ГлавнаяКаталог работЮриспруденция, право → Уголовная ответственность за служебный подлог
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Уголовная ответственность за служебный подлог


СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3
1. Общая характеристика преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления 5
2. Понятие подлога документов в уголовном праве 11
3. Уголовно-правовая характеристика преступления, ответственность за которое предусмотрено статьей 292 УК РФ «Служебный подлог» 22
3.1. Объект и объективная сторона преступления 22
3.2. Субъект и субъективная сторона преступления 25
Заключение 30
Список использованных источников и литературы 32

Введение
Произошедшие в последние годы существенные изменения в содержании и структуре управленческих общественных отношений государственной службы и службы в органах местного самоуправления, поставленных под охрану уголовного закона, вызвали к жизни необходимость модернизации приемов уголовно-правовой охраны документооборота, более четкого определения предмета охранительной функции уголовного закона в данной области. Служебный подлог является деянием, сопутствующим различным криминальным проявлениям в сфере деятельности государственных структур и органов местного самоуправления и представляющим самостоятельную общественную опасность. Значительное распространение данное преступление получило в сфере приватизации государственной собственности, налогообложения, нормальной реализации имущественных отношений, отправления а правосудия.
Служебный подлог обладает весьма негативными криминологическими характеристиками. В среднем в России за год совершается от 4 до 5 тысяч служебных (должностных) подлогов.
Служебный подлог представляет собой достаточно опасное явление, поскольку является универсальным способом совершения различных преступлений. Это и хищение, и злоупотребление должностными полномочиями, уклонение от уплаты налогов, преступления против правосудия и др.
Служебный подлог можно отнести к преступлениям с высоким уровнем латентности. Сложность выявления фактов служебного подлога, обусловлена спецификой документооборота, отсутствием систематизированной нормативно-правовой базы, регламентирующей такой оборот. Данное явление представляется достаточно опасным еще и потому, что искажает объективное представление о степени криминальной пораженности государственных структур и органов местного самоуправления, о необходимости активизации мер уголовно-правового воздействия в данной области.
В связи с указанными обстоятельствами исследование юридических и собственно уголовно-правовых характеристик служебного подлога приобретает особую актуальность.
Объектом исследования курсовой работы явились общественные отношения, возникающие при совершении служебного подлога, а также при реализации уголовного закона в сфере борьбы с ним. Предметом исследования является норма уголовного закона, устанавливающая ответственность за служебный подлог, а также некоторые проблемы и эффективность ее применения.
Цель исследования заключается в комплексном юридическом анализе характеристик служебного подлога, проблем его квалификации и отграничении от смежных составов преступлений, уточнении признаков предмета преступления, разработке соответствующих рекомендаций для правоприменительной практики.
Достижение сформулированной цели предполагает:
- проведение общей характеристика преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления;
- изучение понятия подлога документов в уголовном праве;
- юридический анализ объективных и субъективных признаков состава служебного подлога;
- рассмотрение проблем квалификации служебного подлога и его отграничения от смежных составов преступлений.

1. Общая характеристика преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
Содержащиеся в гл. 30 УК статьи (кроме ст. 288 и 291) предусматривают ответственность за противоправные деяния, существенно отличающиеся от других, как своеобразием объекта преступного посягательства, так и спецификой его субъекта, каковым может быть только должностное лицо.
Объектом должностного преступления является нормальная, регламентированная соответствующими правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, а непосредственным объектом - права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства .
Отличительная черта должностного преступления состоит в том, что, посягая на нормальное функционирование указанных органов и учреждений, это преступление имеет следствием не только умаление их авторитета в обществе (например, получение взятки депутатом, судьей, прокурором, сотрудником милиции либо иным должностным лицом неминуемо бросает тень на весь аппарат соответствующего органа или учреждения, представителем которого является виновный), оно подрывает у граждан уверенность в защищенности их прав и законных интересов.
Объективная сторона должностных преступлений предполагает наличие таких обязательных признаков, как: совершение указанных в диспозиции соответствующих статей деяний вопреки интересам службы, т.е. находящихся в противоречии не только с задачами, для выполнения которых образован названный выше орган или учреждение, но и с теми полномочиями, выполнение которых непосредственно возложено на должностное лицо; наступление определенных последствий преступления (например, существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства); наличие причинной связи между незаконными действиями (бездействием) должностного лица и наступившими последствиями.
Совершение должностным лицом противоправных действий, не связанных с выполнением им своих служебных обязанностей, не образует состава должностного преступления и при наличии к тому оснований может быть квалифицировано по другим статьям УК РФ.
Если ответственность за допущенное должностным лицом нарушение служебных полномочий предусмотрена специальной уголовно-правовой нормой, содеянное подлежит квалификации по этой норме, без совокупности со статьями, предусматривающими общие составы должностных преступлений (ч. 3 ст. 17 УК, п. 18 постановления Пленума ВС СССР от 30.03.1990 № 4).
Способы и формы совершения того или иного должностного преступления могут быть различными. Однако объединяет их то обстоятельство, что они, во всяком случае, находятся в противоречии с интересами службы .
Субъектом преступлений, предусмотренных ст. 285-287, 289, 290, 292 и 293 УК, может быть только должностное лицо, которое в соответствии с п. 1 примеч. к ст. 285 УК постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляет функции представителя власти либо выполняет организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.
Согласно примеч. к ст. 318 УК представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.
Применительно к рассматриваемым статьям гл. 30 УК к представителям власти наряду с должностными лицами правоохранительных и контролирующих органов относятся, в частности, депутаты, руководители и члены органов исполнительной власти РФ и субъектов РФ, судьи, т.е. лица, наделенные правом в пределах своей компетенции предъявлять требования, а также принимать решения, обязательные для выполнения гражданами или предприятиями, учреждениями и организациями независимо от их ведомственной принадлежности и подчиненности (п. 2 постановления Пленума ВС СССР от 30.03.1990 № 4). Иными словами, представители власти - это лица, наделенные властными полномочиями в отношении неопределенного круга физических и юридических лиц.
Под организационно-распорядительными функциями понимается осуществление полномочий по руководству аппаратом государственного органа либо органа местного самоуправления, трудовыми коллективами государственных и муниципальных учреждений, а также отдельными работниками этих органов и учреждений (подбор и расстановка кадров, организация труда подчиненных, поддержание трудовой дисциплины, применение мер поощрения и наложения дисциплинарных взысканий) .
Под выполнением должностным лицом административно-хозяйственных функций понимается совершение действий по управлению или распоряжению государственным либо муниципальным имуществом путем установления порядка его хранения, реализации и т.д. Этими полномочиями в государственных органах, органах местного самоуправления, в государственных и муниципальных учреждениях наделены, в частности, начальники хозяйственных и финансовых отделов и служб.
Лицо, временно исполняющее обязанности по определенной должности, может быть признано субъектом должностного преступления при условии, если эти обязанности возложены на данное лицо в установленном законом порядке (например, присяжные заседатели).
В соответствии с законом субъектами должностного преступления могут быть также лица, осуществляющие функции представителя власти либо организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции по специальному полномочию, предоставленному им правомочным органом либо должностным лицом (например, члены добровольной народной дружины).
Федеральным законом от 25.12.2008 № 280-ФЗ примеч. к ст. 285 дополнено п. 5, которым предусмотрено, что иностранные должностные лица и должностные лица публичной международной организации, совершившие преступление, предусмотренное статьями гл. 30, несут уголовную ответственность по статьям этой главы в случаях, предусмотренных международными договорами РФ.
Не являются субъектами должностного преступления те работники государственных и муниципальных учреждений, которые выполняют сугубо профессиональные или технические обязанности . Если наряду с осуществлением этих обязанностей на данного работника в установленном порядке возложено и исполнение организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, то в случае их нарушения он может нести ответственность за должностное преступление (например, врач - за злоупотребление полномочиями, связанными с участием в работе бюро медико-социальной экспертизы, призывных комиссий; преподаватель - за нарушение обязанностей, возложенных на него как на члена квалификационной или экзаменационной комиссии).
Не являются субъектами преступлений, предусмотренных настоящей главой, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих предприятиях, ставящих основной целью своей деятельности извлечение прибыли (хозяйственное товарищество, акционерное общество, производственный кооператив, государственное или муниципальное унитарное предприятие и т.д.), а также в некоммерческих организациях, которые не являются органами государственной власти или местного самоуправления (потребительский кооператив, общественное объединение, религиозная организация и т.д.).
В соответствующих статьях гл. 30 УК РФ предусматривается ответственность за деяния, совершенные лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ.
В примеч. к ст. 285 УК разъяснено, что под лицами, занимающими государственные должности РФ, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов (к этим лицам относятся, в частности, Президент РФ, Председатель Правительства РФ и его заместители, федеральные министры, Председатели палат Федерального Собрания, члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы, Председатель и аудиторы Счетной палаты, судьи, Генеральный прокурор РФ, Председатель ЦБ РФ). Под лицами, занимающими государственные должности субъектов РФ, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов РФ для непосредственного исполнения полномочий государственных органов (к таким должностным лицам относятся президенты республик, главы иных субъектов РФ, например губернаторы краев, областей, руководители органов законодательной (представительной) и исполнительной власти, депутаты органов законодательной (представительной) власти и др.).
Наряду с государственными должностями РФ следует иметь в виду государственные должности лиц, состоящих на федеральной государственной службе в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (в ред. от 25.12.2008). Данные лица не могут быть субъектами преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 285, ч. 2 ст. 286, ч. 2 ст. 287, ч. 3 ст. 290 УК, и в случае совершения противоправного деяния вопреки интересам службы привлекаются к ответственности по другим уголовно-правовым нормам, в том числе предусмотренным гл. 30 УК. В качестве одного из субъектов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 285, ч. 2 ст. 286 и ч. 3 ст. 290 УК, назван глава органа местного самоуправления, статус которого определен в ст. 36 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (в ред. от 07.05.2009).
К органам местного самоуправления относятся: выборные органы, образуемые в соответствии с названным выше Федеральным законом, законами субъектов РФ, уставами муниципальных образований; другие органы, образуемые в соответствии с уставами муниципальных образований. Уставом муниципального образования может быть предусмотрена должность главы муниципального образования - выборного должностного лица, возглавляющего деятельность по осуществлению местного самоуправления на территории муниципального образования. Наименование главы муниципального образования и сроки его полномочий определяются уставом муниципального образования в соответствии с законами субъектов РФ.
Деяния, ответственность за которые предусмотрена по вышеназванным статьям (кроме ст. 293 УК), могут быть совершены только умышленно.

2. Понятие подлога документов в уголовном праве
Подлог документов представляет собой распространенное общественно опасное деяние, имеющее характерные индивидуальные особенности, отличающееся от иных преступных посягательств. Понятие «подлог документов» по своему содержанию охватывает преступления, сущность которых заключается в фальсификации официальных документов или иных предметных носителей информации. Подлог документов также структурно входит в ряд законодательно определенных деяний, выступая в качестве способа совершения преступления, конституционного признака преступных действий.
В Уголовном кодексе российской Федерации прямо предусматривается наказуемость следующих видов подлога документов:
• фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов (ст. 142);
• изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186);
• изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт или иных платежных документов (ст. 187);
• подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233);
• служебный подлог (ст. 292);
• фальсификация доказательств (ст. 303);
• подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ст. 327).
Более 20 общеуголовных составов преступлений содержат прямое или косвенное указание на подлог документов в числе действий (признаков) объективной стороны, конструктивного способа совершения преступления или квалифицирующего обстоятельства. Так, ст. 198 (уклонение гражданина от уплаты налога) одним из способов уклонения от уплаты налога предусматривает включение в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах; ст. 306 (заведомо ложный донос) к квалифицирующим признакам состава преступления относит искусственное создание доказательств обвинения и т. д.
Таким образом, понятие «подлог документов» объединяет целый класс различных преступных посягательств. В связи с этим, подлог документов как научная категория имеет определенное теоретическое и практическое значение. В одних случаях данное понятие выполняет роль подхода, ориентира, в других - подлог документов используется как унифицированный термин, применяемый в числе иных признаков конкретного деяния .
Указанные обстоятельства требуют уяснения понятия «подлог документов», применяемого в науке уголовного права.
Одним из подходов к раскрытию понятия «подлог документов» является отнесение подлога к разновидности противоправного обмана.
По мнению сторонников данного подхода, обман при подлоге осуществляется в определенных материальных предметах - документах и может относиться либо к содержанию документа, либо времени или месту его составления. Подлог документов в данном случае определеют как общественно опасное, умышленно совершенное действие, заключающееся в искажении истины в документе и причиняющее ущерб деятельности государственного аппарата, а также иным государственным, общественным и личным интересам или благам.
В.С. Постников считает, что подлог документов - это особый овеществленный (материальный) обман, воплощенный в фальшивом документе. По его мнению, подлог - это «форма преступного обмана, заключающегося в искажении информации и осуществляемого путем противоправного создания официальных документов определенного вида (изготовление, изменение) или посредством противоправного обращения с документами, содержащими ложную информацию (выдача, сбыт, использование)» .
Однако с такой трактовкой понятия «подлога документов» следует согласиться лишь с некоторыми оговорками. Действительно, обман - это сообщение заведомо ложных сведений или заведомое сокрытие обстоятельств, сообщение которых обязательно с целью введения в заблуждение другого лица. Между тем, только искажение подлинности документа или непосредственное создание ложного документа нельзя считать совершившимся или совершающимся обманом. Субъект, только фальсифицируя документ, не вводит никого в заблуждение. Обманом, в том числе «овеществленным», следует считать использование подложного документа, введение его в обращение.
К тому же не всякое обманное использование (а равно и подделка) документа является подлогом в уголовно-правовом значении. Подлог частных документов по общему правилу не считается преступлением и при определенных обстоятельствах образует обман как способ совершения иного преступления. Не является подлогом документов подделка официальных бумаг или бланков, не обладающих правовой силой применительно к субъекту их использования .
Так, Октябрьским районным народным судом Ленинграда Рогинский был признан виновным в том, что систематически совершал подделки выдаваемых государственными учреждениями документов и использовал заведомо подложные документы для доступа к архивным материалам и публикациям. Президиум Санкт-Петербургского городского суда приговор в отношении Рогинского отменил и дело прекратил ввиду отсутствия в его действиях состава преступления, указав следующее: согласно ст. 196 УК РСФСР, уголовная ответственность за подделку и использование поддельных бланков наступает только в том случае, если указанные в документах (бланках) обстоятельства устанавливают какие-либо юридические факты, то есть предоставляют права или освобождают от обязанностей. Как видно из материалов дела, ученым историком Рогинским составлялись на бланках учреждений заявки, ходатайства, по сути, просьбы о допуске в архивы для работы. Эти ходатайства нельзя отнести к подделке, использованию документов и бланков, предусмотренных в ст. 196 УК РСФСР, поскольку никаких юридических фактов они не устанавливали .
Отнесение подлога документов к более общему понятию обмана хотя и углубляет представление о данном явлении, однако, в конечном счете, не конкретизирует его. Обманные действия присущи многим видам противоправного деяния. Указание на признак обмана при определении подлога документов позволяет лишь причислить его к определенному виду аморальных, злоумышленных действий, среди которых подлог занимает не единственное место. Следует также подчеркнуть, что отождествление обмана и подлога документов не способствует правильной квалификации некоторых преступлений, включающих обман в качестве признаков состава (в частности, ст. 141 «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательной комиссии», ст. 159 «Мошенничество», ст. 165 «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием», ст. 182 «Заведомо ложная реклама», ст. 200 «Обман потребителей» УК РФ и др.), создает излишние трудности при разграничении данных преступлений и т.п.
Более того, подлогом документов считается подделка в официальном документе сведений, истинных по своей природе. Такую форму подлога можно считать обманом лишь при большой доле условности.
В юридической энциклопедии подлог документов (англ. forgery) определяется как «преступление, заключающееся в подделке подлинных или в составлении фальшивых документов» . Обозначение подлога документов через преступление является не совсем точным. Подлог документов становится преступным только при наличии определенной совокупности необходимых признаков, различных для каждого определенного состава. Поскольку подлог документов нередко выступает лишь способом совершения других преступлений, однозначно относить его к преступлениям также нельзя. В связи с этим анализируемое определение, строго говоря, применимо только к специальным видам подлогов, оно не может рассматриваться как обобщенное теоретическое понятие подлога документов.
Подлог документов - это, прежде всего действия, акт сознательного человеческого поведения, деятельности. Сущность подлога заключается в совершении действий определенного характера, определенной направленности. Именно через действия целесообразно определение подлога документов. Эту позицию разделяют большинство исследователей. Однако есть и другие мнения.
В частности, есть мнение, что подлог возможен в результате бездействия . В подтверждение данного тезиса приводится пример исключения при составлении документа сведений, имеющих правовое значение. Предполагается, что противоправность в этом случае возникает не в момент включения в документ требуемых сведений, а при окончании процесса написания документа. До этого действия субъектов вполне правомерны, а решимость совершить подлог (поскольку она не материализована) не наказуема. Обоснование такого утверждения построено по законам формальной, а не диалектической логики. В приведенном случае налицо бездействие, сопряженное с активными действиями (составление документа). Изготовление фиктивного документа путем полного бездействия невозможно, поскольку документ - материальный продукт. Следуя логике, если преступный умысел материализовался после составления документа, то совершенные действия будут являться преступными. Если же фиктивный документ был создан непредумышленно, а после его создания у лица возникло намерение использовать его, то наказуемыми будут исключительно действия по использованию (введению в обращение) подложного документа. Однако если в последнем случае лицо было лишь пассивным субъектом, то его действия либо непреступные, либо подпадают под признаки другого преступления, например халатности. Иными словами, при подлоге документов бездействие невозможно.
Содержание действий при подлоге документов сводится к изготовлению фиктивного документа (полностью или путем частичного изменения) и (или) его использованию. Подлог включает в себя либо изготовление подложного документа, либо его использование, либо обе формы практически одновременно. Понятием «подлог» в широком смысле слова охватывается, во-первых, подделка документов (изготовление фальшивого документа целиком или внесение в подлинный документ исправлений или дополнений, содержащих ложные сведения); во-вторых, использование подлинных документов (их предъявление или представление).
Действия по подделке или использованию подложного документа весьма разнообразны (исправление или уничтожение части текста, внесение дополнительных данных, проставление чужой подписи, нанесение поддельной печати или штампа, предъявление или представление фальсифицированных документов и т.п.). Здесь важно подчеркнуть, что данные действия являются юридически равнозначными, каждое из них образует подлог документов .
Такой подход к понятию «подлога документов» прослеживается и в законодательстве: должностной (служебный) подлог в соответствии с прежним законодательством (УК РСФСР 1922 г., УК РСФСР 1960 г.), в частности, заключался в составлении и выдаче подложных документов, то есть охватывал и конструктивную часть подлога - последующее использование фиктивного продукта.
В статье 292 УК Российской Федерации, устанавливающей ответственность за служебный подлог, действия по использованию подложных документов не предусмотрены. Между тем, подобные действия органически входят в состав других специальных подлогов, регламентированных, к примеру, ст. 142, 185, 303 УК РФ. В самом деле, фальсификация избирательных документов (ст. 142 УК РФ) означает не только их заведомое искажение, но и представление этих документов в соответствующие инстанции, введение содержащихся показателей в сводные данные, иное их обращение . Внесение в проспект эмиссии ценных бумаг заведомо недостоверной информации и иные злоупотребления при выпуске ценных бумаг при условии причинения крупного ущерба (ст. 185 УК РФ) однозначно предполагает подложность таких действий, как регистрация выпуска эмиссионных ценных бумаг, изготовление сертификатов ценных бумаг, размещение эмиссионных ценных бумаг и т.п.
Игнорирование рассматриваемых форм подлога документов, в свою очередь, приводит к ошибочным выводам при квалификации преступлений. Ошибка при этом обычно заключается в том, что использование подложных документов, являющееся конструктивным способом совершения конкретного преступления, отождествляется с собственно подделкой (подлогом) документа. Отсюда делается неправильный вывод о том, что подлог документа является органичным признаком состава иного преступления и не требует самостоятельной квалификации.
Не нуждается в дополнительном обосновании также положение о том, что подлог документов может быть совершен только в форме прямого умысла. Данное положение не является спорным в науке уголовного права. Умышленность действий, реализующих подлог документов, - одно из существенных, дополнительно характеризующих признаков данного понятия.
Одним из дискуссионных вопросов подлога документов в уголовном праве является вопрос об объекте данного преступного посягательства.
В разное время объектами подлога считались: неприкосновенность документов или удостоверительных знаков, документы, чужое имущество, подлинность и истинность исходящих от государственных или общественных предприятий, учреждений документов. Вместе с тем, и сегодня в отношении как непосредственного, так и родового объектов подлога документов ученые не пришли к общему мнению. До недавнего времени общепринятой считалась трехуровневая классификация объектов преступлений (общий, родовой и непосредственный). После принятия Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г., структурировавшего преступления в разделы и главы, стала очевидной необходимость выделения дополнительного объекта - видового. При этом общим объектом преступлений, предусмотренных УК РФ, является совокупность всех охраняемых законом общественных отношений, касающихся прав и свобод граждан, правопорядка, государственной безопасности (ч. 1 ст. 2 УК РФ). Под родовым объектом понимается группа однородных и взаимосвязанных между собой общественных отношений, защищаемых уголовным законодательством. Видовой объект образует группа отношений, которым причиняется вред или создается угроза вреда преступлениями конкретного вида. Непосредственный объект - конкретное общественное отношение, на которое посягает данное преступление.
В некоторых работах была высказана точка зрения о том, что каждый специальный вид подлога документов имеет свой родовой или видовой объект. Содержание данного объекта составляют общественные отношения, на которые посягают преступления, входящие в ту же главу и раздел уголовного кодекса, где находится конкретный состав подлога документов. Поэтому едва ли следует признать теоретически и практически оправданным попытки конструирования специального объекта для различных видов подлога.
Думается, что более правильной основой классификации объектов уголовно-правовой охраны «по вертикали» (общий - родовой (видовой) - непосредственный) следует считать соотношение философских категорий «общее - особенное - отдельное». При этом нужно учитывать положение о том, что общее - это сторона, признак, часть отдельного. Вместе с тем, отдельное включает в себя элементы, не являющиеся общими, оно всегда богаче, конкретнее общего. В связи с этим для установления специального (общего) для различных подлогов документов объекта посягательства необходимо определить однородные, одинаковые специальные отношения, которым причиняется ущерб каждым подлогом.
При определении общего для различных видов подлога документов объекта уголовно-правовой охраны необходимо исходить из деления непосредственного объекта преступления на основной и дополнительный. Под дополнительным объектом следует понимать такое общественное отношение, которое, заслуживая самостоятельной уголовно-правовой охраны, дополняет основной объект и защищается уголовным законом наряду с ним, так как неизбежно ставится в опасность причинения вреда при совершении посягательства на основной объект.
Представляется, что непосредственные объекты различных видов подлогов документов относятся к категории сложных. Данные объекты характеризуются тем, что общественные отношения, их характеризующие, находятся в отношении подчинения. При этом одно из общественных отношений, подпадающее под признаки дополнительного или факультативного обстоятельства, является составной частью другого отношения, которое выступает в качестве основного непосредственного объекта. Поэтому есть все основания утверждать о наличии некоторого общего (группового) объекта для различных видов подлога документов, который, в свою очередь, есть объект подлога документов как общего юридического понятия. Данный объект в определенном смысле является видовым объектом различных подлогов документов, поскольку объединяет их по признаку общности общественных отношений, которым этими преступлениями причиняется вред.
Вместе с тем, рассматриваемый объект наиболее близко примыкает к основному непосредственному объекту общего подлога документов, то есть преступления, предусмотренного ст. 327 УК Российской Федерации. Это связано с тем, что данным составом преступления охватываются любые случаи подделки документов, если они не подпадают под признаки других видов подлогов, предусмотренных отдельными нормами УК РФ.
Сопоставление различных видов подлога документов позволяет заключить, что общим (групповым) объектом преступлений данной группы следует считать совокупность общественных отношений, через которые реализуется информационно-удостоверительная функция государственных, муниципальных или иных официальных органов, предприятий, учреждений, организаций. Другими словами, подлог документов всегда нарушает отношения, обеспечивающие нормальную деятельность государственных (негосударственных) или общественных структур в части создания документов определенного вида, их обращения или использования, официального удостоверения фактов, имеющих юридическое значение, и т.п.
Прежде чем перейти к формулировке определения «подлога документов», скажем несколько слов о его названии. Как известно, для обозначения рассматриваемого явления, помимо термина «подлог», в уголовном праве используются такие слова и словосочетания, как «подделка», «фальсификация», «изготовление поддельных документов» и др. Наличие нескольких синонимичных терминов всегда вызывает у исследователей стремление находить между ними разницу (часто несуществующую), что приводит к искажению их содержания. Поэтому в любой теории всегда важно свести до минимума (в идеале - до одного) синонимичные понятия.
На сегодняшний день это совершенно равные по смыслу понятия, являющиеся, по существу, стилистическими синонимами. Как равнозначные, одинаковые по смыслу данные термины употребляются, пожалуй, во всех работах по рассматриваемой проблематике. Использование законодателем различных терминов при описании однородных составов преступлений можно объяснить лишь стремлением найти наиболее выгодную форму изложения уголовно-правовой нормы. При этом словосочетание «подлог документов» мне представляется наиболее предпочтительным для обозначения преступных посягательств по фальсификации либо использованию фиктивных документов.
Вышеизложенное позволяет сформулировать понятие «подлога документов» в сфере уголовного права как противоправные умышленные действия по изготовлению или использованию поддельных документов, нарушающие информационно-удостоверительную деятельность органов государственной власти и управления, предприятий, учреждений, организаций.


3. Уголовно-правовая характеристика преступления, ответственность за которое предусмотрено статьей 292 УК РФ «Служебный подлог»
3.1.Объект и объективная сторона преступления
Общественная опасность преступления состоит в том, что в результате его совершения может быть нарушено не только нормальное функционирование государственных органов и органов местного самоуправления, но и облегчено совершение других, более опасных, чем сам служебный подлог, преступлений, таких, как злоупотребление должностными полномочиями, различных форм хищений и др.
Объект преступного посягательства - общественные отношения, обеспечивающие нормальную работу государственного аппарата и аппарата местного самоуправления, как в целом, так и отдельных его звеньев.
Обязательным признаком служебного подлога является предмет посягательства - официальный документ.
Под официальным документом понимается письменный акт, выполненный на бумажном или электронном носителе, исходящий от того или иного структурного звена госаппарата, удостоверяющий конкретные факты и события, которые влекут для использующих их лиц определенные юридические последствия. Данные документы должны быть надлежащим образом составлены и содержать необходимые реквизиты (номер, дату, штамп, печать, подпись соответствующего должностного лица). К таковым, в частности, относятся официальные регистрационные книги (например, книги органов ЗАГСа и т.п.), журналы (например, журналы учета информации в дежурных частях ОВД) и другие документы, удостоверяющие определенные события и факты (трудовая книжка, паспорт, удостоверение личности, свидетельство о рождении и т.п.).
Как правило, официальные документы оформляются в письменной форме. Вместе с тем ст. 11 ФЗ от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и ч. 2 ст. 1 ФЗ от 10.01.2002 № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» предусматривают возможность придания юридической силы документу, хранимому, обрабатываемому и передаваемому с помощью автоматизированных и телекоммуникационных систем, которые подтверждаются электронной цифровой подписью. Часть 2 ст. 434 ГК также допускает в качестве одной из форм заключения договоров использование электронных средств связи. Таким образом, официальные документы, выполненные в указанной форме, также будут являться предметом данного преступного посягательства.
Частные документы могут быть предметом посягательства, при условии, что они находятся в ведении государственных органов или организаций.
Объективная сторона основного состава служебного подлога заключается в одном из указанных в законе действий: а) внесении заведомо ложных сведений в официальные документы либо б) внесении в эти документы исправлений, искажающих их подлинное содержание. Условием применения нормы является отсутствие в деянии виновного признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292.1. (описывает два преступления. Первое из них состоит в незаконной выдаче должностным лицом или государственным служащим паспорта гражданина Российской Федерации иностранному гражданину или лицу без гражданства; второе заключается во внесении должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, заведомо ложных сведений в документы, повлекшем незаконное приобретение гражданства РФ).
При первой форме подлога в документ вносятся фиктивные, не соответствующие действительности данные. Однако сам документ сохраняет признаки и реквизиты настоящего. Он изготавливается на официальном бланке, содержит указания должности и фамилии лиц, чьи подписи должны быть на документе и т.д. (интеллектуальный подлог) .
Вторую форму выполнения объективной стороны служебного подлога составляют действия по внесению в официальные документы исправлений, искажающих их действительное содержание. В этом случае в документ, имеющий все необходимые реквизиты и содержащий определенные сведения официального характера, вносятся исправления, в частности, путем подчистки, замены имеющегося там текста или цифр другими, которые искажают его действительное содержание (материальный подлог).
Указание в законе на то, что в действиях субъекта преступления должны отсутствовать признаки преступления, содержащегося в ч. 1 ст. 292.1, означает, что норма, предусматривающая ответственность за служебный подлог, является общей по отношению к специальной, - об ответственности за незаконную выдачу паспорта гражданина Российской Федерации, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобретение гражданства РФ. Согласно правилам квалификации преступлений в случае конкуренции общей и специальной норм предпочтение отдается специальной .
Состав преступления формальный. Преступление окончено (составом) в момент совершения одного из указанных действий вне зависимости от наступления каких-либо материальных общественно опасных последствий. Дальнейшее использование подложного документа требует квалификации по совокупности с соответствующей статьей УК.
Обязательным признаком объективной стороны служебного подлога является его совершение с использованием виновным лицом своих служебных полномочий. Действия субъекта, не связанные с выполнением обязанностей по службе, не могут быть квалифицированы как служебный подлог.
В соответствии с п. 16 постановления Пленума ВС СССР от 30.03.1990 № 4 в случаях, когда виновное лицо использует изготовленные им заведомо фиктивные документы для совершения хищения, его действия надлежит квалифицировать по совокупности двух преступлений: как хищение и как служебный подлог.

3.2. Субъект и субъективная сторона преступления
Субъективная сторона состава преступления характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла. Виновный осознает, что он вносит в документ ложные сведения или исправления, искажающие его действительное содержание, и желает совершить указанные действия.
Обязательным признаком субъективной стороны является мотив - корыстная или иная личная заинтересованность. Корыстная заинтересованность выражается в стремлении виновного, используя свои служебные полномочия, извлечь для себя или других лиц незаконную имущественную выгоду. Понятием иной личной заинтересованности охватываются все иные, противоречащие интересам службы побуждения личного характера (карьеризм, протекционизм, месть, зависть, подхалимство и т.д.).
Неправильное оформление документов по небрежности, невнимательности и в иных подобного рода случаях не образует состава служебного подлога. Такое поведение может влечь дисциплинарную ответственность либо при наличии соответствующих признаков квалифицироваться как халатность.
Субъектом служебного подлога может быть должностное лицо. К должностным лицам относятся две категории специальных субъектов: а) лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителей власти; б) лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.
Выполнение функций по специальному полномочию означает, что лицо исполняет определенные функции, возложенные на него законом (стажеры органов милиции, прокуратуры и др.), нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом. Такие функции могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой (присяжные заседатели и др.) (п. 1 постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2000 № 6).
Понятие представителя власти законодательно определено в примеч. к ст. 318. Отличительной особенностью данной категории должностных лиц является то, что они наделены распорядительными полномочиями в отношении лиц, которые не находятся от них в служебной зависимости, т.е. не подчинены им по службе. В соответствии с п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2000 № 6 к представителям власти следует относить лиц, осуществляющих законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работников государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (например, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов РФ, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ, судьи федеральных судов и мировые судьи, наделенные соответствующими полномочиями работники прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД России и ФСБ России, состоящие на государственной службе аудиторы, государственные инспекторы и контролеры, военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями).
Как отмечалось выше, должностными являются также лица, которые постоянно, временно или по специальному полномочию выполняют организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции. К организационно-распорядительным относят функции, которые включают в себя руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий и т.п. К административно-хозяйственным функциям могут быть, в частности, отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций и учреждений, воинских частей и подразделений, а также совершение иных действий: принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т.п. (п. 3 постановление Пленума ВС РФ от 10.02.2000 № 6).
Следует отметить, что к числу должностных лиц не относятся руководители государственных и муниципальных предприятий. Согласно примеч. 1 к ст. 201 они являются лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях (независимо от формы собственности) и несут ответственность за совершаемые по службе преступления по статьям гл. 23.
Не являются должностными лица, которые выполняют сугубо профессиональные или технические обязанности в государственных и муниципальных образованиях. Однако если наряду или в связи с осуществлением этих обязанностей на данных работников возложено исполнение организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, то в случае их нарушения они будут нести УО как должностные лица (например, врач - за злоупотребление полномочиями при выдаче листов нетрудоспособности или участии в работе ВТЭК по определению инвалидности, призывных комиссий; преподаватель - при выполнении обязанностей, возложенных на него как на члена экзаменационной или квалификационной комиссии и т.д.).
В соответствии со ст. 13 ФЗ от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» государственными гражданскими служащими признаются граждане Российской Федерации, взявшие на себя обязательства по прохождению гражданской службы, осуществляющие профессиональную служебную деятельность на должностях гражданской службы в соответствии с актом о назначении на должность и служебным контрактом за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта РФ.
Муниципальным служащим является гражданин, исполняющий в порядке, определенном муниципальными правовыми актами в соответствии с ФЗ и законами субъектов РФ, обязанности по должности муниципальной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств местного бюджета (ст. 10 ФЗ от 02.03.2007 № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации»).
Квалифицированный вид преступления предусматривает более строгую ответственность за служебный подлог, повлекший существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.
Понятие существенного нарушения является оценочным . При его установлении необходимо учитывать количество потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного вреда, степень отрицательного влияния на нормальную работу государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, других структурных звеньев государственного аппарата (см. п. 9 постановления Пленума ВС СССР от 30.03.1990 № 4). Данное последствие может выражаться в причинении материального вреда, нарушении конституционных прав и свобод граждан, создании помех и сбоев в работе органов государственной власти и государственного управления, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, нарушении общественного порядка, сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений и т.п.
Основной состав служебного подлога - преступление небольшой тяжести - наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет; квалифицированный - средней тяжести - наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Заключение
Проведенное исследование позволяет сделать ряд существенных выводов.
1. В качестве объекта служебного подлога следует рассматривать совокупность общественных отношений, гарантируемых Конституцией Российской Федерации, поставленных под охрану уголовного закона, находящихся в иерархической соподчиненности, в сфере регулирования нормального функционирования управленческих государственных, муниципальных и иных специально уполномоченных структур в соответствии с их целями и задачами, информационного обеспечения принятия и реализации ими управленческих решений, а также обеспечения прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений, организаций.
2. Официальным документом следует признавать влекущие значимые правовые последствия письменные и электронные носители публичной и частной информации, включенные в установленном законом порядке в публичную сферу регулирования правоотношений, одной из сторон которых выступает государство (его органы или специально уполномоченные структуры), обладающие установленными законом реквизитами, позволяющими идентифицировать их содержание и формальные признаки. К предмету служебного подлога следует также относить автоматизированные банки данных, созданные на основе информации, содержащейся в официальных документах.
3. Служебный подлог совершается вопреки интересам государственной или муниципальной службы в целом, ее целям и задачам, а равно вопреки интересам информационного обеспечения принятия и реализации управленческих решений в конкретной области осуществления публичного и связанного с ним частного интереса.
4. Служебный подлог не требует самостоятельной квалификации лишь в тех случаях, когда обозначен законодателем в качестве конструктивного признака состава иного преступления. Во всех остальных случаях служебный подлог, выступая способом совершения или сокрытия иного преступления, подлежит квалификации по правилам реальной совокупности.
5. Служебный подлог совершается из корыстной или иной личной заинтересованности. Конкретные мотивы данного преступления аналогичны мотивам иных должностных преступлений. Деяние, предусмотренное ст. 292 УК РФ, может быть совершено только с прямым умыслом. При отсутствии у должностного лица умысла (например, подписание подложного документа либо внесение в официальный документ не соответствующих действительности сведений по небрежности) содеянное может быть квалифицировано, при наличии к тому оснований, как халатность.

Список использованных источников и литературы
1. Законодательство и официальные документы
1.1. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (УК РФ) (с изменениями и дополнениями на 28 апреля 2009 г.) .- М.: Норма., 2009.
2. Общая и специальная литература
2.1. Борков В. Актуальные вопросы применения нормы о служебном подлоге // Уголовное право. 2008. № 5. С. 8-14.
2.2. Волженкин Б. В. Служебные преступления - М.: Юрист, 2000.
2.3. Грачева Ю.В., Ермакова Л.Д. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А.И. Рарог. - 6-е изд., перераб. и доп. - М.: «Проспект», 2009.
2.4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев). - 9-е изд., перераб. и доп. - М.: «Издательство Юрайт», 2010.
2.5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова). - 6-е изд., перераб. и доп. - М.: «Юрайт-Издат», 2010.
2.6. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под редакцией доктора юридических наук, профессора А.И. Чучаева). - М.: «Юридическая фирма «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2009.
2.7. Постников В.С. Уголовная ответственность за подделу, изготовление, сбыт и использование подложных документов, штампов, печатей, бланков: Автореф. канд. дис. - М., 1999. - С. 10-11.
2.8. Стренин А. С. Соотношение злоупотребления должностными полномочиями и служебного подлога / /Вестник Московского университета. Серия 11, Право. -2002. - № 3. - С. 122 - 132.
2.9. Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. - М., Эксмо, 2005. - С. 211.
2.10. Уголовное право России. Особенная часть. Учебник. 2-е изд., испр и доп. (под редакцией В.П. Ревина, доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки Российской Федерации). - М.: «Юстицинформ», 2009.
2.11. Феркалюк Ю.И. Разграничение служебного подлога и должностного хищения, способом или средством которого является подлог документов // Безопасность бизнеса. 2009. № 4. С. 35-36.
2.12. Феркалюк Ю.И. Государственный или муниципальный служащие, не являющиеся должностными лицами, как субъекты служебного подлога // Муниципальная служба: правовые вопросы. 2009. № 3. С. 27-29.
2.13. Чесноков О. В. Официальный документ как предмет служебного подлога // Общество и право. -2009. - № 2. - С. 121 - 125.
2.14. Чирков А.П. Совершение преступления с использованием своего служебного положения // Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. 2006. № 9. С. 57-60.
3. Судебная и иная практика
3.1. Вопросы уголовного права и уголовного процесса в практике Верховного Суда Российской Федерации: Сборник материалов судебной практики (сост. В.Б. Боровиков, А.В. Галахова, В.В. Демидов). - М.: «Норма», 2008.




Данные о файле

Размер 211 KB
Скачиваний 33

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar