладает вещью, допустим, по договору найма и, следовательно, является держателем вещи, то оно никогда и ни при каких условиях не может превратиться во владельца или, наоборот, владелец никогда не может стать держателем. Такая переквалификация в практике бывала нередко. Например, лицо отдало другому свою вещь на хранение. Хранитель признавался держателем вещи. Но до истечения срока хранения он мог купить полученную на хранение вещь у того, кто дал ему ее на хранение. Для передачи права собственности по римскому праву недостаточно одного договора купли-продажи, нужна еще фактическая передача вещи. Однако в данном примере вещь уже находится у покупателя, она ему была передана по договору хранения. Бесцельно было бы требовать, чтобы хранитель вернул вещь продавцу, а тот вторично передал бы ее тому же самому лицу, но уже не как хранителю, а как покупателю. Вещь при указанной обстановке считалась переданной на новом основании, без новой фактической ее передачи (это называют traditio brevi manu, передача “короткой рукой”). Намерение обладателя вещи в силу нового основания (купля-продажа) считалось изменившимся: лицо из держателя превращалось во владельца.
Возможно обратное; лицо, являющееся одновременно и собственником, и владельцем вещи, продает ее, причем договаривается с, покупателем, что в течение, например, месяца вещь останется у продавца (для пользования, хранения и т.п.). И в этом случае фактической передачи вещи не произошло, но в силу нового основания прежний владелец превращался в держателя (который будет держать вещь на имя покупателя); в средние века такое превращение владельца в держателя назвали constitutum possessorium. Таким образом, изменить основание владения было можно, но не простым изменением намерений лица, ни в чем не выразившимся вовне, а только путем совершения соответствующих договоров, как в приведенных примерах, или путем иных действий прежнего держателя в отношении владельца и т.п. Владение может быть приобретено не только лично, но и через представителя, т.е. через лицо, действующее от имени и за счет другого лица.


3. ЗАЩИТА И ДАВНОСТЬ ВЛАДЕНИЯ
Имея в своем основании фактическое господство лица над ве¬щью, владение имело перед лицом правозащиты несомненный приоритет: «Любой владелец уже тем, что он является владель¬цем, имеет больше прав, чем тот, кто не владеет». Презумпция добросовестности и законности вытекала из самого факта владе¬ния, и обратное предстояло доказывать заявляющей о своих пра¬вах на вещь стороне. Против посторонних лиц защищалось даже порочное владение: только подлинный собственник вещи имел право предъявить иск о возвращении украденного, а не кто-то третий, случайно узнавший о наличии пропавшей вещи у кого бы то ни было.
Юридическое владение было сформировано преторским пра¬вом, поскольку законные нормы римского права не создавали предпосылок для защиты несобственников. При условии «не тай¬ного, не насильственного и не по аренде» обладания вещью пре¬тор предоставлял владельцу правовую защиту посредством ин¬тердиктов. Интердикты предполагали защиту не против собственника вещи (что происходило обычным судебным порядком), но против третьих лиц, так или иначе посягнувших на владение, имеющее добросовестное основание. (Впрочем, факти¬ческое владение охранялось в любом случае, даже недобросовест¬ное: так, самовольно нельзя отобрать вещь даже у доказанного вора.) Интердикты по защите владения были двоякими: для вла¬дения недвижимостью и для владения движимыми вещами. Ин¬тердикт по защите недвижимости был направлен на то, чтобы на необходимое время обеспечить реальное обладание вещью и га¬рантировать лицу прекращение посторонних посягательств на его владение (чтобы третьи лица не распахивали его участок, не все¬лялись в его дом и т.д.). Интердикт по защите движимых вещей был направлен на обеспечение интересов основного владельца по отношению к другим случайным (поскольку движимые вещи в реальности легко могли выйти из владения: дал кому-то лошадь на день, человека, чтобы поднести ношу и т.п.). В этих случаях споры разрешались арифметически: кто провладел вещью боль¬шую продолжительность времени в течение года, тот и считался основным ее обладателем и вещь закреплялась за ним.
В особых случаях использовалось еще одно средство преторской защиты — actio Publiciana, основанный на фикции. При приобретении вещи без соблюдения необходимых формальностей (что не давало основания для защиты требования о собственности на вещь соответственно исками строгого права) претор предоставлял защиту и против собственника-отчуждателя вещи, и против худших владельцев, если удавалось доказать пол¬ную добросовестность приобретения.
Суть правовой формы за¬щиты в этом случае заключалась как бы в условной подмене ре¬ального, защищаемого добросовестного владения категорией соб¬ственности, в которую трансформировалось бы владение по истечении установленного законами для данного рода вещей сро¬ка. Претор вводил фиктивное предположение, что давностный срок как бы истек, и владелец получал бы полноценную право¬вую защиту от любых посягательств на его вещь, даже от недоб¬росовестного собственника, который, «опомнившись», согласно нормам строгого права сохранял бы все свои правомочия на вещь.
Претор в общей форме закреплял вещь, ставшую предметом пре-тензии, в имуществе добросовестного приобретателя (in bonis), откуда возникавшее новое по своему основанию право стало ус¬ловно называться преторской собственностью, или «бонитарным обладанием». Закрепление прав на имущество в порядке «бонитарного обладания» получило применение также в наследовании, когда наследополучатель, добросовестно получив имущество, не имел необходимого родственного качества для его получения или не обладал пассивной завещательной способностью, когда пере¬дача вещи была проведена в соответствии с интересами сторон или общества, но не отвечала нужным формальностям, а защи¬щать таким образом переданные вещи только как чистое владение значило заранее ставить обладателя в неполноправное состояние по отношению к возможному претенденту.
Юридическое владение (тем более «бонитарное владение») бы¬ло категорией временной, переходной, способной при определен¬ных условиях сформировать полновесное право собственности. «Дабы собственность вещей не оставалась сомнительной, гра¬жданским правом было постановлено, что кто добросовестно от человека, который не был хозяином, но которого он считал тако¬вым, купит вещь или получит оную дарением или иным ка¬ким-либо законным образом, тот приобретает эту вещь давностью владения: если она движимая, то однолетнею повсюду, если же недвижимая — то двухлетнею, но только на Италийской земле».
Переход юридического обладания в полновесную собствен¬ность по истечении давности владения ею (usucapio) стал, таким образом, еще одним способом первоначального приобретения прав собственности на вещь.
Сроки такого спокойного и нена¬сильственного обладания (т.е. когда не предъявлялись никакие иски к владельцу со стороны прежних собственников претенден¬тов) устанавливались в зависимости от свойств вещей: для дви¬жимых вещей, как выше упоминалось, — в один год, для недви¬жимых и приравненных к ним — в два; для особых категорий не-движимости (провинциальных земель) с конца классической эпохи также применялись давностные сроки в 10 и 20 лет. Поми¬мо этого с давностью владения сливался, в итоге, общий срок ис¬ковой погасительной давности в 30 лет.
Условиями, при которых владение могло перейти в собственность по давности были качест¬венные стороны владения: его основание (добросовестное или не¬добросовестное), отсутствие ухищрений во владении вещью. С нововведениями Юстиниана в римское право вошло и принци¬пиальное новшество в отношении незаконного недобросовестного владения: истечение максимального давностного срока трансфор¬мировало титул владения.

4. ПРЕКРАЩЕНИЕ ВЛАДЕНИЯ
Владение утрачивалось с утратой хотя бы одного из двух необходимых элементов — corpus Possessionis или animus possessionis. Так, владение лица прекращалось, как только вещь выходила из его обладания (в указанном выше, § 1, п. 3, смысле) или лицо выражало желание прекратить владение (отчуждало вещь). Владение прекращалось в случае гибели вещи или превращения ее во внеоборотную вещь.
Если владение осуществлялось через представителя, то но прекращалось, помимо воли владельца, в том случае, если прекратилась возможность обладания вещью и в лице представителя и в лице представляемого. Пока тот или другой из них еще могли проявлять свою власть над вещью, вещь считалась во владении представляемого. В отличие от держания владение пользовалось самостоятельной владельческой защитой.
Характерная черта владельческой защиты заключалась в том, что в процессе о владении не только не требовалось доказательства права на данную вещь, но даже и не допускалась ссылка на такое право. Для того чтобы получить защиту владения, необходимо установить факт владения и факт его нарушения. В источниках римского права эта мысль выражена с явным преувеличением: “между собственностью и владением нет ничего общего” (D.41.2.12.1). Преувеличение здесь в том, что нормально вещью владеет тот, кому она принадлежит на праве собственности; в этом смысле в большинстве случаев между владением и собственностью общее есть.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Косарев А. И. Римское частное право [Текст] : учебник / А. И. Косарев. – 2-е издание- М.: ИД «Юриспруденция», 2007.
2. Новицкий И. Б. Римское право. [Текст] : учебник / И. Б. Новицкий. М.: Зерцало, 2002.
3. Омельченко О. А. Римское право: [Текст] : Учебник. / О. А. Омельченко. 3-е изд., испр. и доп. – М.: Изд-во Эксмо, 2005.
4. Савельев В. А. Римское частное право. [Текст] : учебник / В. А. Савельев М., 1995.
5. Хрестоматия по истории Древнего мира. Т. 3. - М., 1953. -С. 251-256.
6. Дождев Д.В. Римское частное право. М.: Изд.группа ИНФРА-НОРМА, 1996.
7. Римское частное право/ Под ред. И.С.Перетерского и И.Б.Новицкого. М.: Новый Юрист, 1997.
8. Черниловский З.М. Лекции по римскому частному праву. [Текст] / З. М. Черниловский. М.: Юрид. литература, 2001.
9. Хвостов В.М. Система римского права. М.: Издательство "СПАРК", 1996.




Данные о файле

Размер 69.5 KB
Скачиваний 21

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar