ГлавнаяКаталог работЭкономика → Рынок материально-технических ресурсов РФ 2008
5ка.РФ

Не забывайте помогать другим, кто возможно помог Вам! Это просто, достаточно добавить одну из своих работ на сайт!


Список категорий Поиск по работам Добавить работу
Подробности закачки

Рынок материально-технических ресурсов РФ 2008

СОДЕРЖАНИЕ


Введение 3
1. Динамика рынка материально-технических ресурсов РФ в 2008 г. 4
2. Экономический кризис 2008 г. Особенности взаимодействия с рынком материально-технических ресурсов 19
Заключение 25
Список источников 27

Введение
Общепризнанного определения экономической теории до сих пор нет. Она охватывает такой широкий спектр значений, что при любом кратком определении остаются без внимания какие-либо важные аспекты предмета. Однако основная проблема экономической теории и практики состоит в разрешении противоречия между безграничными потребностями людей и ограниченными ресурсами.
Противоречия экономического развития, связанные с ограниченностью ресурсов, разрешаются путем выбора альтернативных путей их использования с учетом экономической эффективности. К сожалению, мировая и отечественная практика показывает, что принимаемые экономические решения по регулированию рынка ресурсов не всегда верны, что имеет в результате значительные социальные последствия.
Тем не менее, с уверенностью можно сказать, что рынок материально-технических ресурсов является основным показателем экономического состояния общества и его изучение никогда не утратит своей актуальности.
Темой работы является изучение рынка материально-технических ресурсов РФ в 2008 году, который стал, как известно, для России годом перелома в экономической динамике - и тем самым оказался наиболее проблемным для российской экономики за все последнее десятилетие.
Задачей работы является изучение экономических тенденций 2008 г. во взаимосвязи с динамикой рынка материально-технических ресурсов РФ. Особое внимание считаю необходимым уделить вопросам финансового кризиса 2008 г. и его влиянии на рынок материально-технических ресурсов.

1. Динамика рынка материально-технических ресурсов РФ в 2008 г.
Первое полугодие 2008 г., в целом, было отмечено позитивными тенденциями: ВВП продолжал интенсивно расти (в середине года прирост ВВП на 2008 год оценивался в 7.5%).
Это происходило на фоне опережающего роста инвестиций в основной капитал (первый квартал - 23.6%, второй квартал - 17.4% к соответствующему периоду 2007 г.), обеспечивающего быстрое обновление производственного аппарата в ряде отраслей и расширение жилищного строительства. Расширение финансовых возможностей государства позволило существенно расширить финансирование расходов, обеспечивающих долгосрочное развитие российской экономики. Значительные инвестиции направлены в развитие инфраструктуры, капитализацию институтов развития.
Положительное внешнеторговое сальдо и приток прямых иностранных инвестиций вели к быстрому наращиванию золотовалютных резервов, вплоть до уровня в 568.3 млрд. долл. к середине 2008 г.
Результатом мобилизации «нефтяных» доходов (устойчиво исполняемого с профицитом все последние годы) стало быстрое формирование резервных фондов федерального бюджета. Объем Стабилизационного фонда (с начала года разделен на два - Фонд будущих поколений и Фонд национального благосостояния) к концу года составил 3849 млрд. руб. (157 млрд. долл.).
Однако, несбалансированность социально-экономического развития - отчасти связанная еще с наследием 90-х годов, отчасти благоприобретенная в последние годы - привела к формированию ряда зон напряженности, которые и обусловили развитие кризисных процессов в российской экономике во втором полугодии 2008 г. и в начале 2009 г.
Как и в предыдущие годы, рост доходов и потребления населения основывался на отрыве динамики заработной платы от динамики производительности труда. В последние годы (включая начало 2008 г., см. график 1) этот разрыв был примерно 2.5 кратным.
График 1. Динамика валового внутреннего продукта (темпы прироста, %).

График 2. Динамика заработной платы и производительности труда
В последние годы интенсивный рост заработной платы происходил в широком спектре отраслей, причем высокими темпами увеличивались зарплаты не столько в экспорто-сырьевых отраслях (там скачок оплаты труда произошел раньше), сколько в обрабатывающей промышленности и в бюджетном секторе.
Отчасти этот рост связан с возникшим перегревом на рынке труда и структурным дефицитом рабочей силы - что вело к образованию «рынка продавца рабочей силы» (особенно квалифицированного персонала) и, соответственно, к быстрому повышению зарплат.
Такая ситуация создавала сразу несколько узлов напряженности, одновременно существенно снижая конкурентоспособность российской экономики и делая уровень заработной платы чересчур зависимым от притока «нефтяных доходов».
Во-первых, прирост заработной платы - причем, параллельно с не менее быстрым наращиванием инвестиций в основной капитал - был возможен только на основе масштабного притока в экономику доходов чисто конъюнктурного характера.
Во-вторых, теряется конкурентоспособность российских товаров (прежде всего, продукции обрабатывающей промышленности) по отношению к импортным аналогам - особенно из стран-стратегических конкурентов.
Уже в начале 2008 г. российская экономика по уровню оплаты труда (в долларах) превзошла экономики основных стран-конкурентов - Бразилии, Китая и Индии и приблизилась к показателям восточно-европейских стран - новых членов ЕС (см. график 3).
График 3. Уровень оплаты труда в отдельных странах мира (долл. США)
В-третьих, рост заработной платы (и, соответственно, доходов населения) в свою очередь, стимулировал разогрев рынка потребительских кредитов. В итоге, расширение потребительских рынков, шедшее на «двойном разогреве» -и рынка труда, и собственно потребления населения - стало важнейшим фактором экономического роста вплоть до начала кризиса.
Наоборот, синхронное прекращение сверхбыстрого наращивания заработной платы (из-за финансового кризиса предприятий) и остановка роста потребительского кредитования из-за повышения рисков невозвратов стали важным фактором торможения экономического роста в конце года.
Быстрый экономический рост, базировавшийся на притоке внешнеэкономических доходов, маскировал потерю позиций российских компаний на внутренних и внешних рынках. Это проявлялось в опережающем росте импорта по отношению к расширению основных рынков (и потребительского, и инвестиционного, (см. график 4).
При этом, рост общего объема внутренних рынков был настолько интенсивным, что, на фоне стремительного расширения конкурирующего импорта, оставалось пространство и для наращивания внутреннего производства.
График 4. Соотношение динамики импорта и выпуска промышленной продукции (темпы прироста, %)
Вплоть до середины 2008 г. наблюдался стремительный «взрывной» рост инвестиционного импорта. По оценке ЦМАКП, за 2006 г. он увеличился на 46.4%, 2007 г. - на 46.9%, первое полугодие 2008 г. -36.3% (по отношению к первому полугодию 2007 г.).
Такая динамика инвестиционного импорта, отчасти, была сформирована решениями государства об обнулении таможенных пошлин на широкий круг импортируемого оборудования. Это решение было призвано стимулировать максимально быстрое обновление производственного аппарата российских компаний, причем на современной технологической базе. Кроме того, оно стимулировало развертывание в России инвестиционных проектов, организуемых иностранными компаниями (включая проекты по промышленной сборке автомобилей и др.).
Проблема, однако, состояла в том, что стремительный рост импорта технологических решений, воплощенных в уже готовых изделиях (что, по меньшей мере, снимает соответствующие технологические риски) нанесло ущерб сфере разработки и производства российской высокотехнологической продукции. Это связано, в частности, с диспаритетом технологических рисков при закупке отработанной в производстве и эксплуатации импортной продукции - и при вложениях в производство российской (в лучшем случае - не имеющей положительной истории эксплуатации, а в худшем - не завершенной проектированием). Другие факторы: слабость инвестиционного кредитования, отсутствие адекватной системы поддержки поставленной продукции в течение ее жизненного цикла и др. - также снижают конкурентоспособность российской продукции.
В итоге, помимо очевидных выгод, мы получили и определенный отрицательный итог - российский высокотехнологичный сектор лишь в ограниченной степени смог воспользоваться мощным притоком в экономику доходов, связанных с внешнеэкономической конъюнктурой. Разомкнулся цикл «прикладные научные исследования» (финансируются государством и, частично - иностранными заказчиками) - ОКР - производство машин и оборудования - инвестиционный спрос со стороны модернизирующихся отраслей экономики.
В результате роста активного сальдо торгового баланса и притока капитала сложилось устойчивое превышение спроса на валюту над ее предложением. Такое создало возможность проведения монетарными властями политики «сильного рубля», направленной на сдерживание инфляции. Следствием такой политики стало повышение реального курса рубля на 30% по отношению к валютам стран-торговых партнеров России за период 2005-2008 гг.
В результате уже к началу 2007 г. был исчерпан эффект от девальвации 1998 г.: достигнут преддевальвационный уровень реального курса национальной валюты. В 2008 г. соотношение обменного курса и паритета покупательной способности рубля достигло исторического минимума (см. график 5). Это способствовало снижению ценовой конкурентоспособности экономики, росту относительной стоимости факторов производства. Последнее, в свою очередь, стало одной значимых причин слабости российской экономики в условиях кризиса. График 5. Динамика обменного курса рубля и паритета покупательной способности

Если говорить об общем перегреве в инвестиционной сфере оснований недостаточно, то по отношению к перегреву в сфере жилищного строительства - по крайней мере, в мегаполисах - такие основания есть.
Действительно, все последние годы на рынке наблюдались классические признаки перегрева: сочетание быстрого роста объемов подрядных строительных работ и вводов жилья (с 44 м в 2005 г. до 36 м в 2008 г., что соответствует уровню конца 80-х годов) с опережающим повышением цен на жилье. В 2008 г. в Москве он оценивается в 30% (см. график 6). В принципе, это сочетание - сверхбыстрый рост рынка плюс ускоренный рост цен, - само по себе является признаком перегрева рынка.
График 6 Динамика вводов жилья и цен на жилье в Москве
С точки зрения социального эффекта ситуация на рынке жилья была парадоксальной.
С одной стороны, наблюдался быстрый рост вводов жилья, с другой-социальный эффект от него (рост ценовой доступности жилья, сокращение продолжительности ожидания социального жилья и др.) был минимальным, если не отрицательным.
Особенностью ситуации на рынке недвижимости в последние три года стало формирование - классического для ситуации перегрева - цикла роста стоимости недвижимости:
Рост спроса - рост цен - усиление инфляционных ожиданий - возникновение инвестиционного компонента спроса на недвижимость - дальнейший разогрев спроса и рост цен.
По экспертным оценкам, уровень доходности в операциях с жильем (в жилищном строительстве и торговле недвижимости) к середине 2008 г. достигал 50-100%.
Интенсивный рост цен на недвижимость в последние годы имел ряд важных результатов.
Во-первых, перегрев спроса вызвал соответственно ускоренный рост цен на стройматериалы - цемент (особенно, с учетом региональной монополизации рынков) и металлоконструкции. Избыточная загрузка мощностей не позволила в последние годы осуществить модернизацию соответствующих производств, направленную на повышение эффективности (прежде всего, энергоффективности - что особенно актуально для цементной промышленности). Делать это, очевидно, придется уже теперь - в условиях дефицита как собственных, так и заемных финансовых ресурсов.
Во-вторых, рост вводов жилья шел на базе «старых» инфраструктурных сетей, что вело к существенному росту нагрузки на них и, в дальнейшем, потребовало значительных вложений в модернизацию инфраструктурных сетей.
В-третьих, «настройка» всего рынка жилья на высокие цены и уровень доходности бизнеса практически ликвидировала возможность формирования рынка массового жилья, ориентированного, в частности, на обеспечение массовых миграций, связанных с перемещением населения из депрессивных в развивающиеся регионы страны.
2008 год не стал исключением с точки зрения динамики государственных расходов: за год они увеличились на 11.3% (а всего с 2003 г. - более чем вдвое, см. график 7).
При этом, заработная плата в бюджетном секторе (в значительной мере, являющаяся ориентиром для остальных отраслей и секторов экономики - что стало одним из факторов «перегрева») оказалась в значительной степени завязанной на приток дополнительных доходов в бюджет.

График 7. Динамика непроцентных расходов федерального бюджета
Особенностью ситуации, сложившейся в последние годы, стал «странный» разрыв между формированием национальных сбережений и инвестициями.
С одной стороны, приток «нефтедолларов» потребовал создания системы резервных фондов федерального бюджета, в которых накапливалась природная и ценовая рента (по оценке, из каждого доллара повышения цен на баррель нефти государство изымало 86 центов), которая, фактически, выводилась из российского хозяйственного оборота.
В итоге «откачка» ликвидности на счета федерального бюджета, обеспечивавшая стерилизацию денежного предложения, привела к дефициту ликвидности на внутрироссийском рынке. Учитывая интенсивный рост спроса на деньги со стороны быстрорастущих российских компаний и населения, такая ситуация закономерно вела к снижению уровня ликвидности российской банковской системы. Выход банки и крупные российские компании нашли в расширении заимствований на мировых рынках (другая основа стабильности российской финансовой системы - интенсивный приток капитала на российские финансовые рынки).
В результате, объем резервных фондов федерального бюджета к концу 2008 г. составил 225 млрд. долл. - примерно столько же, сколько внешний долг российских компаний (255.3 млрд. долл.).
Это означает, что баланс сбережения и кредитования в России был разрушен: долгосрочные сбережения были ресурсами внешних (американских и европейских) экономик - а кредитные ресурсы российские крупные компании занимали на внешних рынках. Эта модель была самообусловливающейся: важнейшей причиной, по которой российские компании оказались вынуждены обращаться к внешним источникам кредитования, стал как раз дефицит внутренних долгосрочных финансовых ресурсов у банков. Соответственно, высокие риски изъятия этих ресурсов (реально - сбережений населения) привели к повышению процентных ставок и «выталкиванию» российских компаний на внешние финансовые рынки.
В последние годы - и 2008 г. не стал исключением - наблюдался достаточно странный эффект: рост реальных располагаемых доходов населения (в том числе, оплаты труда в бюджетном секторе, реальных пенсий) лишь в очень ограниченной степени сопровождался снижением социальной дифференциации.
На фоне роста реальных располагаемых доходов населения сохранился высокий уровень дифференциации населения по доходам (коэффициент фондов - 16.9 в 2008 г.).
Это означает, что эффект от расширения доходов населения даже в условиях интенсивного экономического роста не распространился на целый ряд массовых социальных групп. Отчасти, это стало результатом сложившейся модели инфляции, характеризующейся ускоренным удорожанием товаров и услуг, потребляемых малообеспеченной частью населения (продуктов питания, медикаментов, услуг ЖКХ и транспорта). За последние два года рост цен на них составил по 118% - что намного выше общего уровня инфляции.
К середине 2008 г. окончательно сформировалась модель «двойной интеграции» российской экономики в глобальную. С одной стороны, нарастал приток иностранных инвестиций в российские нефинансовые предприятия (около 70 млрд. долл. в 2008 г., см. график 8), в том числе, в рамках развития совместных и сборочных производств в автопромышленности, производстве бытовой техники и т. д. (что обеспечивало российским производителям выход на развитые рынки обрабатывающей продукции, приток технологий и др.). С другой стороны, он сопровождался не менее активным вывозом капитала, включая приобретение российскими компаниями месторождений полезных ископаемых, сбытовых сетей и др. (около 50 млрд. долл. в 2008 г.).
Понятно, что такой баланс, связанный с различными мотивациями разных групп субъектов экономики не мог не быть достаточно напряженным. В условиях прекращения притока капитала в условиях кризиса сохранение и даже усиление его оттока сформировало один из наиболее острых проблемных узлов нашей экономики.
График 8. Динамика прямых иностранных инвестиций в нефинансовые предприятия и вывоза капитала из России (млрд. долл.)

В целом, ключевая особенность развития российской экономики в последние годы - ее адаптация к условиям значительного притока ресурсных доходов и наличию избыточной (соответственно, дешевой) ликвидности на мировых финансовых рынках. Эта адаптация выразилась в поведении всех основных субъектов экономики:
- компаний реального сектора - одновременно интенсивно повышавшего заработную плату и инвестиции населения, быстро наращивающих заимствования на мировых финансовых рынках в ожидании дальнейшего ускоренного роста доходов и активно обменивавшихся активами с зарубежными партнерами, встраиваясь в глобальные цепочки создания добавленной стоимости.
- финансовых институтов - наращивавших кредитование высокорискованных видов деятельности и активно заимствовавших ресурсы на мировых финансовых рынках;
- - населения - наращивавшего объем задолженности по потребительским и ипотечным кредитам в ожидании дальнейшего быстрого роста доходов;
- федерального бюджета - обеспечивавшего стерилизацию избыточной денежной ликвидности и, одновременно, наращивавших уровень расходов социального характера.
Эти же условия предопределили и особенности российской экономической политики последних лет, направленной одновременно и на повышение финансовой устойчивости (понимаемой как накопление резервов различного характера), и на решение социальных задач. В последние два года к ним добавилось решение новых задач, связанных с активной модернизацией экономики, в том числе через создание и капитализацию институтов развития, стимулирование притока иностранных инвестиций и транснационализации российских компаний.
Основной тенденцией 2008 г. явилось распространение влияния кризисных явлений в финансовой сфере на реальный сектор экономики.
В условиях сильной зависимости российских предприятий от внешних источников финансирования (отношение собственных средств к валюте баланса в большинстве отраслей составляет 30-40%, а в строительстве и розничной торговле 13% и 17% соответственно), распространение кризисных явлений в денежно-кредитной сфере неизбежно отражается на операционных показателях деятельности реального сектора экономики.
Так, на 1 ноября 2008 г. по показателю прибыли по основным видам деятельности явно отсутствует сезонный прирост (темп роста к соответствующему периоду прошлого года составил лишь 10,8% , в 2007 году этот показатель составлял 24,2 процента).


В добыче природных ископаемых, тем не менее, продолжился прирост прибыли, хотя темпы прироста заметно снизились (если с января по сентябрь темпы прироста прибыли в % к соответствующему периоду предыдущего года составляли от 60 до 100% то за период январь-октябрь прирост составил 39,1% к тому же периоду 2007 года), что объясняется отложенным эффектом высоких цен летом 2008 года. Но, начиная с сентября, цены на полезные ископаемые падали на фоне общего снижения динамики добычи (за сентябрь на 1,7%, за октябрь - на 0,7%, за ноябрь уже на 5,8% к предыдущему месяцу). Таким образом, можно говорить о формировании тренда, и, по результатам четвертого квартала, в отрасли происходит резкое снижение всех операционных показателей.
Во всех остальных отраслях наблюдалось снижение прибыли к показателям соответствующего периода 2007 года. Наиболее существенно снизились показатели транспорта и связи (снижение прибыли за период с января по октябрь на 0,5% в 2008г по сравнению с сезонным ростом за тот же период на 54,9% в 2007 году).
Всего же сумма убытка по всем отраслям составила 1 089,3 млрд. руб., что в 3,9 раза превышает данный показатель за январь-октябрь 2007 года - 306,8 млрд. рублей Наибольшую сумму убытков нарастающим итогом с начала года показали обрабатывающие производства (198,3% к соответствующему периоду 2007 года), транспорт и связь (195,5% к январю-октябрю 2007 года).
Замедление динамики выпуска продукции добывающих и обрабатывающих отраслей особенно заметно в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий, а также в химическом производстве. Так, в конце третьего - начале четвертого квартала произошло снижение показателя «отгружено товаров», особенно в таких отраслях, как металлургическое производство и производство готовых металлических изделий (-9% за сентябрь и -17% за октябрь к предыдущему месяцу), химическое производство (-2% за сентябрь и -14% за октябрь к предыдущему месяцу), что особенно ярко видно в сравнении с предыдущим годом, когда наблюдался сезонный рост объема продаж (за октябрь на 8% и 6% соответственно). Во многом изменение показателя связано со снижением цен на металлы - после длительного периода роста с апреля по июль, в октябре-ноябре наметился спад цен, особенно это заметно в цветной металлургии, и на продукцию химического производства (особенно на удобрения), где также после периода роста с января по август в октябре - ноябре произошло резкое снижение цен.
Таким образом, несмотря на сохранение эффекта от высоких цен июля, в октябре-ноябре 2008 г. уже сформировались все признаки спада в реальном секторе экономики, а именно: сокращение объемов производства, цен и, соответственно, прибыли предприятий.
Сокращение денежного предложения при высокой степени зависимости предприятий от внешнего финансирования и отсутствии собственных оборотных средств, приводит к ухудшению способности предприятий своевременно и в полном объеме производить выплаты по взаиморасчетам с контрагентами по заработной плате, по займам и кредитам и другим.
По предварительным данным, на 1 ноября суммарная задолженность организаций за октябрь практически осталась на уровне сентября, составив 27 423,9 млрд. рублей, что на 1,5% выше сентябрьского уровня (в 2007 г. значение показателя также мало изменилось, по отношению к сентябрю рост составил 0,1 процента). Однако просроченная задолженность выросла на 6,3% по отношению к предыдущему месяцу (в 2007 году данный показатель сократился на 1,7 процента).
В октябре 2008 года произошло незначительное увеличение кредиторской задолженности по сравнению с сентябрем. Показатель составил 13 490,2 млрд. руб., что на 0,2% выше значения предыдущего месяца, в то время как в 2007г наблюдалось снижение показателя к предыдущему месяцу на 0,4 процента).
Темп прироста просроченной кредиторской задолженности составил 6,7% за октябрь 2008 г., по сравнению со снижением данного показателя в 2007г на 1,5 процента.
Темп прироста дебиторской задолженности в октябре 2008 г. также не сильно отличался от темпа роста данного показателя в 2007 году, составив 1% к сентябрю (в 2007 г. - 0,7 процента). Просроченная дебиторская задолженность выросла на 4,6% (в октябре 2007 г. показатель уменьшился на 10,5% по отношению к предыдущему периоду).
Таким образом, налицо было явное опережение темпов роста просроченной задолженности, что свидетельствует об ухудшении качества взаиморасчетов между предприятиями.
В общем объеме просроченной задолженности по заработной плате 40% приходится на обрабатывающие производства, 15% - на транспорт, 14% - на строительство и 11% - на сельское хозяйство.
2. Экономический кризис 2008 г. Особенности взаимодействия с рынком материально-технических ресурсов
Развитие экономического кризиса в 2008 г. последовательно реализовало все те зоны слабостей и узлы противоречий, которые накопились в российской экономике в предшествующий период.
При этом, уже в 2008 г. кризис прошел три фазы, существенно различающиеся по механизмам развития: «выход из перегрева» (май-август 2008 г.), «проекция внешнего шока» (сентябрь-октябрь 2008 г.) и «кризис внутренней экономической политики» (с ноября 2008 г.).
На первой стадии основным фактором, втягивавшим российскую экономику в кризис, стала реализация его собственного кризисного потенциала.
С мая наметилась стабилизация (с исключенной сезонностью) динамики инвестиций в основной капитал (см. график 10). Основной зоной кризиса стали инвестиции в жилищное строительство в крупных городах (Москва, С.Петербург), где в предшествующий период наблюдался явный перегрев.
Несколько позже -в июле-августе - наметилась стабилизация (или даже снижение в ряде отраслей объемов промышленного производства
График 10. Помесячная динамика инвестиций в основной капитал (2007-2009 гг., в ценах января 2003 г. сезонность исключена)

В августе, на волне раскручивающегося мирового кризиса и негативного внешнеполитического фона произошел массовый выход иностранных капиталов с российских финансовых рынков.
Одним из немедленных результатов стало схлопывание «пузыря» на российских фондовых рынках. Индекс ММВБ снизился с 1700 пунктов в июле до 500 пунктов в октябре. Тем самым был закончен период интенсивного привлечения на российский финансовый рынок средств внешних финансовых инвесторов - Россия так и не стала для спекулятивных капиталов «тихой гаванью».
На втором этапе основным двигателем кризиса стала кризисная адаптация российской экономики к быстрому ухудшению внешнеэкономической конъюнктуры.
Эта адаптация имела два вектора - финансовый (в кредитно-денежной и, отчасти, бюджетной сфере) и производственный.
Отток капитала из России(сентябрь-октябрь, суммарно - 84,3 млрд. долл.), ставший прямым следствием глобальных процессов, быстро привел к нарастанию давления на платежный баланс и на устойчивость банковской системы. Причем, предпринятые меры по стабилизации банковской системы (в т.ч. выдача беззалоговых кредитов Банка России в объеме 1770 млрд. руб.) привели, главным образом, к росту давления на валютный рынок. Так, в течение сентября-декабря 2008 г. объемы средств, выделяемые на поддержку банковской системы, и вывоз капитала, практически были равны друг другу. Соответственно, спрос на валюту возрос практически в той же мере, что и объем кредитной поддержки банков.
Такая ситуация привела к двум результатам. Во-первых, рост спроса на валюту, связанный как с чисто спекулятивным мотивом, так и со стремлением защититься от девальвационных рисков сделал эти риски самореализующимися. Обменный курс возрос с 23,44 руб. за доллар в конце июля до 26,54 в конце октября - и сохранял устойчивую тенденцию к росту (см. график 11).
Во-вторых, накачивание валютой банковских балансов привело к диспаритету активов и обязательств: рублевым активам (включая кредиты предприятиям) противостояли валютные пассивы банков. Такая ситуация вела к дальнейшему свертыванию кредитной активности банков и провоцировала наращивание неплатежей как между компаниями, так и по отношению к самим банкам: объем просроченной задолженности по кредитам возрос с 115 млрд. руб. в конце августа до 173 млрд. руб. в конце октября. В конце декабря он составил 261 млрд. руб., а к концу февраля - почти 400 млрд. руб.
График 11. Обменный курс рубля к доллару и евро (руб.)

Одновременно стал развертываться - теперь уже полноценный - кризис в реальном секторе экономики. Сжатие рынков сырьевых товаров и снижение цен на сырье быстро привели к кризису экспорто-ориентированных отраслей.
Вторая волна кризиса в производственном секторе шла от инвестиций в основной капитал. Их объем стал быстро сокращаться, что хорошо видно по данным о росте инвестиций. В августе соответствующий темп роста составил 110,6%, а в октябре он сократился до 105,3% (к соответствующему периоду прошлого года).
В итоге, наметился значительный спад в группе инвестиционно-ориентированных отраслей: металлургии (на которую пришелся двойной удар, связанный и с падением доходов от внешнеэкономической деятельности, и со сжатием инвестиционного спроса), производстве строительных материалов, производстве инвестиционного оборудования.
Ключевым фактором, поддерживавшим экономическую динамику в этот период стал рост потребления населения. Расширению оборота розничной торговли способствовали, с одной стороны, наращивание доходов населения, с другой стороны - повышение нормы потребления. Подобная ситуация типична для ранней фазы экономического кризиса - однако, неизбежно сменится снижением динамики потребления в (практически неизбежной) ситуации падения физических объемов потребления населения.
Наконец, третий период кризиса начался в ноябре. Основная характеристика этого периода - активное воздействие на характер кризиса мер монетарной политики.
Эта политика была в высшей степени своеобразной. С одной стороны, государство стремилось ограничить девальвационный потенциал российской экономики. Важнейшим инструментом этого стал переход к политике «дорогих денег»: ставка рефинансирования Банка России последовательно повышалась. С минимального уровня в 10% в начале 2008 г. она повысилась до 13% с 1 декабря 2008 г.
Прямым результатом этого (с учетом роста рисков кредитования) стало резкое снижение кредитной активности российских банков, особенно в части краткосрочного кредитования. Объем краткосрочных (до трех месяцев) банковских кредитов уменьшился в реальном выражении в декабре по сравнению с прошлым годом на 12%. Это, в свою очередь, существенно ухудшило условия финансирования оборотного капитала компаний.
Одновременно проводилась политика плавной девальвации рубля. По отношению к бивалютной корзине в октябре курс ослаб на 0,4%, в ноябре - на 2,9%, в декабре - на 10,2%, в январе -на 13,0%. Затягивание процесса коррекции обменного курса вело к последовательному усилению девальвационных ожиданий, и, соответственно, оттока капитала из страны.
В результате сочетания ряда негативных факторов - прежде всего, кризиса доходов компаний, вызванного снижением как мировых цен на сырье, так и внутреннего инвестиционного спроса, и, одновременно, ухудшением условий кредитования, стало быстрое нарастание проблем в финансировании оборотных средств компаний. В итоге - ухудшение финансового положения компаний и, главное, общее снижение их доверия друг к другу.
Результатом кризиса с оборотными средствами предприятий стала новая волна спада производства (ноябрь 2008 г.), имевшая практически фронтальный характер. Этот спад охватил даже те производства, где сохранялся довольно интенсивный рост спроса, главным образом потребительского (хороший пример - группа производств продуктов питания).
Среди других элементов, обозначивших качественный переход в развитии российской экономики в конце 2008 года, можно выделить следующие:
- кризис региональных бюджетов, связанный с размыванием их доходной базы;
- начало заметной экономии компаний на заработной плате, а также высвобождение занятых в ряде компаний. Пока потери населения от кризиса относительно ограничены. Главным их проявлением (не считая «очагового» снижения зарплат в отдельных компаниях - случаев ярких, но относительно малораспространенных) стало массовое отсутствие выплат бонусов и премий по итогам года.
Высвобождение занятых (за четвертый квартал прирост безработицы по методологии МОТ составил 1,1 млн. чел, с 6,2% экономически активного населения до 7,7%) пока тоже имеет скорее очаговый характер. В основном, в большом масштабе оно коснулось пока «старопромышленных» регионов, прежде всего - металлургических, а также офисных служащих в крупных городах.
Отчасти, высвобождение работников сдерживает политика самих компаний, стремящихся сохранить ядро носителей компетенций, соответствующих требованиям производства, отчасти - позиция руководителей субъектов Российской Федерации, на которые ляжет нагрузка по поддержанию социальной стабильности в своих регионах.
Таким образом, наиболее уязвимыми звеньями российского рынка материально-технических ресурсов оказались именно те, с развитием которых связывались наибольшие надежды на повышение устойчивости и качества экономического роста: банковская система и финансовые рынки, оказавшиеся под ударом из-за оттока ликвидности с российского рынка; быстро развивающийся строительный комплекс в крупных городах; обрабатывающие (прежде всего, инвестиционно-ориентированные) производства; бюджетная система, переходящая к дефициту на фоне сокращения ряда видов расходов.


Заключение
Рынок МТР России 2008 г. имел характерные черты:
Во-первых, компании начали испытывать нехватку денежных средств не только на инвестиции, но и на обслуживание текущего производственного процесса. Отсутствие доступа к кредитным ресурсам для покрытия кассовых разрывов привело к невозможности как приобрести сырье, материалы, комплектующие и т. п., так и расплатиться по обязательствам перед контрагентами. В результате в компаниях начались простои. Эти проблемы возникают во всех отраслях экономики, но наиболее характерны для компаний с длительным производственным циклом.
С другой стороны, по тем же причинам начали задерживать платежи потребители товаров и услуг, что только привело к росту кредиторской и дебиторской задолженности.
Во-вторых, проблемы с привлечением кредитов на фоне снижения платежеспособного спроса на недвижимость привели к заморозке строек девелоперскими и строительными компаниями. В результате по технологической цепочке сокращение спроса со стороны строителей затронуло промышленность стройматериалов.
В-третьих, одной из причин уменьшения денежных средств у предприятий, которые предназначены для поддержки текущего производства, стало увеличение нагрузки по обслуживанию долговых обязательств. Это связано с резким сокращением возможности рефинансирования долгов, а также ростом рублевой стоимости обслуживания долгов в иностранной валюте в результате девальвации рубля. Со стороны контрагентов на фоне негативных ожиданий активизируются процессы предъявления оферт, истребований долгов и т. п. Это наносит ущерб финансовой устойчивости компаний, что ведет к приостановке поставок и, соответственно, росту простоев и неплатежей.
В результате компании, столкнувшиеся с долговыми проблемами, вынуждены экономить средства и откладывать их для выполнения долговых обязательств, даже в ущерб производству. Банкротство страшнее недополученой прибыли. Наиболее высокая долговая нагрузка у строительных компаний, компаний пищевого сектора и сельского хозяйства, у розничных сетей, финансовых организаций и авиаперевозчиков.
В-четвертых, падение как внешнего, так и внутреннего спроса послужило сигналом для сокращения производства товаров и услуг в экспортоориентированных отраслях. Результатом снижения внешнего спроса, в силу начавшейся рецессии в ведущих мировых экономиках, стало сокращение экспортных поставок.
Сейчас, в условиях резкого сокращения притока внешних ресурсов развития (сырьевой ренты, притока инвестиций), который мог перераспределяться от сырьевого сектора в обрабатывающую промышленность, науку и сектор высоких технологий, на развитие человеческого капитала, необходимо искать новые пути модернизации и повышения эффективности российской экономики, в том числе, связанные с кризисной расчисткой неэффективных и устаревших производств и поиска инновационных решений для сохранения и укрепления позиций РФ на мировых рынках.

Список источников
1. Асемоглу Д. Кризис 2008 года: структурные уроки для экономики // Terra Economicus (Экономический вестник Ростовского государственного университета). 2009. Т. 7. № 2. С. 9-17.
2. Болонин А.И. Влияние кризиса 2008 г. на финансовую систему РФ // Транспортное дело России. 2009. № 5. С. 83-86.
3. Бугаян И.Р.Глобальный финансовый кризис 2008 года - следствие нарушения меры соотношения хозяйства и офинансонизированной экономики // Философия хозяйства. 2008. № 12. С. 46-52.
4. Ершов М. Кризис 2008 года: «момент истины» для глобальной экономики и новые возможности для России // Вопросы экономики. 2008. № 12. С. 4-26.
5. Круглов В. Н. Комплексный анализ развития экономики 2008 г. // Региональная экономика: теория и практика. 2009. № 36. С. 54-58.
6. Стародубровский В. От перегрева к переохлаждению: российская экономика в 2008 году // Экономическая политика. 2009. № 2. С. 150-207.
Интернет-ресурсы:
Официальные аналитические документы с сайта Министерства экономического развития Российской Федерации: Основные показатели социально-экономического развития Российской Федерации за 2008 г. - http://www.budgetrf.ru/Publications/mert_new/2008/MERT_NEW200901031801/MERT_NEW200901031801_000.htm




Данные о файле

Размер 496.5 KB
Скачиваний 45

Скачать



* Все работы проверены антивирусом и отсортированы. Если работа плохо отображается на сайте, скачивайте архив. Требуется WinZip, WinRar